по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Litera
Правильная ссылка на статью:

Современные англоязычные музыкальные композиции как социолингвистическое явление и их использование для повышения интереса студентов к изучению английского языка
Алешинская Евгения Владимировна

кандидат филологических наук

доцент, кафедра иностранных языков, Национальный исследовательский ядерный университет "МИФИ"

115409, Россия, г. Москва, шоссе Каширское, 31, оф. 321

Aleshinskaya Evgeniya

PhD in Philology

associate professor of the Department of Foreign Languages at National Research Nuclear University "MEPhi"

115409, Russia, g. Moscow, shosse Kashirskoe, 31, of. 321

aleshinskaya_jane@yahoo.co.uk
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Объектом исследования в статье выступают современные музыкальные англоязычные композиции. Предмет исследования – их использование в качестве социолингвистического явления на занятиях со студентами для повышения интереса к изучению английского языка. Автор подробно рассматривает феномен англоязычных музыкальных композиций в условиях глобализации и интернет-пространства. Особое внимание уделяется важности иноязычной подготовки в вузе в данном контексте и актуальности проблемы выбора средств и аутентичных материалов для занятий со студентами. Раскрывается методический потенциал современных англоязычных песен как средства обучения иностранному языку. Методом исследования выступает социолингвистический и лингводидактический анализ современной музыкальной композиции как явления искусства в условиях глобализации, а также собственный опыт работы со студентами. Основные выводы автора статьи заключаются в том, что потенциал англоязычных песен, сближающих людей в глобализированном пространстве, следует использовать для повышения интереса к изучению английского языка. Эти композиции представляют собой аутентичный языковой материал и как с лингвистической, так и с педагогической точки зрения обладают существенным методическим потенциалом. Единство социального, лингвистического и лингводидактического подходов к песням на английском языке обусловливает новизну данной статьи.

Ключевые слова: музыка, английский язык, дискурс, текст песни, мотивация, интерес, средство, аутентичность, коммуникация, глобализация

DOI:

10.7256/2409-8698.2014.3.14619

Дата направления в редакцию:

03-03-2015


Дата рецензирования:

04-03-2015


Дата публикации:

27-03-2015


Abstract.

The object of research in this article is modern English musical compositions. The matter of research is the way to use them as a sociolinguistic phenomenon at classes with students for increasing their interest for learning English. The author analyses the phenomenon of English musical compositions under globalization and Internet space. Particular attention is paid to importance of learning English in this context and to significance of the problem of choosing means and authentic materials for teaching English to students. Didactic potential of modern English songs is revealed.The method of research is sociolinguistic and linguodidactic analysis of a modern English composition as an art phenomenon under globalization as well as author’s own experience in teaching students. The author concludes that potential of English songs, which unite people all over in globalized space, should be used for increasing interest for learning English. These compositions are authentic language material and have methodological potential both linguistically and pedagogically. The unity of social, linguistic and linguodidactic approaches form the novelty of this article.

Keywords:

communication, authenticity, means, interest, motivation, lyrics, discourse, English, music, globalization

Начало двадцать первого века характеризуется глобализационными тенденциями и всплеском развития телекоммуникационных технологий, охватывающих все сферы жизни нашего общества [1]. Применительно к современной языковой ситуации можно говорить о своеобразной экспансии англоязычной терминологии из области экономики, политики, науки, техники, искусства и спорта [2]. В этой связи ведущая роль английского языка в наши дни не вызывает сомнений: английский язык является международным средством общения в сфере бизнеса, международной авиации, компьютерных систем, дипломатии, туризма, науки, популярной культуры [3-5].

Важность знания английского языка как языка-посредника (lingua franca) в межкультурной коммуникации в контексте глобализации подтверждается, например, в исследованиях современного музыкального дискурса, где английский язык выступает в роли глобального языка музыки. Так, британский лингвист Дэвид Кристал подчеркивает доминирующий англоязычный характер современной музыки и влияние англоязычной популярной музыки на современную популярную культуру в целом. Музыкальный дискурс в разнообразных его жанрах (текстах песен, международных музыкальных проектах и телевизионных шоу, программах на музыкальных каналах и пр.), несомненно, способствует продвижению английского языка во всем мире.

Тексты песен на английском языке – гарантия внимания со стороны публики и важный фактор коммерческого успеха и престижа. Согласно официальному сайту ежегодного международного песенного конкурса “Eurovision” (www.eurovision.tv), подавляющее большинство песен за последнее десятилетие исполнялось именно на английском языке: если, например, в 1982 году на английском были исполнены только три песни, то в 2011 году только три песни были исполнены не на английском. С 1992 по 2012 гг. все песни, ставшие победителями конкурса, были исполнены на английском, за исключением только 2007 года, когда первое место заняла песня на сербском языке. В качестве ярких примеров групп/исполнителей, получивших мировое признание во многом благодаря использованию английского языка, можно привести “ABBA” (Швеция), “Scorpions” (Германия), “A-Ha” (Норвегия), Björk (Исландия). Напротив, в условиях коммерциализации популярной культуры многие исполнители, не владеющие английским языком, обречены на неудачу на мировом уровне, поскольку их творчество остается незамеченным.

К.С. Шаров объясняет популярность англоязычных композиций применением отработанного в США рекламного механизма «plugging»: «Песни и альбомы, избранные на роль бестселлеров глобальной музыки, словно железными молотками вбиваются с помощью хит-парадов, рекламных дайджестов, музыкальных каналов на телевидении и подобных средств в головы слушателей до тех пор, пока те не начинают узнавать их и потому … любить» [6]. В глобальной сети Интернет можно найти на английском языке практически любую информацию о музыкальных исполнителях, их принадлежности к тому или иному музыкальному направлению, музыкальные статьи, рецензии, научные и популярные объяснения явлений современной музыки, онлайн словари музыкальной терминологии и музыкального жаргона (сленга), записи концертов, интервью и, безусловно, тексты песен.

Неудивительно, что значительная часть современных российских музыкальных коллективов, выступающих в различных музыкальных жанрах, выбирает английский язык в качестве основного языка текстов песен, например: «Thanfall» (дэт-метал), «Once» (романтик-мелодик-метал), «Arcane Grail» (симфоник-блэк-метал), «The Last of Us» (пост-хардкор), «SADme» (инди-рок), «Everything Is Made in China (EIMIC)» (пост-рок), «Therr Maitz» (инди-поп). Выбор английского языка российские музыканты объясняют, прежде всего, его престижностью: англоязычные тексты дают возможность выйти за пределы своей страны на международную музыкальную арену [2].

Однако ввиду недостаточного владения английским языком музыканты (авторы песен) нередко переносят особенности своего родного (русского) языка в сферу профессионально более престижного английского. Так, отсутствие некоторых грамматических явлений (артиклей, вспомогательных глаголов, местоимений и т.п.) в русском языке создает предпосылки для некорректного их использования в песнях, например: « Nothing can be better than a good advice » («SadMe», «Mary»); No matter what we ll have and what we ll pay / To keep going , keep losing one s way (EIMIC, “Moving Fragments”). Трансференция черт родного языка особенно ярко проявляется в пропуске и/или замене вспомогательного глагола: I m not agree with fucking speech about / Revolution in the minds (The Last of Us, “The Last of Us”); Never before the world seen such a cruel war (Once, “Kingdom of Shadows”); опущении глагола-связки в страдательном залоге: The day when we born ”, “ Eternal life that praised in tales (Arcane Grail, “Arcane Grail”); калькировании предложных структур: What s that ? Someone out from me! / I am lost somewhere inside of you” (EIMIC, “Moving Fragments”); “There’s a time for realizing / Of what you can stay with in the end” (SadMe, “Mary”); специфическом порядке слов, вызванным дословным переводом с русского языка: “New deaths should to you explain / That time to forget your name” (Thanfall, “Slash”); “Feeling my future how comes to dust” (Arcane Grail, “Autumn Wed Us, Ruined and Lone”).

В специальной литературе данный феномен получил название Russian English [7]. Русский вариант английского языка отражает менталитет говорящих на нем русских пользователей. Как утверждает З.Г. Прошина, даже те, кто великолепно знают английский язык и способны пользоваться им в соответствующих ситуациях, время от времени «выдают» свой фонетический, грамматический, фразеологический или прагматический «акцент», проявляя тем самым свою «русскость» [8]. По мнению Н.В. Щенниковой, такая видоизмененная форма английского языка – это тот инструмент, с помощью которого современное российское общество может принимать участие в межкультурном общении и быть вовлеченным в качестве активного субъекта в процессы мировой глобализации и интеграции [9].

Как мы видим на примере русского варианта английского языка, в контексте глобализации, взаимной интеграции и стирающихся границ языки находятся в постоянном взаимодействии. Взаимодействие языков может принимать различные формы – от заимствования слов из одного языка в другой и использования иноязычных слов и/или фраз в родном языке до переключения с одного языка на другой и обратно. Следовательно, языки не подвергаются глобализации целиком (т.е. как абстрактные языки): глобальное распространение получают определенные языковые формы, жанры, стили и т.д.. Иначе говоря, взаимодействие языков в эпоху глобализации зачастую имеет «усечённый» характер. Именно такой «усечённый» билингвизм, предполагающий ограниченное, «усечённое» знание английского и русского языков, в современном дискурсе приобретает массовый характер, то есть формируется «массовый русско-английский билингвизм» [10].

В современном российском дискурсе массовый русско-английский билингвизм проявляется в том, что английские слова и выражения зачастую употребляются даже при наличии соответствующих русских эквивалентов, поскольку в сознании носителя русского языка оно звучит престижнее. Формирующийся подобным образом билингвизм создает эффект самообмана: многие люди считают, что хорошо владеют английским языком, поскольку знают много английских слов. Однако знание значения отдельных лексических единиц не означает умение употреблять их в речи и тем более далеко до навыка автоматического выбора верного слова в составе нужной грамматической конструкции и правильного её построения. Формирование подобных умений и навыков является одной из задач обучения английскому языку в высшей школе.

Сегодня, когда международные компании активно развиваются, расширяя свой бизнес, в том числе и у нас в стране, знание английского языка является залогом успешной карьеры и фундаментом профессионального роста. С учетом усиливающейся конкуренции на рынке труда от профессиональных работников ожидаются не только знания, умения и навыки в специальной области, но и умение использовать английский язык как в межличностном, так и в профессиональном (деловом) общении [11-12].

Следовательно, для достижения профессионального успеха недостаточно «усечённого» владения английским языком. В условиях инноваций и социальных изменений остро встаёт проблема подготовки конкурентоспособных специалистов в конкретной области. Принципиально важным аспектом компетенций бакалавров, магистров и специалистов всех направлений высшего образования является владение одним из иностранных языков (главным образом, английским) на уровне, обеспечивающем эффективную профессиональную деятельность [13].

В определенных «практических сообществах» носители разных языков, проживающих в разных частях мира, объединяются каким-либо общим видом деятельности (например, через глобальную сеть Интернет) и используют для общения один общий язык – английский. В связи с этим для успешного общения необходимо обучение не только английскому языку в целом (т.н. General English), но и английским языком определенного «практического сообщества» [14].

С разнообразными формами и методами обучения английскому языку в узе гармонично сочетается использование ресурсов глобальной сети Интернет, которая предоставляет огромные возможности для учебных целей. Методическая ценность аутентичных материалов на иностранном языке является общепризнанной, поскольку они демонстрируют язык в реальных ситуациях коммуникации. Являясь местом пересечения множества культур, интернет-среда обеспечивает возможность взаимодействия в поликультурной среде: она обеспечивает накопление опыта сотрудничества с представителями разных культур, опыта жизнедеятельности в рамках культурного и социального пространства, способствует подготовке студентов к общению с людьми с различающимися взглядами на мир и разными социальными статусами [15].

Общеизвестно, что одной из основных причин неудач в освоении любого учебного предмета является низкая мотивация к учёбе, которая в свою очередь, вызвана отсутствием интереса к учебному материалу. Даже тщательно разработанная методика бессильна, если обучающемуся не интересно учиться. Здесь проблемы дидактики напрямую упираются в вопросы психологии. В педагогической практике хорошо известен постулат о том, что педагог должен уметь заинтересовать ученика. В теории это звучит аксиоматично, однако, на практике сделать это не всегда бывает просто, особенно если у обучающихся в одной группе разные интересы. При этом чем выше возраст учеников, тем более ярко выраженные интересы они имеют.

С точки зрения преподавания иностранного языка обозначенная проблема стоит особенно остро. Во-первых, любой иностранный язык очень сложен для тех, кто как следует в него не вникает, поэтому отсутствие интереса часто делает этот предмет неясным, непонятным, сложным и, следовательно, нелюбимым.

Во-вторых, специфика иностранного языка как учебной дисциплины такова, что сам по себе он не является наукой. При этом язык связан с любой наукой и любой областью знания, поскольку знания без него передаваться не могут. Для всех людей кроме профессиональных филологов освоение иностранного языка сводится к практической цели овладения им как средством получения и передачи информации. Именно поэтому при прочих равных методических условиях изучение языка может быть интересным или неинтересным в зависимости от того, какие материалы используются в качестве средства обучения ему.

Знание психологических особенностей того или иного возраста помогает методистам и авторам учебников подбирать материалы, соответствующие возрастным особенностям в целом, однако, как уже было отмечено, у каждого конкретного ученика или студента интересы могут разниться довольно сильно.

Именно поэтому проблема выбора средств обучения английскому языку очень актуальна в наши дни. Многообразие учебных программ часто сбивает с толку преподавателей, создавая иллюзию огромного выбора. Кажется, что всегда можно взять другой курс, который будет более интересным для учащихся. Между тем это не так, поскольку многие современные учебно-методические комплексы по английскому языку строятся по одним и тем же принципам, особенно если они написаны одними и теми же авторами.

В данной статье рассмотрим возможности использования современных музыкальных англоязычных композиций на занятиях для повышения интереса к изучению английского языка. Сегодня в образовательном процессе вуза никого не удивишь мультимедийными средствами обучения, а также аутентичными материалами на английском языке, которые с распространением Интернета становятся всё более доступными. В этой связи на первое место выходит выбор контента, и, самое главное, его качество.

Поп-музыка доступна в наше время и проста в использовании технически. Для работы с ней не требуются дополнительные устройства, а нужен только мобильный телефон, имеющийся у каждого преподавателя и студента. Хотя сама идея использования музыки на занятиях по английскому языку вовсе не является новой, в отечественной школе музыкальный материал используется в основном при работе с детьми, особенно младшего возраста. В педагогике высшей школы его лингводидактический потенциал раскрыт недостаточно.

На занятиях с детьми музыка используется с учетом возрастных особенностей учеников. При этом средство обучения обусловливает форму проведения занятия. Дети имеют возможность петь, проводить под музыку физминутки на английском, водить хороводы, заниматься инсценировкой, таким образом, на занятиях со школьниками музыка используется не только в дидактических, но и в воспитательных целях.

По мнению Н.А. Рыбаковой, для реализации одного из ведущих положений педагогики искусства, что деятельность педагога и учеников на уроке должна представлять собой полноценную художественно-творческую деятельность, у детей нужно воспитывать личностный способ общения с музыкой [16].

Однако взрослые любят музыку не меньше, чем дети, другое дело, что на занятиях со студентами вузов песни выступают непосредственно как аутентичный лингвистический материал, подвергающийся анализу.

О.В. Флеров пишет, что очень важно то, что на английском сейчас поют не только в англоязычных странах, но и во всём мире. На этом языке пишутся и исполняются песни в частности для международных фестивалей, в том числе и российскими исполнителями. При этом, несмотря на то, что источником языка является текст песен, его нельзя рассматривать в отрыве от музыки, поэтому песня именно как музыкальное произведение в целом должно рассматриваться в качестве средства обучения английскому языку. На то есть ряд причин.

1) Текст без музыки «сух», он не так воздействует на эмоциональную сферу человека.

2) Текст без музыки не так узнаваем, поскольку в нём нет ритма и мотива.

3) Песня как музыкальное произведение является произведением искусства определённой страны и культуры и несёт в себе также и лингвострановедческий материал.

При этом известно, что многие даже неплохо знающие английский люди слушают песни на нём, не обращая внимания на слова и не вслушиваясь, о чём поётся. Запоминается в первую очередь сама мелодия и ритм. Именно поэтому если на занятии знакомый мотив как бы обретает словесное и смысловое обрамление, слова запоминаются особенно эффективно, так как если студент слышал песню много раз, но не обращал внимания на слова, то на занятии актуализируется его опыт [17].

С лингвистической точки зрения современные англоязычные музыкальные композиции характеризуются следующим.

1) Тексты содержат в основном только современную и наиболее употребительную лексику.

2) В текстах присутствует большое количество разговорных слов и выражений.

3) В них используются упрощённые синтаксические структуры и грамматические конструкции, характерные для английского языка на данном этапе его развития.

4) В них присутствуют усечённые грамматические формы (gonna, wanna, gotta и т.д.)

5) В них содержится большое количество синонимов и эмоционально окрашенной лексики.

6) Их тематика и содержание, как правило, близка проблемам современной молодёжи.

Для занятий со студентами лучше всего выбирать популярные песни. Их тексты максимально нейтральны по лексическому наполнению. В большинстве музыкальных направлений присутствует музыкальный жаргон, который совершенно не актуален для людей, не являющихся профессиональными музыкантами.

Всё это позволяет говорить о том, что современные англоязычные музыкальные композиции является отличным примером использования языка с одной стороны во всём его богатстве, а с другой – во всей его простоте, в качестве основного средства межкультурной коммуникации XXI века.

Как уже отмечалось, проблема недостаточно высокого уровня мотивации к изучению английского языка – одна из основных при работе со студентами. Её природа отчасти в том, что на занятиях им как раз не хватает именно таких примеров, так как в высшей школе при обучении языку превалирует грамматико-переводной метод, при котором язык рассматривается как система, несколько оторванная от реальных коммуникативных ситуаций.

Преимущество современных популярных песен на английском перед книгами, газетами и журналами заключается также в том, что они знакомы даже тем, кто музыкой не интересуется. Их люди постоянно слышат по радио, на культурно-массовых мероприятиях и т.д..

Основной сложностью работы преподавателя с популярной зарубежной музыкой является трудность отбора материала. Выбирая песни, преподавателю следует максимально тщательно и внимательно предварительно перечитывать текст самому. Для этого существуют следующие основания.

1) Некоторые тексты популярных песен содержат разговорную лексику, граничащую с нелитературной. Такие слова и выражения на занятиях со студентами присутствовать не должны.

2) Не следует выбирать произведения, в содержании которых затрагиваются вопросы, могущие вызвать споры, непонимание или неприятие у студентов. Желательно выбирать максимально нейтральные по содержанию тексты.

В виду этого также актуален вопрос о подготовке преподавателя к занятиям, которая является частью педагогической культуры преподавателя. Хорошая подготовка преподавателя к занятию для качества образовательного процесса значит не меньше, чем профессионализм, демонстрируемый во время него самого. Различные аспекты профессионализма педагога высшей школы и его преподавательской культуры рассмотрены Д.А. Гусевым [18-19].

Строки из песен служат отличным примером употребления в современной речи той или иной лексической единицы. В учебных пособиях для студентов лингвистических специальностей такие примеры даются из классических произведений англоязычной литературы. Однако для нелингвистов это не очень актуально, поскольку многие классические произведения, выходящие за рамки школьной программы, им малознакомы.

Употребляемые в современных песнях грамматические конструкции и синтаксические структуры также представляют интерес с точки зрения английского языка на современном этапе его развития, особенно это касается его американского варианта с тенденцией к максимальному упрощению грамматики.

Из приведённого в статье анализа мы видим, что дидактический потенциал современной зарубежной популярной музыки для высшей школы весьма велик. Преподавателям следует чаще использовать её в учебном процессе. Помимо чисто языкового она как элемент искусства несёт в себе и лингвострановедческий, и культурологический, а также социальный материал, что существенно, учитывая важность междисциплинарных связей в блоке общегуманитарных дисциплин, к которым для нелингвистов относится иностранный язык.

Не умаляя важности и значимости для педагогического процесса традиционных материалов и средств обучения и английскому языку, следует отметить, что их стандартный набор постепенно исчерпывает свой методический потенциал в эпоху телекоммуникационных технологий, если он не «разбавляется» новыми необычными материалами. Они могут выступать в качестве нестандартных средств, имеющих определённый дидактический потенциал, который иногда виден не сразу, и в задачи преподавателя входит его раскрытие [20].

У разных людей разные музыкальные предпочтения, однако, пожалуй, нет таких, которые относятся отрицательно к музыке в целом. Музыка – единственный вид искусства, которым мы наслаждаемся не зрительно, именно поэтому она может использоваться в качестве фона для какой-либо деятельности. Это искусство, с которым мы сталкиваемся почти ежедневно, а интернет-среда делает его ещё более доступным. Таким образом, музыка сближает людей по всему миру, а англоязычные композиции становятся не просто достоянием искусства той или иной страны, а глобальным социолингвистическим явлением.

Все эти качества современных песен на английском языке можно и нужно использовать на занятиях со студентами. Для того чтобы иностранный язык как дисциплина был интересен студентам всех профилей подготовки, в том числе нефилологических, обучение ему в вузе должно идти в ногу со временем. Причём это должно означать не просто использование современных технологий в учебном процессе, но и отражение в учебных материалах феноменов, объединяющих мир, одним из которых в наше время являются песни на английском языке.

Библиография
1.
Музяков С.И. Информационные и межкультурные коммуникации через призму скептической парадигмы мышления // Образовательные ресурсы и технологии. 2014. № 4(7). С. 69-74.
2.
Алешинская Е.В. Современный американский музыкальный термин: Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук / Нижегородский государственный лингвистический университет им. Н.А. Добролюбова. Нижний Новгород, 2008.
3.
Великова Л.Н. Английский: война или … мир? // Альманах современной науки и образования. 2010. № 2(33). Ч. 2. С. 43–46.
4.
Aleshinskaya E. Key components of musical discourse analysis // Research in Language. 2013. Vol. 11(4). P. 423–444.
5.
Crystal D. English as a Global Language. Sec. ed. Cambridge: Cambridge University Press, 2003.
6.
Шаров К.С. Музыка постмодерна и глобальный мир // Ценности и смыслы. М.: Институт эффективных технологий, 2011. №6. С. 6–23.
7.
Прошина З.Г. Russian English: Pride or prejudice? (Русский английский: гордость или предубеждение) // Научные доклады высшей школы. Филологические науки. 2014. № 6. С. 15–25.
8.
Прошина З.Г. Динамика развития английского языка в его региональных вариантах // Вестник ИГЛУ. 2012. № 2(18). С. 200–206.
9.
Щенникова Н.В. Специфика английской речи носителей русского языка: когнитивный аспект // Вестник Балтийского Федерального университета им. И. Канта. 2014. № 2. С. 106–116.
10.
Ривлина А.А. Глобализация английского языка и формирование массового русско-английского билингвизма // Вестник Череповецкого государственного университета. 2014. № 4. Филологические науки. С. 104–108.
11.
Флеров О.В. Корпоративное обучение английскому языку как способ повышения уровня коммуникативной компетенции сотрудников международных компаний // Современное образование. 2015. № 2. С. 116–140.
12.
Флеров О.В. Особенности преподавания английского языка студентам с высоким уровнем языковой подготовки // Современное образование. 2015. № 1. С. 100–123.
13.
Аниол А.В. Межкультурная коммуникация и ее роль в процессе обучения бакалавров и магистров // Образовательные ресурсы и технологии. 2014. № 4(7). С. 54-61.
14.
Higgins C. The formation of L2 selves in a globalizing world // Identity formation in globalizing contexts. Berlin, 2011. P. 1–18
15.
Долгих М.В. Обучение иностранным языкам студентов вузов в условиях глобализации // Вестник Южно-Уральского профессионального института. 2012. № 2(8). С. 58–67.
16.
Рыбакова Н.А. Воспитание у школьников качеств самоактуализирующейся личности на уроках музыки // Педагогика искусства. 2012. № 2. С. 119-125.
17.
Флеров О.В. Современная зарубежная популярная музыка как средство обучения английскому языку студентов нелингвистического профиля // Человек и образование. 2014. №4(41). С. 141-143.
18.
Гусев Д.А. К вопросу о риторической культуре преподавателя высшей школы // Современное образование. 2015. №2. С. 141-176.
19.
Гусев Д.А. Docendo discimus – Уча, мы учимся сами. Сборник статей. Монография / Москва, 2013.
20.
Флеров О.В. Блог как средство обучения английскому языку // Педагогика и просвещение. 2014. №4. С. 66-73.
21.
Гатиатуллина Э.Р. Горек ли корень учения? Или к вопросу о личности педагога в образовательном процессе // Современное образование. 2015. № 2. С.20-44.
22.
Рыбакова Н.А. Музыкальная деятельность как источник требований к личности учителя // Психология и педагогика: методика и проблемы практического применения. 2014. № 41. С. 23-28.
23.
Blommaert J. The sociolinguistics of globalization. Cambridge and New York: Cambridge University Press, 2010.
24.
Брескин В. Триада: Метод изучения сущности семиотического единства языка и искусства // Философская мысль. - 2012. - 3. - C. 119 - 159. URL: http://www.e-notabene.ru/fr/article_19.html
References (transliterated)
1.
Muzyakov S.I. Informatsionnye i mezhkul'turnye kommunikatsii cherez prizmu skepticheskoi paradigmy myshleniya // Obrazovatel'nye resursy i tekhnologii. 2014. № 4(7). S. 69-74.
2.
Aleshinskaya E.V. Sovremennyi amerikanskii muzykal'nyi termin: Dissertatsiya na soiskanie uchenoi stepeni kandidata filologicheskikh nauk / Nizhegorodskii gosudarstvennyi lingvisticheskii universitet im. N.A. Dobrolyubova. Nizhnii Novgorod, 2008.
3.
Velikova L.N. Angliiskii: voina ili … mir? // Al'manakh sovremennoi nauki i obrazovaniya. 2010. № 2(33). Ch. 2. S. 43–46.
4.
Aleshinskaya E. Key components of musical discourse analysis // Research in Language. 2013. Vol. 11(4). P. 423–444.
5.
Crystal D. English as a Global Language. Sec. ed. Cambridge: Cambridge University Press, 2003.
6.
Sharov K.S. Muzyka postmoderna i global'nyi mir // Tsennosti i smysly. M.: Institut effektivnykh tekhnologii, 2011. №6. S. 6–23.
7.
Proshina Z.G. Russian English: Pride or prejudice? (Russkii angliiskii: gordost' ili predubezhdenie) // Nauchnye doklady vysshei shkoly. Filologicheskie nauki. 2014. № 6. S. 15–25.
8.
Proshina Z.G. Dinamika razvitiya angliiskogo yazyka v ego regional'nykh variantakh // Vestnik IGLU. 2012. № 2(18). S. 200–206.
9.
Shchennikova N.V. Spetsifika angliiskoi rechi nositelei russkogo yazyka: kognitivnyi aspekt // Vestnik Baltiiskogo Federal'nogo universiteta im. I. Kanta. 2014. № 2. S. 106–116.
10.
Rivlina A.A. Globalizatsiya angliiskogo yazyka i formirovanie massovogo russko-angliiskogo bilingvizma // Vestnik Cherepovetskogo gosudarstvennogo universiteta. 2014. № 4. Filologicheskie nauki. S. 104–108.
11.
Flerov O.V. Korporativnoe obuchenie angliiskomu yazyku kak sposob povysheniya urovnya kommunikativnoi kompetentsii sotrudnikov mezhdunarodnykh kompanii // Sovremennoe obrazovanie. 2015. № 2. S. 116–140.
12.
Flerov O.V. Osobennosti prepodavaniya angliiskogo yazyka studentam s vysokim urovnem yazykovoi podgotovki // Sovremennoe obrazovanie. 2015. № 1. S. 100–123.
13.
Aniol A.V. Mezhkul'turnaya kommunikatsiya i ee rol' v protsesse obucheniya bakalavrov i magistrov // Obrazovatel'nye resursy i tekhnologii. 2014. № 4(7). S. 54-61.
14.
Higgins C. The formation of L2 selves in a globalizing world // Identity formation in globalizing contexts. Berlin, 2011. P. 1–18
15.
Dolgikh M.V. Obuchenie inostrannym yazykam studentov vuzov v usloviyakh globalizatsii // Vestnik Yuzhno-Ural'skogo professional'nogo instituta. 2012. № 2(8). S. 58–67.
16.
Rybakova N.A. Vospitanie u shkol'nikov kachestv samoaktualiziruyushcheisya lichnosti na urokakh muzyki // Pedagogika iskusstva. 2012. № 2. S. 119-125.
17.
Flerov O.V. Sovremennaya zarubezhnaya populyarnaya muzyka kak sredstvo obucheniya angliiskomu yazyku studentov nelingvisticheskogo profilya // Chelovek i obrazovanie. 2014. №4(41). S. 141-143.
18.
Gusev D.A. K voprosu o ritoricheskoi kul'ture prepodavatelya vysshei shkoly // Sovremennoe obrazovanie. 2015. №2. S. 141-176.
19.
Gusev D.A. Docendo discimus – Ucha, my uchimsya sami. Sbornik statei. Monografiya / Moskva, 2013.
20.
Flerov O.V. Blog kak sredstvo obucheniya angliiskomu yazyku // Pedagogika i prosveshchenie. 2014. №4. S. 66-73.
21.
Gatiatullina E.R. Gorek li koren' ucheniya? Ili k voprosu o lichnosti pedagoga v obrazovatel'nom protsesse // Sovremennoe obrazovanie. 2015. № 2. S.20-44.
22.
Rybakova N.A. Muzykal'naya deyatel'nost' kak istochnik trebovanii k lichnosti uchitelya // Psikhologiya i pedagogika: metodika i problemy prakticheskogo primeneniya. 2014. № 41. S. 23-28.
23.
Blommaert J. The sociolinguistics of globalization. Cambridge and New York: Cambridge University Press, 2010.
24.
Breskin V. Triada: Metod izucheniya sushchnosti semioticheskogo edinstva yazyka i iskusstva // Filosofskaya mysl'. - 2012. - 3. - C. 119 - 159. URL: http://www.e-notabene.ru/fr/article_19.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"