по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Волосы как объект семиотической концептуализации тела
Крейдлин Григорий Ефимович

доктор филологических наук

профессор, Институт лингвистики, кафедра русского языка, Российский государственный гуманитарный университет

125993, Россия, г. Москва, Миусская площадь, 6, ГСП 3

Kreidlin Grigorii

Doctor of Philology

professor at Institute of Linguistics, Department of the Russian Language at Russian State University for the Humanities

125993, Russia, Moscow, Miusskaya ploshchad', 6, GSP 3

gekr@iitp.ru
Хесед Лидия Александровна

кандидат филологических наук

менеджер проектов, отдел искусств, Британский Совет / Отдел культуры Посольства Великобритании в Москве

109189, Россия, г. Москва, ул. Николоямская, 1

Khesed Lidiia

PhD in Philology

project manager of the Department of Arts at British Council / Department of Culture under the British Embassy in Moscow

109189, Russia, Moscow, str. Nikoloyamskaya, 1

lidakhe@yandex.ru

Аннотация.

Предметом исследования является семиотическая концептуализация соматического объекта «волосы (на голове человека)», относящегося к классу телесных покровов. Построение семиотической концептуализации волос предполагает: (а) анализ представлений носителей бытового русского языка и русской культуры о волосах, в частности, об их роли в формировании внешнего облика человека и об их эстетической функции, (б) описание основных характеристик волос, а также (в) изучение особенностей выражения этих характеристик в русском естественном языке и русском невербальном коде. Методом исследования является признаковый подход, суть которого состоит в последовательном выделении и описании структурных, физических и функциональных признаков волос, значений этих признаков и способов их отражения в коммуникации. В статье проводится анализ семантической структуры слова «волосы», описываются жестовые соматизмы и собственно жесты с участием волос. Особое внимание уделяется признаку культурной символизации волос, находящему отражение в текстах русских паремий. Научная новизна исследования обусловлена как собственно его предметом – это первая работа в области лингвистики и невербальной семиотики, всецело посвящённая объекту и слову «волосы», – так и применением мультимодального подхода, который позволяет определить соотношения между знаками русских вербального и невербального кодов. Результаты исследования дополняют и уточняют данные русских объяснительных и жестовых словарей, а используемая методология представляет собой универсальную модель для последующих работ, посвящённых построению семиотической концептуализации тела и телесности.

Ключевые слова: волосы, жест, коммуникация, культура, невербальная семиотика, признак, русский язык, семантика, семиотическая концептуализация, тело

УДК:

8:81

DOI:

10.7256/2409-8698.2016.3.20016

Дата направления в редакцию:

08-08-2016


Дата рецензирования:

08-08-2016


Дата публикации:

08-09-2016


Работа выполнена в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ «Телесные манифестации ментальной и психической деятельности человека» (проект 16-34-00023)

Abstract.

The subject of the research is the semiotic conceptualizatino of a somatic object 'hair' (on one's head) as a kind of bodily cover. According to the authors, semiotic conceptualization of hair involves a) analysis of the ideas on hair represented by Russian-speakers and representatives of Russian culture, in particular, their views on the role of hair in the formation of one's appearance and their aesthetic function, b) description of the main characteristics of hair, and c) peculiarities of how these features are expressed in the Russian language and Russian non-verbal code. The research method used by the author is the feature approach that implies sequential analysis and description of structural, physical and functional attributes of hair, the role of these attributes and the ways of their expression in communication. The authors of the article analyze the semantic structure of the word 'hair' and describes somatic signs and gestures that involve hair. Special attention is paid to the feature of the cultural symbolization of hair reflected in Russian proverbs. The scientific novelty of the research is caused both by the authors' selection of the research subject because it is the first research devoted to the object and word 'hair' in the sphere of linguistics and non-verbal semiotics and by the authors' application of a multi-modal approach that allows to define the relationship between signs of Russian verbal and non-verbal codes. The results of the research complete and clarify data of Russian explanatory and gesture dictionaries and the methodology used by the authors represents a universal model for further researches on semiotic conceptualization of body and physicality. 

Keywords:

body, semiotic conceptualization, semantics, Russian, attribute, non-verbal semiotics, culture, communication, gesture, hair

1. Введение и постановка задачи

Поясним сначала некоторые важные понятия, которые широко используются в данной работе.

Семиотическая концептуализация тела призвана отразить то, как тело и другие телесные, или, иначе, соматические, объекты представлены в данном естественном языке и в соответствующем ему языке тела, включающем в себя язык жестов, поз, выражений лица, знаковых телодвижений и других невербальных единиц.

Соматические объекты – это тело и его части (например, голова или рука), части частей тела (пальцы, ноздри), органы (печень, половые органы), жидкости (кровь, пот, слёзы), особые места человеческого тела (подмышка, ложбинка, пупок), наросты (горб, прыщ) и многие другие объекты.

Семиотическая концептуализация тела – это модель, которая описывает что и как обычный, не искушённый в науке носитель языка говорит о теле и других телесных объектах, а также то, как человек пользуется телом в устных коммуникативных актах, разных по тематике, жанру и стилю. Она складывается из большой совокупности соматических объектов, признаков объектов и их языковых имён, жестов, совершаемых телом и над телом и некоторых других составляющих [10],[11],[13]. Описать какой-либо соматический объект фактически означает построить фрагмент его семиотической концептуализации применительно к данному естественному языку и языку тела.

В данной статье описывается соматический объект, имеющий в русском языке стандартное обозначение волосы <на голове> . Речь пойдёт о том, какие представления связывают русские люди с волосами и их признаками, и о роли, какую, по мнению русских людей, играют волосы в формировании внешнего облика и телесного поведения человека. Кроме того, описываются значения и синтаксические свойства многих языковых и жестовых знаков, связанных с волосами.

Семиотическая концептуализация волос строится в рамках особого признакового подхода [9],[10],[11],[12],[13]. К задачам, которые можно эффективно решать с использованием понятийного аппарата и инструментария признакового подхода, относятся лингвистический и, шире, семиотический анализ соматических объектов и их языковых номинаций, признаков соматических объектов и их значений (вместе с анализом их имён), а также описание жестов, исполняемых с участием тех или иных соматических объектов.

Мы не случайно выбрали волосы объектом нашего исследования. Во-первых, волосы являются одним из элементов класса соматических объектов, получившего название телесные покровы , в который также входят кожа (кожный покров) и ногти (роговой покров). Во-вторых, волосы, насколько нам известно, ещё не были объектом лингвистического и семиотического, анализа. В-третьих, с волосами связаны некоторые ключевые для русской культуры представления о теле человека и о взаимоотношениях человека и его тела с окружающим миром. И, наконец, в-четвёртых, многие признаки волос имеют семантически или культурно выделенные значения [9], и в первую очередь это касается признаков размера, формы и цвета.

Под семантически выделенным значением признака мы понимаем ту дополнительную смысловую нагрузку, которую несёт языковая единица, служащая средством выражения этого значения, обычно это информация об обладателе объекта с этим признаком. Например, высказывание У Пети кривые руки говорит нечто не только о форме рук Пети, но и характеризует Петю как плохо делающего что-то или не умеющего делать что-то нужное или полезное. Иными словами, сочетание кривые руки является языковым выражением семантически выделенного значения признака «форма рук». Под культурно выделенным значением признака мы имеем в виду его важность для правильного осмысления культурного контекста употребления самого признака. Так, признак «цвет щёк» имеет выделенные значения /розовые/ и /белые/, поскольку сочетания розовые щёки и белые щёки говорят не только о цвете щёк, но и о физическом здоровье или нездоровье человека, а также о некоторых свойствах его тела.

Ниже мы опишем основные составляющие русской семиотической концептуализации волос, а именно само слово волосы и некоторые родственные ему слова (раздел 2).

Затем последовательно остановимся на трёх основных видах признаков волос, а именно на физических (раздел 3), структурных (раздел 4) и функциональных (раздел 5) признаках. При этом признаки будут рассматриваться вместе с их значениями, прежде всего, семантически и культурно выделенными.

Особое внимание мы уделим фразеологическим единицам и телесным знакам, связанным с теми или иными характеристиками волос (разделы 6 и 7 соответственно).

Всякий раз описание будет сопровождаться примерами наиболее типичных языковых или неязыковых способов выражения признаков или их значений.

2. Слово «волосы»

Основное значение слова волосы (далее – лексема ВОЛОСЫ 1) можно представить как ‘похожие на нити, тонкие телесные объекты, прикреплённые одним концом к голове’. ВОЛОСЫ 1является формой множественного числа от лексемы ВОЛОС 1 (‘похожий на нить, тонкий телесный объект…’). Типичное употребление этой лексемы можно проиллюстрировать примером (1) Я нашла у себя пять седых волос . Слово волосы в значении ВОЛОСЫ 1, это, тем самым, счётное имя.

Предложенное толкование лексемы ВОЛОСЫ 1 отражает только одно из возможных наивных представлений русских людей о волосах, и оно с точностью до отдельных, хотя и существенных, на наш взгляд, деталей совпадает с описаниями, содержащимися в рассмотренных нами толковых словарях [4],[15],[18]. Так, В. И. Даль понимает под волосами ‘роговистые, трубчатые нити, растущие на теле человека и большей части млекопитающих’ [4, c. 235], а в словаре С. И. Ожегова и Н. Ю. Шведовой встречаем такое описание значения слова волос : ‘тонкое роговое нитевидное образование, растущее на коже человека, млекопитающего’ [18, c. 98-99]. При этом в последнем словаре отмечается особое употребление слова волосы как обозначения растительности на голове (см. более подробно об этом употреблении ниже).

Важно подчеркнуть, что смысловые компоненты ‘роговой’ и ‘роговистый’, которые содержатся в процитированных словарных толкованиях, отражают не наивную, а научную картину мира, а потому их не следует, на наш взгляд, включать в толкования языковых единиц. Что же касается элемента ‘нитевидный’, то мы вместо него предлагаем ввести в толкование более простое его смысловое разложение, а именно ‘похожий на нить’.

Помимо основного значения, у слова волосы есть ещё одно весьма употребительное значение ‘масса ВОЛОС 1’ (лексема ВОЛОСЫ 2), производное от основного. В этом значении существительное волосы является Pl. Tant. и относится к группе имён mass nouns, или, иными словами, к языковым обозначениям нерасчленённых несчётных совокупностей (не случайно волосы (ВОЛОСЫ 2) образно называют растительностью <на голове >, например, такое описание одного из значений слова волосы можно встретить в Словаре языка А. С. Пушкина [20]). В этом значении слово волосы выступает, например, в таких сочетаниях, как густые волосы , уход за волосами или секрет роскошных волос .

3. Физические признаки волос

3.1. Размер волос

Говоря о волосах, люди отмечают, прежде всего, их размер и форму, поскольку c этими характеристиками волос, как и с их цветом, связаны важнейшие эстетические свойства внешнего облика человека, такие, как его ухоженность или неряшливость, привлекательность или невзрачность, красота или неприглядность.

Размер волос, как и размер многих других соматических объектов, бывает абсолютным и относительным. Абсолютный размер телесного объекта – это его размер безотносительно какой-либо пространственной оси, а относительный размер – это размер вдоль такой оси.

3.1.1. Абсолютный размер волос и некоторые связанные с ним признаки

Абсолютный размер волос – это обозначение размера волос, понимаемых как ВОЛОСЫ 1. Этот размер совпадает с относительным размером волос вдоль вертикальной оси, поскольку нормальное положение волос – сверху вниз. Поэтому абсолютным размером волос является их длина, и мы говорим длинные волосы или короткие волосы .

Замечание (о признаке «количество волос»):

Часто наряду с указанием на абсолютный размер волос в текстах встречается обозначение количества волос, характерное для лексемы ВОЛОСЫ 2. Стандартные языковые выражения количества <чего-либо> в русском языке – это наречия много и мало , ср. много воды , много травы , мало еды . Поэтому размер ВОЛОС 2 передаётся такими сочетаниями, как много волос (‘большое количество’) или мало волос (‘малое количество’).

Прежде, чем перейти к анализу типовых способов выражения относительного размера волос, остановимся на некоторых других признаках, косвенно связанных с абсолютным размером и количеством волос. К ним относятся, в частности, густота и объём волос.

Признак «густота волос» указывает как на степень близости расположения волос друг к другу, так и на их количество. Полярные значения этого признака обычно обозначаются словами густой (‘большая степень близости и большое количество’) и редкий или жидкий (‘малая степень близости и малое количество’), ср. предложение (2) Сняв шапку , ероша русые густые волосы, комиссар стал диктовать (А. Бек. В последний час).

Не следует думать, что теснота расположения волос на голове сама по себе предполагает их большое количество. Так, слипшиеся на голове волосы – это тоже волосы, тесно расположенные и плотно прилегающие друг к другу, но их на голове может быть немного, что показывает правильное сочетание редкие слипшиеся волосы. Иными словами, сочетания слипшиеся волосы и густые волосы имеют общий смысловой компонент ‘волосы, расположенные близко один к другому’, однако в первом из них нет указания на большое количество волос, а во втором есть.

Теперь о признаке «объём волос». Он характеризует величину занимаемого волосами пространства на голове человека, и среди его значений выделяются две полярные величины /большой <объём>/ и /малый <объём>/. Значение большого объёма волос может выражаться в русском языке специальными единицами, такими, как, например, слово пышные , ср. пышные волосы .

Поскольку большой объём волос оценивается как красивый, были разработаны специальные способы увеличения объёма волос, или, как говорят, придания им объёма . Назначение этих способов – создать иллюзию большого количества волос на голове и тем самым увеличить их эстетическую привлекательность.

3.1.2. Относительный размер волос

Характеризуя относительный размер волос, имеют в виду их длину и толщину. Для обозначения длины волос, помимо сочетаний длинные волосы и короткие волосы , используются также синтаксически более сложные конструкции, например, сравнительные, ср. (3) Девица в <...> пилотке на волосах, похожих на мелкие жёлтые стружки (Ю. Буйда. Щина).

Здесь нам хотелось бы высказать одно соображение по поводу семантики прилагательного длинный . Это прилагательное было подвергнуто тщательному анализу в статье Е. В. Рахилиной, посвящённой семантике размера [19]. В ней Е. В. Рахилина определяет значение прилагательного длинный безотносительно того типа объектов, к которым оно присоединяется. Она пишет, что это прилагательное «характеризует объекты с вытянутой формой (со значительным превышением нормальной длины над нормальной шириной)» [19, с. 122]. Однако сочетание длинные волосы означает не ‘превышение нормальной длины волос над их нормальной шириной’, а нечто иное. А именно за длинными волосами стоит представление о волосах, которые вытянуты вдоль тела стоящего человека и длина которых больше нормы (заметим, что так же семантически устроены сочетания длинные руки и длинные ноги : это не руки и ноги, у которых длина больше ширины, а руки и ноги, вытянутые вдоль тела стоящего человека, и длина которых больше нормы). Таким образом, за значением /длинный/ признака «относительный размер волос», как и признаков «относительный размер рук» и «относительный размер ног», скрыто представление о стандартном положении тела человека (‘стоит’).

Относительный размер телесных объектов, который не передаётся словами длинный или короткий , не имеет идиоматичного выражения в русском языке. Например, в Национальном корпусе русского языка (НКРЯ, [17]) содержатся лишь пять вхождений сочетаний волосы средней длины , которое передаёт среднее значение относительного размера волос.

Между тем для выражения длины волос имеются особые синтаксические конструкции, получившие название конструкций уровня [24]. В них значение размера волос передаётся косвенным образом, а именно длина волос измеряется их расстоянием от головы до некоторого соматического объекта, обозначающего уровень длины. Ср. выражения волосы до пояса/колен/пят , где слова пояс , колени и пятки обозначают разные уровни длины волос.

Помимо длины, существует и другой относительный размер волос – толщина. Может показаться, что оценивать толщину волос странно, поскольку волосы – это телесные объекты, похожие на нити. Между тем, в текстах, хотя и редко, встречаются сочетания толстые волосы и тонкие волосы , а также глагольные предикации типа увеличить (уменьшить ) толщину волос . При этом значительно чаще встречается сочетание тонкие волосы , которое мы не считаем плеонастическим.

Наконец, весьма значимым для описания волос и, шире, внешности человека является возможность изменения длины волос и языковые обозначения этого изменения. Так, у совсем маленьких детей волос очень мало, они очень короткие, и такие волосы обычно называют волосики и волосёнки . В слове волосики находит отражение не только физический признак размера, но и социальный признак «возраст обладателя волос».

На протяжении жизни человека волосы на голове постоянно растут , и волосики становятся волосами . Свойство волос расти является их фундаментальным свойством – настолько фундаментальным, что многие русские словари вводят его в толкование слова волосы . Мы полагаем, однако, что усложнять текст толкования без особой на то необходимости не следует. Согласно идеологии, разработанной в рамках Московской семантической школы, мы включаем в толкование только те элементы, которые являются необходимыми и достаточными для определения смысла слова. Вместе с тем мы считаем, что свойство волос расти в течение жизни человека так или иначе должно быть включено в полное семантическое представление слова волосы .

3.2. Форма волос

Форма волос бывает естественной (её человек либо имеет с рождения, либо приобретает в некоторый момент жизни) или искусственной (её человек приобретает в результате тех или иных манипуляций с волосами).

Особо выделим вьющуюся форму волос. Волосы могут виться самостоятельно, и это обычно бывает с самого рождения человека. В ьющиеся волосы имеют форму скрученной спирали; их называют также кудрявыми , курчавыми или кучерявыми . Однако у этих синонимичных прилагательных имеется разный словообразовательный потенциал – например, в русском языке есть существительное кудри , тогда как слова кучерявость и курчавость если и встречаются, то очень редко (так, в НКРЯ нам встретились всего два случая употребления слова кучерявость и четыре употребления слова курчавость в значении ‘форма волос’).

Ещё одно выражение, обозначающее часто встречающуюся форму волос, – это прямые волосы . Они падают , ниспадают или стекают вниз параллельно туловищу, ср.
(4) Образ Одина осенён был густыми ниспадающими волосами и бородой (А.Ф. Вельтман. Светославич, вражий питомец Диво времен Красного Солнца Владимира). Прямые волосы могут также торчать вверх или быть направленными в разные стороны, см. (5) Валя узнала её по гладким, точно приклеенным, волосам и торчащим коротким острым косичкам (А.Фадеев. Молодая гвардия).

Падающие и ниспадающие волосы – относительно длинные, а волосы, торчащие в разные стороны , – относительно короткие. Торчащие волосы обычно воспринимаются как неаккуратные , неухоженные ; иногда кажется, что такие волосы не причёсаны или их забыли расчесать . Неаккуратно выглядят и лохматые , спутанные или спутавшиеся волосы, то есть волосы, лишённые какой-то определённой формы. Этим они отличаются от сплетённых волос , а также от волос, собранных в хвост или пучок . Такие волосы имеют определённую форму, которая создаётся в ходе манипуляций человека с ними.

Как естественная, так и приобретённая формы волос могут меняться под действием ряда факторов – это либо внешние факторы, например, климатические условия, природные явления, жизненные обстоятельства, либо внутренние – возраст, болезнь, эмоциональное состояние и др.

Изменения формы выражаются в русском языке особые обозначения. К ним относятся, например, существительное завивка , глагол завиваться иегоантоним развиваться , а также глагол закудрявиться (обозначение естественного изменения формы), ср. (6) Кожа щёк налилась ровным розовым цветом, лоб стал бел и чист, а парикмахерская завивка волос развилась (М. Булгаков. Мастер и Маргарита) и (7) У ребёнка закудрявились волосы .

3.3. Цвет волос и оттенок цвета волос

Помимо размера и формы, волосы отличаются цветом и отдельными его оттенками. Цвета волос в большинстве европейских языков, включая русский, имеют особые наименования, ср. сочетания каштановые/рыжие/русые волосы , где прилагательные при слове волосы выражают значения цвета. А такие сочетания, как светлые/тёмные волосы или блёклые/тусклые волосы – это всё обозначения конкретных значений признака «оттенок цвета волос». Цвета волос и оттенки цвета лежат в основании хорошо известной классификации людей, ср. такие имена, как блондин , белокурый (‘светловолосый человек’), брюнет (‘темноволосый человек’), шатен (‘человек с каштановыми волосами’), рыжий /рыжеволосый (‘человек с рыжими волосами ’).

Как хорошо известно, при языковом выражении признаков соматических объектов широко используется приём метонимии, в частности синекдохи. Обозначение цветов и оттенков волос здесь не исключение, ср. белокурая голова , рыжий мальчик , седые виски . В приведённых сочетаниях прилагательные по смыслу характеризуют волосы, а синтаксически присоединяются, соответственно, к существительным голова , мальчик и виски .

Некоторые цвета волос являются выделенными в русском языке и русской культуре. Таков, например, рыжий цвет. К рыжеволосым окружающие всегда относились несколько настороженно и даже подозрительно, ср. такие выражения, как рыжий – бесстыжий , Что я – рыжий, что ли? и т. п. Рыжим людям приписывают особые свойства характера, в частности, считают их хитроватыми и лукавыми.

Выделенными в русской культуре являются также седые волосы. Как правило, седые волосы появляются у пожилых и старых людей, но при этом седые волосы могут свидетельствовать не только о солидном возрасте человека. Они говорят также и о большом жизненном опыте человека, его житейской мудрости, то есть о тех качествах, которые вызывают обычно уважение окружающих. Точно так же сочетание дожить до седых волос отражает не только объективную характеристику цвета волос (вопреки, например, информации, содержащейся в словаре С. И. Ожегов и Н. Ю Шведовой [18, c. 99], где сочетание дожить до седых волос толкуется просто, как ‘дожить до старости’), но и положительную оценку говорящим того события, которое скрыто в семантике данного сочетания (см. подробнее [6]).

Цвет волос на протяжении жизни обычно меняется, причём изменение цвета происходит по разным причинам. Иногда оно бывает нежелательным, как, например, появление седых волос у женщин в относительно молодом возрасте или выгорание волос.

3.4. Твёрдость/хрупкость волос; степень их прикреплённости к голове

Если наличие всех разобранных выше признаков волос не вытекает прямо из значения слова волосы , то релевантность для волос таких признаков, как «твёрдость/хрупкость» и «степень прикреплённости волос к голове», следует непосредственно из толкования этого слова. Действительно, поскольку волосы – это ‘объекты <…>, похожие на нити’, они могут рваться , сгибаться и ломаться . Иными словами, волосы, как и нити, обладают свойствами хрупкости и гибкости. Однако такое сочетание, как ломкие волосы , не является языковым выражением одного только значения признака «твёрдость/хрупкость». Дело в том, что прилагательное ломкий передаёт семантически выделенное значение этого признака. Действительно, оно обозначает ‘излишнюю хрупкость волос, вызванную их патологическим состоянием’.

Вообще, языковое или жестовое выражение значения данного признака, которое вызвано патологическим состоянием человека как обладателя данного соматического объекта, обычно является семантически выделенным.

Напомним, что в толкование лексемы ВОЛОСЫ 1 входит указание на то, что, во-первых, волосы к голове прикреплены, а во-вторых, что они прикреплены к голове лишь одним концом (см. выше в разделе 2). Иными словами, степень прикреплённости волос к голове слабая. Хотя идиоматичных выражений в русском языке, которые бы непосредственно передавали значения этого признака, нами обнаружено не было, слабая или сильная прикреплённость волос к голове выражается косвенно. А именно, на это указывают некоторые русские глаголы и отдельные глагольные конструкции – те, в семантической структуре которых степень прикреплённости волос является импликативным, или выводимым, компонентом. Мы имеем в виду, в частности, такие глаголы, как выпадать , лезть или вылезать , ср. (8) У меня всё время выпадают волосы .О сильной степени прикреплённости волос к голове говорят, например, такие глаголы, как выдёргивать , выдирать или вырывать . Все они означают, что отделение волос от головы требует приложения довольно серьёзных усилий. Ср.следующий текст (9) Появление седых волос у большинства женщин вызывает панику – ведь седые волосы неизбежно ассоциируются со старостью. Поэтому их обычно выдёргивают, хотя выдёргивать седые волосы не рекомендуется (форум woman.ru). Выпадать , лезть, вылезать или исчезать могут только волосы, плохо держащиеся на голове.

Люди разных культур в состоянии глубокого горя или потрясения совершают особые ритуальные действия, а именно рвут на себе одежду и вырывают волосы. В подобных случаях вырывание волос является разновидностью знакового невербального поведения, и потому его не следует смешивать с вырыванием отдельного, скажем, седого, волоса. В ритуальном действии происходит одномоментное вырывание относительно большого числа волос, а это болезненное и мучительное действие, которое – что важно – по силе испытываемой человеком боли сопряжено с его тяжёлым психологическим состоянием. В связи со сказанным обратим внимание на английскую идиому keep your hair on , которая переводится на русский язык как ‘успокойся’, а буквально означает ‘сохраняй волосы на голове’. В этой идиоме косвенным образом выражается признак «прикреплённость волос к голове», а также связь между нервным состоянием человека и выпадением волос.

Особого анализа заслуживает процесс выпадения волос и часто связанное с ним появление на голове инородных соматических объектов, таких как плешь , плешина , залысина и некоторых других.

4. Структурные признаки волос

4.1. Внутреннее строение и внешняя организация волос

У лексемы ВОЛОСЫ 1, как мы уже говорили, есть форма единственного числа, а именно волос . Эта форма не в собирательном значении употребляется, согласно данным НКРЯ, весьма редко (из 200 сочетаний со словом волос , найденных в НКРЯ, всего в 20 случаяхоноупотребляется в собирательном значении).

У объекта «волос» отчётливо выделяются две части, которые имеют в русском языке стандартные имена – это корень и кончик (правда, чаще говорят о корнях и кончиках не волоса , а волос ).

У волос, понимаемых как масса, или растительность (лексема ВОЛОСЫ 2), тоже выделяются отдельные части, получившие имена прядь <волос >, пучок <волос >, локон , вихор , хохолок , чубчик . Каждое из этих имён указывает на некоторую часть волос на голове, рассматриваемую как некая целостность. Смысловой компонент ‘часть волос’ является общим для приведённой группы слов, но семантическая структура каждого из слов этим общим компонентом не исчерпывается. Остановимся на некоторых индивидуальных смысловых особенностях ряда слов этой группы.

Начнём со слова прядь <волос> . В толковых словарях оно описывается примерно одинаково – как ‘клок волос, сбитый, свалянный в одно’ [4, c. 1394], как ‘пучок волос, идущих в одном направлении’ [15], как ‘пучок прилегающих друг к другу волос, волокон’ [14],[18] и, наконец, как ‘локон, пучок, клок волос’ [23].

Все приведённые толкования, фактически, отсылают к словам пучок <волос> или клок <волос> , причём слово клок само толкуется через слово пучок . Мы, однако, не считаем слова прядь , клок и пучок <волос> абсолютными синонимами, поскольку каждое из них отличается от двух других смысловым акцентом (при наличии общей семантической части – а именно, все эти слова применительно к волосам обозначают ‘относительно небольшое количество их на голове’).

Так, слово прядь <волос> имеет значение ‘относительно небольшое количество волос на голове, которые тесно прилегают друг к другу и которые рассматриваются как целостность’, а слово пучок <волос> (лексема ПУЧОК 1) означает ‘относительно небольшое количество волос на голове, рассматриваемых как целостность, одни концы которых прижаты друг к другу, а другие расходятся в разные стороны’. Употребления слов прядь и пучок (лексема ПУЧОК 1) можно проиллюстрировать предложениями (10) Подстриженная прядь волос, спущенная на лоб, означает суетную мелочность, ограниченность ума и похотливость (А. Чехов. Руководство для желающих жениться) и (11) Волосы торчат неровными пучками, а кое-где сквозь светлую щетинку даже просвечивает кожа, как при стригущем лишае (М. Петросян. Дом, в котором...).

Наконец, слово кло к <волос > означает ‘относительно небольшое количество волос, рассматриваемых как целостность, находящихся на голове и торчащих в разные стороны или отделённых от неё’, ср. (12) Судя по тому, что соседи прозвали Шамета «дятлом», надо думать, что он был худ, остронос и из-под шляпы у него всегда торчал клок волос, похожий на хохол птицы (К. Паустовский. Золотая роза).

С приведённым выше значением слова пучок (лексема ПУЧОК 1) соотносится другое его значение – лексема ПУЧОК 2, – производное от первого. А именно, ПУЧОК 2 обозначает специальный вид причёски, при котором волосы специально укладываются в форму, напоминающую форму естественного пучка (ПУЧКА 1). Таким образом, лексемы ПУЧОК 2 и ПУЧОК 1 связаны метонимически – перенос осуществляется с исходного значения слова на производное по компоненту ‘форма’. Отметим, что причёска, называемая пучок , свойственна преимущественно женщинам; при этом причёска в виде пучка занимает строго определённое место на голове, а именно на затылке.

Предложенные нами толкования, дополняющие и уточняющие приведённые выше словарные толкования, показывают, что слова прядь и пучок связаны между собой более тесно, чем каждое из них со словом клок . В самом деле, совокупности волос, названные прядь и пучок (ПУЧОК 2), объединяет не только местоположение, но и структурная организация. При этом в слове прядь подчёркивается внутренняя структурная организация волос, а именно тесное прилегание их друг к другу, а в слове пучок (ПУЧОК 2) – внешняя структурнаяорганизация, а именно наличие у волос определённой формы, характерной для всей массы волос в пучке.

Теперь об объекте и слове прядь . Прядь представляет собой естественную форму организации волос на голове, причём в составе пряди волосы относительно тесно прилегают друг к другу (см. выше толкование слова прядь ). Тем самым волосы в пряди расположены компактно, вследствие чего прядь воспринимается как нечто целостное. Свойство компактности специального обозначения в тексте не требует: мы не говорим сжатая прядь , прижатая прядь , сплошная прядь или плотная прядь . Степень прилегания волос в составе пряди, однако, может быть разной – вплоть до того, что волосы в пряди могут быть растрёпаны , ср. (13) Мы застаём её <…> в гриме: рыжие ресницы, коричневые точки веснушек, из-под косынки выбивается растрёпанная прядь (Л. Кужинов. Почему вздыхает Тамара Носова). Кроме того, волосы в пряди могут торчать в разные стороны , висеть , свисать и т.д., ср. (14) У неё были плечи и грудь, как у Анны Карениной, и маленькие кисти рук, как у Анны, и глаза её всегда блестели, и какие-то непослушные пряди выбивались из причёски около ушей (Н. Берберова. Курсив мой).

4.2. Текстура волос

Если такие физические признаки волос, как размер, густота или цвет, связаны, главным образом, со зрительным каналом восприятия, то ещё один физический признак волос, а именно «текстура», или свойство поверхности, соотносится с тактильным каналом восприятия. В самом деле, мягкость и жёсткость волос как основные и наиболее частотные характеристики их поверхности, обнаруживаются посредством касания и дальнейшего проведения рукой по волосам. Однако сочетание мягкие волосы (соответственно, жёсткие волосы ) обозначает не только объективное свойство текстуры волос, но и субъективное приятное (resp. неприятное) ощущение человека от прикосновения к волосам. Этим сочетание мягкие волосы отличается, например, от сочетания мягкие мускулы , в котором свойство мягкости не связано с приятным ощущением от соприкосновения с такими мускулами (более того, мягкие мускулы у мужчин оцениваются отрицательно). Не случайно, ощущение, возникающее от мягких волос, уподобляют приятному чувству, возникающему от поглаживания определённого материала, такого, как шёлк. Мягкие волосы нередко так и называют – шелковистыми – или говорят, что волосы мягкие, как шёлк , ср. (15) У Степана были кудри мягкие , как шёлк (Б. Шергин. Изящные мастера).

Если жёсткие волосы колют , раздражают кожу , то мягкие волосы щекочут , ласкают , кажутся нежными .

Значения признака «текстура волос» находят отражение в телесном знаковом коде. Например, жест из класса касаний – <нежное> прикосновение к волосам другого человека – это один из наиболее известных и распространённых жестов ласки. Есть и другие жесты ласки, связанные с волосами, такие, как, например, погладить по голове и провести <нежно> рукой по волосам. Они, однако, не относятся к классу жестов-касаний – это невербальные знаки из близкого, но другого класса жестов – тактильных жестов. Главное отличие жестов-касаний от тактильных жестов – семантическое. Основной семантической пропозицией в жестах-касаниях является сам акт касания (‘Х касается Y’), а основной семантической пропозицией в тактильных жестах является компонент, говорящий о цели этого жеста, которая достигается путём касания (‘Х делает нечто путём касания’) [9, с. 415].

Все перечисленные жесты, активно использующие свойства текстуры волос, демонстрируют тёплое отношение к адресату (как правило, противоположного пола). При этом исполнитель каждого из этих жестов тоже в норме испытывает от действий с волосами адресата приятные ощущения, и если волосы мягкие, то приятное ощущение лишь усиливается.

4.3. Каритивность и избыточность

К физическим признакам волос относятся также «каритивность», или «недостаточность <чего-либо>», и «избыточность <чего-либо>» в составе данного телесного объекта.

Как было показано в монографии С. М. Толстой [22], одним из типовых значений признака «каритивность» является / сухой/ . Можно показать, что прилагательное сухой в сочетани с именами разных соматических объектов указывает на недостаточность то одного, то другого компонента в составе таких объектов. Например, сочетания сухие руки или сухой глаз указывают на недостаток в руках и глазах влаги (по сравнению с нормой). Кроме того, в сочетании сухие руки может подчёркиваться слабость (недостаточная сила) мышц для нормального функционирования рук, то есть это сочетание может означать ‘больные или плохие мышцы рук’. А такие сочетания, как сухое тело иди сухое сердце , обозначают уже совсем другое: первое из них говорит о недостатке или об отсутствии у человека жизненных сил, а второе – о недостатке эмоций.

Слово сухой применительно к волосам (а также, заметим, к ещё одному типу телесных покровов – коже) означает недостаток в волосах (коже) жира или влаги, точнее, что ‘жира (влаги) в волосах (коже) меньше нормы’.

Характерными выражениями значения признака избыточности для объекта «волосы» в русском языке являются жирные волосы и сальные волосы. Сочетание жирные волосы передаёт значение ‘жира в волосах больше нормы’, а сальные волосы – значение ‘жира в волосах намного больше нормы. Наряду с атрибутивными существуют также предикативные языковые единицы, которые указывают на избыток в волосах влаги. Это, например, выражения волосы преют и волосы сопрели , ср. (16) То ли облыселость настала от постоянного страха, то ли волосы сопрели под зимней шапкой, которую он три года не снимал (Ю. Дружников. Ангелы на кончике иглы). Сочетание волосы сопрели означает, что в волосах имеется ненужный избыток жидкости (влаги, пота), из-за чего они слиплись. Волосы, которые сопрели ,выглядят на голове человека неопрятно, вследствие чего внешний вид человека с сопревшими волосами оценивается отрицательно.

5. Функциональные признаки волос

Теперь остановимся на функциональных признаках волос.

Функциональные признаки телесных объектов делятся на два класса: это собственно функции объектов и их дисфункции [1],[13].

5.1. Функции волос

Три наиболее значимые функции волос – это эстетическая, заместительная и защитная функции.

Волосы играют исключительно важную роль в эстетической оценке внешности человека. Если волосы у человека неухоженные, неопрятные или просто некрасивые, то они вызывают отрицательное впечатление, причём не только о волосах человека, но и о нём самом. Иными словами, эстетическая оценка волос легко переносится на оценку внешности человека. По этой причине важен уход за волосами, требуется забота о них, в частности, стремление придать волосам определённый размер, форму или цвет.

Когда говорят о заместительной функции соматических объектов, имеют в виду то, что они позволяют скрыть определённые недостатки или нарушения в человеческом теле. Заместительная функция волос актуализуется в тех случаях, когда при помощи особых причёсок или укладок волосам придаётся та форма, которая позволяет скрыть дефекты головы (а также лица, шеи и других соматических объектов, пространственно смежных с головой), ср. (17) Стрижка, имеющая пышные локоны, это оптимальный вариант для узких лиц (сайт raykovstudio.ru).

Наконец, волосы защищают голову от разного рода внешних воздействий, – механических, климатических и др., ср. (18) <Зимой> волосы сами создают нормальную для головы температуру, и голова не мерзнет (портал lovehate.ru).

5.2. Дисфункции волос

Волосы не только являются индикатором актуальных эмоциональных состояний человека, таких, как, например, страх или ужас, но могут также служить показателями разного рода телесных нарушений, или, иначе, дисфункций. О дисфункциях волос, связанных с недостаточностью или избыточностью в них каких-то веществ, мы уже говорили выше, в разделе 4.3.

Гораздо более серьёзными дисфункциями волос являются болезни. Изучением болезней и других видов дисфункций волос занимается трихология – разновидность медицинской косметологии. Болезни волос, как и любые другие, требуют лечения , и это лечение нередко бывает длительным и вовсе не всегда успешным. Если лечение волос не начать вовремя, то это может привести к осложнениям, и болезнь волос может перейти , или перекинуться , на другие соматические объекты. Многие болезни волос грозят их частичным выпадением или полной потерей . Прогрессирующее выпадение волос неспециалисты называют облысением , а специалисты – алопецией . Есть также болезни волос, вызванные появлением на голове инородных телесных объектов, таких, как перхоть (‘отслоившиеся частички кожи на голове’) или наросты , а также паразитов (вшей , гнид и т.п.).

Многие из болезней волос имеют специальные названия, причём и медицинские, то есть терминологические, и бытовые, нетерминологические. Так, есть медицинское имя себорея , которое означает ‘болезнь волос, вызванную усиленным по сравнению с нормой выделением на голове кожного жира (сала) или изменением его состава’) и которому соответствует бытовое имя <избыточная> жирность волос . А медицинскому термину гипертрихоз (‘чрезмерный рост волос, вызванный их болезнью’) соответствует бытовое имя <избыточное> оволосение , или волосатость.

6. Фразеологические соматизмы со словами из поля «волосы»

Фразеологические соматизмы – это такие фразеологические единицы, в состав которых входит имя соматического объекта или его признака [3],[7],[8],[13].

Фразеологических соматизмов, относящихся к волосам, в русском языке очень много, о чём говорит их список, который мы составили на материале словаря А. Н. Баранова и Д. О. Добровольского [2]. В этот список вошли, в частности, такие единицы, как дожить до седых волос ; быть на волоске от чего-либо ; волосок к волоску ; волосы встали дыбом ; рвать на себе волосы ; покраснеть до корней (до кончиков ) волос ; ни на волос ; если хоть один волосок упадёт с чьей-либо головы ; что я, лысый что ли ; чёрта лысого ; проесть плешь и др.

В этом списке можно выделить три группы. Первую составляют соматизмы со словами волосы , волос и волосок . Вторую образуют единицы со словами кончики , корни , то есть словами, которые обозначают определённые виды или части волос. Наконец, в состав третьей группы входят единицы со словами лысый и плешь , то есть со словами, которые обозначают полное или частичное отсутствие волос на голове.

В ряде работ [7],[8],[9] было выдвинуто и подтверждено на практике теоретическое положение, согласно которому полное описание значения и употребления фразеологических соматизмов невозможно без учёта семиотической концептуализации телесного объекта или его признака, на базе которых построен данный соматизм. Ниже мы на ряде примеров покажем, что понятие семиотической концептуализации человеческого тела и признаковый подход к описанию телесных объектов, их имён, имён признаков и их значений и т.д., позволяют уточнить и дополнить уже существующие описания русских фразеологических соматизмов, содержащиеся в русских фразеологических словарях [2],[16],[21]. Сделанные нами уточнения и дополнения связаны с отдельными компонентами семиотической концептуализации волос, прежде всего, с их номинациями или с номинациями их признаков и значений признаков.

Рассмотрим сначала фразеологизм висеть на волоске . Из трёх перечисленных фразеологических словарей его толкование мы находим только в одном, а именно в словаре под редкцией В. Н. Телии (автор статьи Д. Б. Гудков) [21]. В нём данная единица толкуется как ‘находиться в крайней степени опасности’ [21, c. 114] и попутно отмечается, что волосок выступает здесь как «эталон чего-то тонкого, слабого, недостаточно надёжного, чтобы выдержать тяжесть нависшей угрозы» [21, c. 114]. Появление данного символического компонента в словарном описании фразеологизма никак, однако, не мотивируется, хотя его присутствие является очевидным следствием из толкования слова волосок . Напомним, что волосок, как и волос, – это объект, напоминающий тонкую нить, только одним концом прикреплённый к голове (см. выше раздел 2).

Сходством волоска с тонкой нитью объясняется не только появление указанного символического компонента, но и синонимия фразеологизма висеть на волоске и (по-видимому, сегодня устаревшего) фразеологического сочетания висеть на ниточке , ср. (19) Мамина жизнь висела на волоске [или: висела на ниточке – Г.К., Л.Х.], мы думали только о ней, а уж какой родится младенец <…>, об этом мы, честно говоря, не думали
(А. Рыбаков. Тяжёлый песок). Не случайно в английском языке есть один переводной эквивалент для обоих описываемых выражений, а именно to hang on a thread [5].

Обратимся теперь к фразеологизму со словом волосы другого семантического класса, а именно к выражения волосок к волоску . Хотя в указанных нами словарях эта единица как отдельная вокабула отсутствует, она упоминается в одном из словарей в составе группы фразеологических единиц наряду с такими выражениями, как глаз не оторвать и любо-дорого смотреть [2, c. 743].

Все три единицы объединяет то, что они могут описывать позитивные эстетические характеристики внешнего облика человека. Однако волосок к волоску используется, прежде всего, для обозначения определённого вида причёски, ср. (20) Она такая чистенькая, причёсанная, волосок к волоску (Н. Королёва. Другая собака). Таким образом, в этой единице выражена не только объективная характеристика формы волос, а именно то, что в её составе ‘волосок лежит параллельно волоску’, но и положительная эстетическая оценка данной формы. Оба смысловых компонента – и объективный, и субъективный – противопоставляют форму волосок к волоску отсутствию у волос формы, которое передаётся, в частности, сочетаниями растрёпанные волосы или всклокоченные волосы (‘волосы, торчащие в разные стороны’).

Как мы можем убедиться, обращение к понятию семиотической концептуализации тела и других телесных объектов, их признаков и значений помогает точнее описать значение и употребление фразеологических соматизмов, в которых существенную роль играют физические свойства волос.

7. Жестовые соматизмы

Представление о волосах будет неполным, если оставить в стороне особый ряд невербальных знаков – жестовые соматизмы. Под жестовыми соматизмами понимаются жесты разных семиотических классов, в названия которых входят имена соматических объектов, имена их признаков или значений признаков.

Жестовые соматизмы с волосами делятся на две группы в зависимости от того, являются в них волосы активным или пассивным объектом [9, c. 116].

В наивном языковом сознании русских людей поведение волос обычно неподвластно воле человека, оно человеком не контролируется. Так, независимо от желаний человека, волосы растут или не растут , выпадают , болеют , шевелятся , встают дыбом и т.п. В большинстве действий человека с волосами, включая жестовые, волосы являются пассивным объектом. Среди них выделим такие жесты, как погладить по волосам (по голове), трогать волосы, играть <чьими-то> волосами, уткнуться лицом в волосы, целовать волосы, наматывать волосы/прядь волос на палец, пригладить волосы, отодвинуть волосы/прядь со лба.

Основным компонентом многих из этих жестов является прикосновение к волосам другого человека – акт во многих культурах табуированный, требующий особого разрешения со стороны адресата. Такое – по большей части молчаливое – разрешение со стороны взрослого адресата жеста служит показателем доверия адресата к жестикулирующему. Действия с волосами человека противоположного пола, такие, как поправить его/её волосы, поиграть с волосами или пригладить волосы, если они не вызывают сопротивления со стороны адресата, являются проявлением чувств нежности, ласки, дружбы, доверия и любви к ней/нему и свидетельствуют об особом расположении адресата к жестикулирующему. Подобно рассмотренным выше жестам ласки, эти жесты имеют особые условия употребления, основанные на (а) определённом типе отношений между партнёрами, (б) социальных характеристиках участников данного коммуникативного акта (пол, возраст, общественный статус и др.), (в) месте и времени употребления данного жеста, (г) наличии resp. отсутствии посторонних лиц при реализации жеста.

Наряду с жестами расположения к другому человека и жестами ласки существуют и агрессивные жесты с волосами, которые наглядно демонстрируют отрицательное отношение субъекта к адресату. Среди них – таскать за волосы, драть за волосы, дёргать за волосы, хватать за волосы.

8. Заключение

Задачу построения семиотической концептуализации волос, которой была посвящена настоящая работа, нельзя считать завершённой. За пределами работы остались многие важные для семиотической концептуализации волос аспекты. Среди них типология, символика и языковые обозначения разнообразных причёсок, культура заботы о волосах и, в частности, практика их украшения и её языковое отображение, особо отмечаемые в языке и используемые в телесном коде изменения цвета, размера и формы волос. Важным представляется и совершено не затронутое нами сопоставление, с одной стороны, наивной и научной семиотических концептуализаций волос в русском языке, а с другой стороны, русской, немецкой, английской и др. наивных семиотических концептуализаций волос.

Авторы выражают благодарность И. В. Евсеевой и С. И. Переверзевой за внимательное прочтение статьи и ценные замечания.

Библиография
1.
Аркадьев П. М., Крейдлин Г. Е. Части тела и их функции (по данным русского языка и русского языка тела) / Слово и язык: сб. к восьмидесятилетию акад. Ю. Д. Апресяна. М.: Языки славянских культур, 2011. С. 41-54.
2.
Баранов А. Н., Добровольский Д. О. Словарь-тезаурус современной русской идиоматики. – М.: Аванта +, 2007. 1135 с.
3.
Березович Е. Л., Седакова И. А. «Шкурный интерес»: семантическое развитие *kož-и *skor-в этнолингвистической перспективе // Этнолингвистика. Ономастика. Этимология: Материалы междунар. науч. конф., Екатеринбург, 8-12 сентября 2009 г. Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 2009. С. 32-35.
4.
Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка, в 4 т. Т. 1. – М.: Терра, 1994. 784 с.
5.
Iordanskaja L., Paperno S. A Russian – English collocational dictionary of the human body (ed. by R. L. Leed). Columbus, Ohio: Slavica Publishers, Inc., 1996. URL: http://russian.cornell.edu/body/accented/index.htm.
6.
Кадыкова А. Г., Крейдлин Г. Е. Части тела в русском языке и в русской культуре: признак «цвет». Вестник Российского государственного гуманитарного университета. № 9/52, – М.: 2010. С. 47-64.
7.
Козеренко А. Д., Крейдлин Г. Е. Тело как объект природы и тело как объект культуры (о семантике фразеологизмов, построенных на базе жестов) // Фразеология в контексте культуры. – М., Институт языкознания РАН, Языки русской культуры, 1999. С. 269-277.
8.
Козеренко А. Д., Крейдлин Г. Е. Фразеологические соматизмы и семиотическая концептуализация тела. Вопросы языкознания. № 6, 2011. С. 54-66.
9.
Крейдлин Г. Е. Невербальная семиотика: Язык тела и естественный язык. – М.: Новое литературное обозрение, 2002. 581 с.
10.
Крейдлин Г. Е. Семиотическая концептуализация тела и его частей: идеи, подходы и этапы анализа // Теоретические и прикладные аспекты современной филологии. Материалы XIII Всероссийских филологических чтений им. Р.Т. Гриб (науч. ред. проф. Б. Я. Шарифуллин). Красноярск , 2008, вып. 8, С. 62-67.
11.
Крейдлин Г. Е. Тело в диалоге. Семиотическая концептуализация тела (итоги проекта). Часть 1: тело и другие соматические объекты // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии (по материалам ежегодной Международной конференции «Диалог» (Бекасово, 26-30 мая 2010 г.)). М., 2010. Вып. 9 (16). С. 230-234.
12.
Крейдлин Г. Е., Переверзева С. И. Части тела в русском языке и русской культуре: проект Института лингвистики РГГУ // Лингвистика для всех. Летние лингвистические школы 2007 и 2008. – М.: МЦНМО, 2009. С. 173-183.
13.
Крейдлин Г. Е., Переверзева С. И. Семиотическая концептуализация тела и его частей. I. Классификационные и структурные характеристики соматических объектов. Вопросы филологии № 2 (35), 2010. С. 42-51.
14.
Кузнецов С. А. (ред.) Большой толковый словарь русского языка. – СПб.: Норинт, 1998. 1536 с.
15.
Евгеньева А. П. (ред.). Словарь русского языка в 4-х т.– М.: Русский язык, 1989. URL: http://feb-web.ru/feb/mas/mas-abc/0encyc.htm.
16.
Молотков А. И. (ред.). Фразеологический словарь русского языка – М.: Русский язык, 1986. 543 с.
17.
Национальный корпус русского языка, 2004-2016. URL: http://www.ruscorpora.ru/.
18.
Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. (ред.). Словарь русского языка М.: Русский язык, 1978. 846 с.
19.
Рахилина Е. В. (ред.). Лингвистика конструкций – М.: Азбуковник, 2010. 584 с.
20.
Виноградов В. В. (ред.). Словарь языка А. С. Пушкина в 4 т. Т.1. – М.: Азбуковник, 2000. 976 с.
21.
Телия В. Н. (ред.). Большой фразеологический словарь русского языка – М.: АСТ-Пресс, 2006. 784 с.
22.
Толстая С. М. Пространство слова. Лексическая семантика в общеславянской перспективе. – М.: Индрик, 2008. 528 с.
23.
Ушаков Д. Н. (ред.). Толковый словарь русского языкав 4 т. – М.: Астрель, 2000. URL: http://ushakovdictionary.ru/.
24.
Шеманаева О. Ю. Конструкции размера в типологической перспективе. Дис. канд. филол. наук 10.02.19. – М.: РГГУ, 2008. 286 с.
References (transliterated)
1.
Arkad'ev P. M., Kreidlin G. E. Chasti tela i ikh funktsii (po dannym russkogo yazyka i russkogo yazyka tela) / Slovo i yazyk: sb. k vos'midesyatiletiyu akad. Yu. D. Apresyana. M.: Yazyki slavyanskikh kul'tur, 2011. S. 41-54.
2.
Baranov A. N., Dobrovol'skii D. O. Slovar'-tezaurus sovremennoi russkoi idiomatiki. – M.: Avanta +, 2007. 1135 s.
3.
Berezovich E. L., Sedakova I. A. «Shkurnyi interes»: semanticheskoe razvitie *kož-i *skor-v etnolingvisticheskoi perspektive // Etnolingvistika. Onomastika. Etimologiya: Materialy mezhdunar. nauch. konf., Ekaterinburg, 8-12 sentyabrya 2009 g. Ekaterinburg: Izd-vo Ural'skogo universiteta, 2009. S. 32-35.
4.
Dal' V. I. Tolkovyi slovar' zhivogo velikorusskogo yazyka, v 4 t. T. 1. – M.: Terra, 1994. 784 s.
5.
Iordanskaja L., Paperno S. A Russian – English collocational dictionary of the human body (ed. by R. L. Leed). Columbus, Ohio: Slavica Publishers, Inc., 1996. URL: http://russian.cornell.edu/body/accented/index.htm.
6.
Kadykova A. G., Kreidlin G. E. Chasti tela v russkom yazyke i v russkoi kul'ture: priznak «tsvet». Vestnik Rossiiskogo gosudarstvennogo gumanitarnogo universiteta. № 9/52, – M.: 2010. S. 47-64.
7.
Kozerenko A. D., Kreidlin G. E. Telo kak ob''ekt prirody i telo kak ob''ekt kul'tury (o semantike frazeologizmov, postroennykh na baze zhestov) // Frazeologiya v kontekste kul'tury. – M., Institut yazykoznaniya RAN, Yazyki russkoi kul'tury, 1999. S. 269-277.
8.
Kozerenko A. D., Kreidlin G. E. Frazeologicheskie somatizmy i semioticheskaya kontseptualizatsiya tela. Voprosy yazykoznaniya. № 6, 2011. S. 54-66.
9.
Kreidlin G. E. Neverbal'naya semiotika: Yazyk tela i estestvennyi yazyk. – M.: Novoe literaturnoe obozrenie, 2002. 581 s.
10.
Kreidlin G. E. Semioticheskaya kontseptualizatsiya tela i ego chastei: idei, podkhody i etapy analiza // Teoreticheskie i prikladnye aspekty sovremennoi filologii. Materialy XIII Vserossiiskikh filologicheskikh chtenii im. R.T. Grib (nauch. red. prof. B. Ya. Sharifullin). Krasnoyarsk , 2008, vyp. 8, S. 62-67.
11.
Kreidlin G. E. Telo v dialoge. Semioticheskaya kontseptualizatsiya tela (itogi proekta). Chast' 1: telo i drugie somaticheskie ob''ekty // Komp'yuternaya lingvistika i intellektual'nye tekhnologii (po materialam ezhegodnoi Mezhdunarodnoi konferentsii «Dialog» (Bekasovo, 26-30 maya 2010 g.)). M., 2010. Vyp. 9 (16). S. 230-234.
12.
Kreidlin G. E., Pereverzeva S. I. Chasti tela v russkom yazyke i russkoi kul'ture: proekt Instituta lingvistiki RGGU // Lingvistika dlya vsekh. Letnie lingvisticheskie shkoly 2007 i 2008. – M.: MTsNMO, 2009. S. 173-183.
13.
Kreidlin G. E., Pereverzeva S. I. Semioticheskaya kontseptualizatsiya tela i ego chastei. I. Klassifikatsionnye i strukturnye kharakteristiki somaticheskikh ob''ektov. Voprosy filologii № 2 (35), 2010. S. 42-51.
14.
Kuznetsov S. A. (red.) Bol'shoi tolkovyi slovar' russkogo yazyka. – SPb.: Norint, 1998. 1536 s.
15.
Evgen'eva A. P. (red.). Slovar' russkogo yazyka v 4-kh t.– M.: Russkii yazyk, 1989. URL: http://feb-web.ru/feb/mas/mas-abc/0encyc.htm.
16.
Molotkov A. I. (red.). Frazeologicheskii slovar' russkogo yazyka – M.: Russkii yazyk, 1986. 543 s.
17.
Natsional'nyi korpus russkogo yazyka, 2004-2016. URL: http://www.ruscorpora.ru/.
18.
Ozhegov S. I., Shvedova N. Yu. (red.). Slovar' russkogo yazyka M.: Russkii yazyk, 1978. 846 s.
19.
Rakhilina E. V. (red.). Lingvistika konstruktsii – M.: Azbukovnik, 2010. 584 s.
20.
Vinogradov V. V. (red.). Slovar' yazyka A. S. Pushkina v 4 t. T.1. – M.: Azbukovnik, 2000. 976 s.
21.
Teliya V. N. (red.). Bol'shoi frazeologicheskii slovar' russkogo yazyka – M.: AST-Press, 2006. 784 s.
22.
Tolstaya S. M. Prostranstvo slova. Leksicheskaya semantika v obshcheslavyanskoi perspektive. – M.: Indrik, 2008. 528 s.
23.
Ushakov D. N. (red.). Tolkovyi slovar' russkogo yazykav 4 t. – M.: Astrel', 2000. URL: http://ushakovdictionary.ru/.
24.
Shemanaeva O. Yu. Konstruktsii razmera v tipologicheskoi perspektive. Dis. kand. filol. nauk 10.02.19. – M.: RGGU, 2008. 286 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"