Статья 'Отражение демографического фактора в региональных программах устойчивого развития (на примере Липецкой области)' - журнал 'Теоретическая и прикладная экономика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Теоретическая и прикладная экономика
Правильная ссылка на статью:

Отражение демографического фактора в региональных программах устойчивого развития (на примере Липецкой области)

Козлова Елена Ивановна

кандидат экономических наук

доцент, кафедра экономики, ФГБОУ ВО "Липецкий государственный технический университет"

398050, Россия, Липецкая область, г. Липецк, ул. Интернациональная, 5а, ауд. 504

Kozlova Elena Ivanovna

PhD in Economics

Docent, the department of Economics, Lipetsk State University

398050, Russia, Lipetskaya oblast', g. Lipetsk, ul. Internatsional'naya, 5a, aud. 504

kozlova.e.i@kzlvs.com
Новак Максим Андреевич

кандидат экономических наук

доцент, кафедра экономики, ФГБОУ ВО "Липецкий государственный технический университет"

398050, Россия, Липецкая область, г. Липецк, ул. Интернациональная, 5а, ауд. 504

Novak Maksim Andreevich

PhD in Economics

Docent, the department of Economics, Lipetsk State University

398050, Russia, Lipetskaya oblast', g. Lipetsk, ul. Internatsional'naya, 5a, aud. 504

ferz235@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-8647.2020.1.32274

Дата направления статьи в редакцию:

26-02-2020


Дата публикации:

09-04-2020


Аннотация.

Демографические тенденции в развитии общества имеют базовую основу по отношению к любым другим тенденциям. Поэтому составной частью федеральных и региональных стратегий развития выступают управленческие решения, направленные на увеличение рождаемости, повышение продолжительности жизни, оптимизацию миграционных потоков. Нарастающая депопуляция населения страны актуализирует изучение проблемы демографического развития. Целью настоящего исследования является обоснование и выделение проблемных положений в приоритетных направлениях демографического развития и инструментах их реализации, включенных в «Стратегию социально-экономического развития Липецкой области на период до 2024 года» в сфере демографии. Методологический основой данного исследования выступает диалектический подход, дающий понимание взаимообусловленности социально-демографических процессов и явлений. В статье на основе различных статистических и сравнительного методов исследования проведен анализ динамики демографических процессов в Липецкой области за период 01.01.2017-01.01.2019 гг.; даны оценки возможности достижения целевых показателей региональной стратегии развития по естественной убыли населения и численности населения Липецкой области в трудоспособном возрасте. Обоснован вывод о не полном выявлении органами власти демографических тенденций региона в текущий период; слабости реагирования на региональную демографическую ситуацию посредством принятия управленческих решений. Предложено внесение корректив в формулирование цели стратегии развития Липецкой области в сфере демографии.

Ключевые слова: Устойчивое развитие, Стратегия социально-экономического развития, Демографическая ситуация, Естественная убыль, Коэффициент смертности, Ожидаемая продолжительность жизни, Демографическая политика, Региональные демографические приоритеты, Целевые демографические ориентиры, Инструменты достижения ориентиров

Работа выполнена в рамках гранта Российского фонда фундаментальных №18-410-480003 р_а «Влияние демографических и миграционных процессов на региональную систему занятости и валовой региональный продукт»

Abstract.

The demographic trends in social development have a basic foundation with regards to any other trends. Therefore, the management solutions aimed at rising birth rate, increasing longevity of life, and optimization of migration flows become an integral part of the federal and regional development strategies. Growing depopulation of the country actualizes studying of the problem of demographic development. The goal consists in substantiation and determination of the problematic aspects in the priority vectors of demographic development and tools of their implementation included into the Strategy of Socioeconomic Development of Lipetsk Region for the period until 2024. Analysis is conducted on the dynamics of demographic processes in Lipetsk Region for the period from 01.01.2017 to 01.01.2019. The author assesses the possibility of achieving target indicators of the regional development strategy by natural decline in population and size of population of Lipetsk Region of working age. The conclusion is substantiated on the inaccurate determination of regional demographic trends by the authorities in the current cycle; weak response to the regional demographic situation by making management decisions. The author proposes to modify the formulation of the goal of development strategy of Lipetsk Oblasts in demographic sphere.

Keywords:

Demographic targets, Regional demographic priorities, Demographic policy, Life expectancy, Natural decline, Mortality rate, Demographic situation, Strategy for socio-economic development, Sustainable development, Tools for achieving targets

Введение

Основу экономико-теоретического анализа составляет поиск равновесных состояний: в микроэкономике исследуются условия частичного равновесия, в макроэкономике – условия общего равновесия. Составной частью таких исследований и в микро, и в макроэкономике выступает построение экономических моделей роста. В 1980-х годах теория экономического развития была дополнена соблюдением условий сохранения природных ресурсов и объединена в теорию устойчивого развития [1, с. 481]. Общей направленностью концепции устойчивого развития является гармонизация удовлетворения потребностей настоящего и будущих поколений [2].

Первым значительным шагом в обосновании концепции устойчивого развития, обозначенной «повесткой дня» для XXI века, является проведение Конференции ООН по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро в июне 1992 г. Как одна из программных областей декларации по окружающей среде и развитию в Рио-де-Жанейро рассматривается взаимосвязь между динамикой населения и устойчивым развитием (глава 5). Основой такой связи выступает предпосылка об усилении негативного воздействия антропологической деятельности на окружающую среду в связи с ростом численности населения мира и соответственным образом растущими масштабами производства. В связи с этим постулируется подход к демографическим тенденциям и факторам как элементу, оказывающему основное воздействие на производство, структуру потребления, образ жизни и долгосрочное устойчивое развитие национальных систем [3].

Вместе с тем, на практике имеют место значительные региональные и субрегиональные различия, которые необходимо учитывать при выявлении взаимосвязи между демографическими процессами, природными ресурсами и системами, обеспечивающими поддержание жизни. В странах с высокой плотностью населения достижение целей устойчивого развития может опираться на сдерживание роста населения [4, с. 565]. Для России и большинства ее регионов сегодня ставится другая задача – борьба с депопуляцией населения. Недостаточность демографического ресурса с точки зрения определенных количественных и качественных характеристик населения делает невозможным устойчивое развитие, даже если другие ресурсы имеются в избытке.

Исходя из того, что размеры и темп роста населения задают перспективы устойчивого развития, цель настоящего исследования заключалась в развернутом анализе приоритетов и инструментов демографической политики Липецкой области как составной части региональной стратегии социально-экономического развития с точки зрения их соответствия текущей демографической ситуации. На основании выполненного прогноза численности населения Липецкой области методом скользящих возрастов, анализа динамики численности женщин репродуктивного и активного репродуктивного возраста, их территориального размещения, динамики смертности мужчин и женщин трудоспособного возраста по основными причинами смертности, обоснована необходимость осуществления конкретизацию цели демографического развития Липецкой области и гибкой корректировки целевых показателей демографической политики с учетом реально складывающейся в регионе демографической ситуации.

Цели и задачи демографической программы Липецкой области

В Липецкой области основным действующим документом концептуального характера по устойчивому развитию региона является закон Липецкой области «Стратегия социально-экономического развития Липецкой области на период до 2024 года» (далее – «Стратегия…»), принятый в 2006 г. Последняя редакция «Стратегии…» принята 29.10.2018 г., она включает целевые показатели, рассчитанные по базовым данным от 12.2017 г. [5].

В «Стратегии…» выделяются пять основных социально-экономических проблем развития Липецкой области, содержание которых раскрывается через стратегический анализ по 22 направлениям развития региона и итоговый стратегический анализ для развития области в целом; формулируются 4 комплексные стратегические цели развития области до 2024 года и 15 приоритетов развития. Для реализации задач, утвержденных в Стратегии социально-экономического развития области, администрацией области разработано и утверждено 20 государственных программ Липецкой области.

Демографическая ситуация в «Стратегии социально-экономического развития Липецкой области на период до 2024 года» включена в раздел «Социальные проблемы» (пункт 2.2.). В частности, в законе отмечается, что в Липецкой области имеет место: продолжение сокращения численности населения региона вследствие естественной убыли (в том числе, отмечается снижение численности женщин фертильного возраста); отсутствие компенсирования естественных потерь населения за счет миграционных процессов; снижение численности населения трудоспособного возраста (в том числе, отмечается высокий уровень смертности среди мужчин трудоспособного возраста); снижение численности молодежи в возрасте от 20 до 30 лет. Но в целом, стратегический анализ демографического развития Липецкой области (пункт 3.1) следует рассматривать как достаточно оптимистический. Сильные стороны, к которым отнесен рост суммарного коэффициента рождаемости, рост численности многодетных семей, снижение младенческой смертности и рост средней ожидаемой продолжительности предстоящей жизни населения региона в 2017 г. по отношению к базовому 2005 г., превышают слабые стороны.

Хотя описание социальных проблем области начинается с описания демографических проблем, а стратегический анализ демографического развития вынесен на первое место в разделе SWOT анализа, улучшению демографической ситуации не придан статус самостоятельной стратегической цели развития области. Демографическая проблема включена в задачи, за счет решения которых предполагается достижение первой стратегической цели устойчивого развития Липецкой области – «Повышение благосостояния и качества жизни». В результате решения задачи «улучшение демографической ситуации, социальная поддержка граждан» прогнозируется:

– ограничение естественной убыли на уровне 3,1 чел. на 1000 человек населения;

– возрастание ожидаемой продолжительности жизни до 75,4 лет;

– снижение коэффициента смертности до 13,4 событий на 1000 чел. населения.

Одновременно, направление «Демография» включено в приоритеты развития Липецкой области (пункт 5.1). В этом же пункте «Стратегии…» рассмотрены основные направления, за счет которых будут достигнуты приоритеты. Региональных демографических приоритетов выделено четыре:

1. Стабилизация численности постоянного населения Липецкой области;

2. Увеличение суммарного коэффициента рождаемости;

3. Увеличение ожидаемой продолжительности жизни;

4. Увеличение активного долголетия или ожидаемой продолжительности здоровой жизни.

Концепция демографической политики Липецкой области и инструменты реализации целевых показателей демографического развития региона

Термин «приоритет» в общем плане означает наиболее важное направление деятельности. Необходимость использования данного термина при планировании будущего развития хозяйствующих субъектов обусловлена многовариантностью стратегического выбора [6, с. 454]. Приоритет, по мнению Л. Л. Рыбаковского, задает направление стратегии, ориентированной на достижение определенных результатов [7, с. 66]. Приоритет, таким образом, это есть то, что позволит «сконструировать» будущее развитие. Включение демографической ситуации области в приоритеты региональной «Стратегии…» позволяет, по нашему мнению, увидеть не только программные вопросы региональной стратегии развития в сфере демографии, но и раскрыть концепцию демографической политики, проводимой в Липецкой области.

Демографическая политика не является однородной. Ее конструирующий вектор может быть связан как с формированием желательного и необходимого режима воспроизводства населения, так и с сохранением уже достигнутых направлений динамики структуры и численности населения. Исторический анализ позволяет разделить демографическую политику по характеру и направленности на три основных вида – популяционистскую, рестриктивную и стационарного оптимума. Опыт проведения популяционистской демографической политики в развитых странах показывает, что она включает два основных вида – пронаталистскую политику (в разных ее формах) и активную иммиграционную политику [8, с. 141]; [9].

Исходя из содержания категории «приоритеты развития» и видов демографической политики, считаем, что приоритетом региональной Стратегии развития в направлении «Демография» является только приоритет номер 1 – «стабилизация численности постоянного населения Липецкой области». Приоритеты под номерами 2–4 следует рассматривать как целевые показатели выбранного вида демографической политики. В целом, выделенный для региона приоритет в направлении «Демография», соответствует популяционистской демографической политике, поскольку направлен на повышение рождаемости жителей региона.

В исследовании Е. Д. Кузнецовой отмечается, что отечественные демографические школы с учетом специфики проблем народонаселения в России концептуально разграничивают популяционистскую демографическую политику на пронаталистскую консервативную (представлена в работах А. И. Антонова, В. М. Медкова, Л. Л. Рыбаковского и др.) и модернизационно-либеральную (представлена в работах А. Г. Вишневского, Ж. В. Черновой, Л. Н. Овчаровой и др.). Первый вид популяционистской демографической политики ориентирован на рост численности населения за счет возрождения ценностей многодетной семьи с сохранением цивилизационной и этноконфессиональной идентичности населения. Второй вид популяционистской демографической политики ориентирован на уже преобладающий в стране малодетный тип семьи, государственную поддержку всех типов семей и привлечение массовых потоков мигрантов [10, с. 5–6].

Для того, чтобы установить, какой концептуальный подход лег в основу разработанной региональными властями пронаталистской демографической политики в Липецкой области, необходимо проанализировать отобранные для ее реализации инструменты (в контексте «Стратегии…» – основные направления). Следует отметить, что такой анализ имеет определенные трудности, так как два из трех целевых ориентиров в сфере демографии в Липецкой области соотносятся друг с другом как вычитаемая величина и разность, то есть, вычитаемое - коэффициент смертности, и разность – естественная убыль, и, соответственно, все факторы, направленные на снижение вычитаемого одновременно будут являться факторами увеличения (роста) разности. Однако в реальной жизни такая взаимосвязь не обеспечивает автоматического выполнения заданного ориентира по показателю разности (естественной убыли), если достигнут заданный ориентир по показателю вычитаемого (коэффициенту смертности). Необходим одновременный прирост по другому показателю – уменьшаемому (коэффициенту рождаемости).

В отдельном обсуждении нуждается также взаимосвязь между региональным ориентиром на снижение смертности и региональным ориентиром на увеличение ожидаемой продолжительности жизни. Ожидаемая продолжительность жизни – это интегральный демографический показатель, основой расчета которого являются возрастные коэффициенты смертности. По содержанию, как отмечает А. Г. Вишневский, этот показатель представляет корректную характеристику повозрастной смертности данного года, сжатую в одну цифру [11, с.15].

Тенденция значительного роста ожидаемой продолжительности жизни, как следствие переноса (оттеснения) смертей к более старшим возрастам, начала проявляться в развитых странах мира в 1970-х годах. Старение населения рассматривается для большинства стран как один из главных вызовов ближайших десятилетий [12, c. 48]. С одной стороны, старение населения ведет к сокращению численности рабочей силы. С другой стороны, население в пенсионном возрасте может стать резервом увеличения численности занятых, что актуализирует задачу увеличения активного долголетия или ожидаемой продолжительности здоровой жизни. Ожидаемая продолжительность жизни и ожидаемая продолжительность здоровой жизни, как расчетные величины, находятся в прямой зависимости от возрастных коэффициентов смертности. Определяющим фактором динамики последних выступает успешность борьбы с причинами смерти.

На рисунке 1 представлена авторская группировка инструментов реализации целевых показателей демографического развития региона, обозначенных в «Стратегии социально-экономического развития Липецкой области…». Данная группировка показывает, что инструменты достижения целевых ориентиров стратегии развития Липецкой области в сфере демографии не являются однобокими, они направлены на разные аспекты демографической ситуации в регионе - рождаемость, смертность, улучшение образа жизни.

В целом, сформулированные в «Стратегии…» инструменты демографического развития региона охватывают две основные области демографических задач: 1) «Стимулирование рождаемости и укрепление семьи» (выражается через целевой показатель «Ограничение естественной убыли»); 2) «Укрепление здоровья и увеличение продолжительности жизни» (выражается через целевые показатели «Возрастание ожидаемой продолжительности жизни» и «Снижение коэффициента смертности»).

Активных инструментов для выполнения демографической задачи «Регулирование миграции и расселение» [13, с. 44] в «Стратегию…» не включено. Такой подход считаем верным, поскольку Липецкая область является мало привлекательной по уровню и структуре доходов для всех потоков мигрантов – и внутренних, и внешних [14]. Выделенная же в SWOT анализе демографического развития области возможность «Привлечение на территорию Липецкой области востребованных на рынке труда категорий мигрантов» имеет, на наш взгляд, исключительно декларативный характер.

В совокупности инструментов демографического развития региона, на наш взгляд, преобладают стимулирующие меры – поощрение многодетности, обеспечение доступности дошкольного образования для детей в возрасте до трех лет, улучшение работы спортивных учреждений. К сдерживающим инструментам можно отнести только инструмент снижения смертности среди лиц пожилого возраста в виде формирования системы долговременного ухода за гражданами пожилого возраста и инвалидами, включая ликвидацию очередей в организациях социального обслуживания и развитие гериатрической медицинской помощи.

Рисунок 1 – Инструменты достижения целевых ориентиров стратегии развития Липецкой области в сфере демографии (до 2024 г.) [5]

Важной особенностью выбранного инструментария для достижения целевых ориентиров стратегии развития Липецкой области в сфере демографии является активное использование социальных инструментов, направленных на формирование общественно полезной модели демографического поведения. К таким социальным инструментам относятся, на наш взгляд, пропаганда семейных ценностей и здорового образа жизни через популяризацию регулярных занятий населения физической культурой. Это означает, что региональные власти значимыми факторами улучшения демографической ситуации рассматривают поведенческие факторы, направленные на трансформацию мотивов репродуктивного поведения и самосохранение здоровья населением региона.

Кроме того, прослеживается попытка использовать меры косвенного влияния государства на демографическую ситуацию в регионе. В частности, выделяется поддержка некоммерческого сектора в сфере физической культуры и спорта в целях развития конкуренции и повышения качества услуг.

Оценка возможности достижения целевого снижения показателя естественной убыли населения Липецкой области

Данные Росстата по динамике численности населения Липецкой области за период 01.01.2017-01.01.2019 гг. позволяют сделать некоторые предварительные оценки в отношении точности расчетов демографических прогнозов и целевых ориентиров, включенных в «Стратегию…» [15]. На наш взгляд, необходимо сосредоточиться на анализе динамики показателей естественного прироста населения и численности трудоспособного населения, поскольку именно их значения оказывают непосредственное влияние на среднесрочную и долгосрочную динамику численности населения области и ее трудовых ресурсов. Достижение целевого ориентира по ожидаемой продолжительности жизни, по нашему мнению, будет оказывать только косвенное влияние на качество региональных трудовых ресурсов через создание условий здоровой жизни как таковых.

В 2017 г. (завершающий год предыдущего планового периода) число родившихся в Липецкой области составило 10‰, число умерших – 14,7‰. По сравнению c 2016 г., динамика рождений и смертей в области является убывающей при возрастании показателя естественной убыли. В 2018 г. число родившихся в Липецкой области составило 9,5‰, а число умерших – 14,5‰, что обусловило возрастание показателя естественной убыли населения с –4,7‰ до –5‰. По данным за январь–ноябрь 2019 г. смертность продолжила снижаться и составила 13,1‰ (97,6% к предыдущему периоду), однако в сочетании с более высокими темпами сокращения числа родившихся (до 7,9‰), показатель естественной убыли возрос до –5,2‰ (рис. 2).

Рисунок 2 – Динамика общих коэффициентов рождаемости, смертности и естественного прироста (убыли) населения в Липецкой области, 01.01.2015-01.12.2019 гг., ‰

Если за базу расчетов взять фактически достигнутые показатели рождаемости в Липецкой области в 2018-2019 гг., то для выполнения целевого ориентира по естественной убыли на уровне 3,1 чел. на 1000 человек населения региона к 2024 г. (при снижении коэффициента смертности до 13,4 событий на 1000 чел. населения) необходимо стимулировать рождаемость до 10,3 рождений на 1000 человек населения или на 8,4% за последующее пятилетие. А достижение еще более высокого показателя рождаемости в регионе позволит обеспечить целевой уровень естественной убыли и без достижения целевого значения по региональной смертности.

Оценить возможности роста рождаемости в регионе в результате стимулирующих мер позволяет анализ трансформации половозрастной структуры населения Липецкой области, и, прежде всего, анализ динамики численности женщин репродуктивного возраста.

Подход к определению границ активного репродуктивного возраста женщин не имеет единообразия. Выделяются диапазоны: 15–35 лет [16], 25–34 лет [17], 20–40 лет [18]. В исследовании взят диапазон 20–34 лет, используемый в работах сотрудников ВолНЦ РАН. В частности, О. Н. Калачикова отмечает, что 83% рождений обеспечиваются женщинами в возрасте 20–34 лет [19, с. 29].

На 01.01.2017 г. доля женщин репродуктивного возраста (15–49 лет) составила 42,3% от общей численности женского населения области (266,1 тыс. чел.), в том числе доля женщин в активном репродуктивном возрасте (20–34 лет) – 18,9% (118,8 тыс. чел.). Выполненный нами прогноз численности населения Липецкой области методом перемещения возрастов на ближайшие два десятилетия в трех вариантах (средний, низкий, высокий) показывает, что в 2017-2037 гг. продолжится снижение общей численности населения области нарастающими темпами (по среднему прогнозу с 0,6% в 2017-2022 гг. до 4,3% в 2032-3037 гг. на начало периода) [20].

Рисунок 3 – Прогноз численности женщин репродуктивного и активного репродуктивного возраста Липецкой области методом перемещения возрастов в трех вариантах (на начало периода), тыс. чел.

На рисунке 3 представлена прогнозная динамика численности женщин Липецкой области репродуктивного возраста и женщин в активном репродуктивном возрасте. Средний прогноз показывает, что общая численность женщин репродуктивного возраста будет снижаться существенно более высокими темпами, чем численность населения области в целом.

К концу 2021 г. такое снижение численности составит 15,1 тыс. чел. (–6 5,6%), а к концу периода действия региональной «Стратегии…» – около 20 тыс. чел. (–67,7%). Динамика численности женщин Липецкой области в активном репродуктивном возрасте не совпадает с динамикой численности женщин в репродуктивном возрасте в целом. Первоначально будет иметь место снижение численности данной возрастной группы женщин региона. Прогнозный минимум в 79,1 тыс. чел. женщин активного репродуктивного возраста достигается к концу 2026 г., что приведет к снижению доли этой группы в общей численности населения Липецкой области до 12,9%. В последующем численность данной возрастной группы женщин начнет расти, достигнув 87,5 тыс. чел. к концу 2036 г. или 15,3% от общей численности населения. Рассчитанный для Липецкой области прогноз численности населения в части динамики численности женщин активного репродуктивного возраста соотносится с позицией Н. В. Зубаревич, которая отмечает, что в конце 2020–х годов в репродуктивный возраст начнут вступать поколения, родившиеся в период короткого демографического подъема 2010–х годов [21].

Поскольку Липецкая область является регионом, где преобладает городское население, то данный вид населения преобладает и во всех возрастных группах женщин.

На конец 2017 г. в общей численности женщин репродуктивного возраста и в общей численности женщин активного репродуктивного возраста региона городское население составило 74,4% и 69,0% соответственно. Преобладание среди женщин репродуктивного возраста области городских женщин отрицательно сказывается на динамике общего коэффициента рождаемости, поскольку городские женщин рожают реже сельских женщин (рис. 4).

Рисунок 4 – Динамика суммарного коэффициента рождаемости Липецкой области [22]

Вместе с тем, как видно из рисунка 4, начиная с 2015 г. происходит быстрое сближение репродуктивной позиции городских и сельских женщин – в 2018 г. суммарный коэффициента рождаемости городского населения составил 1,450, сельского населения – 1,569 рождений на 1 женщину. Такая динамика суммарного коэффициента рождаемости в Липецкой области, обусловлена, как мы полагаем, преобладанием в регионе семей с работающей матерью, стимулом рождаемости в которых, как отмечает М. А. Кашина, являются не монетарные меры пронаталистской демографической политики (имеющие кратковременный характер), а факторы долговременного порядка - уверенность в благополучном будущем детей [23, с. 61]. Поэтому совершенствование механизмов социальной поддержки семей с детьми, как основной инструмент достижения целевых ориентиров стратегии развития Липецкой области в сфере демографии по целевому ориентиру «Ограничение естественной убыли», может повлиять лишь на репродуктивное поведение малообеспеченных семей, которые количественно преобладают в сельской местности. В частности, в соответствии с Паспортом программы Липецкой области «Демография» в плановом периоде финансовая поддержка осуществляется нуждающимся семьям в форме ежемесячных выплат в связи с рождением (усыновлением) первого ребенка за счет субвенций из федерального бюджета; а также нуждающимся семьям, имеющих трех и более детей, в случае рождения (усыновления) третьего ребенка или последующих детей до достижения ребенком возраста 3 лет [24].

Однако, исходя из малочисленности сельских женщин репродуктивного возраста, ожидать принципиального роста рождаемости в регионе за счет данного фактора нет оснований. С учетом же общего сокращения численности женщин активного репродуктивного возраста в ближайшем десятилетии такой эффект будет иметь только краткосрочный характер.

Оценка прогноза по снижению численности населения Липецкой области в трудоспособном возрасте

Проведенное исследование также показывает существенное расхождение прогнозных показателей по снижению численности населения в трудоспособном возрасте (в целом за период на 2%, в среднем в год на 0,4% или примерно на 2,5 тыс. чел.) и фактической численностью данной категории населения региона. Так, только с 01.01.2018 г. по 01.01.2019 г. численность населения трудоспособного возраста сократилась на 21,1 тыс. чел. (с 635,9 тыс. чел до 614,8 тыс. чел. соответственно).

В относительном выражении снижение численности трудоспособного возраста за рассматриваемый период составило 3,3%. При этом более трети общей величины снижения численности населения трудоспособного возраста (на 8,3 тыс. чел.) было связано с сокращением численности населения в возрасте от 20 до 30 лет, в том числе на 3,4% в возрасте 20–24 лет и на 8,9% в возрасте 25–29 лет (рис. 5).

Рисунок 5 – Изменение численности населения Липецкой области в трудоспособном возрасте, 01.01.2018-01.01.2019 гг., чел.

Снижение численности населения региона трудоспособного возраста произошло и в другой относительно молодой возрастной группе – от 30 до 34 лет, оно составило 1,9% или 1,8 тыс. чел. Снижение численности имело место также в возрастных группах 50–654 лет и 55–59 лет (учитывалась численность мужчин) на 4,5% и 2,8% соответственно.

В возрастных группах 16–19 лет, 35–39 лет, 40–49 лет, 45–49 лет численность населения увеличилась (на 0,08 тыс. чел, на 2,0 тыс. чел, на 0,7 тыс. чел. и на 0,4, тыс. чел. соответственно), но этот прирост не имеет компенсирующего уровня. Поэтому тенденция сокращения численности трудоспособного населения Липецкой области и старения населения региона в целом в рассматриваемом периоде будет сохранятся.

Показатели численности трудоспособного населения региона охватываются такой областью демографических задач как «Укрепление здоровья и увеличение продолжительности жизни», которые выражаются через целевые показатели «Возрастание ожидаемой продолжительности жизни» и «Снижение коэффициента смертности». Однако запланированные инструменты прямо касаются снижения коэффициента смертности только у граждан старших возрастов, а не лиц трудоспособного возраста, хотя данные региональной статистики показывают, что смертность среди населения трудоспособного возраста в Липецкой области превышает среднероссийские показатели и средние показатели по Центральному федеральному округу. Региональный коэффициент смертности населения обоих полов в трудоспособном возрасте в 2017 г. (январь–июнь) составил 500,2 чел. на 100000 тыс. населения, в 2018 г. – 521,7 чел. на 100000 тыс. населения.

Основной вклад в высокий показатель смертности населения области в трудоспособном возрасте Липецкой области вносит смертность мужчин трудоспособного возраста. В 2017 г. соответствующий показатель по мужчинам составил 789,1 чел., по женщинам – 180,4 чел. на 100000 населения; в 2018 г. – 818,2 чел. и 193 чел. и на 100000 населения соответственно. У мужчин основными причинами смертности в 2017-2018 гг. стали ишемическая болезнь сердца и внешние причины смерти, доля этих причин смертности в совокупности составила 57,% и 58,5% соответственно. Во внешних причинах смертности у мужчин на первом месте находятся отравления (всех видов) алкоголем, на втором месте – смертность на транспорте.

Основными причинами смертности у женщин в 2017-2018 гг. стали три причины: новообразования (более 95% из них составляют злокачественные новообразования), болезни системы кровообращения и внешние причины смерти. В 2018 г. у женщин имело место увеличение количества смертей по причине новообразований и болезней системы кровообращения и уменьшение количества смертей от внешних причин.

Выводы и предложения

1. Отраженное в «Стратегии социально-экономического развития Липецкой области на период до 2024 года» направление демографического развития региона соответствует пронаталистской демографической политике. В совокупности инструментов демографического развития региона преобладают стимулирующие меры. В инструментарий демографического развития также включены социальные инструменты, направленные на формирование общественно полезной модели демографического поведения населения области – укрепление семьи, ведение здорового образа.

2. Исходя из неудовлетворительных параметров воспроизводства населения в Липецкой области, трансформации половозрастной структуры населения в сторону старения, сокращения численности населения в трудоспособном возрасте, безусловно, приоритетной задачей в сфере демографии в регионе должно быть регулирование процессов естественного движения, в первую очередь, стимулирование рождаемости. Соответственно, целью демографического развития Липецкой области, однозначно, следует рассматривать стабилизацию численности населения.

Но в общем плане при отсутствии конкретицизации данной цели по тем или иным демографическим процессам, ее достижение может опираться на разные и равноценные, с точки зрения достижения итогового результата, варианты управляющих действий: поддержание нулевого естественного и миграционного прироста населения; поддержание естественного прироста на уровне, компенсирующем миграционную убыль; поддержание миграционного прироста на уровне, компенсирующем естественную убыль.

На основании выполненного прогноза численности населения Липецкой области методом скользящих возрастов, анализа динамики численности женщин репродуктивного и активного репродуктивного возраста, их территориального размещения, динамики смертности мужчин и женщин трудоспособного возраста по основными причинами смертности, считаем необходимым осуществить конкретизацию цели демографического развития Липецкой области:

- приоритетом демографический политики в Липецкой области должна стать стабилизации населения путем перехода на максимально экономичный режим его воспроизводства за счет роста рождаемости до соответствующих уровней при одновременном снижении смертности, прежде всего, среди населения в трудоспособном возрасте;

- демографическим ориентиром по миграционным потокам в Липецкой области следует рассматривать обеспечение минимизации миграционного сальдо.

3. Согласно отмеченным направлениям конкретизации цели демографического развития региона в «Стратегии социально-экономического развития Липецкой области на период до 2024 года» должны быть скорректированы и инструменты их реализации. Причины и последствия сокращения численности населения в регионе имеют комплексный характер, поэтому не может быть одного инструмента их устранения. В то же время, повышение эффективности разрабатываемых в сфере демографии мер региональной политики требует концентрации усилий на наиболее значимых для региональной демографической динамики факторов.

Важность включения в демографическую программу Липецкой области механизмов социальной поддержки семей с детьми (в основном многодетных нуждающихся семей) не вызывает сомнения. Однако эффективность данного инструмента в обеспечении высоких показателей рождаемости в регионе не является однозначной. Имеет место не полное выявление региональными органами власти демографических тенденций региона в текущий период. В частности, не учтено быстрое сближение репродуктивной позиции сельских женщин, традиционно отдающих предпочтение более насыщенной детьми семье, с позицией городских женщин, не проявляющих таких предпочтений. В условиях общей неустойчивости экономического развития планируемый материальный стимул, скорее всего, будет недостаточным для изменения женщинами своего репродуктивного поведения.

Необходимо также учитывать, что рост валовых показателей численности населения региона за счет увеличения рождаемости не решит проблему снижения численности населения Липецкой области в трудоспособном возрасте. Но именно благодаря этой части населения региона формируются региональные доходы. Очевидно, что в «Стратегии социально-экономического развития Липецкой области на период до 2024 года» приоритетными должны стать механизмы снижения смертности трудоспособного населения, и, прежде всего, смертности мужчин трудоспособного возраста (главные направления – снижение заболеваний сердечно-сосудистой системы и различного рода несчастных случаев).

4. Анализ статистических данных, отражающих текущую динамику демографических процессов в регионе, показывает невозможность достижения двух из трех целевых показателей по улучшению региональной демографической ситуации. Для своевременной и полной оценки региональной демографической ситуации региональным органам власти необходимо разработать механизм гибкой корректировки целевых показателей демографической политики с учетом реально складывающейся ситуации.

Библиография
1.
Словарь современной экономической теории Макмиллана / общ. Ред. Д.У. Пирса.-М.: ИНФРА–М, 1997. – 608 с.
2.
Левина Е. И. Понятие «устойчивое развитие». Основные положения концепции // Вестник ТГУ, 2009, выпуск 11 (79). С. 113–119.
3.
Agenda 21: Programme of Action for Sustainable Development and Rio Declaration. N. Y., 1993.
4.
Белова В. А., Крупко А. Э. Демографические аспекты устойчивого развития ЦЧР // Вестник ТГУ, 2013. Т. 18, вып. 2. С. 562–569.
5.
Стратегия социально-экономического развития Липецкой области на период 2024 года. Закон Липецкой области от 19.12.2006 г. №60-пс (в ред. Законов Липецкой области от 25.05.2009 №264-ОЗ, от 14.12.2011 №589-ОЗ, от 29.10.2018 №213-ОЗ).
6.
Прядко С. Н., Жданкова Е. А. Установление стратегических приоритетов в планировании долгосрочного развития региональных предприятий // Фундаментальные исследования, 2016, № 6. С. 454–459.
7.
Рыбаковский Л. Л. концепция демографической политики России: опыт разработки и пути совершенствования // Социологические исследования, 2015. № 9. С. 62–70.
8.
Гокова О. В. Пронаталистская политика с позиции политической социологии // Известия Санкт-Петербургского экономического государственного университета, 2017. № 6. C. 140–144.
9.
Lee R., Mason А. (2010). Fertility, human capital, and economic growth over the demographic transition // European Journal of Population. 26(2): 159–182.
10.
Кузнецова Е. Д. Демографическая политика Росийской Федерации в контексте обеспечения национальной безопасности: автореф. дис. …канд. полит. наук:23.00.02 / Кубанский государственный университет – Краснодар, 2012. С. 27.
11.
Вишневский А. Смертность в России: несостоявшаяся вторая революция // Демографическое обозрение. Электронный научный журнал. 2014. Том 1. №4. С. 5–40. Режим доступа: https://demreview.hse.ru/issue/view/154
12.
Сонина Ю. В. Экономическая активность людей пожилого возрастат в России: вслед за мировым трендом? // Вопросы статистики, 2015. № 5. С. 48–58.
13.
Сакаев В. Демографическая политика в современной Росссии: подходы к определению целей // Власть, 2010. № 12. С. 43–45.
14.
Козлова Е. И., Новак М. А. Анализ уровня и структуры доходов населения Липецкой области как фактора миграционной привлекательности региона // Вестник Белгородского университета, кооперации, экономики и права, 2019. №. 2. С. 276–287.
15.
Коэффициенты рождаемости, смертности, естественного прироста, браков, разводов за январь-декабрь 2019 года. Режим доступа: https://gks.ru/free_doc/2019/demo/edn11-19.htm.
16.
Чернов А. В., Коновалов О. Е., Шевлякова Т. В. Медико-социальная характеристика женщин активного репродуктивного возраста и их семей // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины, 2012. № 1. C. 23–25.
17.
Новикова В. А., Сороченко А. А., Аутлева Ф. Р. Возрастные характеристики женщин с сальпингоофоритом // Современные проблемы науки и образования. Электронный научный журнал, 2018. №4. Режим доступа: https://www.science-education.ru/ru/article/view?id=27687.
18.
Шаповал О. С., Резниченко Г. И. Особенности реализации репродуктивной функции у женщин с доброкачественными опухолеподобными образованиями яичников // Здоровье женщины, 2015. № 2 (98). С. 104–107.
19.
Калачикова О. Н. Влияние особенностей демографических трендов на стратегии развития территорий. Доклад на заседани Ученого совета ИСЭРТ РАН 29 сентября 2016 года. С. 46. Режим доступа: http://www.vscc.ac.ru/activity/view?id=2352.
20.
Novak M. A., Kozlova E. I. Application of the Method of Moving Ages to Predict the Population of the Lipetsk Region // 2019 1st International Conference on Control Systems, Mathematical Modeling, Automation and Energy Efficiency (SUMMA). Lipetsk, Rossia, 2019, pp. 224–228.
21.
Зубаревич Н. В. Тенденции развития российских регионов. Доклад на 470-м заседании Совета Федерации федерального собрания Российской Федерации 11 декабря 2019 года. Москва, Россия. Режим доступа: https://youtu.be/YV-TfBnhVfo.
22.
Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Липецкой области. Демография. Режим доступа: https://lipstat.gks.ru/folder/34098?print=1.
23.
Кашина М. А. Социально-демографическая политика государства: в поисках гармонии интересов государства и населения //Демографическое образование и изучение народонаселения в университетах (к 50–летию кафедры народонаселения). Девятые Валентеевские чтения: сборник статей и тезисов выступлений. М: Экономический факультет МГУ имени М. В. Ломоносова, 2017. С. 53–62.
24.
Паспорт программы Липецкой области «Демография». Протокол № 6 от 13.12.2018 г. заседания координационного Совета по проектному управлению в Липецкой области. Режим доступа: http://szn.lipetsk.ru/nacionalnij_proekt_demografija
References (transliterated)
1.
Slovar' sovremennoi ekonomicheskoi teorii Makmillana / obshch. Red. D.U. Pirsa.-M.: INFRA–M, 1997. – 608 s.
2.
Levina E. I. Ponyatie «ustoĭchivoe razvitie». Osnovnye polozheniya kontseptsii // Vestnik TGU, 2009, vypusk 11 (79). S. 113–119.
3.
Agenda 21: Programme of Action for Sustainable Development and Rio Declaration. N. Y., 1993.
4.
Belova V. A., Krupko A. E. Demograficheskie aspekty ustoichivogo razvitiya TsChR // Vestnik TGU, 2013. T. 18, vyp. 2. S. 562–569.
5.
Strategiya sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Lipetskoi oblasti na period 2024 goda. Zakon Lipetskoi oblasti ot 19.12.2006 g. №60-ps (v red. Zakonov Lipetskoi oblasti ot 25.05.2009 №264-OZ, ot 14.12.2011 №589-OZ, ot 29.10.2018 №213-OZ).
6.
Pryadko S. N., Zhdankova E. A. Ustanovlenie strategicheskikh prioritetov v planirovanii dolgosrochnogo razvitiya regional'nykh predpriyatii // Fundamental'nye issledovaniya, 2016, № 6. S. 454–459.
7.
Rybakovskii L. L. kontseptsiya demograficheskoi politiki Rossii: opyt razrabotki i puti sovershenstvovaniya // Sotsiologicheskie issledovaniya, 2015. № 9. S. 62–70.
8.
Gokova O. V. Pronatalistskaya politika s pozitsii politicheskoi sotsiologii // Izvestiya Sankt-Peterburgskogo ekonomicheskogo gosudarstvennogo universiteta, 2017. № 6. C. 140–144.
9.
Lee R., Mason A. (2010). Fertility, human capital, and economic growth over the demographic transition // European Journal of Population. 26(2): 159–182.
10.
Kuznetsova E. D. Demograficheskaya politika Rosiiskoi Federatsii v kontekste obespecheniya natsional'noi bezopasnosti: avtoref. dis. …kand. polit. nauk:23.00.02 / Kubanskii gosudarstvennyi universitet – Krasnodar, 2012. S. 27.
11.
Vishnevskii A. Smertnost' v Rossii: nesostoyavshayasya vtoraya revolyutsiya // Demograficheskoe obozrenie. Elektronnyi nauchnyi zhurnal. 2014. Tom 1. №4. S. 5–40. Rezhim dostupa: https://demreview.hse.ru/issue/view/154
12.
Sonina Yu. V. Ekonomicheskaya aktivnost' lyudei pozhilogo vozrastat v Rossii: vsled za mirovym trendom? // Voprosy statistiki, 2015. № 5. S. 48–58.
13.
Sakaev V. Demograficheskaya politika v sovremennoi Rosssii: podkhody k opredeleniyu tselei // Vlast', 2010. № 12. S. 43–45.
14.
Kozlova E. I., Novak M. A. Analiz urovnya i struktury dokhodov naseleniya Lipetskoi oblasti kak faktora migratsionnoi privlekatel'nosti regiona // Vestnik Belgorodskogo universiteta, kooperatsii, ekonomiki i prava, 2019. №. 2. S. 276–287.
15.
Koeffitsienty rozhdaemosti, smertnosti, estestvennogo prirosta, brakov, razvodov za yanvar'-dekabr' 2019 goda. Rezhim dostupa: https://gks.ru/free_doc/2019/demo/edn11-19.htm.
16.
Chernov A. V., Konovalov O. E., Shevlyakova T. V. Mediko-sotsial'naya kharakteristika zhenshchin aktivnogo reproduktivnogo vozrasta i ikh semei // Problemy sotsial'noi gigieny, zdravookhraneniya i istorii meditsiny, 2012. № 1. C. 23–25.
17.
Novikova V. A., Sorochenko A. A., Autleva F. R. Vozrastnye kharakteristiki zhenshchin s sal'pingooforitom // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. Elektronnyi nauchnyi zhurnal, 2018. №4. Rezhim dostupa: https://www.science-education.ru/ru/article/view?id=27687.
18.
Shapoval O. S., Reznichenko G. I. Osobennosti realizatsii reproduktivnoi funktsii u zhenshchin s dobrokachestvennymi opukholepodobnymi obrazovaniyami yaichnikov // Zdorov'e zhenshchiny, 2015. № 2 (98). S. 104–107.
19.
Kalachikova O. N. Vliyanie osobennostei demograficheskikh trendov na strategii razvitiya territorii. Doklad na zasedani Uchenogo soveta ISERT RAN 29 sentyabrya 2016 goda. S. 46. Rezhim dostupa: http://www.vscc.ac.ru/activity/view?id=2352.
20.
Novak M. A., Kozlova E. I. Application of the Method of Moving Ages to Predict the Population of the Lipetsk Region // 2019 1st International Conference on Control Systems, Mathematical Modeling, Automation and Energy Efficiency (SUMMA). Lipetsk, Rossia, 2019, pp. 224–228.
21.
Zubarevich N. V. Tendentsii razvitiya rossiiskikh regionov. Doklad na 470-m zasedanii Soveta Federatsii federal'nogo sobraniya Rossiiskoi Federatsii 11 dekabrya 2019 goda. Moskva, Rossiya. Rezhim dostupa: https://youtu.be/YV-TfBnhVfo.
22.
Territorial'nyi organ Federal'noi sluzhby gosudarstvennoi statistiki po Lipetskoi oblasti. Demografiya. Rezhim dostupa: https://lipstat.gks.ru/folder/34098?print=1.
23.
Kashina M. A. Sotsial'no-demograficheskaya politika gosudarstva: v poiskakh garmonii interesov gosudarstva i naseleniya //Demograficheskoe obrazovanie i izuchenie narodonaseleniya v universitetakh (k 50–letiyu kafedry narodonaseleniya). Devyatye Valenteevskie chteniya: sbornik statei i tezisov vystuplenii. M: Ekonomicheskii fakul'tet MGU imeni M. V. Lomonosova, 2017. S. 53–62.
24.
Pasport programmy Lipetskoi oblasti «Demografiya». Protokol № 6 ot 13.12.2018 g. zasedaniya koordinatsionnogo Soveta po proektnomu upravleniyu v Lipetskoi oblasti. Rezhim dostupa: http://szn.lipetsk.ru/nacionalnij_proekt_demografija

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования является выявление основных трендов демографической политики в Липецкой области. Работа по подготовке статьи состояла из нескольких этапов: изучение трудов и подходов различных направлений отечественной демографической школы, проведение анализа целей и задач демографической политики Липецкой области до 2024 года, подготовка на основе открытой статистической информации долгосрочного прогноза численности населения Липецкой области методом скользящих возрастов. Актуальность статьи во многом вызвана тем, что демографические показатели, отражающие уровень развития социальной сферы, выступают первичным индикатором устойчивости региона в целом. Судить об этом можно исходя из перечня конкретных целей перехода к устойчивому развитию, принятого странами-участницами ООН 25 сентября 2015 г. в Повестке дня в области устойчивого развития на период до 2030 г. Так, 9 из 17 целей (ликвидация нищеты и голода, хорошее здоровье и благополучие, качественное образование, гендерное равенство, чистая вода и санитария, достойная работа и экономический рост, уменьшение неравенства, ответственное потребление и производство) напрямую касаются качества жизни рядовых граждан; достижение остальных 8 обуславливает его в более отдаленной перспективе. Несмотря на то что проблема демографической ситуации (депопуляции населения в отдельных регионах страны) в Российской Федерации не нова для ученых, занимающихся данным вопросом, отметим, что здесь в основном упор сделан на глубокой научной проработке, основанной на применении математического моделирования и прогнозирования, и изучении действующих документов стратегического планирования региона в Липецкой области с целью выработки конкретных предложений на ближайшую перспективу. Кроме того, на этапе систематизации научных трудов по исследованной тематике автор приходит к собственному аргументированному выводу о том, что «…Отраженное в «Стратегии социально-экономического развития Липецкой области на период до 2024 года» направление демографического развития региона соответствует пронаталистской демографической политике...». Автором проделана тщательная работа по каждому аспекту рассматриваемой темы, начиная с анализа теоретических аспектов демографической политики Российской Федерации и заканчивая анализом статистических данных за последние 5 лет. Текст статьи выстроен с соблюдением внутренней логики, в конце статьи представлены не только выводы для научного сообщества, но и даны конкретные практические предложения для государственных служащих, ответственных за демографическую политику в Липецкой области. В статье использована актуальная научная литература, большинство ссылок – на публикации, датированные не позднее 2015 года. У рецензента есть лишь одно замечание или, скорее, предложение, касающееся выводов. Нам кажется, что можно было также попытаться ответить на следующий вопрос: на сколько сильно изменится ситуация с устойчивым развитием Липецкой области (или какой будет эффект от данного мероприятия), если предложения автора к региональным органам власти по разработке механизма гибкой корректировки целевых показателей демографической политики с учетом реально складывающейся ситуации воплотятся в жизнь? Работа соответствует требованиям, предъявляемым к научным исследованиям, и может быть рекомендована к публикации в научном журнале «Теоретическая и прикладная экономика» в соответствующем раздела «Экономическая демография и экономика труда».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"