Статья 'Социально-психологическая характеристика рынка труда преподавателей английского языка в современной России' - журнал 'Теоретическая и прикладная экономика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Теоретическая и прикладная экономика
Правильная ссылка на статью:

Социально-психологическая характеристика рынка труда преподавателей английского языка в современной России

Флеров Олег Владиславович

кандидат педагогических наук

заместитель заведующего кафедрой психологии и педагогики, ЧОУ ВО "Московский университет им. С.Ю. Витте"

115432, Россия, г. Москва, 2-й Кожуховский пр-д, 12, стр. 1, каб. 313

Flerov Oleg Vladislavovich

PhD in Pedagogy

Deputy Head of Psychology and Pedagogy Department at Moscow Witte University

115432, Russia, g. Moscow, pr-d 2-I kozhukhovskii, 12 str 1, kab. 313

olegflyoroff@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-8647.2015.4.16056

Дата направления статьи в редакцию:

05-08-2015


Дата публикации:

10-01-2016


Аннотация.

Объектом исследования в предлагаемой статье является рынок труда преподавателей английского языка, предмет исследования – востребованность педагогов, требования к ним, а также их поведение на нём. Автор исследует особенности поиска работы и трудоустройства преподавателей английского языка в различных учебных учреждениях, а также требования, предъявляемые к ним в процессе профессиональной деятельности. Особое внимание уделяется проблеме социального статуса данной профессии в условиях глобализации, рыночной экономики, а также экономического спада в России. Методом исследования автора в статье является анализ вакансий на ведущих российских интернет-порталах по трудоустройству (hh.ru, superjob.ru, rabota.ru, job.ru) на предмет требований, предъявляемых к преподавателям, а также собственного опыта преподавания английского языка в различных учебных учреждениях Основные выводы автора статьи сводятся к тому, что востребованность, занятость и финансовое благополучие преподавателей английского языка зависит в первую очередь от сферы дополнительного образования и частных репетиторских услуг. Эти сферы оказались существенным образом затронуты спадом отечественной экономики, что привело к тому, что преподавателям нужно ещё больше приспосабливаться к работе в контексте образовательного маркетинга и клиенто-ориентированного подхода, эффективность которого с чисто педагогических позиций представляется весьма спорной. Новизна статьи состоит в том, что рынок труда проанализирован вне контекста экономической статистики, а с позиций поведения на нём преподавателя английского языка как его субъекта.

Ключевые слова: преподаватель английского, вакансия, работа, школа, колледж, вуз, образование, рынок труда, востребованность, поиск работы

Abstract.

Object of research in the offered article is labor market of teachers of English, an object of research – a demand of teachers, requirements to them, and also their behavior on it. The author investigates features of job search and employment of teachers of English in various educational institutions, and also requirements imposed to them in the course of professional activity. The special attention is paid to a problem of the social status of this profession in the conditions of globalization, market economy, and also economic recession in Russia.Method of research of the author in article is the analysis of vacancies on the leading Russian Internet portals on employment (to hh.ru, superjob.ru, rabota.ru, job.ru) regarding requirements imposed to teachers and also own experience of teaching English in various educational institutions the Main conclusions of the author of article are reduced to that a demand, employment and financial wellbeing of teachers of English depends first of all on the sphere of additional education and private tutorial services. These spheres were essentially affected by recession of domestic economy that led to that teachers need to adapt even more to work in the context of educational marketing and customer-oriented approach which efficiency from purely pedagogical positions is represented very disputable. Novelty of article consists that labor market is analysed out of a context of economic statistics, and from positions of behavior of the teacher of English on it as his subject.

Keywords:

English teacher, vacancy, job, school, college, institute, education, labor market, demand, job-seeking

Непростая социально-экономическая ситуация, сложившаяся в нашей стране в последнее время, затронула все социальные институты и сферы жизни общества. Не стала исключением и сфера образования. При этом одним из наиболее острых вопросов в данном контексте сегодня является трудоустройство и занятость её работников (как, впрочем, и работников многих других сфер). В современной российской истории педагогические профессии никогда не считались одними из престижных: в 1990-е они были очень низко оплачиваемыми, в середине 2000-х стал наблюдаться существенный рост зарплат преподавателей, в результате чего в сферу образования пошло работать значительно больше людей, но всё равно по-настоящему социально престижной и экономически выгодной работа учителя за такой достаточно короткий отрезок времени не стала.

Тем не менее, основным плюсом данной профессии в нашей стране всегда считалась её стабильность и социальная востребованность. Работу учителя принято было позиционировать (в том числе студентам педагогических колледжей и вузов) как «вечную профессию» в противопоставлении работе в фирмах, которые «постоянно открываются и закрываются». Между тем в последнее время среднестатистический преподаватель отнюдь не может похвастаться тем, что его работа стабильна, в виду определённых объективных причин, основными из которых являются резкое уменьшение учебной нагрузки из-за демографического кризиса и реорганизация учебных учреждений.

Статус педагога в обществе в контексте рыночной экономики, то есть образовательных услуг – тема для очень глубокого социального, педагогического и даже философского анализа, которую невозможно осветить в рамках статьи, поэтому в данной работе автор предпринимает попытку проанализировать современный рынок труда на предмет востребованности преподавателей иностранных языков в России, раскрыв при этом специфику работы этих педагогов.

Такой выбор обусловлен следующими причинами.

1) Автор статьи сам является профессиональным преподавателем английского.

2) Преподаватели английского (как и других иностранных языков) традиционно считались «особой кастой» среди остальных педагогических профессий. Преподавать иностранный язык обычно считается более престижно и экономически выгодно, нежели другие предметы (по крайней мере, среди школьных).

3) Считается, что преподаватели иностранного языка значительно более востребованы на рынке труда, чем другие педагоги и получают в разы больше остальных, поскольку «без знания английского сейчас никуда».

Английский язык как учебная дисциплина, действительно, обладает спецификой, которая определяет состояние рынка труда его преподавателей, при этом основными её чертами являются следующие.

1) Английский практически невозможно изучить самостоятельно в домашних условиях, несмотря на большое число самоучителей, тем более, что он как правило является для человека первым иностранным языком, то есть у него нет опыта освоения неродного языка.

2) Английским нужно заниматься регулярно и на протяжении достаточно долгого времени для достижения результата. Обучающийся не может быть «натаскан» на язык, если речь идёт о хорошем владении им.

3) Английский язык как дисциплина входит в федеральный компонент содержания образования, поэтому изучается всеми в аккредитованных учреждениях всех ступеней (школа – колледж – вуз) в независимости от специальности и направления подготовки.

4) Английский язык значительно больше других дисциплин традиционно востребован в учреждениях дополнительного образования (курсы) и в частной преподавательской практике (репетиторство).

Именно последний пункт делает преподавание английского более экономически выгодным и перспективным, чем многие другие педагогические профессии. Если говорить только о статусе профессии преподавателя английского языка вне контекста востребованности, то вроде бы в эпоху глобализации, телекоммуникационных технологий и межкультурной коммуникации, он должен повышаться, но с другой стороны сейчас даже отличным знанием английского в России уже никого не удивишь. Огромное количество информации на этом языке вокруг нас, в том числе и в Интернете создаёт впечатление об английском как о чём-то повседневном и привычном. Ещё в 1990-е годы, не говоря уже про Советский Союз, преподаватели английского были пусть и искусственными, но всё же носителями западной культуры, сегодня же, когда даже у рядового россиянина есть возможность общаться с настоящими иностранцами, эта «магия» совершенно утратилась, поэтому сложно сказать, является ли преподавание английского в 2010-х более престижным, чем оно было пару десятилетий назад, тем более что сейчас существует тенденция, что выгоднее быть специалистом со знанием английского, нежели специалистом только по английскому [1, с. 28-29].

Сегодня преподаватели английского испытывают в плане трудоустройства те же сложности, что и многие другие специалисты: сокращение числа вакансий, ужесточение конкуренции на рынке труда, как следствие этого, более высокий уровень требований и разборчивость работодателей. В принципе от этого можно было бы абстрагироваться, поскольку ситуация совершенно объективная, и в таких условиях сейчас находятся специалисты очень многих профессий, но есть несколько факторов, которые следует учитывать, говоря о рынке именно педагогического труда.

Во-первых, преподаватель – очень специфическая профессия, не имеющая «смежных» родов деятельности, то есть тех, где львиная доля навыков педагога могла бы быть эффективно использована. Именно поэтому преподавателю (особенно немолодому) очень тяжело устроиться на другую квалифицированную работу, если у него нет соответствующего опыта. Интересно, что устроиться на работу средней квалификации у преподавателя шансов тоже не очень много, поскольку в офисе бывший педагог может восприниматься как человек, «который будет всех учить». Например, на должность менеджера по продажам при отсутствии опыта продаж могут взять IT-специалиста, пиарщика, юриста, но скорее всего не педагога. Для многих преподавателей переход на работу отличную от педагогической психологически очень непрост, даже если речь идёт о переходе на административную работу в самом образовательном учреждении. Преподаватель привык вести процесс, руководить им, в офисной же работе необходимо постоянно подчиняться. Если говорить именно о преподавателях английского, то альтернативным вариантом представляется работа переводчиком, ведь, обучая языку, педагог фактически учит переводить с него и обратно, но опять же на неё могут претендовать только те преподаватели, которые владеют языком в совершенстве и хорошо знают язык какой-нибудь специальности (экономический английский, юридический английский и т.д.), а процент таких особенно среди тех, которые работают с детьми весьма мал. Кроме того для работы переводчиком требуется соответствующий опыт, без которого получить её всё же скорее удача.

Во-вторых, даже внутри педагогического сообщества существует весьма чёткое деление преподавателей на педагогов, работающих с детьми и на тех, что работают с взрослыми студентами. Переход из одного сегмента рынка труда в другой – весьма редкое явление даже в рамках одной и той же дисциплины. Поэтому тот факт, что «английский везде» играет по-настоящему на пользу тем, у кого есть большой работы в разных типах учебных учреждений и с разными возрастными группами. Если человек всегда преподавал английский только в вузе, в школу у него устроиться шансов очень мало, поскольку у него нет навыков работы с детьми. Школьному учителю устроиться в вуз тяжело, потому что сегодня на кафедрах хотят видеть людей, имеющих учёные степени, хотя анализ штата кафедр иностранных языков непрофильных вузов, показывает, что людей без степени на них работает значительно больше, чем, например, на экономических или на социально-гуманитарных. Это можно объяснить тем, что преподаватели иностранных языков в целом традиционно весьма скептически относятся к трате времени и сил на написание и защиту кандидатской, потому что можно и без неё получать деньги, имея диплом хорошего иняза или языкового факультета престижного вуза. Между тем, как уже отмечалось в начале статьи, преимущество преподавателей иностранного языка перед другими заключается только в курсах и репетиторстве, как в сегментах рынка педагогических услуг, а они в последнее время переживают далеко не лучшие времена, о чём будет рассказано в конце статьи. Интересно, что вне вуза учёная степень для преподавателя не только не является конкурентным преимуществом, а наоборот, как это ни парадоксально, может быть минусом в поиске работы, поскольку у работодателей в образовании довольно часто встречается стереотипное представление, что преподаватель-специалист – это педагог-практик, ориентированный на решение конкретных задач, а кандидат или доктор наук – это теоретик, «привыкший только читать лекции»; в этом смысле вне вуза для работы с взрослыми особенно ценятся преподаватели английского, имеющие второе высшее образование помимо языкового, например, лингвистическое + экономическое или педагогическое + юридическое. В целом же то, что учёные степени ценятся у нас в весьма узком кругу – достаточно серьёзная социальная проблема, анализ которой выходит далеко за рамки предмета рассмотрения данной статьи.

Но даже если не брать в расчёт статус учёной степени, к преподавателям английского в неязыковых вузах отношение в других образовательных учреждениях не совсем однозначное. Дело в том, что в отличие от учителей, которые готовят к ЕГЭ или от преподавателей, работающих на курсах, где важно давать не только результат, но и удовольствие от изучение языка, преподаватели английского в непрофильных вузах не работают в условиях стопроцентной ориентированности на результат. Это касается в принципе всех непрофильных дисциплин.

Коллега автора статьи, профессор Д.А. Гусев (автор нестандартных учебных пособий по логике и философии [2,3]) часто шутит на кафедре, что преподавание таких предметов – единственная сфера деятельности, где клиент (в данном случае студент) рад неполному оказанию (или даже неоказанию) услуги, за которую он заплатил деньги. В этой шутке значительная доля правды. Действительно, представляется совершенно абсурдной ситуация, если актёры в середине спектакля, спортсмены в середине матча, музыканты в середине концерта и т.д. говорят, что играть больше не будут, а купившие билет зрители довольны, потому что пораньше освободились; или, например, стоматолог, не долечив зуб, отказывается работать, а пациент, у которого тот болит, и который заплатил деньги за лечение, искренне радуется этому. Однако каждый вузовский преподаватель прекрасно знает, что если закончить пару на час раньше (или вообще не начиная её), при условии, что все получат зачёт, недовольных в 99 случаях из 100 не будет [4].

Если же говорить без шуток, то в последнее время в России весьма остро стоит вопрос о качестве высшего образования. В условиях конкуренции между вузами, в которую в последнее время всё более активно и успешно включаются негосударственные университеты, к преподавателям английского языка даже на непрофильных факультетах предъявляется весьма высокий уровень требований [5-8]. Тем не менее, всё равно вряд ли найдётся преподаватель английского, который скажет, что обучать непрофильных студентов, большинству из которых нужен только зачёт, тяжелее, чем, например, готовить школьника к ЕГЭ или организовывать корпоративный тренинг для менеджеров крупной компании [9]. Вопросы качества высшего образования напрямую связаны с качеством подготовки самих преподавателей для высшей школы, поскольку, какие бы ни были образовательные стандарты и как бы блестяще ни был бы организован образовательный процесс, именно от педагога студент получает в конечном счёте непосредственно саму образовательную услугу [10]. Проблема здесь заключается в том, что в вузах в основном получают возможность работать не лучшие выпускники педуниверситетов, обладающие высоким уровнем педагогического мастерства, а те, кто защитил кандидатские диссертации. Эти множества не являются тождественными, а лишь пересекающимися, особенно для английского языка, если учесть, что это полностью практическая дисциплина, а диссертации обычно защищают люди, имеющие способности к теории, хотя, впрочем, они могут быть и хорошими практиками. Но так или иначе, педагогическое мастерство преподавателя английского формируется ни в коем случае не в процессе работы над кандидатской, а во время получения высшего образования и в процессе практики.

Среднее профессиональное образование (колледжи) представляется сегментом рынка, где легко могут получить работу и школьные, и вузовские преподаватели. В колледже, как и в непрофильном вузе, нет полной ориентированности на результат, поэтому работа не самая сложная, причём она могла бы быть ещё и весьма стабильной, но перспективы развития среднего профессионального образования в нашей стране с переходом России на болонскую систему не ясны. В цепочке уровней образования школа – колледж – бакалавриат – магистратура – аспирантура – докторантура именно колледж представляется на сегодняшний день лишним звеном.

Среднее специальное образование, которое в СССР гарантировало человеку стабильную работу по специальности, возможно и без карьерных перспектив, в настоящее время не гарантирует прежнего «жизненного минимума» и многими воспринимается не как определённый профессиональный уровень, а как шаг на пути к диплому вуза, притом что уже очень давно с точки зрения конъюнктуры рынка труда и высшее образование по сути утратило свои былые позиции. Действительно, в настоящее время оно представляет собой некий минимальный образовательный уровень, позволяющий соискателю претендовать на более-менее квалифицированную работу. В то же время насыщение рынка специалистами с дипломами приводит к тому, что даже на должности, не требующие почти никаких профессиональных навыков, работодатели выбирают людей с высшим образованием. «Без вышки сейчас никуда не берут, даже в магазин» – часто можно слышать от студентов в ответ на вопрос об их мотивах к учёбе и поступлению в вуз [11].

В таких условиях школу, колледж и вуз как сегменты рынка труда можно объединить по причине того, что востребованность преподавателей в них определяется только демографической ситуацией и количеством часов в учебных планах. Спрос на образовательные услуги этих учреждений неэластичен: все дети, родившиеся 6-7 лет назад пойдут в школу, а все те, кто заканчивают школу или колледж, идут в колледж или в вуз. Требования к педагогам, работающим в этом сегменте, как правило, стандартизированы и, как показывает наблюдение за вакансиями, не меняются существенно с течением времени. К ним относятся высшее профильное образование (для вуза – кандидатская степень), опыт работы, желание и умение работать с детьми (студентами). Эти учреждения аккредитованы государством и то, что они выдают документы об образовании государственного образца, подразумевает следование в их работе единому Госстандарту. Сильно и концептуально варьировать методику обучения языку и подходы к нему у таких образовательных заведений нет. Это также обусловливает стандартизированность требований к преподавателю. Стандартизирована и подготовка преподавателей английского языка. Программа по лингводидактике в педвузах составлена таким образом, что подразумевается, что каждый выпускник должен быть готов работать в каждой государственной школе или колледже.

Совершенно по-другому обстоит дело с учреждениями дополнительного образования и репетиторством как частной практикой. Эти заведения выдают документ не государственного образца, а собственного. Для курсов не предусмотрена госаккредитация, а только лицензия на ведение образовательной деятельности, поэтому они имеют возможность вести обучение по собственным, непривязанным ни к каким стандартам программам. Это даёт огромный простор для маркетинговых манёвров в условиях рыночной конкуренции как курсов, так и частных преподавателей. Каждая языковая школа заявляет, что работает по «уникальной» методике, которая даёт наиболее быстрый результат при минимальных затрачиваемых усилиях. Фактически образовательный процесс в условиях маркетинга превращается в поиск способов убедить, что именно ты научишь лучше, привлечь клиента и любыми способами его удержать. При этом когнитивная составляющая красиво оформленного и преподнесённого учебного процесса часто отходит на самый дальний план.

Тем не менее именно курсы и репетиторство позволяют преподавателям английского заработать больше и быть более востребованными, чем многие их коллеги в академических образовательных учреждениях, где оплата педагога зависит от его образования, квалификационной категории, учёной степени, но не от того, какую дисциплину он ведёт. С другой стороны спад экономики и в частности покупательской способности рядовых россиян серьёзнейшим образом ударил по этому сектору. Совершенно очевидно, что занятия английским языком не являются услугой первой или даже второй необходимости, в то же время оно является услугой не самой дешёвой, что даёт возможность хорошо сэкономить на ней. Всё меньше желающих учить английский и для турпоездок за границу, поскольку всё меньше людей могут позволить себе эти самые поездки. Крупные компании приглашают для своих сотрудников корпоративных преподавателей, поэтому изучать английский для карьеры на платных курсах желающих также немного.

Тем не менее, курсы всё же работают. В Москве их не один десяток. За счёт каких же клиентов им удаётся выживать? В первую очередь за счёт детей дошкольного возраста, родители которых готовы вкладывать деньги в то, чтобы раскрыть у них как можно больше талантов, пока обучение в школе не показало, к чему есть способности, а к чему – нет. Анализ вакансий показывает, что спрос на учителей английского, работающих с дошкольниками, почти не падает. Другое дело, что раннее обучение английскому вообще отдельная отрасль лингводидактики, обучать дошкольников непросто даже учителю начальных классов, не говоря уже о тех, кто привык работать с подростками или взрослыми, поэтому данный сегмент рынка открыт только для определённого круга педагогов.

Кроме того, для любого рядового, закончившего вуз работающего человека, желающего овладеть для каких-либо целей английским, существует не так уж много путей его изучения.

Следует сразу отбросить регулярные поездки за рубеж, которые в современных условиях абсолютному большинству наших сограждан не по карману (особенно если речь идёт о дорогих англоязычных странах). Отбросим также вариант полностью самостоятельного изучения языка, который для человека, не являющегося профессиональным лингвистом, практически нереален. Остаются занятия с частным преподавателем-репетитором и занятия на курсах. И то, и другое имеет свои преимущества и недостатки, однако курсы часто являются более предпочтительным вариантам, поскольку представляют собой официальное учебное учреждение, имеющее лицензию, и выдающее документ об образовании. Несмотря на то, что этот документ (сертификат) негосударственного образца, который вряд ли имеет большой вес при приёме на работу, многим людям всё же хочется получить «корочку» как официальное подтверждение своих языковых знаний, умений и навыков. Многие идут на курсы изучать язык «для себя», без каких-либо чётко поставленных целей.

Следует отметить, что любой профессиональный преподаватель, имеющий опыт репетиторства знает, что ученики, занимающиеся «для себя» - наименее стабильные клиенты. Отсутствие конкретной цели не позволяет поддерживать мотивацию к учёбе на достаточно высоком уровне. Таким обучающимся свойственно часто менять преподавателя, поскольку в отсутствии мгновенного результата виноват, разумеется, обычно он. Это приводит к бессистемности в обучении, которая ещё больше затрудняет получение результата, однако, очень часто обучающийся, готовый заплатить деньги, ждать и напрягаться не намерен.

Еще одна проблема заключается в том, что сегодня отечественные преподаватели английского испытывают жёсткую конкуренцию со стороны преподавателей-носителей этого языка, которые работают в России, причём в неакадемичесоком секторе наши педагоги эту конкуренцию зачастую проигрывают. Многие носители языка значительно слабее методически, чем наши преподаватели, но само слово «носитель» действует на клиентов как-то магически. Многие люди, желающие изучать иностранный «для себя», считают, что если носитель говорит свободно на своём языке, то это значит, что он может и научить общаться так же. Разумеется, это неправильно. Мы все свободно говорим по-русски, но это автоматически не означает, что любой из нас может научить русскому иностранца. С другой стороны, если человеку английский нужен для практики за рубежом, вполне логично, что он хочет практиковаться именно с человеком из-за рубежа.

В таких условиях в неакадемическом секторе учебные заведения, их преподаватели и репетиторы вынуждены работать, применяя исключительно клиенто-ориентированный подход, суть которого состоит в том, что обучающийся должен получить не только результат, но и удовольствия от процесса. Учитывая то, что специфика образовательной услуги подразумевает результат, видимый не сразу, даже при качественном её оказании, а клиент платит деньги здесь и сейчас, его удовольствие от общения с педагогом ставится во главу угла. Преподавание английского в современном мире – это в первую очередь коммуникация, поэтому личностные качества преподавателя, определяющие его манера общения становятся сразу видны в педагогическим процессе. Очень часто они воспринимаются исключительно субъективно, и обучающиеся на курсах просят заменить преподавателя, поскольку «не подходит его стиль», будучи не способными объяснить, что конкретно не устраивает в работе преподавателя, который с методической точки зрения всё делает правильно.

Такая ситуация на рынке образовательных услуг заставляет курсы и языковые центры выдвигать повышенные требования к педагогам и к претендентам на работу. Если в академическом учебном заведении преподаватель, добросовестно выполняющий свои обязанности и ведущий занятия просто на нормальном профессиональном уровне, может быть уверен, что при отсутствии каких-либо форс-мажоров он будет получать как минимум удовлетворительные отзывы о своей работе, то для неакадемического сектора просто быть хорошим и грамотным профессионалом сейчас недостаточно. Сегодня многие языковые центры хотят видеть педагога, который найдёт подход к каждому ученику, сделает каждое занятие интересным и не похожим на другие. При этом обычно требуется преподавать в неакадемической манере, то есть не как в школе и в вузе. С методической точки зрения «неакадемическая манера» - весьма обобщенное понятие, включающее в себе различные подходы и методики. Согласно вакансиям, идеальный преподаватель должен постоянно находиться в активном поиске инновационных и наиболее эффективных методов обучения английскому.

Попробуем разобраться, существуют ли сегодня на рынке труда незанятые или почти незанятые преподаватели английского, удовлетворяющие таким требованиям.

Во-первых, очевидно, что они завышены: в современных социально-экономических реалиях заниматься постоянным активным методическим поиском может позволить себе только человек, которому не нужно заниматься постоянным поиском денег. Требовать такое от того, кому нужно обеспечивать семью или выплачивать кредит, или и то, и другое (что бывает часто) – просто цинично. Людей, имеющих постоянный стабильный источник дохода помимо работы, не так уж и мало даже среди рядовых россиян (хорошо зарабатывает, есть квартира, которую можно сдавать и т.д.), но их педагогическая деятельность прельщает редко.

Во-вторых, качественная подготовка к занятию по иностранному языку длится едва ли не столько же, а иногда и больше, чем само занятие. Если учесть, что в Москве на курсах преподаватели получают в среднем 500 рублей за академический час, а репетиторство стоит в среднем 1000 рублей за час, то чтобы заработать хотя бы 40000 рублей, педагогу нужно провести около 60-80 часов. В принципе, это вовсе не много, но если учесть, что преподаватель тратит время на дорогу к тем же ученикам, иногда работает в день в двух разных местах, и приплюсовать к этому времени такое же количество часов, которые нужно потратить на качественную подготовку к занятиям, получится, что педагог будет занят почти столько же, сколько менеджер по продажам, который работает в офисе целый день и получает примерно такие же деньги, при этом работа последнего значительно стабильнее.

Из этого следует, что работать только в неакадемическом секторе невыгодно. В академических учебных учреждениях оплата не меньше, и даже больше, а карьера преподавателя зависит от факторов, имеющих значительно более прямое отношение к профессиональной деятельности, чем вкусы клиентов, но в условиях объективного сокращения нагрузки многие вынуждены активно искать подработку на курсах и путём репетиторства. Но такие педагоги тоже не могут полностью там посвятить себя методическому поиску, поскольку они весьма загружены учебно-методической работой в школе, колледже или на кафедре. Получается, что, несмотря на сокращение вакансий и рост количества незанятых педагогов подходящего преподавателя английского найти не легче, особенно с учётом весьма субъективного восприятия данной профессии. Сегодня преподаватели хотят работать по принципу «пришёл, отчитал, ушёл», что вполне естественно, когда человек вынужден набирать как можно больше нагрузки. Некоторые берут нагрузку без разбора по принципу «ввязаться в бой, а там разберёмся». Получаются, что работодатели и их ученики-клиенты ищут идеального педагога, а преподаватели ищут хоть какую-нибудь подработку. Противоположные психологические установки вряд ли могут привести к высоким результатам. Вообще слово «нагрузка» всегда является психологическим раздражителем для учителей, поскольку фактически оно означает «будущая зарплата». Зависимость заработка от учебной нагрузки всегда была минусом этой профессии, однако, сегодня с учётом всех проблем, обозначенных в данной статье, эта зависимость превратилась в нестабильность и социально-экономическую неопределённость, в условиях которой сейчас находится большинство рядовых россиян.

Библиография
1.
Рыбакова Н.А. Проблемы содержания подготовки студентов по профилю «Теория и методика преподавания иностранных языков и культур» в условиях бакалавриата // Педагогика и просвещение. 2015. № 1. C. 28-35.
2.
Гусев Д.А., Гатиатуллина Э.Р. Логика и теория научной аргументации. Учебное пособие. М., 2014.
3.
Гусев Д.А. Удивительная философия. М., 2014.
4.
Гусев Д.А. Удивительная логика. М., 2013.
5.
Барт Т.В., Рибокене Е.В., Алямкина Е.А. Роль моделей организационного поведения в управлении качеством образования // Современные проблемы науки и образования. 2015. № 1. С. 818.
6.
Зернов В.А., Лобанова Е.В. Негосударственные вузы как движущая сила развития высшей школы // Высшее образование сегодня. 2015. С. 2-8.
7.
Шабанов Г.А. Опыт и проблемы стимулирования эффективной педагогической деятельности преподавателей вузов // /Вестник Российского нового университета. 2015. № 1. С. 79-83.
8.
Шабанов Г.А. Проблемы разработки оценочных средств контроля качества высшего образования // Вестник Российского нового университета. 2015. № 2. С. 376-380/
9.
Гатиатуллина Э.Р. Горек ли корень учения? Или к вопросу о личности педагога в образовательном процессе // Современное образование. 2015. № 2. С. 20-44.
10.
Флеров О.В. Корпоративное обучение английскому языку как способ повышения уровня коммуникативной компетенции сотрудников международных компаний // Современное образование. 2015. № 2. С.116-140.
11.
Пробин П.С. Отечественная образовательная реформа в контексте современной конъюнктуры рынка труда: контуры интерпретаций // Социодинамика. 2015. № 3. С.1-26.
12.
Алямкина Е.А., Рибокене Е.В., Алексашина Т.В. Возможности обеспечения трудовыми ресурсами прибрежной зоны арктического региона. В сборнике: Современные проблемы использования потенциала морских акваторий и прибрежных зон материалы XI Международной научной конференции. 2015. С. 40-44.
13.
Князькова О.И., Лазуткина Л.Н. Проблемы практико-ориентированного преподавания иностранного языка в аграрном вузе. В сборнике: Современная наука глазами молодых ученых: достижения, проблемы, перспективы. 2014. с. 162-166.
14.
Кондрашова О.А., Лазуткина Л.Н. Роль внеаудиторных форм обучения русскому языку в совершенствовании речевой компетентности иностранных военнослужащих // Мир образования – образование в мире. 2015. № 1. С. 106-111.
15.
Рибокене Е.В. Современное социально-экономическое пространство как единая система. В сборнике: Социальная направленность менеджмента: инновации, проблемы, приоритеты Ответственный редактор: Т.В. Алексашина, Д.Е. Морковкин. 2013. С. 359-362.
16.
Тенитилов С.В. Влияние педагогического идеала на адаптацию преподавателя в системе дистанционного обучения // Вестник Российского нового университета. 2014. № 1. с. 95-100.
17.
Швед Н.Г., Рибокене Е.В. Основы теории коммуникации. М., 2014.
18.
Рыбакова Н.А. Сущность самоактуализации педагога с позиций гуманистического подхода // Человек и культура. — 2015.-№ 2.-С.42-51. DOI: 10.7256/2409-8744.2015.2.15183. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_15183.html
19.
Пробин П.С. Критерии и трудности оценивания студентов бакалавриата по непрофильным дисциплинам // Педагогика и просвещение.-2015.-1.-C. 51-58. DOI: 10.7256/2306-434X.2015.1.14592.
20.
Кирко В.И., Пак Н.И., Малахова Е.В. Принципы образования будущего и их реализация в педагогическом образовании Красноярского края // Педагогика и просвещение.-2014.-2.-C. 8-21. DOI: 10.7256/2306-434X.2014.2.12548.
21.
Черезова А.С. Болонский процесс: перспективы российского образовательного сектора в едином пространстве высшего образования // Политика и Общество.-2015.-2.-C. 175-184. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.2.14486.
22.
Рыбакова Н.А. Манипулятивный стереотип профессиональной деятельности педагога и способы его преодоления // Современное образование. — 2015.-№ 1.-С.124-142. DOI: 10.7256/2409-8736.2015.1.14099. URL: http://e-notabene.ru/pp/article_14099.html
23.
Пробин П.С. Поликультурное образование как социально-педагогическое явление в контексте проблематики межкультурной коммуникации // Человек и культура. — 2015.-№ 1.-С.1-21. DOI: 10.7256/2409-8744.2015.1.15015. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_15015.html
References (transliterated)
1.
Rybakova N.A. Problemy soderzhaniya podgotovki studentov po profilyu «Teoriya i metodika prepodavaniya inostrannykh yazykov i kul'tur» v usloviyakh bakalavriata // Pedagogika i prosveshchenie. 2015. № 1. C. 28-35.
2.
Gusev D.A., Gatiatullina E.R. Logika i teoriya nauchnoi argumentatsii. Uchebnoe posobie. M., 2014.
3.
Gusev D.A. Udivitel'naya filosofiya. M., 2014.
4.
Gusev D.A. Udivitel'naya logika. M., 2013.
5.
Bart T.V., Ribokene E.V., Alyamkina E.A. Rol' modelei organizatsionnogo povedeniya v upravlenii kachestvom obrazovaniya // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. 2015. № 1. S. 818.
6.
Zernov V.A., Lobanova E.V. Negosudarstvennye vuzy kak dvizhushchaya sila razvitiya vysshei shkoly // Vysshee obrazovanie segodnya. 2015. S. 2-8.
7.
Shabanov G.A. Opyt i problemy stimulirovaniya effektivnoi pedagogicheskoi deyatel'nosti prepodavatelei vuzov // /Vestnik Rossiiskogo novogo universiteta. 2015. № 1. S. 79-83.
8.
Shabanov G.A. Problemy razrabotki otsenochnykh sredstv kontrolya kachestva vysshego obrazovaniya // Vestnik Rossiiskogo novogo universiteta. 2015. № 2. S. 376-380/
9.
Gatiatullina E.R. Gorek li koren' ucheniya? Ili k voprosu o lichnosti pedagoga v obrazovatel'nom protsesse // Sovremennoe obrazovanie. 2015. № 2. S. 20-44.
10.
Flerov O.V. Korporativnoe obuchenie angliiskomu yazyku kak sposob povysheniya urovnya kommunikativnoi kompetentsii sotrudnikov mezhdunarodnykh kompanii // Sovremennoe obrazovanie. 2015. № 2. S.116-140.
11.
Probin P.S. Otechestvennaya obrazovatel'naya reforma v kontekste sovremennoi kon''yunktury rynka truda: kontury interpretatsii // Sotsiodinamika. 2015. № 3. S.1-26.
12.
Alyamkina E.A., Ribokene E.V., Aleksashina T.V. Vozmozhnosti obespecheniya trudovymi resursami pribrezhnoi zony arkticheskogo regiona. V sbornike: Sovremennye problemy ispol'zovaniya potentsiala morskikh akvatorii i pribrezhnykh zon materialy XI Mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii. 2015. S. 40-44.
13.
Knyaz'kova O.I., Lazutkina L.N. Problemy praktiko-orientirovannogo prepodavaniya inostrannogo yazyka v agrarnom vuze. V sbornike: Sovremennaya nauka glazami molodykh uchenykh: dostizheniya, problemy, perspektivy. 2014. s. 162-166.
14.
Kondrashova O.A., Lazutkina L.N. Rol' vneauditornykh form obucheniya russkomu yazyku v sovershenstvovanii rechevoi kompetentnosti inostrannykh voennosluzhashchikh // Mir obrazovaniya – obrazovanie v mire. 2015. № 1. S. 106-111.
15.
Ribokene E.V. Sovremennoe sotsial'no-ekonomicheskoe prostranstvo kak edinaya sistema. V sbornike: Sotsial'naya napravlennost' menedzhmenta: innovatsii, problemy, prioritety Otvetstvennyi redaktor: T.V. Aleksashina, D.E. Morkovkin. 2013. S. 359-362.
16.
Tenitilov S.V. Vliyanie pedagogicheskogo ideala na adaptatsiyu prepodavatelya v sisteme distantsionnogo obucheniya // Vestnik Rossiiskogo novogo universiteta. 2014. № 1. s. 95-100.
17.
Shved N.G., Ribokene E.V. Osnovy teorii kommunikatsii. M., 2014.
18.
Rybakova N.A. Sushchnost' samoaktualizatsii pedagoga s pozitsii gumanisticheskogo podkhoda // Chelovek i kul'tura. — 2015.-№ 2.-S.42-51. DOI: 10.7256/2409-8744.2015.2.15183. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_15183.html
19.
Probin P.S. Kriterii i trudnosti otsenivaniya studentov bakalavriata po neprofil'nym distsiplinam // Pedagogika i prosveshchenie.-2015.-1.-C. 51-58. DOI: 10.7256/2306-434X.2015.1.14592.
20.
Kirko V.I., Pak N.I., Malakhova E.V. Printsipy obrazovaniya budushchego i ikh realizatsiya v pedagogicheskom obrazovanii Krasnoyarskogo kraya // Pedagogika i prosveshchenie.-2014.-2.-C. 8-21. DOI: 10.7256/2306-434X.2014.2.12548.
21.
Cherezova A.S. Bolonskii protsess: perspektivy rossiiskogo obrazovatel'nogo sektora v edinom prostranstve vysshego obrazovaniya // Politika i Obshchestvo.-2015.-2.-C. 175-184. DOI: 10.7256/1812-8696.2015.2.14486.
22.
Rybakova N.A. Manipulyativnyi stereotip professional'noi deyatel'nosti pedagoga i sposoby ego preodoleniya // Sovremennoe obrazovanie. — 2015.-№ 1.-S.124-142. DOI: 10.7256/2409-8736.2015.1.14099. URL: http://e-notabene.ru/pp/article_14099.html
23.
Probin P.S. Polikul'turnoe obrazovanie kak sotsial'no-pedagogicheskoe yavlenie v kontekste problematiki mezhkul'turnoi kommunikatsii // Chelovek i kul'tura. — 2015.-№ 1.-S.1-21. DOI: 10.7256/2409-8744.2015.1.15015. URL: http://e-notabene.ru/ca/article_15015.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"