Статья 'Исследование национальных ключевых показателей эффективности инклюзивного роста и развития регионов Российской Федерации' - журнал 'Теоретическая и прикладная экономика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Теоретическая и прикладная экономика
Правильная ссылка на статью:

Исследование национальных ключевых показателей эффективности инклюзивного роста и развития регионов Российской Федерации

Шарафутдинов Рустам Ильфарович

аспирант, Центр перспективных экономических исследований Академии наук Республики Татарстан

420111, Россия, республика Татарстан, г. Казань, ул. Островского, 23/1

Sharafutdinov Rustam Ilfarovich

Post-graduate student, Center of Advanced Economic Research in the Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan

420111, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Ostrovskogo, 23/1

pineapplehead@inbox.ru
Измайлова Диана Олеговна

аспирант, Центр перспективных экономических исследований Академии наук Республики Татарстан

420111, Россия, республика Татарстан, г. Казань, ул. Островского, 23/1

Izmailova Diana Olegovna

Post-graduate student, Center of Advanced Economic Research in the Academy of Sciences of the Republic of Tatarstan

420111, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Ostrovskogo, 23/1

Diana@luxdry.ru
Ахметшин Эльвир Мунирович

ассистент, кафедра экономики и менеджмента, Казанский федеральный университет, Елабужский институт КФУ

423604, Россия, республика Татарстан, г. Елабуга, ул. Казанская, 89, каб. 79

Akhmetshin Elvir Munirovich

Post-graduate student, the department of Corporate Economics, Naberezhnye Chelny Institute of Kazan Federal University; Assistant, the department of Economics and Management, Elabuga Institute of Kazan Federal University

423604, Russia, respublika Tatarstan, g. Elabuga, ul. Kazanskaya, 89, kab. 79

elvir@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8647.2018.3.27061

Дата направления статьи в редакцию:

05-08-2018


Дата публикации:

28-09-2018


Аннотация.

В данной научно-исследовательской работе исследуется понятие инклюзивного роста и развития регионов Российской Федерации и ключевых показателей их эффективности. Объектом исследования выступает инклюзивный рост и развитие регионов Российской Федерации. Предметом исследования являются ключевые национальные показатели эффективности инклюзивного развития. Авторами подробно рассматривается понятие инклюзивного развития как новая экономическая модель, направленная на создание сбалансированной социально-экономической системы с учетом социального равенства, факторов окружающей среды и природных ресурсов. Особенное внимание уделяется методике оценки инклюзивного развития, предложенной экспертами Всемирного экономического форума в 2017 году, адаптированная версия которой, применена для исследования регионов России. В статье произведена оценка индекса инклюзивного роста регионов Российской Федерации на основании сравнительного анализа ключевых национальных показателей эффективности инклюзивного развития. Рассчитан сводный индекс инклюзивного развития регионов России. Научная новизна заключается в развитии теории региональной экономики на основе расширения теоретико-методологических подходов к оценке инклюзивного роста и развития регионов России. Практическая значимость заключается в расчётах индекса инклюзивного развития, которые могут быть применены в процессе разработки и реализации государственных и региональных программ, а также стратегий развития регионов России.

Ключевые слова: инклюзивный рост, индекс инклюзивного развития, национальные показатели эффективности, показатели инклюзивного развития, регионы Российской Федерации, новая модель развития, равенство поколений, Всемирный экономический форум, неравенство доходов, политика инклюзивного развития

Abstract.

This article explores the concept of inclusive growth and regional development of the Russian Federation, as well as their key performance criteria. The object of this research is the inclusive growth and regional development of the Russian Federation. The subject is the key national performance criteria of inclusive development. The authors carefully examine the concept of inclusive development as the new economic model aimed at creation of the balanced socioeconomic system, with consideration of social equality, environmental factors and natural resources. Special attention is given to the methodology of assessment of inclusive development proposed by the experts of the World Economic Forum in 2017, the tailored version of which is applied in study of the Russian regions. The article conducts an assessment of the inclusive growth index of the Russian regions based on the comparative analysis of the national key performance criteria of inclusive development. The authors calculate the composite index of inclusive development of the Russian regions. The scientific novelty lies in advancement of the theory of regional economy based on the expansion of theoretical-methodological approaches to assessment of inclusive growth and development of the Russian regions. Practical importance lies in calculation of the inclusive development index, which can be applied in the process of elaboration and implementation of the federal and regional programs, as well as development strategies of the Russian regions.

Keywords:

equality of generations, new model of development, regions of the Russian Federation, indicators of inclusive development, national indicators of efficiency, index of inclusive development, inclusive growth, World Economic Forum, inequality of incomes, policy of inclusive development

1. Введение

Медленные темпы в повышении уровня жизни и углубление неравенства способствовали политической поляризации и подрыву социальной сплоченности во многих развитых странах и странах с формирующейся рыночной экономикой. Это привело к формированию глобального консенсуса в отношении необходимости создания более всеохватывающей и устойчивой модели роста и развития, способствующей повышению уровня жизни для всех, который обозначили как концепцию инклюзивного роста и развития.

Для начала необходимо дать определение инклюзивного роста и развития. Имеется несколько точек зрения ученых, среди наиболее известных стоит отметить следующих:

По мнению R. Samans, J. Blanke, M. Drzeniek, G. Corrigan, под инклюзивным ростом следует понимать: экономический рост, который направлен на справедливое распределение ресурсов, как материальных, так и нематериальных, в целях повышения благосостояния всего общества [24, 25].

R. Hasmath под инклюзивным ростом и развитием понимает экономический рост, направленный на повышение благосостояния и снижение неравенства за счет прямого, равномерного и равноправного распределения богатства и благ среди населения, то есть развития социальной экономики [22].

M. Feshari определяет инклюзивный рост как экономическую модель, направленную на создание и развитие сбалансированной социально-экономической системы с учетом социального равенства, окружающей среды и природных ресурсов [7, 21].

По другому определению, под инклюзивным ростом и развитием следует понимать концепцию экономического роста, которая способствует созданию равных возможностей для участников экономического процесса [4, 23]. Концепция инклюзивного роста расширяет понятие традиционного экономического роста и включает в себя важность развития человеческого капитала, безопасности окружающей среды и социальной защиты всех групп населения, а в особенности слабозащищенных групп [27].

Концепция инклюзивного экономического роста является относительно нарождающейся, она сейчас, как никогда ранее, считается весьма актуальной, в особенности в России, в связи с тем, что ранее данный подход не применялся и никаких системных рамок для руководства политикой и практикой создано не было до недавнего времени [3].

Однако в 2017 году на всемирном экономическом форуме экономического роста и социальной интеграции была поднята эта тема в “докладе об инклюзивном росте и развитии 2017 года" [25]. Основанный на предварительной политике инклюзивного роста, выпущенной в 2015 году, этот отчет содержит практическое руководство для директивных органов и заинтересованных сторон, стремящихся разработать стратегию для обеспечения большей синергии между экономическим ростом и более широким прогрессом в повышении уровня жизни в своих странах. В дополнение к основам и показателям политики, содержащимся в докладе, которые служат сравнительной иллюстрацией институциональной мощи и благоприятных условий в 15 наиболее важных областях политики для инклюзивного роста, представлен новый набор национальных ключевых показателей эффективности, помогающих странам отслеживать прогресс в политике инклюзивного развития [12]. Они были скомпилированы в сводный глобальный индекс – индекс инклюзивного развития, измеряющий накопленный уровень, а также самую последнюю пятилетнюю динамику показателей для 109 стран, по которым имеются такие данные. Последнее полезно для правительств и заинтересованных сторон, стремящихся оценить последствия изменений в политике и условиях в рамках типичного политического цикла [25].

В совокупности политические рамки и данные контрольных показателей призваны обеспечить страны практическими инструментами, необходимыми для того, чтобы помочь превратить стремление к инклюзивному росту в практический и поддающийся измерению план действий [10]. В то же время, в докладе содержится ряд важных выводов в отношении национальной политики и международного экономического сотрудничества, которые сформулированы весьма подробно [24].

В целях развития институтов и создания благоприятных условий для инклюзивного роста, по мнению экспертов ВЭФ, значение имеют ключевые и институциональные показатели эффективности инклюзивного развития [2].

Ключевые показатели инклюзивного развития делятся на три категории.

– Рост и развитие;

– Вовлеченность (инклюзия);

– Справедливость к будущим поколениям и устойчивое развитие (рисунок 1).

Рисунок 1. Ключевые национальные показатели эффективности

В целях проведения сравнительного анализа между странами мира, экспертами всемирного экономического форума было произведено ранжирование стран по уровням доходов. По этой методике, все страны были разделены на 4 группы, согласно общего уровня ВВП страны на количество постоянного населения. Деление стран в конечном итоге выглядит следующим образом:

– Развитые страны – с доходом не менее 17 тысяч долларов ВВП на душу населения – 30 стран;

– Страны с уровнем дохода «выше среднего» – от 6 до 17 тысяч долларов – 26 стран, к которым в том числе относится и Российская Федерация;

– Страны с уровнем дохода «ниже среднего» – 1320-5999 долларов – 37 стран;

– Страны с низким уровнем дохода менее 1320 долларов – 16 стран.

2. Методология индекса инклюзивного развития

Для определения индекса инклюзивного развития по ключевым показателям применяется следующие методологические основания и формулы [20].

Применяются три вида формул. Для количественной оценки данных с целью их сравнительного анализа, применяется формула (1), которая позволяет преобразовать данные по всем исследуемым странам в область значения от 0 до 7 [18, 26]. При том, чем выше значения, тем более качественный показатель у исследуемой страны. Данная формула применима к группам показателей, для которых более высокое значение является положительным, к примеру, чем выше уровень занятого населения к общей численности, то тем более положительная ситуация с трудовым потенциалом страны [19].

(1)

где, contry score (показатель страны) – значение исследуемого показателя по конкретной стране;

samplemin и samplemax – минимальное и максимальное значения показателей по всем исследуемым странам (регионам) по конкретной группе показателей.

Если же более высокое значение говорит о негативной тенденции для страны, к примеру, чем более высокое значение коэффициента Джинни, то тем более высокая дифференциация в неравенстве доходов, в этом случае следует применять формулу (2) [17]:

(2)

После определения всех показателей конкретной группы инклюзивного роста и развития, применяется формула (3), позволяющая определить сводный индекс инклюзивного развития в целом или по конкретной исследуемой группе.

(3)

где, categoryi – один из трех блоков показателей инклюзивного развития;

indicatork – сумма всех показателей в блоке или сумма блоков, для расчета конечного индекса инклюзивного развития;

K – количество исследуемых стран или регионов.

Авторами, для облегчения сопоставлений между группами регионов все показатели были сгруппированы по четырем широким категориям на основе сочетания методологии глобального индекса конкурентоспособности Всемирного экономического форума и классификаций доходов Всемирного банка, и данных Росстата по уровню доходов региона. Пороговые значения доходов, представленные в таблице ниже, основаны на ВРП на душу населения в долларах США (по текущему курсу валют). В данной работе авторами было произведено соответствующее распределение регионов Росси по уровням доходов, и оценка индекса инклюзивного развития группы регионов со средним уровнем доходов от 300 до 500 тысяч рублей (таблица 1).

Таблица 1.

Распределение регионов России по уровню доходов по методике инклюзивного развития

Регион

Среднее значение ВРП на душу населения, тыс. рублей

Среднее значение ВРП на душу населения в долларах США

С высоким уровнем дохода от 500 тысяч (10 регионов)

Со средним уровнем доходов от 300 до 500 тысяч рублей (26 регионов)

Красноярский край

492767

8198

Камчатский край

469911

7846

Архангельская область

452323

7663

Мурманская область

432214

7274

Республика Татарстан

424429

7143

Ленинградская область

418234

7006

Томская область

394929

6582

Белгородская область

392162

6636

Хабаровский край

387331

6537

Московская область

385395

6454

Свердловская область

383213

6407

Иркутская область

361623

6049

Пермский край

360312

6025

Оренбургская область

353431

5923

Самарская область

342241

5737

Вологодская область

331529

5558

Приморский край

323627

5415

Новгородская область

322967

5384

Новосибирская область

322411

5377

Краснодарский край

319321

5310

Калининградская область

318321

5309

Липецкая область

317222

5305

Калужская область

311434

5226

Ярославская область

303112

5068

Республика Башкортостан

301245

5034

Нижегородская область

300511

5005

С доходом ниже среднего уровня от 200 до 300 тысяч рублей (26 регионов)

С низким уровнем доходов до 200 тысяч рублей (20 регионов)

Среднее значение

384879

6414

Произведем пример вычисления группы показателей «рост и развитие», на примере показателя «производительность труда» региона, который вычисляется как соотношение ВРП на среднегодовую численность экономически активного населения (таблица 2, 3) [6, 15].

Таблица 2.

Производительность труда региона, тысяч рублей

Регионы

Значения по годам (тыс. рублей)

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Красноярский край

828,14

879,05

974,26

1184,45

1270,19

810,03

Камчатский край

721,08

743,03

822,25

972,12

1128,79

697,17

Архангельская область

784,85

843,80

952,07

1103,36

1239,94

826,81

Мурманская область

653,16

706,67

768,19

956,94

1037,41

669,68

Республика Татарстан

730,82

790,99

840,83

942,98

978,23

725,31

Ленинградская область

710,76

736,87

770,57

926,30

991,29

670,90

Белгородская область

720,42

731,81

792,78

896,33

925,71

673,45

Хабаровский край

627,54

706,92

769,66

864,73

914,31

634,22

Томская область

820,19

844,26

843,43

969,93

955,85

746,45

Свердловская область

687,62

722,00

775,20

850,33

945,37

707,57

Московская область

611,92

671,37

724,92

835,23

922,97

574,48

Иркутская область

642,64

696,05

810,80

866,30

939,66

665,28

Пермский край

676,02

704,12

805,80

869,80

882,41

702,49

Оренбургская область

638,55

709,25

734,34

804,82

802,41

684,75

Самарская область

555,46

619,90

674,06

744,92

755,96

581,15

Вологодская область

588,94

586,59

656,58

841,47

852,32

598,85

Приморский край

564,29

581,54

651,07

729,88

747,00

558,14

Новгородская область

534,58

557,32

669,56

751,93

799,89

555,43

Новосибирская область

535,43

605,63

671,31

761,19

806,09

542,94

Краснодарский край

586,85

676,13

724,27

761,40

781,55

570,70

Калининградская область

547,11

554,86

628,18

700,75

777,08

520,09

Липецкая область

479,50

534,73

693,15

786,38

819,41

500,40

Калужская область

541,28

555,30

634,33

662,91

717,64

540,39

Ярославская область

503,38

562,35

580,99

679,81

742,81

521,94

Республика Башкортостан

599,32

621,23

672,32

695,39

709,29

604,93

Нижегородская область

489,89

543,59

593,43

654,20

697,09

495,80

Производительность труда региона отображает сколько приходится валового регионального продукта на каждого экономически активного жителя. Чем более высокое значение у данного показателя, то тем выше производительность труда [11]. Все данные для исследования были взяты из сайта Росстата и сайтов его региональных подразделений и рассчитаны (адаптированы) при помощи методологических положений инклюзивного развития. Далее, при помощи формул 1 и 2, значения производительности труда были преобразованы в систему значений от 0 до 7. При помощи формул 1 и 2 произведем преобразование (таблица 3).

Таблица 3.

Значения показателей производительности труда после перевода при помощи формул (1) и (2)

Регионы

Значения от 1 до 7

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Красноярский край

5,98

5,98

5,98

5,99

5,99

5,68

Камчатский край

4,15

3,62

3,67

3,59

4,51

3,64

Архангельская область

5,24

5,37

5,65

5,07

5,67

5,98

Мурманская область

2,98

2,99

2,85

3,42

3,56

3,14

Республика Татарстан

4,31

4,45

3,95

3,26

2,94

4,15

Ленинградская область

3,97

3,51

2,88

3,07

3,07

3,16

Белгородская область

4,13

3,42

3,22

2,73

2,39

3,21

Хабаровский край

2,54

2,99

2,87

2,38

2,27

2,50

Томская область

5,85

5,38

3,99

3,57

2,70

4,53

Свердловская область

3,57

3,25

2,96

2,22

2,59

3,83

Московская область

2,27

2,37

2,19

2,04

2,36

1,42

Иркутская область

2,80

2,80

3,50

2,40

2,54

3,06

Пермский край

3,37

2,94

3,42

2,44

1,94

3,74

Оренбургская область

2,73

3,03

2,33

1,70

1,10

3,41

Самарская область

1,30

1,48

1,42

1,02

0,62

1,54

Вологодская область

1,88

0,90

1,15

2,12

1,62

1,86

Приморский край

1,46

0,81

1,07

0,85

0,52

1,13

Новгородская область

0,95

0,39

1,35

1,10

1,07

1,08

Новосибирская область

0,96

1,23

1,37

1,21

1,14

0,85

Краснодарский край

1,84

2,46

2,18

1,21

0,88

1,35

Калининградская область

1,16

0,35

0,72

0,53

0,84

0,44

Липецкая область

0,00

0,00

1,71

1,49

1,28

0,08

Калужская область

1,06

0,36

0,81

0,10

0,21

0,81

Ярославская область

0,41

0,48

0,00

0,29

0,48

0,47

Республика Башкортостан

2,06

1,50

1,39

0,47

0,13

1,97

Нижегородская область

0,18

0,15

0,19

0,00

0,00

0,00

В итоге, образуются три группы показателей инклюзивного роста и развития регионов, а именно – включенность, рост и развитие и равенство поколений, которые в совокупности образуют индекс инклюзивного развития.

3. Результаты

Рассмотрим первый блок инклюзивного развития «рост и развитие» (Таблица 4). Значения данного блока варьируется от 1 (самого худшего) и до 7 (наилучшие условия для инклюзивного развития).

3.1. Рост и развитие

Таблица 4.

Группа показателей инклюзивного развития «рост и развитие» регионов

Регионы

Рост и развитие (значения от 1 до 7)

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Среднее

Красноярский край

2,78

2,87

3,11

3,07

3,00

2,77

2,93

Камчатский край

3,70

3,53

3,83

3,87

3,74

3,76

3,74

Архангельская область

3,39

3,49

3,65

3,76

3,65

3,63

3,60

Мурманская область

3,84

3,92

4,01

3,89

3,75

3,92

3,89

Республика Татарстан

4,13

4,11

4,20

4,16

4,10

4,18

4,15

Ленинградская область

3,12

2,99

3,17

3,24

3,45

3,34

3,22

Белгородская область

3,85

3,84

3,75

3,69

3,79

3,97

3,82

Хабаровский край

3,39

3,46

3,63

3,76

3,81

3,70

3,62

Томская область

2,51

2,63

2,72

2,84

2,70

2,65

2,67

Свердловская область

4,05

4,24

4,16

3,96

3,90

4,01

4,05

Московская область

4,28

4,50

4,43

4,28

4,47

4,58

4,42

Иркутская область

2,36

2,39

2,30

2,39

2,27

2,40

2,35

Пермский край

3,14

3,32

3,39

3,44

2,97

3,07

3,22

Оренбургская область

2,63

2,73

2,89

2,81

2,65

2,76

2,75

Самарская область

3,24

3,42

3,17

3,11

2,92

3,04

3,15

Вологодская область

2,59

2,79

3,01

3,05

3,11

2,82

2,90

Приморский край

2,94

2,93

3,23

3,36

3,23

3,28

3,16

Новгородская область

2,87

2,98

3,07

3,01

2,87

2,96

2,96

Новосибирская область

2,75

2,82

2,79

2,78

2,74

2,74

2,77

Краснодарский край

3,13

3,43

3,64

3,50

3,55

3,56

3,47

Калининградская область

3,05

3,01

3,07

3,08

2,97

3,17

3,06

Липецкая область

3,39

3,48

3,62

3,52

3,55

3,62

3,53

Калужская область

3,38

3,44

3,52

3,55

3,37

3,53

3,47

Ярославская область

2,83

3,06

3,27

3,34

3,29

3,17

3,16

Республика Башкортостан

3,20

3,37

3,32

3,13

3,14

3,32

3,25

Нижегородская область

3,16

3,42

3,72

3,65

3,58

3,49

3,50

Среднее значение по годам

3,22

3,31

3,41

3,39

3,33

3,36

3.33

Рост и развитие региона характеризуется такими показателями как ВВП (ВРП) на душу населения, производительность труда, продолжительностью жизни и занятость. Значение роста и развития в рамках инклюзивного развития (таблица 4) формируется из показателей, описанных выше, при их последовательном агрегировании и нахождении итогового значения по каждому из них. Для нахождения ВВП (ВРП) на душу населения следует найти показатели валового регионального продукта в текущих ценах каждого региона разделить на общее количество населения в регионе за соответственные года исследуемого периода. Производительность труда определяется валовым региональным продуктом, разделенным на среднегодовую численность экономически активного населения. Ожидаемая продолжительность жизни – средние значение продолжительности жизни по исследуемым регионам. Занятость определяется как среднее значение занятых в экономике разделенное на численность постоянного населения по исследуемым годам.

По данной группе особенно стоит выделить такие регионы как Республика Татарстан, Красноярский край, Архангельская область. Эти регионы имеет высокие показатели по данному рейтингу во многом благодаря высокой доле занятости населения и значительному уровню валового регионального продукта. Основная причина низкого значения показателей в данной группе у других регионов связана с высоким уровнем безработицы, и как следствие низкого уровня производительности труда.

3.2. Включенность

Следующая группа показателей, наиболее ключевая в инклюзивном развитии, так как показывает степень неравенства в распределении доходов населения и общего уровня благосостояния жителей региона (таблица 5).

Таблица 5.

Группа показателей инклюзивного развития «включенность»

Регионы

Значения показателя «включенность» (от 1 до 7)

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Среднее

Красноярский край

3,72

3,76

4,25

4,23

4,10

3,79

3,97

Камчатский край

5,46

5,17

5,45

5,38

5,35

5,30

5,35

Архангельская область

4,54

4,70

4,68

4,66

4,44

4,14

4,53

Мурманская область

4,65

4,63

4,81

4,82

4,66

4,73

4,72

Республика Татарстан

3,67

3,70

3,77

3,72

3,71

3,78

3,73

Ленинградская область

3,96

3,50

3,66

3,72

3,87

3,54

3,71

Белгородская область

3,52

3,70

3,68

3,72

3,68

3,67

3,66

Хабаровский край

4,66

4,44

4,61

4,67

4,54

4,23

4,52

Томская область

3,82

3,97

3,94

3,99

3,88

3,83

3,91

Свердловская область

3,97

3,97

4,00

4,01

3,99

3,97

3,98

Московская область

4,21

4,34

4,41

4,44

4,48

4,52

4,40

Иркутская область

3,63

3,70

3,67

3,70

3,61

3,66

3,66

Пермский край

3,83

3,62

3,86

3,78

3,70

3,76

3,76

Оренбургская область

3,67

3,47

3,57

3,58

3,53

3,48

3,55

Самарская область

3,83

3,78

3,77

3,59

3,68

3,74

3,73

Вологодская область

3,85

3,87

4,08

4,01

3,97

3,74

3,92

Приморский край

4,41

4,55

4,55

4,46

4,40

4,16

4,42

Новгородская область

3,60

3,88

3,91

3,85

3,88

3,93

3,84

Новосибирская область

3,98

4,08

4,22

4,20

3,98

3,99

4,08

Краснодарский край

4,10

3,85

3,99

4,16

4,09

3,98

4,03

Калининградская область

4,19

4,40

4,32

4,46

4,39

4,58

4,39

Липецкая область

3,40

3,33

3,57

3,76

3,72

3,66

3,57

Калужская область

3,36

3,68

3,90

4,11

4,01

4,07

3,85

Ярославская область

3,56

3,97

3,93

3,91

3,89

3,82

3,85

Республика Башкортостан

3,04

3,98

4,12

4,13

3,98

4,00

3,87

Нижегородская область

3,25

3,25

3,57

4,10

3,99

3,95

3,68

Среднее значение по годам

3,92

3,97

4,09

4,12

4,06

4,00

4,02

Включенность характеризуется такими показателями как: коэффициент доходов Gini, уровня бедности, неравенства благосостояния и среднего уровня доходов в день и покупательской способностью доходов.

Показатель неравенства Джини характеризуется как степень неравности в распределение доходов между всеми группами населения. Этот показатель имеет значение от 0 до 1, причем, чем больше его значение, тем более высокое неравенство. Уровень бедности определяется долей населения региона, имеющих доходы ниже величины прожиточного минимума к общей численности населения региона. Неравенство благосостояния определяется как отношение суммарных затрат самой бедной группы населения в долевом соотношении к суммарным затратам всего населения [9]. Чем выше этот показатель, тем ниже неравенство благосостояния в регионе. Средний доход на душу населения определяется средними денежными доходами населения за год, делеными на количество рабочих дней в году. Покупательная способность доходов находится из значения среднего размера заработной платы на величину прожиточного минимума и позволяет «сгладить» высокие значения доходов в таких регионах, как, например, Камчатский край, по причине малого количества населения и показать более реальное положение в благосостояние населения.

Самые высокие средние значения включенность имеет Камчатский регион и Архангельская область, что связано с высоким уровнем средней заработной платы, на фоне высоких затрат населения и довольно низким (на фоне других регионов) уровнем неравенства в распределении доходов. Республика Татарстан имеет средние значения, из-за высокой дифференциации в заработных платах, однако имеет и самый низкий уровень бедности среди всех остальных регионов.

3.3. Равенство поколений

Последний суб-индекс инклюзивного развития – равенство поколений (Таблица 6).

Таблица 6.

Группа показателей инклюзивного развития «равенство поколений»

Регионы

Значения показателя «равенство поколений» (от 1 до 7)

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Среднее

Красноярский край

2,82

2,55

2,79

2,94

2,38

2,57

2,68

Камчатский край

4,50

4,39

4,24

4,42

3,65

4,16

4,23

Архангельская область

3,37

3,13

2,72

3,06

2,05

2,62

2,82

Мурманская область

3,46

3,86

3,25

4,11

4,09

3,60

3,73

Республика Татарстан

3,77

3,54

3,26

3,48

3,41

3,96

3,57

Ленинградская область

5,01

4,51

4,16

4,14

3,81

3,44

4,18

Белгородская область

3,55

3,49

3,38

3,29

3,03

3,64

3,40

Хабаровский край

3,57

3,24

3,21

3,28

3,15

3,27

3,29

Томская область

2,33

2,30

2,49

2,37

2,57

2,07

2,36

Свердловская область

3,13

2,95

2,66

2,79

2,56

2,69

2,80

Московская область

4,99

4,50

4,27

4,35

4,75

4,43

4,55

Иркутская область

2,94

2,88

2,73

2,90

2,90

2,68

2,84

Пермский край

3,41

3,05

2,67

2,97

2,89

2,91

2,98

Оренбургская область

2,53

2,74

2,73

2,48

2,19

2,16

2,47

Самарская область

3,78

3,56

3,53

3,93

3,34

3,65

3,63

Вологодская область

2,85

2,56

2,21

2,42

2,93

2,90

2,64

Приморский край

4,33

4,23

3,97

4,16

4,24

4,12

4,18

Новгородская область

3,52

3,35

2,89

3,37

3,06

3,17

3,22

Новосибирская область

3,35

3,13

2,87

3,01

3,30

3,46

3,19

Краснодарский край

3,96

3,80

3,71

4,01

4,40

4,76

4,11

Калининградская область

4,02

3,58

3,97

2,82

3,14

3,37

3,48

Липецкая область

3,42

2,99

2,70

2,71

2,38

2,78

2,83

Калужская область

3,76

3,52

3,29

3,08

3,36

3,89

3,48

Ярославская область

3,47

3,18

3,30

3,46

2,64

3,19

3,21

Республика Башкортостан

3,57

3,21

2,87

3,26

3,56

3,58

3,34

Нижегородская область

3,95

3,61

3,53

3,44

3,26

3,54

3,56

Среднее значение по годам

3,59

3,38

3,21

3,32

3,19

3,33

3.34

Данная подгруппа показателей характеризует, социальную ответственность населения перед будущими поколениями, которая определяется долей государственного долга субъекта, коэффициентом демографической нагрузки, углеродёмкостью и скорректированными чистыми накоплениями.

Показатель чистых скорректированных накоплений – это совокупный экономико-эколого-социальный индекс, который определяется следующим образом (формула 4):

(4)

где ВН – валовые накопления основного капитала;

ИД – инвестиции в основной капитал по добыче полезных ископаемых;

ИПР – истощение природных ресурсов;

УЗОС – ущерб от загрязнения окружающей среды;

РЧК – совокупные затраты региона на формирование и поддержание человеческого капитала и потенциала;

ЗОС – затраты на охрану окружающей среды;

ООПТ – оценка особо охраняемых природных территорий.

Отрицательное значение данного показателя говорит о неустойчивом типе развития в регионе, что должно привести к ухудшению благосостояния всего населения [17].

Углеродоемкость ВВП (ВРП) определяется значениями выброса оксида углерода на валовый региональный продукт. Государственный (региональный долг) – дефицит бюджета региона к его ВРП. Коэффициент демографической нагрузки характеризуется отношением иждивенцев к трудоспособному населению [17].

Здесь в лидерах те регионы, которые наименее подвержены загрязнению окружающей среды, имеет большое количество лесных массивов и активно стимулируют развитие человеческого капитала.

В таблицах 4-6 указаны итоговые значения по каждой группе показателей инклюзивного роста и развития, которые отображают эффективность политики по данным направлениям. Указаны средние значения показателя за каждый исследуемый год, соответственно, если значения индекса региона ниже среднего, то это говорит о недостаточной эффективности политики региона в области инклюзивного роста, и о принятии необходимых мер, по низким значениям показателей.

3.4. Итоговый индекс инклюзивного развития

После расчета всех подгрупп показателей инклюзивного развития, формируется общий индекс инклюзивного развития (Таблица 7).

Таблица 7.

Итоговый индекс инклюзивного роста и развития регионов Российской Федерации (26 регионов)

Регионы

Итоговый индекс инклюзивного развития

2012

2013

2014

2015

2016

2017

Среднее

1

Московская область

4,29

4,20

4,00

3,94

4,23

4,13

4,13

2

Республика Татарстан

4,10

4,11

3,88

3,87

3,78

4,22

4,00

3

Камчатский край

4,00

3,90

3,90

4,04

3,86

3,84

3,92

4

Мурманская область

3,66

3,92

3,63

3,97

3,91

3,77

3,81

5

Ленинградская область

4,09

3,79

3,44

3,54

3,48

3,55

3,65

6

Белгородская область

3,81

3,74

3,60

3,48

3,43

3,82

3,65

7

Архангельская область

3,61

3,59

3,27

3,49

3,04

3,50

3,42

8

Свердловская область

3,49

3,52

3,17

3,12

2,96

3,40

3,28

9

Красноярский край

3,30

3,23

3,38

3,36

3,05

3,20

3,25

10

Краснодарский край

3,14

3,27

3,06

3,18

3,25

3,54

3,24

11

Самарская область

3,14

3,26

3,08

3,17

2,85

3,12

3,11

12

Хабаровский край

3,07

3,17

3,06

3,07

3,08

3,13

3,10

13

Калужская область

3,22

2,99

2,96

2,80

2,91

3,27

3,03

14

Нижегородская область

2,99

2,95

2,99

2,93

2,90

2,95

2,95

15

Приморский край

2,98

2,91

2,80

2,99

2,93

3,01

2,94

16

Калининградская область

3,14

2,92

3,08

2,68

2,73

2,92

2,91

17

Липецкая область

2,95

2,75

2,84

2,84

2,71

2,79

2,81

18

Ярославская область

2,78

2,76

2,93

2,96

2,60

2,84

2,81

19

Пермский край

3,09

2,87

2,61

2,74

2,46

2,90

2,78

20

Республика Башкортостан

2,97

2,71

2,45

2,52

2,52

2,98

2,69

21

Новосибирская область

2,76

2,72

2,57

2,61

2,64

2,80

2,68

22

Новгородская область

2,69

2,68

2,52

2,71

2,51

2,63

2,62

23

Томская область

2,68

2,69

2,66

2,54

2,48

2,57

2,60

24

Оренбургская область

2,54

2,84

2,62

2,40

2,13

2,64

2,53

25

Вологодская область

2,58

2,39

2,25

2,49

2,58

2,64

2,49

26

Иркутская область

2,38

2,37

2,22

2,34

2,22

2,34

2,31

Среднее значение

3,21

3,16

3,04

3,07

2,97

3,17

3,10

Итоговый индекс инклюзивного развития говорит об общей эффективности политики региона, направленной на повышение благосостояния населения, развития человеческого капитала с сохранением окружающей среды для будущих поколений, и определяет возможные зоны роста, развития и риски [1]. Значение итогового индекса инклюзивного развития большинства регионов имеют тенденцию к ухудшению, что связано с множеством факторов, выявленных в ходе исследования. Абсолютно для всех исследуемых регионов характерно высокое значение неравенства доходов Джинни и наличие значительного дефицита бюджетов, кроме того, для большей части регионов характерно отрицательное значение чистых скорректированных накоплений, что говорит о постепенном социально-эколого-экономическом ухудшении общего состояния региона и, как следствие, качества жизни его населения. Так же, особенно стоит выделить низкие доходы населения большинства регионов, высокую степень бедности населения, низкий уровень развития человеческого капитала и потенциала и постоянно ухудшающуюся экологическую ситуацию в большинстве регионов [14].

4. Обсуждение

Показатели эффективности инклюзивного роста и развития, примененные в данной работе при оценке, являются практическим руководством для размышлений о том, как достичь большей синергии между экономическим ростом и социальной интеграцией путем культивирования более полной экосистемы соответствующей структурной политики и институтов инклюзивного развития. Данные группы показателей были предложены большим коллективом учёных и специалистов, среди которых особенно стоит выделить: Feshari M., Valibeigi M. [21], Hasmath R. [22].

Соответствующие показатели политики инклюзивного развития предоставляют инструмент для оценки уровня политических усилий в различных областях развития в конкретных странах. В рамках каждого из трех основных компонентов специалистами были выбраны четыре таких показателя [22]:

Первый компонент охватывает четыре основных показателя экономического роста и развития: ВВП на душу населения; производительность труда, доходы домашних хозяйств и продолжительность здоровой жизни, как показатель качества жизни.

Второй компонент включает четыре основных показателя социальной интеграции: доход домохозяйства, уровень бедности, доход Джини и показатель неравенства благосостояния, характеризующийся долей расходов самого бедного слоя населения в общей доле расходов.

Третий компонент включает: скорректированные чистые сбережения, которые измеряют истинную норму сбережений в экономике с учетом инвестиций в человеческий капитал, истощения природных ресурсов и ущерба от загрязнения окружающей среды; государственный долг; демографическую загруженность и углеродоемкость экономического производства; показатель относительной эффективности страны в области противодействия изменению климата [24].

Данный набор показателей учитывает многоаспектный характер уровня жизни и является достаточно полным, но при адаптации их к условиям регионов Российской Федерации становится необходимым применить чуть более широкий набор ключевых показателей эффективности, потому авторами были дополнены текущие индикаторы показателей группы “включенность”, с учетом региональных особенностей субъектов Российской Федерации. Был добавлен показатель покупательной способности доходов, который определяется как отношение среднего размера заработной платы на величину прожиточного минимума, что позволяет выровнять реальные доходы населения некоторых регионов по отношению к значению доходов населения других регионов России.

В целом авторы настоящего исследования разделяют позицию специалистов в области инклюзивного роста: Samans R., Blanke J., Drzeniek M., Corrigan G. [24, 25] и других ученых относительно критериев инклюзивного развития и признают обоснованность методологии его нахождения, однако авторы предложили внести в показатели ряд изменений, необходимых для более объективного учёта региональных особенностей субъектов Российской Федерации.

5. Заключение

Для решения выявленных слабых сторон инклюзивного развития регионов России следует сделать упор на формировании более инклюзивной политики в сфере образования, предпринимательства и бизнеса, занятости и здоровья населения, обеспечения сохранности окружающей среды и других сферах.

Так, к примеру, согласованные меры в области совершенствования системы образования и развития навыков населения могут служить основой для предоставления отдельным лицам возможностей, на повышение человеческого потенциала и создания благоприятных условий для его развития. Повышение качества жизни и здоровья населения возможно за счет предоставления доступа к качественным услугам здравоохранения разным слоям населения [13]. Поддержание трудовой активности населения, возможно за счёт повышения адаптации населения к изменениям на рынке труда. Для этого должны использоваться механизмы социальной защиты и всеобъемлющая политика активизации. Наиболее ярким примером считают концепцию безусловного базового дохода, который подразумевает ежемесячные выплаты, отобранным случайным образом, малообеспеченным гражданам (преимущественно студентам, безработным, рабочим, и другим малоимущим категориям населения). Данная инициатива вызывает множество споров, однако, в ряде стран это уже практикуется. Так, например, в Финляндии с 2017 года по 2019 год более 2 000 получателям пособий по безработице выплачивается базовый доход в размере 560 евро в месяц [7].

Следующее направление – поддержка предпринимательства. Необходимо при помощи государственного регулирования повышать производительность, снижать разрыв между наиболее и наименее продуктивными фирмами, всячески стимулировать предпринимательство и формирование экологичного производства [2].

Формирование инклюзивного бизнеса – вовлечение бедных слоев населения в качестве потребителей или производителей, и экологический бизнес – снижение воздействия на окружающую среду – часто тесно взаимосвязаны [8]. Здесь государство играют важную роль в обеспечении надлежащей инфраструктуры для рынков, включая физическую инфраструктуру, а также нормативную базу, которая является стабильной и безопасной, но при этом достаточно гибкой, чтобы было место для экспериментов. Также государство должно влиять на рыночные механизмы, разрабатывая системы субсидий и стимулов для зеленых и инклюзивных инноваций, помогая инициаторам миссий выжить на этапе первопроходцев и позволяя всем игрокам реализовать рыночные стратегии экономического роста [23, 16].

Научная новизна данной работы заключается в развитии теории региональной экономики на основе расширения теоретико-методологических подходов к оценке инклюзивного роста и развития регионов России.

Вклад авторов в рассматриваемую проблему заключается в следующем:

1. Произведена адаптация индикаторов ключевых показателей эффективности инклюзивного развития для регионов Российской Федерации;

2. Комплекс ключевых индикаторов инклюзивного развития дополнен показателем покупательной способности доходов, что позволяет выровнить неравенство в значениях доходов населения различных регионов, с учетом реальной экономической обстановки;

3. Произведен расчет индекса инклюзивного развития для 26 регионов Российской Федерации, которые отнесены в группу со средним доходом за период с 2012 по 2017 г.

В заключении стоит отметить, что в настоящее время, стратегия инклюзивного роста и развития – это цель мирового сообщества и потому, Российской Федерации необходимо постоянное совершенствование существующей экономической модели развития, в целях постоянной и стабильной работы по поиску и применению новых подходов в области инклюзии [5].

Библиография
1.
Абрамов Р.А., Мухаев Р.Т., Соколов М.С. Критерии эффективности государственного и регионального управления в контексте проектного подхода // Теоретическая и прикладная экономика. 2017. № 1. С. 96-112.
2.
Андриевская В.Б. Эффективность государственного управления как необходимая предпосылка инклюзивного роста экономики // Идеи и идеалы. 2015. Т. 2. № 1 (23). С. 90-101.
3.
Дроздов О.А. Условия обеспечения инклюзивного экономического роста в России // Устойчивое развитие: общество и экономика. Материалы III Международной научно-практической конференции "Устойчивое развитие: общество и экономика". Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский Государственный Университет, 2016. С. 350-351.
4.
Ельшин Л.А., Прыгунова М.И. Ожидания и их влияние на параметры циклического развития экономики // Теоретическая и прикладная экономика. 2016. № 4. С. 94-102.
5.
Зенькова И.В. Основные фундаментальные предпосылки формирования эффективной занятости в экономических системах для инклюзивного экономического роста // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: Экономика. 2017. Т. 25. № 3. С. 333-342.
6.
Инвестиции в основной капитал по 2016 г. // ЕМИСС Государственная статистика URL: https://www.fedstat.ru/indicator/40534 (дата обращения: 16.07.2018).
7.
Казакова А.А. Инклюзивный рост: проблема социологической концептуализации // Теория и практика общественного развития. 2016. № 4. С. 33-36.
8.
Козачек А.В. Практика организации региональных общественных научно-образовательных мероприятий в сфере экологии и устойчивого развития (на примере Тамбовской области) // Вопросы современной науки и практики. Университет им. В.И. Вернадского. 2017. № 2 (64). С. 196-200.
9.
Королева Л.П., Колосков Д.А., Ермошина Т.В. Оценка результативности борьбы с бедностью в странах ЕС и России в контексте обеспечения инклюзивного роста // Тренды и управление. 2016. № 4. С. 365-379.
10.
Кулибанова В.В., Приходько А.Н., Тэор Т.Р. Добросовестная деловая практика-основа экономического роста // Вестник гражданских инженеров. 2016. № 6 (59). С. 291-296.
11.
Курушина Е.В. Эволюция концептуальных моделей регионального экономического развития // Экономика и предпринимательство. 2015. № 8-1 (61-1). С. 476-482.
12.
Пахомова Н.В. Императивы инклюзивного роста в посткризисной модели социально-экономического развития страны // Устойчивое развитие: общество и экономика. Материалы III Международной научно-практической конференции "Устойчивое развитие: общество и экономика". Санкт-Петербург: Санкт-Петербургский Государственный Университет, 2016. С. 669-670.
13.
Полякова А.Г., Колмаков В.В. Обеспечение здоровья населения как инвестиция в человеческий капитал // Азимут научных исследований: экономика и управление. 2017. Т. 6. № 3 (20). С. 190-194.
14.
Региональная экономика / под ред. В.И. Гришина, Г.Ю. Гагариной. М.: «КноРус», 2018. 458 с.
15.
Российская экономика в 2017 году. Тенденции и перспективы / под ред. С.Г. Синельникова-Мурылева, А.Д. Радыгина. М.: Фонд "Институт экономической политики им. Е.Т. Гайдара", 2018. 572 с.
16.
Федотов А.В., Васецкая Н.О. Государственная поддержка научных исследований в россии-потери, достижения и проблемы // МИР (Модернизация. Инновации. Развитие). 2016. Т. 7. № 1 (25). С. 19-28.
17.
Хакимов Х.А. Методические подходы к оценке инклюзивного роста // Наука и Мир. 2016. Т. 2. № 5 (33). С. 159-162.
18.
Шарафутдинов Р.И., Герасимов В.О., Ахметшин Э.М. Адаптированная методика расчета инклюзивного роста и развития регионов Российской Федерации // Экономика и предпринимательство. 2017. № 10-1 (87-1). С. 308-311.
19.
Шарафутдинов Р.И., Герасимов В.О., Ахметшин Э.М., Габидинова Г.С., Николаева А.А. Исследование инклюзивного роста муниципальных районов и городских округов на примере Республики Татарстан // Экономика и менеджмент систем управления. 2018. Т. 28. № 2. С. 54-59.
20.
Шелест С.А. Проблемы измерения инклюзивного экономического роста для России и стран СНГ // Россия: тенденции и перспективы развития. Ежегодник. Москва: Институт научной информации по общественным наукам РАН, 2017. С. 517-520.
21.
Feshari M., Valibeigi M. Determinants of inclusive growth in iranian regions (sure approach in panel data) // Regional Science Inquiry. 2017. Т. 9. №. 1. С. 167-175.
22.
Hasmath R. Inclusive growth, development and welfare policy: A critical assessment. New York: Routledge Taylor & Francis Group, 2015. 293 с. doi:10.4324/9781315732626
23.
Inclusive growth // The Organisation for Economic Co-operation and Development (OECD) URL: http://www.oecd.org/inclusive-growth/#introduction (дата обращения: 16.07.2018).
24.
Samans R., Blanke J., Drzeniek M., Corrigan G. The Inclusive Development Index 2018 Summary and Data Highlights. Geneva, Switzerland: World Economic Forum // World Economic Forum. URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_Forum_IncGrwth_2018.pdf (дата обращения: 11.07.2018).
25.
Samans R., Blanke J., Drzeniek M., Corrigan G. The Inclusive Growth and Development Report 2017. Geneva, Switzerland: World Economic Forum // World Economic Forum. URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_Forum_IncGrwth_2017.pdf (дата обращения: 21.02.2018).
26.
Sharafutdinov R.I., Gerasimov V.O., Akhmetshin E.M., Yumashev A.V., Pavlyuk A.V., Luzina T.V. Inclusive Growth Index Assessment in the Regions of the Volga Federal District of the Russian Federation // Proceedings of the 31st International Business Information Management Association Conference-Innovation Management and Education Excellence through Vision 2020. Milan: International Business Information Management Association, 2018. С. 3890-3902.
27.
Sharafutdinov R.I., Gerasimov V.O., Yagudina O.V., Dmitrieva I.S., Pavlov S.V., Akhmetshin E.M. Research of Human Capital in View of Labour Potential of Staff: National Companies Case Study // Proceedings of the 29th International Business Information Management Association Conference-Education Excellence and Innovation Management through Vision 2020: From Regional Development Sustainability to Global Economic Growth. Vienna Austria: IBIMA, 2017. P. 839-852
References (transliterated)
1.
Abramov R.A., Mukhaev R.T., Sokolov M.S. Kriterii effektivnosti gosudarstvennogo i regional'nogo upravleniya v kontekste proektnogo podkhoda // Teoreticheskaya i prikladnaya ekonomika. 2017. № 1. S. 96-112.
2.
Andrievskaya V.B. Effektivnost' gosudarstvennogo upravleniya kak neobkhodimaya predposylka inklyuzivnogo rosta ekonomiki // Idei i idealy. 2015. T. 2. № 1 (23). S. 90-101.
3.
Drozdov O.A. Usloviya obespecheniya inklyuzivnogo ekonomicheskogo rosta v Rossii // Ustoichivoe razvitie: obshchestvo i ekonomika. Materialy III Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii "Ustoichivoe razvitie: obshchestvo i ekonomika". Sankt-Peterburg: Sankt-Peterburgskii Gosudarstvennyi Universitet, 2016. S. 350-351.
4.
El'shin L.A., Prygunova M.I. Ozhidaniya i ikh vliyanie na parametry tsiklicheskogo razvitiya ekonomiki // Teoreticheskaya i prikladnaya ekonomika. 2016. № 4. S. 94-102.
5.
Zen'kova I.V. Osnovnye fundamental'nye predposylki formirovaniya effektivnoi zanyatosti v ekonomicheskikh sistemakh dlya inklyuzivnogo ekonomicheskogo rosta // Vestnik Rossiiskogo universiteta druzhby narodov. Seriya: Ekonomika. 2017. T. 25. № 3. S. 333-342.
6.
Investitsii v osnovnoi kapital po 2016 g. // EMISS Gosudarstvennaya statistika URL: https://www.fedstat.ru/indicator/40534 (data obrashcheniya: 16.07.2018).
7.
Kazakova A.A. Inklyuzivnyi rost: problema sotsiologicheskoi kontseptualizatsii // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. 2016. № 4. S. 33-36.
8.
Kozachek A.V. Praktika organizatsii regional'nykh obshchestvennykh nauchno-obrazovatel'nykh meropriyatii v sfere ekologii i ustoichivogo razvitiya (na primere Tambovskoi oblasti) // Voprosy sovremennoi nauki i praktiki. Universitet im. V.I. Vernadskogo. 2017. № 2 (64). S. 196-200.
9.
Koroleva L.P., Koloskov D.A., Ermoshina T.V. Otsenka rezul'tativnosti bor'by s bednost'yu v stranakh ES i Rossii v kontekste obespecheniya inklyuzivnogo rosta // Trendy i upravlenie. 2016. № 4. S. 365-379.
10.
Kulibanova V.V., Prikhod'ko A.N., Teor T.R. Dobrosovestnaya delovaya praktika-osnova ekonomicheskogo rosta // Vestnik grazhdanskikh inzhenerov. 2016. № 6 (59). S. 291-296.
11.
Kurushina E.V. Evolyutsiya kontseptual'nykh modelei regional'nogo ekonomicheskogo razvitiya // Ekonomika i predprinimatel'stvo. 2015. № 8-1 (61-1). S. 476-482.
12.
Pakhomova N.V. Imperativy inklyuzivnogo rosta v postkrizisnoi modeli sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya strany // Ustoichivoe razvitie: obshchestvo i ekonomika. Materialy III Mezhdunarodnoi nauchno-prakticheskoi konferentsii "Ustoichivoe razvitie: obshchestvo i ekonomika". Sankt-Peterburg: Sankt-Peterburgskii Gosudarstvennyi Universitet, 2016. S. 669-670.
13.
Polyakova A.G., Kolmakov V.V. Obespechenie zdorov'ya naseleniya kak investitsiya v chelovecheskii kapital // Azimut nauchnykh issledovanii: ekonomika i upravlenie. 2017. T. 6. № 3 (20). S. 190-194.
14.
Regional'naya ekonomika / pod red. V.I. Grishina, G.Yu. Gagarinoi. M.: «KnoRus», 2018. 458 s.
15.
Rossiiskaya ekonomika v 2017 godu. Tendentsii i perspektivy / pod red. S.G. Sinel'nikova-Muryleva, A.D. Radygina. M.: Fond "Institut ekonomicheskoi politiki im. E.T. Gaidara", 2018. 572 s.
16.
Fedotov A.V., Vasetskaya N.O. Gosudarstvennaya podderzhka nauchnykh issledovanii v rossii-poteri, dostizheniya i problemy // MIR (Modernizatsiya. Innovatsii. Razvitie). 2016. T. 7. № 1 (25). S. 19-28.
17.
Khakimov Kh.A. Metodicheskie podkhody k otsenke inklyuzivnogo rosta // Nauka i Mir. 2016. T. 2. № 5 (33). S. 159-162.
18.
Sharafutdinov R.I., Gerasimov V.O., Akhmetshin E.M. Adaptirovannaya metodika rascheta inklyuzivnogo rosta i razvitiya regionov Rossiiskoi Federatsii // Ekonomika i predprinimatel'stvo. 2017. № 10-1 (87-1). S. 308-311.
19.
Sharafutdinov R.I., Gerasimov V.O., Akhmetshin E.M., Gabidinova G.S., Nikolaeva A.A. Issledovanie inklyuzivnogo rosta munitsipal'nykh raionov i gorodskikh okrugov na primere Respubliki Tatarstan // Ekonomika i menedzhment sistem upravleniya. 2018. T. 28. № 2. S. 54-59.
20.
Shelest S.A. Problemy izmereniya inklyuzivnogo ekonomicheskogo rosta dlya Rossii i stran SNG // Rossiya: tendentsii i perspektivy razvitiya. Ezhegodnik. Moskva: Institut nauchnoi informatsii po obshchestvennym naukam RAN, 2017. S. 517-520.
21.
Feshari M., Valibeigi M. Determinants of inclusive growth in iranian regions (sure approach in panel data) // Regional Science Inquiry. 2017. T. 9. №. 1. S. 167-175.
22.
Hasmath R. Inclusive growth, development and welfare policy: A critical assessment. New York: Routledge Taylor & Francis Group, 2015. 293 s. doi:10.4324/9781315732626
23.
Inclusive growth // The Organisation for Economic Co-operation and Development (OECD) URL: http://www.oecd.org/inclusive-growth/#introduction (data obrashcheniya: 16.07.2018).
24.
Samans R., Blanke J., Drzeniek M., Corrigan G. The Inclusive Development Index 2018 Summary and Data Highlights. Geneva, Switzerland: World Economic Forum // World Economic Forum. URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_Forum_IncGrwth_2018.pdf (data obrashcheniya: 11.07.2018).
25.
Samans R., Blanke J., Drzeniek M., Corrigan G. The Inclusive Growth and Development Report 2017. Geneva, Switzerland: World Economic Forum // World Economic Forum. URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_Forum_IncGrwth_2017.pdf (data obrashcheniya: 21.02.2018).
26.
Sharafutdinov R.I., Gerasimov V.O., Akhmetshin E.M., Yumashev A.V., Pavlyuk A.V., Luzina T.V. Inclusive Growth Index Assessment in the Regions of the Volga Federal District of the Russian Federation // Proceedings of the 31st International Business Information Management Association Conference-Innovation Management and Education Excellence through Vision 2020. Milan: International Business Information Management Association, 2018. S. 3890-3902.
27.
Sharafutdinov R.I., Gerasimov V.O., Yagudina O.V., Dmitrieva I.S., Pavlov S.V., Akhmetshin E.M. Research of Human Capital in View of Labour Potential of Staff: National Companies Case Study // Proceedings of the 29th International Business Information Management Association Conference-Education Excellence and Innovation Management through Vision 2020: From Regional Development Sustainability to Global Economic Growth. Vienna Austria: IBIMA, 2017. P. 839-852
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"