по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

В погоне за двумя зайцами поймай обоих сразу!
34 журнала издательства NOTA BENE входят одновременно и в ERIH PLUS, и в перечень изданий ВАК
При необходимости автору может быть предоставлена услуга срочной или сверхсрочной публикации!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Современное состояние и направления развития интеграционной активности в экономике Российской Федерации
Карелина Мария Геннадьевна

доктор экономических наук

доцент, Магнитогорский государственный технический университет им. Г.И. Носова

455000, Россия, Челябинская область, г. Магнитогорск, ул. Ленина, 38, оф. 201

Karelina Mariia Gennad'evna

Doctor of Economics

associate professor of the Department of Economics and Marketing at Magnitogorsk State Technical University

455000, Russia, Chelyabinskaya oblast', g. Magnitogorsk, ul. Lenina, 38, of. 201

marjyshka@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

В статье представлены результаты исследования состояния и направления развития интеграционной активности в мировой экономике и экономике России. В рамках проведенного анализа автором работы выделен ряд факторов, прямо или косвенно оказавших влияние на развитие мирового рынка слияний и поглощений. При этом был сделан вывод, что наиболее привлекательным для инвесторов в регионе «Восточная и Центральная Европа» является российский рынок. Проведенное исследование позволило заключить, что российский рынок слияний и поглощений идет по пути создания крупных корпоративных структур. Такие структуры имеют в своем составе мощные источники сырья и перерабатывающие предприятия, объединенные в цепочки по принципу максимальной переработки с целью получения высокорентабельной продукции и повышения конкурентоспособности бизнеса. При написании статьи использовались следующие методы научного исследования: наблюдения, сравнения, системного анализа, обобщения, систематизации, классификации. Характерной особенностью интеграционной активности российских холдингов является то, что значительное влияние на нее оказывают мега-сделки, имеющие ярко выраженные отраслевые особенности. При этом в отличие от стран с развитой институциональной средой, государство играет важную роль на российском рынке слияний и поглощений и содействует формированию корпоративных объединений в промышленности.

Ключевые слова: интеграция, интеграционная активность, слияния и поглощения, статистический анализ, холдинг, холдинговая структура, корпоративная структура, кризис, государство, консалтинг

DOI:

10.7256/2409-8647.2016.3.19764

Дата направления в редакцию:

16-07-2016


Дата рецензирования:

21-07-2016


Дата публикации:

16-01-2017


Работа выполнена в рамках гранта Президента РФ для государственной поддержки молодых российских ученых – кандидатов наук (МК-5339.2016.6)

Abstract.

In this article results of a research of a condition and direction of development of integration activity in world economy and economy of Russia are provided. Within the carried-out analysis the author of work allocated a number of the factors which directly or indirectly exerted impact on development of the world market of merges and absorption. At the same time the conclusion was drawn that the most attractive to investors in the region "Eastern and Central Europe" is the Russian market. The conducted research allowed to conclude that the Russian market of merges and absorption goes on the way of creation of large corporate structures. Such structures incorporate the powerful sources of raw materials and processing enterprises united in chains by the principle of the maximum conversion for the purpose of receipt of highly profitable products and increase in competitiveness of business. When writing article the following methods of scientific research were used: observations, comparisons, system analysis, generalization, systematization, classification. Characteristic of integration activity of the Russian holdings is that considerable impact on it is exerted by the mega-transactions having pronounced industry features. At the same time unlike the countries with the developed institutional environment, the state plays an important role in the Russian market of merges and absorption and assists forming of corporate associations in the industry.

Keywords:

consulting, state, crisis, corporate entity, holding entity, holding, statistical analysis, mergers and acquisitions, integration activity, integration

Анализ состояния мирового рынка слияний и поглощений

Вопросы, касающиеся проблем и перспектив экономической интеграции в современном мире, можно отнести к числу дискуссионных вопросов, неоднозначно воспринимаемых в различных странах и регионах. Вместе с тем, мировая практика свидетельствует о том, что именно крупные компании формируют в настоящее время совокупные спрос и предложение, определяют важнейшие предпосылки для победы в конкурентной борьбе [1].

Развитие мировой экономики свидетельствует о том, что именно крупные компании формируют в настоящее время совокупные спрос и предложение, определяют важнейшие предпосылки для победы в конкурентной борьбе. Достижение конкурентных преимуществ требует высокотехнологичного производства, скорости оборота капитала. Это возможно только в крупных компаниях, где создаются наиболее благоприятные условия формирования, использования и обновления ресурсов (в масштабах мировой экономики мелкие и средние предприятия составляют 80% численности предприятий, но на их долю приходится всего 12% общего делового оборота; в то же время 20% крупнейших интегрированных структур осуществляют 88% мирового делового оборота) [2,3].

Обобщая исследования, посвященные этапам развития интеграционной активности хозяйствующих субъектов в мировой экономике, возможно выделить шесть этапов развития мирового рынка слияний и поглощений. Первый период 1893-1904 гг. отличает большое количество горизонтальных интеграционных сделок, во втором периоде, который протекал в 1919-1929 гг., значительного масштаба достигла вертикальная интеграция, третья волна 1955-1973 гг. характеризовалась большим объемом конгломеративных слияний и поглощений, четвертая волна 1974-1989 гг. отличалась высокой долей враждебных слияний и поглощений, пятая волна 1993-2000 гг. характеризовалась интернациональным масштабом мегасделок.

Ряд исследователей и экспертов международных консалтинговых фирм, таких как Deloitte, Ernst&Young, KPMG, PwC, придерживаются мнения, что 2003 г. ознаменовался для мирового рынка слияний и поглощений началом нового этапа его развития, который можно назвать шестой волной слияний и поглощений. Новая волна интеграционной активности корпоративных структур стала наиболее масштабной в количественном плане. Так, например, в 2002 г. мировой рынок слияний и поглощений составил 1200 млрд долл. США, а в 2007 г. – 4070 млрд долл. США (рост за 5 лет составил 339,17%) [4,5,6].

Автором работы выделен ряд факторов, прямо или косвенно оказавших влияние на развитие мирового рынка слияний и поглощений в 2003-2013 гг.:

  • продолжающаяся глобализация мировой экономики, вынуждающая компании укрупнять капитал в целях повышения эффективности его использования;
  • рост цен на сырьевых рынках;
  • наличие источников финансирования интеграционной активности с низкой ставкой процента;
  • давление, оказываемое инвесторами на менеджмент холдингов, вынуждающее их учитывать требования инвесторов и изменять стратегию развития холдинговых структур;
  • политика протекционизма и развитие антимонопольного законодательства.

Вследствие мирового финансово-экономического кризиса количество сделок слияний и поглощений в 2009 г. снизилось на 14,34% по сравнению с 2007 г., перед тем как в 2010-2011 гг. вновь приблизиться к рекордному уровню 2007 г. Однако макроэкономические проблемы, в том числе продолжающийся кризис еврозоны и угроза «финансового обрыва» в США, удерживают компании развитых стран от увеличения заключения интеграционных сделок [7].

В результате в 2013 г. активность в этой области во всем мире снизилась по сравнению с 2012 г.: общая стоимость сделок M&A снизилась на 3,22%, несмотря на покупку американской Verizon Communications у британской Vodafone Group 45% акций Verizon Wireless за 124,1 млрд долл. США, что более чем в 2 раза превышает размеры крупнейших сделок 2012 г. Мировой рынок M&A составил 3,1% от мирового ВВП.

В 2013 г. США, Канада и Великобритания выступили наиболее активными покупателями на рынке слияний и поглощений компаний из развивающихся стран. В 2013 г. компании из Китая (29%), Индии (16%) и Малайзии (10%) осуществили половину всех интеграционных сделок, реализованных компаниями из развивающихся стран в развитых странах. Компании США и Великобритании являются наиболее привлекательными приобретениями для компаний из развивающихся стран [8,9,10].

В регионе «Восточная и Центральная Европа» наибольшая M&A- активность наблюдается в отраслях металлургии (18%), нефтегазовой (16%), финансов (15%), электроэнергетике (8%) и в горнорудной сфере (7%). Несмотря на продолжающийся долговой кризис в еврозоне, перспективным, по оценке специалистов PriceWaterhouseCoopers, является рынок строительства и недвижимости.

При этом наиболее привлекательным для инвесторов в данном регионе является российский рынок. В 2013 г. среди крупнейших интеграционных сделок, которые были зафиксированы в регионе «Центральная и Восточная Европа», участницей 7 сделок является Россия.

Анализ состояния российского рынка слияний и поглощений

Оценка основных тенденций развития экономики Российской Федерации показывает, что в стране происходит активный процесс концентрации производства и капитала. Российская экономика сегодня – экономика крупных хозяйствующих субъектов.Российские компании характеризуются высоким уровнем концентрации акционерного капитала и контролем доминирующего акционера, подавляющее большинство компаний находится под контролем одного собственника или их консолидированной группы [11].

Несмотря на все усилия последних лет, малый и средний бизнес в России не развит и занимает слабые позиции даже в тех отраслях, в которых во всем мире традиционно доминируют малые предприятия. При этом средние предприятия в России представляют собой неустойчивые в организационном плане структуры, они выступают главными объектами для поглощения их крупными многопрофильными холдингами, основу которых составляют ориентированные на сырьевой сектор предприятия [12].

На протяжении 2010-2013 гг. вклад крупнейших интегрированных структур в ВВП России с учетом таких госмонополий, например, как «Газпром», «Транснефть», «Роснефть», «Русгидро», «Российские железные дороги» и др., оценивается до 40% ВВП и 65% промышленного производства.

По оценкам экспертов Всемирного банка, 30 крупнейших холдинговых структур, каждая с объемом продаж свыше 700 млн. долларов США в год и численностью работников свыше 20 тыс. человек, сосредоточили в своих руках почти 39% реализации промышленной продукции и около 20% занятых страны. В 2012-2013 гг. налоговые платежи российских холдинговых структур превысили 60% в общем объеме поступлений налогов и сборов в России, что свидетельствует о важной роли интегрированных структур в социально-экономическом развитии регионов и государства в целом.

При этом необходимо отметить, что формирование российских бизнес-групп шло не эволюционным, а революционным путем , о чем свидетельствуют как сжатые временные рамки их становления, так и степень радикализма происшедших перемен. На процесс интеграции в экономике РФ оказали значительное влияние состояние и закономерности развития материально-технической и организационной базы, созданной предшествующей командно-административной системой. Когда в начале 90-х гг. XX в. высшее звено управления (партия, министерства) было практически отстранено от экономики, состоялся фактический переход экономической власти к инсайдерам, которые первоначально являлись директорами предприятий и объединений.

Также необходимо отметить, что резкое повышение активности на рынке корпоративных ценных бумаг произошло в 1997 г. Помимо так называемых «голубых фишек», в этот период на рынок достаточно активно вышли акции «второго эшелона». Центробанк России зарегистрировал в 1997 г. 3256 выпусков корпоративных ценных бумаг, в 1998 г. – 19848 (темп роста – 609,58%). Лицензии получили 16 бирж и более 1,5 тыс. профессиональных участников рынка ценных бумаг. В 1999 г. в России состоялось 119 сделок слияний и поглощений, в 2002 г. – 540, объем сделок за этот период вырос в 8 раз и составил в 2002 г. около 18051 млн долл. США. Наиболее активно участвовали в этом процессе такие структуры, как «Альфа-групп», «Лукойл», «Сибирский алюминий».

Вторая важнейшая особенность интеграции по-российски – содействие формированию корпоративных объединений в промышленности со стороны правительства РФ. Особенно наглядно это проявилось при создании мощных структур «Газпром», «Транснефть» и др. Так, акционерное общество «Газпром» было создано в феврале 1993 г. в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 5 ноября 1992 г. и Постановлением Совета Министров – Правительства Российской Федерации от 17 февраля 1993 г. Сегодня «Газпром» владеет около 1/3 мировой добычи и более 1/3 мировых запасов газа и является крупнейшим и по российским и международным меркам холдингом.

Третьей важнейшей особенностью является во многом вынужденный характер интеграционных процессов. Столкнувшись с резким снижением спроса, предприятия оказались неспособными вовремя и в полном объеме обеспечить реализацию произведенной продукции. Не располагая финансовыми ресурсами для возобновления производства, они искали выход в оппортунистическом поведении по отношению к своим контрагентам. Возникающие проблемы решались проще в том случае, когда рыночные отношения между хозяйствующими субъектами были дополнены неформальными связями, которые выступали в качестве некоторой гарантии выполнения своих обязательств, т.е. деятельность в бизнес-группе способствовала созданию более благоприятных условий для поддержания непрерывности производства.

Предприятия были поставлены перед необходимостью использования любых форм взаимодействия, которые хотя бы в какой-то степени позволяли поддерживать непрерывность кругооборота. Именно поэтому в экономике получили широкое распространение такие рыночные формы взаимодействия предприятий, как бартер, взаимозачеты и др. Таким образом, вхождение в какую-либо интегрированную структуру было условием выживаемости в конкурентной экономике.

Четвертой характерной чертой российского интеграционного процесса является то, что подавляющее большинство компаний построено на основе диверсификации производства , но, как правило, в рамках общей технологической цепочки: новый продукт является результатом очередного передела исходного. Интеграция предприятий в стране идет не столько по пути слияния производителей одной отрасли, сколько по пути создания очень крупных структур, имеющих в своем составе мощные источники сырья и перерабатывающие предприятия, объединенные в цепочки по принципу максимального углубления переработки (до 6-8 переделов и выше) в целях получения высокорентабельной наукоемкой продукции. Реализация данного процесса происходит в основном на базе создания вертикально-интегрированных структур, в чьих руках оказывается практически вся цепочка – от производства сырья до выпуска конечной продукции.

Изучение основных количественных и качественных параметров интегрированных структур позволяет сделать следующие выводы о последствиях интеграции.

1. На предприятиях, являющихся участниками бизнес-групп, наблюдаются более высокие темпы модернизации и реконструкции производства. Так, за период 2002-2013 гг. на предприятиях, входящих в интегрированные холдинговые структуры, сумма инвестиций была в 2 раза выше, чем на автономных предприятиях. Наглядным примером процессов технологического обновления, происходящих на базе холдинговых структур, может служить металлургический комплекс России.

2. Предприятия, входящие в состав бизнес-групп, в большей степени ориентируются на лидерство в производстве инновационной продукции и реже позиционируются как производители традиционной продукции массового спроса. Так, за период 2003-2013 гг. на предприятиях, входящих в холдинговые структуры, сумма инвестиций в производство была в 2,28 раза выше, чем на автономных предприятиях.

Как показывает российский опыт, встраивание предприятия в сеть приводит к повышению его конкурентоспособности, так как в условиях интеграции значительно растет зависимость результата работы одного участника от результата другого. В рамках интегрированной структуры неизбежно возникает диффузия инноваций: новаторская деятельность одного участника неизбежно подталкивает к этому других.

3. Компании с распыленной по российским меркам собственностью проигрывают интегрированным почти по всем индикаторам эффективности. Так, в 2013 г. в составе бизнес-групп 25,3% компаний демонстрировали стабильно растущую конкурентоспособность (это на 6,5% больше, чем в автономном бизнесе). Одновременно в холдинговых структурах существенно меньше доля предприятий с низкой производительностью труда.

4. Для предприятий холдинговых структур характерна большая доступность кредитных средств, чем для автономных предприятий. В 2013 г. на предприятия крупнейших российских холдингов приходилось до 30% кредитов и займов, полученных реальным сектором российской экономики, что свидетельствует о том, что для них более доступны заемные средства.

Вместе с тем существуют требующие решения проблемы фиктивного банкротства, искусственного создания монополий в системе технологически взаимосвязанных производств, монопольных цен и т.д. Однако процессы, связанные с изменением подхода к управлению крупными комплексами отраслевого значения, в целом положительны, адекватны рыночному курсу и ведут к повышению эффективности производства и управления.

На первом этапе развития, в условиях революционных изменений, формирование бизнес-групп в РФ происходило под влиянием случайных факторов. Чаще всего это были стремления к установлению контроля над собственностью, соображения налоговой оптимизации, а проблемы экономической эффективности отодвигались на второй план. В таких условиях возникновение оптимальных форм интеграции вряд ли было возможно. В настоящее время экономика России демонстрирует, помимо устойчивых темпов экономического роста, еще и «оцивилизовывание» процесса интеграции.

На российском рынке M&A за 2003-2013 гг. наблюдается значительно большая волатильность по сравнению с мировым рынком. В 2013 г. количество сделок на российском рынке уменьшилось на 6,43% на фоне увеличения этого показателя на 3,83% в мире и на 1,37% в странах Европы. При этом общая сумма сделок в 2013 г. выросла на 16,77% до 94 млрд долл. США, что обусловлено увеличением доли более крупных сделок [13,14,15].

Приобретение Роснефтью компании ТНК-BP в 2012 г. за 56 млрд. долл. США стало крупнейшей объявленной сделкой в России за всю историю российского рынка M&A, а также второй по величине сделкой в мире. Стоимость данной сделки превысила общую стоимость всех сделок M&A в российской нефтегазовой промышленности за 2010-2012 гг. После совершения интеграционной сделки Роснефть, обогнав ExxonMobil, стала крупнейшей в мире публичной нефтяной холдинговой структурой: объем добычи нефти – свыше 200 млн т в год, доля в мировом объеме добычи нефти – 5%.

В 2012 г. на российском рынке M&A преобладали внутренние сделки как в количественном, так и стоимостном объеме рынка. Это свидетельствует о процессах интеграции активов, укрупнения бизнес-структур и дальнейшего передела собственности. При этом развитие российского рынка M&A затрудняет проблема корпоративных конфликтов и рейдерства.

В 2013 г. стоимость внутренних сделок увеличилась на 55,69%, что составило 80% стоимости сделок на рынке слияний и поглощений. Количество сделок по приобретению российских активов иностранными компаниями уменьшилось на 5,88% до 64 сделок M&A, стоимость сделок уменьшилась на 6,58% до 8,12 млрд долл. США.

Выбор форм и стратегий зарубежной экспансии зависит от политики конкретной российской компании, ее финансовых возможностей, прошлого опыта развития, конкретных политических и экономических условий страны экспансии. Например, на первоначальном этапе экспансии за рубеж ОАО «ЛУКОЙЛ» осуществляло инвестиции в набор объектов, среди которых были проекты, напрямую конкурировавшие между собой. Это дало возможность проводить более гибкую инвестиционную политику, замедляя реализацию одного проекта и одновременно ускоряя другой.

При этом основным источником оплаты интеграционных сделок в России является собственный капитал. Значение российского фондового рынка для финансирования сделок слияний и поглощений в настоящее время недостаточно велико. Однако при этом расширяются возможности российских холдингов по нахождению капитала для оплаты интеграционных сделок (например, путем проведения IPO).

В 2013 г. наибольшую количественную долю заняли приобретения 100% акций (58,1%). С точки зрения стоимостного объема покупка 100% акций заняла 54% рынка слияний и поглощений. В 2013 г. в стоимостном объеме рынка M&A преобладали горизонтальные слияния и поглощения (61,8%), а в количественном составе преобладали конгломеративные слияния и поглощения.

Необходимо отметить, что стратегии интеграционных сделок характеризуются ярко выраженными отраслевыми особенностями (в металлургической отрасли, например, преобладает вертикальная интеграция, а в области финансов – горизонтальная интеграция) [16]. В соответствии с распоряжением Правительства РФ от 27 ноября 2012 г. № 2102-р одной из основных задач государственной политики в сфере приватизации федерального имущества является формирование интегрированных холдинговых структур в стратегических отраслях экономики. Так, балансовая стоимость приватизированных активов в 2012 г. государственных и муниципальных унитарных предприятий составила 1,47 млрд долл. США. Объем приватизационных сделок составил 6,82 млрд долл. США, при этом на пять крупнейших сделок пришлось 6,62 млрд долл. США.

В 2012-2013 гг. наиболее активными игроками российского рынка слияний и поглощений стали предприятия с участием государства. Так, в 2012 г. ОАО «Сбербанк России» стало рекордсменом по стоимости сделок (5,9 млрд долл. США), а ОАО «Банк ВТБ» – рекордсменом по количеству сделок, проведенных одной компанией (14 сделок). ОАО «НК «Роснефть» и ОАО «ИНТЕР РАО ЕЭС» участвовали в 9 и 10 сделках соответственно, которые, как и сделки большинства других активных участников российского рынка M&A, были заключены на основных рынках их деятельности.

Значительное количество сделок с участием ОАО «Сбербанк России» и ОАО «Банк ВТБ» было заключено за пределами их основных рынков, что характеризует инвестиционную активность этих банков и отражает сохраняющуюся тенденцию продажи этими банками активов, приобретенных в период финансового кризиса. В 2012-2013 гг. наблюдалось большое количество сделок по выкупу долей миноритарных акционеров владельцами крупных пакетов акций.

Заключение

Таким образом, активным игроком на российском рынке слияний и поглощений в России является государство, которое выступает как с позиции покупателя, так и продавца. С одной стороны, государство сокращает число государственных предприятий, которые передаются в частные руки, с другой – контролирует стратегически важные сектора экономики. Фактором, обусловившим стабильно высокие показатели российского рынка слияний и поглощений, стал возврат лидирующих позиций по сделкам отрасли энергетики и природных ресурсов во всех ее трех секторах (металлургия и горнодобывающая промышленность, нефтегазовый сектор, энергетика).

Анализируя вышесказанное, можно сделать вывод о постепенном приближении крупного российского бизнеса к мировым принципам организации интегрированных бизнес-структур. Однако, несмотря на значительный прогресс в совершенствовании статистической практики анализа процессов слияний и поглощений, остается много нерешенных вопросов, касающихся анализа структурных изменений в интеграционной деятельности отраслей экономики РФ, прогнозирования интеграционной активности, исследований процессов M&A на региональном уровне, разработки методологии статистического анализа рисков и эффективности интеграционной активности российских холдингов в рамках социально-экономического и инновационно-технологического развития страны.

Библиография
1.
Поликарпова М.Г. Современное состояние и направления развития интеграционной деятельности в российской экономике// ЭКО. — 2010. — №2. — С.75-84.
2.
Авдашева С.Б. Российские холдинги: новые эмпирические свидетельства// Вопросы экономики. — 2007. — №1. — С.98–111.
3.
Авдашева С.Б. Российские холдинги: проблемы управления// Проблемы теории и практики управления. — 2006. — №8. — С.77–85.
4.
Поликарпова М.Г. Этапы и особенности развития российского рынка слияний и поглощений// Молодой ученый. — 2014. — №3(62). — С.505–507.
5.
Поликарпова М.Г. Формирование информационной базы интеграционного анализа в целях повышения конкурентоспобности экономики Российской Федерации// Вестник УРФУ. Серия: Экономика и управление. — 2010. — №4. — С.62-72.
6.
Карелина М.Г. Инновационная активность российских регионов: проблемы измерения и эконометрический подход// Региональная экономика: теория и практика. — 2006. — №8. — С.77–85.
7.
Шахбаз А.А. Экономическая интеграция в контексте глобализационных процессов/ А.А. Шахбаз// Проблемы управления (Минск). — 2014. —1(50). — С.76-81.
8.
Briones J. Merger Control in the EU/ J. Briones, F.Jaimie, F. Andres, N. Edume. — New York: Oxford University Press. — 2007.
9.
Napier N.K. Mergers and Acquisitions: HR issues and outcomes: a review and suggested typology/ N.K. Napier// Journal of Management Studies. — 1989. —№ 41. — №4. — P. 271–289.
10.
Blair R. Law and Economics of Vertical Integration and Control/ R. Blair, D. Kaserman. — New York: Academic Press. — 1983.
11.
Иванова Е.В. Особенности функционирования холдинговых структур в трансформационной экономике России// Вестник ОГУ. — 2008. — №8(90). — С.14–18.
12.
Экономическая теория и трансформационный процесс/ под ред. А. А. Пороховского. — М.: ТЕИС, 1999. — 238 с.
13.
Сигел Э. Практическая бизнес–статистика/ Э. Сигел. — М.: Вильямс, 2002. — 1051 с.
14.
Анализ данных: учебник для академического бакалавриата/ под ред. В.С. Мхитаряна. — М.: Издательство Юрайт, 2016. — 490 с.
15.
Сажин Ю.В., Подгорнов Н.Г. Статистические методы исследования социально-экономических процессов. — Саранск: Издательство мордовского университета, 1998. — 56 с.
16.
Мхитарян В.С., Поликарпова М.Г. Оценка эффективности интеграционных проектов металлургических компаний// Проблемы теории и практики управлений. — 2013. — №2 — С.114–122.
References (transliterated)
1.
Polikarpova M.G. Sovremennoe sostoyanie i napravleniya razvitiya integratsionnoi deyatel'nosti v rossiiskoi ekonomike// EKO. — 2010. — №2. — S.75-84.
2.
Avdasheva S.B. Rossiiskie kholdingi: novye empiricheskie svidetel'stva// Voprosy ekonomiki. — 2007. — №1. — S.98–111.
3.
Avdasheva S.B. Rossiiskie kholdingi: problemy upravleniya// Problemy teorii i praktiki upravleniya. — 2006. — №8. — S.77–85.
4.
Polikarpova M.G. Etapy i osobennosti razvitiya rossiiskogo rynka sliyanii i pogloshchenii// Molodoi uchenyi. — 2014. — №3(62). — S.505–507.
5.
Polikarpova M.G. Formirovanie informatsionnoi bazy integratsionnogo analiza v tselyakh povysheniya konkurentospobnosti ekonomiki Rossiiskoi Federatsii// Vestnik URFU. Seriya: Ekonomika i upravlenie. — 2010. — №4. — S.62-72.
6.
Karelina M.G. Innovatsionnaya aktivnost' rossiiskikh regionov: problemy izmereniya i ekonometricheskii podkhod// Regional'naya ekonomika: teoriya i praktika. — 2006. — №8. — S.77–85.
7.
Shakhbaz A.A. Ekonomicheskaya integratsiya v kontekste globalizatsionnykh protsessov/ A.A. Shakhbaz// Problemy upravleniya (Minsk). — 2014. —1(50). — S.76-81.
8.
Briones J. Merger Control in the EU/ J. Briones, F.Jaimie, F. Andres, N. Edume. — New York: Oxford University Press. — 2007.
9.
Napier N.K. Mergers and Acquisitions: HR issues and outcomes: a review and suggested typology/ N.K. Napier// Journal of Management Studies. — 1989. —№ 41. — №4. — P. 271–289.
10.
Blair R. Law and Economics of Vertical Integration and Control/ R. Blair, D. Kaserman. — New York: Academic Press. — 1983.
11.
Ivanova E.V. Osobennosti funktsionirovaniya kholdingovykh struktur v transformatsionnoi ekonomike Rossii// Vestnik OGU. — 2008. — №8(90). — S.14–18.
12.
Ekonomicheskaya teoriya i transformatsionnyi protsess/ pod red. A. A. Porokhovskogo. — M.: TEIS, 1999. — 238 s.
13.
Sigel E. Prakticheskaya biznes–statistika/ E. Sigel. — M.: Vil'yams, 2002. — 1051 s.
14.
Analiz dannykh: uchebnik dlya akademicheskogo bakalavriata/ pod red. V.S. Mkhitaryana. — M.: Izdatel'stvo Yurait, 2016. — 490 s.
15.
Sazhin Yu.V., Podgornov N.G. Statisticheskie metody issledovaniya sotsial'no-ekonomicheskikh protsessov. — Saransk: Izdatel'stvo mordovskogo universiteta, 1998. — 56 s.
16.
Mkhitaryan V.S., Polikarpova M.G. Otsenka effektivnosti integratsionnykh proektov metallurgicheskikh kompanii// Problemy teorii i praktiki upravlenii. — 2013. — №2 — S.114–122.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"