Статья 'Анализ современных тенденций в развитии цифровой инфраструктуры гуманитарных исследований за рубежом' - журнал 'Теоретическая и прикладная экономика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат > Редакция
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Теоретическая и прикладная экономика
Правильная ссылка на статью:

Анализ современных тенденций в развитии цифровой инфраструктуры гуманитарных исследований за рубежом

Яник Андрей Александрович

кандидат технических наук

ведущий научный сотрудник, Институт демографических исследований ФНИСЦ РАН

119333, Россия, г. Москва, ул. Фотиевой, 6, корп.1, оф. 1

Yanik Andrey Aleksandrovich

PhD in Technical Science

 Leading Scientific Associate, Institute for Demographic Research of the Federal Research Sociological Center of the Russian Academy of Sciences

119333, Russia, g. Moscow, ul. Fotievoi, 6, korp.1, of. 1

cpi_2002_1@yahoo.co.uk
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-4595.2014.4.13158

Дата направления статьи в редакцию:

28-09-2014


Дата публикации:

23-10-2014


Аннотация.

Технологическая революция привела к «перемещению» в Интернет многих видов деятельности, включая научные исследования. Переход к новой модели экономики требует от правительств постоянного внимания к развитию цифровой среды, благоприятствующей производству научных знаний. Успехи в этой сфере способствуют получению конкурентных преимуществ на глобальном рынке. Страны Европейского союза на протяжении нескольких десятилетий целенаправленно реализуют масштабные ресурсоемкие проекты по развитию цифровой исследовательской инфраструктуры, в том числе в области гуманитарных наук. Анализ этой деятельности позволяет определить особенности стратегии и тактики управления «цифровым сектором» науки за рубежом, выявить модели, полезные для Российской Федерации. Для решения исследовательских задач применялись системный, сравнительный, формально-логический, сравнительно-правовой и другие научные методы. На основе сравнительного анализа опыта зарубежных стран выявлены современные тенденции в развитии цифровой инфраструктуры научных исследований в целом и гуманитарных исследований в частности. Дана оценка роли цифровых исследовательских инфраструктур в современной «Интернет-экономике». Уточнена периодизация развития цифровой инфраструктуры гуманитарных исследований с учетом влияния внешних и внутренних факторов, определяющих содержание перемен в этой сфере. Сделан вывод о необходимости совершенствования государственной стратегии развития науки в условиях современного «гиперсвязанного мира».

Ключевые слова: исследовательская инфраструктура, управление знаниями, цифровая инфраструктура исследований, цифровые гуманитарные науки, Digital Humanities, Интернет-революция, Интернет-технологии, Европейский союз, «гиперсвязанный мир», Hyperconnected World

УДК:

3:002.6

Abstract.

The technological revolution has led to a "shift" of many activities including research to the Internet. The transition to a new economic model requires constant governments’ attention to the development of the digital environment which is favorable to the production of scientific knowledge. Advances in this area contribute to gain a competitive advantage on the global market. The European Union countries for several decades intensively have been implementing large-scale projects on the development of digital research infrastructure in different fields including the field of humanities. The analysis of this activity allows to define the strategy and tactics used to control the “digital science sector” abroad and identify patterns suitable for the Russian Federation. The methodological base includes the system, comparative, formal and logical, comparative legal and other scientific methods. The comparative analysis of the experience of foreign countries has permitted to reveal current trends in the development of digital research infrastructure in general and, in particular, in human studies. The study gives the evaluation of the role of digital research infrastructures in the modern "Internet economy" and presents a more precise periodization of the development of digital infrastructure for Humanities Research. The refined periodization takes into consideration the influence of external and internal factors that determine the content of the changes in this area. It is concluded that there is a strong need to improve the state strategy towards development of science in the modern "hyper-linked world."

Keywords:

research infrastructure, knowledge management, digital research infrastructure, Digital Humanities, Digital Humanities, Internet revolution, Internet technologies, European Union, hyper-linked world, hyperconnected world

Определения и периодизация

Несмотря на частое употребление, понятие «цифровая инфраструктура гуманитарных исследований» не имеет устоявшегося определения, поскольку этот феномен постоянно меняется и развивается вместе с современным миром интернет-технологий.

Глоссарий, разъясняющий термины, используемые в документах Европейского союза, формально определяет исследовательскую инфраструктуру (Research Infrastructure ) в целом как некие обслуживающие средства, необходимые для проведения исследований или поддержки исследователей. Они могут включать в себя исследовательские учреждения, лаборатории, испытательные стенды и другое специализированное исследовательское оборудования, коммуникационные сети, созданные для поддержки исследования (включая Интернет), библиотеки, сообщества ученых, другие источники знания [1].

Таким образом, говоря о цифровой инфраструктуре гуманитарных исследований, эксперты имеют в виду разнообразные по составу и структуре конгломераты исследователей и необходимых им инструментов, которые базируются в интернет-пространстве и активно используют для решения своих научных задач возможности современных цифровых технологий.

По большому счету, история возникновения инфраструктуры, предоставляющей исследователям возможность удаленной коммуникации, восходит еще ко времени изобретения телеграфа (1890). В ХХ в. ключевыми вехами на этом пути стали появление электронно-вычислительной машины (1946), первые успехи в передаче данных между компьютерами (1960-е), создание системы электронной почты (1971), возникновение термина «интернет» и первой локальной сети Ethernet (середина 1970-х), разработка и внедрение универсального набора сетевых протоколов передачи данных TCP/IP (конец 1970-х-начало 1980-х).

Поворотной точкой в истории становления концептуальных основ цифровой исследовательской инфраструктуры, можно считать 1989 г., когда британский ученый Тимоти «Тим» Бернерс-Ли (Berners-Lee, Timothy John, род. 8 июня 1955) вместе с коллегами выдвинул идею Всемирной паутины (World Wide Web ). Следуя своей концепции, он создал в 1991 г. первый в мире веб-сайт и программу-браузер для внутренней сети Европейской организации по ядерным исследованиям (CERN) (сайт по-прежнему доступен в сети Интернет по адресу http://info.cern.ch).

В целом, эволюция цифровой инфраструктуры научных, в том числе гуманитарных исследований, неразрывно связана с этапами развития Интернета [2]. Однако окончательное формирование современных представлений о смысле, роли и необходимых функциях этого инструмента произошло только в начале 2000-х гг., в эпоху последней Интернет-революции, которая сопровождалась взрывным ростом числа пользователей Всемирной паутины и формированием новых массовых практик взаимодействия между людьми с помощью новых технологий и аппаратных средств.

Как и всякая революция, переворот в Интернет-технологиях привел к ускорению темпов появления значимых для общества перемен. По сравнению с событиями второй половины XX в., в нулевые годы XXI в. революционные инновации появлялись едва ли не каждый день. В 2002 г. в качестве коммерчески общедоступного продукта началось использование технологии Wi- Fi беспроводного доступа к сети Интернет. В 2007 г. разработки корпорации Apple в области сенсорных панелей привели к выходу на рынок первого мобильного телефона нового типа – смартфона iPhone . В 2008 г. корпорация Google предложила идею первой открытой операционной системы Android для мобильных устройств. Наконец, в 2010 г. на рынке появился первый планшетный компьютер iPad с доступом в сеть Интернет. В свою очередь, технологические новинки привели к мгновенному по историческим меркам проникновению в обыденные практики самых широких кругов населения таких некогда «элитарных» видов коммуникации, как SMS-сообщения, электронная почта, возникли сервисы блогов и глобальные социальные сети.

С самого начала возникновения информационно-вычислительной техники идеи квантификации знаний и возможности их математической обработки оказались чрезвычайно привлекательными не только для специалистов естественных наук, но и для гуманитариев. Принято считать, что первопроходцами в области «компьютеризации» гуманитарных наук и информатики стали антропологи, которые еще в 1962 г. в замке Вартенштайн (Австрия) провели симпозиум, посвященный использованию возможностей компьютеров для нужд своей науки [3]. Примерно с этого времени сегодня ведется отсчет научной периодизации развития цифровой инфраструктуры гуманитарных исследований и цифровых гуманитарных наук (Digital Humanities ) в целом. Выделение тех или иных периодов специалисты традиционно связывают с крупнейшими изменениями в мире компьютерных технологий: первый этап - 1960 - середина 1980-х гг. («информационная революция», появление компьютеров, рост математизации и квантификации гуманитарных знаний); второй этап - середина 1980-х – конец 1990-х гг. («микрокомпьтютерная революция», акцент на создании разнообразных цифровых хранилищ информации и развитие связанных с этим технологий); третий этап - конец 1990-х гг. – настоящее время («интернет-революция», обеспечение онлайнового доступа к источникам информации, акцент на поиск методов извлечения нового гуманитарного знания из имеющихся цифровых массивов информации) [4].

Однако границы, характеризующие специфику каждого этапа, должны определяться не только внешними факторами, но, прежде всего, эволюцией представлений самих ученых о специфике гуманитарного знания в цифровую эру и роли цифровой инфраструктуры в его развитии. С учетом мнения отечественных и зарубежных экспертов в области цифровых гуманитарных наук [5-10], можно выделить следующие содержательные процессы в формальных рамках трех периодов.

Первый этап (начало 1960-х - середина 1980-х) стал для гуманитарного знания временем расширения междисциплинарных исследований на стыке информационных технологий, лингвистики, истории и социальных наук, что, в частности, привело к активизации исследований в области машинного перевода, начатых еще в 1940-х гг., и возникновению таких новых дисциплин как компьютерная лингвистика и квантитативная история. Поскольку электронно-вычислительные машины того времени были очень громоздки, а обработка информации носила индустриальный характер и требовала наличия сложных организационных и технологических структур, в целом интерес гуманитариев к такого рода технологиям был ограничен, а доступ затруднен.

Второй этап (середина 1980-х - конец 1990-х) обусловлен, как уже отмечалось, появлением персональных компьютеров и, следовательно, резким расширением возможностей индивидуальной обработки цифровых данных. В отличие от специалистов-«естественников», которые стали широко использовать исследовательские инфраструктуры на базе так называемых GRID-технологий, позволяющих объединять в единый «суперкомпьютер» большое число удаленных машин для проведения сложных вычислений, гуманитарии в силу особенностей предмета и методологии своих наук занялись развитием в первую очередь тех проектов, которые были связаны с «цифровизацией» максимально возможного числа хранилищ гуманитарных знаний и объектов историко-культурного наследия (библиотеки, архивы, музейные коллекции). Эти собрания традиционно существовали в материальном виде и потому требовали довольно трудоемкой предварительной подготовки для их компьютерной обработки (оцифровка, описание, каталогизация, решение вопросов авторских прав).

Первоначально вся эта деятельность носила довольно стихийный характер. В результате оцифрованные «аналоговые» ресурсы, как и рожденные непосредственно в электронном виде базы данных гуманитарных наук оказались зачастую принципиально несовместимы, поскольку отличались разнообразием структуры, терминологии, форматов описания, требований к возможностям компьютеров. В результате сформировался ряд барьеров на пути поступательного развития новой научной области, а консервативно настроенные специалисты-гуманитарии утвердились в своем скепсисе по поводу возможностей информационных технологий существенно обогатить классические исследовательские методы гуманитарных наук [5-10].

Еще одной особенностью второго этапа стало возникновение многочисленных организаций и неофициальных структур, связанных с координацией исследований в области обработки цифровых данных гуманитарных наук [11].

Третий этап, который начался на рубеже XX и XXI вв. и продолжается в настоящее время, связан с обстоятельством, которое в терминах американского историка и философа науки Томаса Куна (Kuhn, Thomas Samuel ) можно назвать постепенным сдвигом парадигмы гуманитарного знания [12]. Коротко суть этого сдвига определяется, прежде всего, неуклонным формированием новой системы исследовательских практик в глобальной цифровой среде . Возникновение новых источников исследовательской проблематики и формирование новой системы распространения знаний привело к осознанию объективности существования феномена «цифровых гуманитарных наук» (Digital Humanities - DH ) как самостоятельной «отрасли» знаний [13-15]. С одной стороны, появление этих наук было предопределено эволюционным расширением традиционных границ гуманитарного знания в эпоху Интернета. С другой стороны, активное развитие «цифровых гуманитарных наук» самым непосредственным образом воздействует на состояние всего социально-гуманитарного кластера исследований, предоставляя ученым доступ к новым источникам и исследовательским инструментам, а также способствуя расширению горизонтов их научной проблематики.

Современная цифровая инфраструктура рассматривается не просто как функционирующее в Интернете подмножество традиционной исследовательской инфраструктуры науки (совокупность источников, приборов, оборудования и пр.). Речь идет о саморазвивающейся сети технических устройств, программных средств, коммуникационных практик, обеспечивающей дополнительную «связность» между учеными и создающей благоприятные условия для более эффективного производства, распространения и обмена научными данными и новыми знаниями в распределенной цифровой среде. Элементами такой сети могут быть как физические объекты (например, линии оптической связи, компьютеры, смартфоны, планшеты), так и интеллектуальные объекты - стандарты описания данных, программные комплексы (от модуля электронной почты до машин интеллектуального поиска), а также различные цифровые источники данных. В зависимости от решаемых задач инфраструктура может иметь объектно-центрированный, распределенный или виртуальный характер, когда все операции происходят только в электронном виде.

В целом современные аппаратные средства и интернет-технологии резко расширили возможности прямого доступа к данным, устранили барьеры пространства и времени, обеспечили множественность источников информации, свободу коммуникаций исследователей как внутри профессионального сообщества, так и с внешним миром. Работа в таких условиях постепенно меняет представление ученых о смысле и сути научной деятельности, о традиционных границах специальностей, о месте различных наук в современном мире, о принципах взаимодействия с «конечными потребителями» научных знаний – обществом, государством, инвесторами.

Таким образом, содержание текущего этапа в развитии цифровой инфраструктуры исследований связано с переосмыслением роли самих информационных технологий с точки зрения их влияния на процессы социального конструирования. Важной особенностью перемен стало формирование представления о современной цифровой инфраструктуре исследований как о распределенной цифровой среде, которая, помимо совокупности технологических систем и устройств, включает в себя различные дискурсивные структуры и интеллектуальные модели, позволяющие обеспечивать эпистемологическую целостность гуманитарного знания в новых условиях цифрового мира [16].

Современные тенденции развития цифровых исследовательских инфраструктур в сфере гуманитарных наук

Фактически, Интернет-революция и связанные с ней перемены в общественных, в том числе исследовательских практиках привели к рождению устойчивых самовоспроизводящихся социальных структур («экосистем») в пространстве новой цифровой реальности. Примерно с середины 2000-х гг. привычной для всех стала ситуация, когда «перенос в Интернет» части деятельности, связанной с функционированием научных школ или реализацией исследовательских проектов, начинает активно стимулировать процессы самоорганизации исследователей, приводит к возникновению разнообразных сетевых сообществ, участие в которых, в конечном счете, помогает повысить личный рейтинг и эффективность работы каждого отдельного ученого, в том числе за счет ускорения обмена информацией, объединения ресурсов и усилий.

Многолетние усилия международного сообщества, направленные на обеспечение все более широкого доступа людей ко всё большему числу оцифрованных текстовых источников, объектов истории и культуры, иных ресурсов, привели к постепенному изменению роли цифровой инфраструктуры в развитии гуманитарных наук. Если прежде она была своего рода техническим инструментом, позволяющим исследователям удаленно взаимодействовать с интересующим их предметом и своими коллегами, то в настоящее время «цифровой космос» сам становится источником новой научной проблематики, стимулирует рождение новых исследовательских направлений, а, следовательно, оказывает непосредственное влияние на развитие как цифровых, так и классических гуманитарных наук.

Характерно, что необычайно быстрая изменчивость и доступность современных интернет-технологий позволяет снизить число так называемых qwerty-феноменов в науке, когда неэффективные проекты, институты или стандарты продолжают получать поддержку только потому, что переход к более перспективным вариантам требует слишком больших усилий и расходов. Анализ современных тенденций развития цифровой инфраструктуры гуманитарных исследований за рубежом показывает, что в настоящее время заметно снизилась инерционность даже самых масштабных и ресурсоемких проектов. Организационные и технологические решения, оказавшиеся невостребованными или неэффективными, решительно отвергаются, но это не мешает содержательному развитию цифровых гуманитарных наук, поскольку накопленный контент вместе со своими пользователями не исчезает «в никуда», а свободно мигрирует в сети Интернет в более перспективные (востребованные) узлы глобальной цифровой инфраструктуры.

В качестве иллюстрации можно привести несколько примеров, демонстрирующих, что быстрые и порой кардинальные изменения в технологической основе цифровых проектов, в современных условиях уже не являются угрозой для их существования. Напротив, именно постоянная трансформация «платформ», на которых действуют исследовательские сети, внедрение новейших технологических достижений и социальных практик, способствует в итоге повышению эффективности работы ученых, помогает сократить разрыв между темпами роста новой информации о мире и способностью науки ее осмыслить.

Одним из примеров такого рода является деятельность Международного института социальной истории (International Institute of Social History ) в Амстердаме (Нидерланды), который с 1996 г. проводит регулярные европейские конференции (European Social Science History Conference - ESSHC ) с целью развития междисциплинарных связей между представителями социальных наук и историками. В рамках ESSHC действуют более 40 постоянных исследовательских сетей, специализирующихся на различных аспектах истории социально-экономических отношений, а также несколько специализированных исторических сообществ. Технологическая база этого проекта постоянно переживает революционные изменения. Например, в 2006 г. на очередном форуме ESSHC была создана сеть History and Computing Network , которая менее чем через два года была преобразована в History and Computing and GIS, что позволилоиспользовать новейшие достижениягеографических информационных систем (GIS ). Еще через четыре года, в 2012 г. этот ресурс был объединен с сетью Geography и переформатирован в новую исследовательскую структуру Spatial and Digital History .

Не меньшую готовность к переменам показывает мировой лидер в применении методов e- Science в гуманитарных исследованиях Королевский колледж (King's College ) в Лондоне (Соединенное Королевство). Например, в начале 2000-х гг. в колледже был создан Центр поддержки цифровых искусств и гуманитарных наук (Art and Humanities e- Science Support Centre ), вокруг которого быстро сложилось международное сообщество специалистов, «базирующееся» на информационной платформе Art and Humanities. Net . Средства для этого проекта, помимо Королевского колледжа, также предоставили государственный научный фонд «Научный совет по искусству и гуманитарным наукам» (Arts and Humanities Research Council - AHRC ) Соединенного Королевства и благотворительная организация Jisl , поддерживающая развитие цифровых технологий в образовании. Главной задачей платформы стала организация совместной работы ученых и преподавателей в области Digital Humanities с международными и национальными инфраструктурными проектами. В 2014 г. этот ресурс в Королевском колледже был закрыт, а деятельность Art and Humanities. Net перенесена на базу нового международного проекта DH Commons , который в настоящее время претендует на роль главного инструмента гармонизации глобальной инфраструктуры цифровых гуманитарных наук.

Эти и другие примеры показывают, что одной из характерных тенденций в развитии современной цифровой инфраструктуры исследований является постоянный рост скорости перемен – средняя продолжительность жизни инфраструктурных проектов уменьшается, но при этом растет общий «выигрыш» их пользователей за счет улучшения доступа к новым технологиям, источникам информации, базам данных и т.д.

Еще одним актуальным трендом является стремление к интеграции различных инфраструктур и ресурсов в единое целое, увеличение масштаба проектов и разнообразия (в том числе языкового, дисциплинарного и пр.) их участников. Европейский союз на протяжении многих лет прилагает специальные усилия, направленные на содействие ускоренному и гармоничному развитию в рамках европейского пространства инфраструктуры научных исследований в целом и гуманитарных исследований в частности.

Известно, что ключевыми проблемами на пути интеграции и развития цифровых инфраструктур являются функциональная совместимость отдельных ресурсов, необходимость повышения качества управления, безопасности и надежности их работы. Для преодоления этих барьеров Совет Европы создал в 2002 г. специальный исполнительный орган - Европейский стратегический форум по исследовательским инфраструктурам (European Strategy Forum on Research Infrastructures – ESFRI ), на который, в частности, была возложена задача разработки соответствующих «дорожных карт» и координации деятельности заинтересованных участников в этой сфере.

Уже в первой «дорожной карте» в 2004 г. была поставлена задача по созданию крупномасштабных цифровых исследовательских инфраструктур на общеевропейском уровне. Это, в частности, привело к решению о запуске с 2007 г. проектов CLARIN и DARIAH. CLARIN (Common Language Resources and Technology Infrastructure ) – «Объединенные языковые ресурсы и технологическая инфраструктура» - общеевропейский проект объединения языковых ресурсов, языковых технологий и методов преподавания в рамках так называемого Web3 – «семантического Интернета» [17]. DARIAH (Digital Research Infrastructure for the Arts and Humanities )– «Цифровая исследовательская инфраструктура для гуманитарных наук» - представляет собой общеевропейскую технологическую платформу распределенного доступа и средств обработки эмпирических данным гуманитарных исследований [18].

В целом разработки ESFRI способствуют органичному развитию элементов инфраструктур в различных областях знания, при этом треть из пятнадцати приоритетных проектов, запланированных на 2015-2016 гг., связана с гуманитарными исследованиями [19].

Структуры Европейского союза также ведут работу по созданию благоприятных правовых условий для создания и функционирования новых элементов исследовательской инфраструктуры с участием нескольких стран. В целях преодоления законодательных пробелов в области регулирования деятельности такого рода международных партнерств Совет Европейского Союза в 2009 г. принял постановление об учреждении специальной организационно-правовой формы международной европейской организации , функционирующей в качестве исследовательской инфраструктуры, которая получила название «Европейский консорциум исследовательских инфраструктур» (European Research Infrastructure Consortium – ERIC ) [20]. Номинация международных проектов на присвоение статуса ERIC происходит в рамках многоступенчатой процедуры. Присвоение статуса, в частности, означает, что правительства стран-участниц проектов в рамках специальных соглашений со структурами Европейского союза непосредственно участвуют в обеспечении деятельности соответствующих проектов (в том числе, несут финансовые расходы), а также способствуют дополнительному развитию своих национальных организаций, которые предоставляют данные и услуги, необходимые для реализации проектов. В то же время, работа в проектах со статусом ERIC предполагает для стран-участниц особый порядок в распределении ресурсов для общеевропейских проектов. В период после 2009 г. для отдельных европейских государств, или определенных видов деятельности (науки о жизни, нанотехнологии, материаловедение, сохранение культурного наследия) были разработаны уточненные варианты регулирования деятельности в рамках ERIC [21]. А в декабре 2013 г. Совет Европейского союза дополнил законодательство об ERIC нормами, согласно которым участие в проектах со статусом ERIC стран, являющихся ассоциированными партнерами исследовательских программ в рамках ЕС, осуществляется на тех же основаниях, что и для государств – членов Европейского союза.

Помимо совершенствования правового регулирования процессов развития цифровых исследовательских инфраструктур на европейском пространстве Евросоюз систематически анализирует и распространяет информацию о лучшем практическом опыте в этой сфере. Так, например, постоянный комитет Европейского научного фонда по гуманитарным исследованиям (ESF Standing Committee for the Humanities SCH ) реализовал в 2009-2011 гг. проект, в рамках которого были обобщены основные нормативные документы, проблемы и лучший опыт функционирования цифровых инфраструктуры гуманитарных исследований [22]. На основе полученных результатов комитет сформировал перечень приоритетов для разработки общеевропейской стратегии в области развития исследовательских инфраструктур. В частности, была поставлена задача детальной инвентаризации текущей исследовательской деятельности и ее будущих потребностей с точки зрения совершенствования ее инфраструктурной поддержки в виде стандартов, средств, лицензий и др. инструментов. Было указано на необходимость усиления партнерства между неформальными сообществами и различными институтами (исследовательские сообщества, библиотеки, архивы, музеи, частные организации, государственные структуры и предпринимательский сектор) для улучшения финансирования и координации деятельности в области сохранения культурного наследия и производства научного знания на европейском уровне. Ключевым приоритетом должна стать работа по признанию действующих и созданию новых исследовательских «экосистем», в рамках которых гармонично сосуществуют и сотрудничают различные уровни исследовательских инфраструктур (от глобального до отдельной организации). В рамках таких экосистем было предложено особо поддерживать развитие мультиязычных, мультимодальных и многомерных структур.

В том же направлении действует и сам Европейский научный фонд (European Science Foundation - ESF ), который сформировал в 2010 г. постоянную дискуссионную платформу «Форум организаций-членов по проблемам развития исследовательской инфраструктуры» (The ESF Member Organisation Forum on Research Infrastructures MOFRI ). В частности, в рамках деятельности Форума, в 2010-2013 гг. был реализован проект MERIL (Mapping of the European Research Infrastructure Landscape ) [23] по созданию общеевропейской информационной платформы, позволяющий провести картирование и обеспечить доступ ко всем значимым элементам исследовательской инфраструктуры Европейского научного пространства [24].

С началом 2014 г. вступила в силу новая общеевропейская рамочная программа исследований и инноваций Horizon 2020 . Эта программа рассчитана на шесть лет (до 2020), а ее бюджет составляет около 80 млрд. евро [25]. В частности, программа предусматривает ежегодное направление около 2,5 млрд. евро (в постоянных ценах 2011) на работы, связанные с совершенствованием цифровой инфраструктуры исследований. При этом, предполагается, что общие затраты на развитие информационно-коммуникационных технологий составят не менее 11 млрд. евро в год.

Согласно данным Европейской комиссии, ЕС а настоящее время находится на третьем месте в мире после Японии и США по финансированию исследований в области развития цифровой инфраструктуры. В частности, в общем объеме государственной поддержки научных исследований в Японии, США и Европейском Союзе доля затрат на совершенствование информационных технологий составляет 9,1%, 7,9% и 6,9% соответственно. Пятерку европейских стран - лидеров в развитии цифровой исследовательской инфраструктуры образуют ФРГ, Соединенное Королевство, Испания, Швеция и Италия, а их бюджетные ассигнования на эти цели составляют, 1,20, 0,69, 0,60, 0,55 и 0,52 млрд. евро соответственно. Среди государств – членов Европейского Союза своеобразным «чемпионом» является Швеция, расходы которой на развитие цифровой инфраструктуры превышают 58 евро в расчете на одного жителя страны в год (на втором месте Испания – 13 евро и на третьем месте ФРГ – 11 евро) [26].

Выводы

Повышенное внимание европейских стран к развитию цифровых исследовательских инфраструктур, в том числе для гуманитарных и социальных наук, не случайно. Целенаправленное совершенствование «виртуального пространства», куда в наши дни все больше переносится производство научных знаний и внедрение инноваций, становится для государств одним из важных инструментов достижения конкурентных преимуществ в условиях новой экономики – «экономики знаний», когда наука становится главным движущим инструментом развития. Строительство этой экономической модели требует, помимо прочего, постоянного расширения возможностей доступа широкой общественности и лиц, принимающих решения, к надежным данным и достоверным объясняющим концепциям об основных трендах изменений в социуме (культурных, социально-экономических, психологических). С этой точки зрения, активное развитие цифровой инфраструктуры гуманитарных исследований, способствующее все большей открытости этих наук и доступности их результатов, в немалой степени связано именно с востребованностью актуальных научных знаний о современной природе общества и государства в условиях глобальных перемен. Именно поэтому структуры Европейского союза вкладывают сегодня значительные средства и силы в реализацию цифровых исследовательских проектов в области гуманитарных и социальных наук, сохранения культурного и исторического наследия.

Например, по выборочным данным европейского депозитария проектов в области исследований и разработок CORDIS на финансирование трех инфраструктурных проектов в 2009-2012 и 2011-2014 гг., а именно французского PrestoPRIME (динамическая интеграция медиа архивов с европейскими цифровыми библиотеками), австрийского SCAPE (создание сети экспертных центров по технологиям автоматизированного долговременного сохранения цифровой информации) и британского ARCOMEM (технологии одновременного сохранения ресурсов социальных медиа и архивов политических событий) только из бюджета Европейского комиссии было предоставлено более 24,5 млн. евро. Летом 2014 г. государственный научный фонд Нидерландов (The Netherlands Organisation for Scientific Research ) с годовым бюджетом 625 млн. евро предоставил грант в объеме 12 млн. евро национальному консорциуму в области цифровой инфраструктуры гуманитарных исследований CLARIAH (Common Lab Research Infrastructure for the Arts and Humanities ) в целях создания новых программных средств online-обработки и интеграции массивов данных в области социально-экономической истории, лингвистики и исследований медиа и обеспечения возможностей свободного доступа представителей различных научных дисциплин к этим ресурсам [27].

Эти и многие другие масштабные решения показывают, что в последние годы резко изменились представления о роли цифровой инфраструктуры в общественном развитии в целом [28]. Теперь исследовательская инфраструктура стала рассматриваться не только как инструмент современной науки, но и как элемент новой глобальной экономики.

Такие процессы, как проникновение информационных технологий во все сферы жизни, развитие облачных вычислений, общий рост информации и информированности людей, ведут к формированию новой социальной и экономической реальности, которую специалисты все чаще именуют «гиперсвязанным миром» (Hyperconnected World ). Сам термин был предложен канадскими социологами Анабел Кван-Хаас (Quan- Haase, Anabel ) и Барри Велманом (Wellman, Barry ), специализирующимися на изучении межличностных коммуникаций в сетевых организациях и сетевых сообществах [29-30].

В 2013 г. Давосский экономический форум инициировал создание глобальной «зонтичной» информационной платформы с названием «Hyperconnected World» , которая должна объединить вокруг этой проблемы заинтересованных участников (включая представителей различных экономических секторов и сообществ), их знания и ресурсы для того, чтобы получить целостную картину современности. Задача состоит в том, чтобы сформировать некое коллективное предоставление о гиперсвязанном мире, которое поможет всем заинтересованным участникам понять природу этого феномена, а также оценить новые вызовы и спектр возможных решений. Фактически речь идет о создании инструментов, помогающих лучше понимать социальные, экономические и политические последствия развития цифровых технологий и научиться управлять ими [31]. Форум принял также решение издать серию докладов в рамках этих работ. Первый документ, опубликованный в апреле 2014 г., был посвящен исследованию цифровой инфраструктуры как ключевому средству развития Интернет-экономики [32]. В нем детально проанализированы особенности взаимодействия цифровой экономики и поддерживающей ее инфраструктуры. Главный вывод доклада заключается в обосновании необходимости постоянной совместной деятельности лиц, принимающих решения, представителей промышленности и других групп интересов (stakeholders ) для решения таких задач, как создание условий долговременного роста в цифровой экономике; устранение препятствий развития цифровой инфраструктуры; стимулирование инвестиций и инноваций во всей экосистеме Интернета.

Отмечено, что «Интернет-экономика», то есть экономическая деятельность, которая так или иначе предполагает использование Интернета (в частности, в таких секторах, как здравоохранение, образование, оказание государственных услуг), для стран группы G-20 демонстрирует наибольший рост в развивающихся экономиках. Например, по данным экспертов Boston Consulting Group, для Российской Федерации и Китайской Народной Республики среднегодовые темпы прироста этой части валового внутреннего продукта за 2010-2016 гг. составят примерно 18 %. При этом доля «цифрового» ВВП в общем ВВП достигнет в 2016 г. для России и Китая, соответственно, 2,8 и 6,9 %. В среднем, для большинства стран мира, «экономика Интернета» растет более, чем на 10% в год и в суммарном выражении достигнет к 2016 г. более 4,2 трлн. долларов США [33].

Развитие цифровой инфраструктуры и информационных технологий рассматривается сегодня также как важнейший источник новых рабочих мест. Например, по оценкам Европейской комиссии совершенствование навыков обычных граждан в области информационных технологий (e- Skills ) позволит создать в Европе к 2020 г. более 1 млн. новых рабочих мест [34].

Проблемы новой экономики активно обсуждаются и в России. В 2013 году одна из пленарных дискуссий второго международного Форума Открытые инновации» (Open Innovations Expo ) была сосредоточена на анализе национальных стратегий лидерства в гиперсвязанном мире [35]. Участники сошлись во мнении, что одним из инструментов повышения конкурентоспособности стран и бизнес-структур в цифровом мире, является реализация концепции «открытых инноваций», которая, помимо прочего, предполагает широкое вовлечение «конечных потребителей» в процессы создания новых продуктов и управление развитием во всех сферах, включая науку и экономику в целом. Тенденции, связанные с увеличением открытости в деятельности академических структур и государственных органов, управляющих научной сферой, в конечном счете, будут способствовать формированию среды, благоприятной как для самих исследований, так и для инновационного процесса. Революционные темпы развития цифровой инфраструктуры науки при условии постоянного роста усилий, направленных на популяризацию научных знаний, могут дать синергетический эффект, выражающийся в гармонизации персональных исследовательских интересов ученых с запросами общества на научную поддержку в решении тех или иных актуальных проблем.

Глобализация цифровых исследовательских инфраструктур в гиперсвязанном мире ведет к стиранию граней между государствами и юрисдикциями, стимулирует рост мобильности интеллектуального капитала. Эти тенденции представляют собой объективный вызов традиционным государственным стратегиям развития и поддержки науки. Фактически, в новых условиях, речь должна идти не только об объемах и условиях финансирования научных программ, но и о механизмах создания благоприятных условий возникновения и устойчивого функционирования локальных (национальных) экосистем производства научного знания. Преимущества станут возможными, в частности, благодаря стимулированию межличностных коммуникаций внутри отдельных исследовательских сообществ; созданию удобных инструментов для быстрого формирования распределенных (дистанционных) коллективов исследователей, в том числе международных; а также использованию технологий интеллектуального краудсорсинга при одновременном повышении стоимости труда специалистов.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках проекта № 13-31-11003 «Разработка междисциплинарной информационно-аналитической платформы “История современной России”»

Библиография
1.
Morron М.W. The European Union’s Framework Program 7 (with an emphasis on ICT). Version 2.17. 2013. 22 Oct. URL: http://www.efpcgroup.com/front/ShowCategory.aspx?ItemId=695 (дата обращения: 20.09.2014).
2.
Berners-Lee T. Weaving the Web: Origins and Future of the World Wide Web. London: Texere Publishing, 1999.
3.
The Use of Computers in Anthropology / Ed. D. Hymes. Studies in General Anthropology II. The Hague: Mouton & Co., 1965.
4.
Гарскова И.М. Гуманитарные исследования в цифровую эпоху: методы, технологии, ресурсы. Доклад на семинаре «Методологические проблемы наук об информации». Москва, Российский государственный гуманитарный университет, 31 марта 2014 г. URL: http://www.inion.ru/files/File/MPNI_16_Garskova_I_M_Doklad.pdf (дата обращения: 15.09.2014).
5.
Бродовская Е.В., Азаров А.А., Домбровская А.Ю., Дмитриева О.В. Социальный компьютинг: история, методология, исследовательские проекты. Доклад на семинаре «Методологические проблемы наук об информации». Москва, Московский государственный гуманитарный университет им. М.А. Шолохова, 17 мая 2014 г. URL: http://www.inion.ru/files/File/MPNI_18_Brodovskaya_E_V_i_dr_Doklad.pdf (дата обращения: 15.09.2014).
6.
Бородкин Л.И. Историческая информатика: этапы развития // Новая и новейшая история. 1997. № 1. С. 4–24.
7.
Бородкин Л.И., Гарскова И.М. Историческая информатика: перезагрузка? // Вестник Перм. ун-та. Сер. «История». 2011. Вып. 2 (16). C. 5–12.
8.
Alkhoven P., Doorn P. New Research Perspectives for the Humanities // International Journal of Humanities and Arts Computing. 2007. Vol. 1. №. 1. P. 35–47.
9.
Woollard M. What is History and Computing? An Introduction to a Problem // History and Computing. 1999. Vol. 11. № 1–2. P. 1–8.
10.
History in the Digital Age / Ed. T. Weller. London; New York: Routledge, 2013.
11.
Anderson I. History and Computing // Making History. Institute of Historical Research, London, 2008. URL: http://www.history.ac.uk/makinghistory/resources/articles/history_and_computing.html (дата обращения: 01.09.2014).
12.
Кун Т. Структура научных революций. М.: АСТ, 2009.
13.
Журавлева Е.Ю. Современные модели развития гуманитарных наук в цифровой среде // Вопросы философии. 2011. № 5. С. 91−98.
14.
Thaller M. Controversies around the Digital Humanities: An Agenda // Historical Social Research. 2012. Vol. 37. № 3. P. 7-23.
15.
Можаева Г.В. Гуманитарные науки в эпоху цифровых технологий: от отраслевой информатике к Digital Humanities // Открытое и дистанционное образование. 2013. № 3 (51). С. 10-16.
16.
Svensson P. From Optical Fiber To Conceptual Cyberinfrastructure // Digital Humanities Quarterly. 2011. Vol. 5. № 1. URL: http://www.digitalhumanities.org/dhq/vol/5/1/000090/000090.html (дата обращения: 01.09.2014).
17.
CLARIN (Common Language Resources and Technology Infrastructure) URL: http://clarin.eu/ (дата обращения: 01.09.2014).
18.
DARIAH (Digital Research Infrastructure for the Arts and Humanities). URL: http://www.dariah.eu/ (дата обращения: 01.09.2014).
19.
Conclusions on the implementation of the roadmap for the European Strategy Forum on Research Infrastructures. Council of the European Union. Brussels, 26 May 2014. URL: http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/en/intm/142794.pdf (дата обращения: 15.09.2014).
20.
Council Regulation (EC) N 723/2009 of 25 June 2009 on the Community legal framework for a European Research Infrastructure Consortium (ERIC) // Official Journal of the European Union L 206/1 EN 8.8.2009.
21.
ERIC Legal Framework: Research & Innovation Infrastructures. URL: http://ec.europa.eu/research/infrastructures/index_en.cfm?pg=eric (дата обращения: 01.09.2014).
22.
Research Infrastructures in the Digital Humanities. Science Policy Briefing № 42. European Science Foundation, September 2011. URL: http://bib.irb.hr/datoteka/559510.spb42_RI_DigitalHumanities.pdf (дата обращения: 01.09.2014).
23.
MERIL: Mapping of the European Research Infrastructure Landscape. URL: http://portal.meril.eu/ (дата обращения: 01.09.2014).
24.
Research Infrastructures in the European Research Area. A report by the ESF Member Organisation Forum. European Science Foundation (ESF). March 2013. URL: http://www.esf.org/fileadmin/Public_documents/Publications/mof_research_infrastructures.pdf (дата обращения: 01.09.2014).
25.
Horizon 2020. URL: http://ec.europa.eu/research/horizon2020/ (дата обращения: 01.09.2014).
26.
Sweden at head of pack on digital research funding. European Commission. Press release. Brussels, 5 June 2014. URL: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-14-635_en.htm (дата обращения: 01.09.2014).
27.
Zwan A. van der Dutch funding for CLARIN and DARIAH infrastructures. 1 July 2014. URL: http://www.clarin.eu/news/dutch-funding-clarin-and-dariah-infrastructures (дата обращения: 01.09.2014).
28.
Яник А.А. Исторические исследования в новых реальностях информационного общества XXI века // История современной России: цифровая инфраструктура междисциплинарных исследований / Общ. ред. А.А. Яник, С.М. Попова. М.: Издательство Московского университета, 2014. С. 24-26.
29.
Quan-Haase A., Wellman B. How Computer-Mediated Hyperconnectivity and Local Virtuality Foster Social Networks of Information and Coordination in a Community of Practice // International Sunbelt Social Network Conference, Redondo Beach, California, February 2005
30.
Quan-Haase A., Wellman B. Hyperconnected Net Work: Computer-Mediated Community in a High-Tech Organization // The Firm as a Collaborative Community: Reconstructing Trust in the Knowledge Economy, edited by Charles Heckscher and Paul Adler. New York: Oxford University Press, 2006. Pp. 281–333.
31.
Perspectives on a Hyperconnected World. Insights from the Science of Complexity // By the World Economic Forum’s Global Agenda Council on Complex Systems. January 2013. URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_GAC_PerspectivesHyperconnectedWorld_ExecutiveSumExec_2013.pdf (дата обращения: 15.09.2014).
32.
Delivering Digital Infrastructure. Advancing the Internet Economy: Industrial Agenda. Prepared in Collaboration with The Boston Consulting Group. Geneva: World Economic Forum, April 2014. URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_TC_DeliveringDigitalInfrastructure_InternetEconomy_Report_2014.pdf (дата обращения: 15.09.2014).
33.
The Internet Economy in the G-20: A Country-by-Country Interactive. The Boston Consulting Group, November 2012. URL: https://www.bcgperspectives.com/content/interactive/digital_economy_technology_software_internet_economy_g20_country_by_country_interactive/ (дата обращения: 15.09.2014).
34.
e-Skills: Commission launches new campaign; Greek Coalition for Digital Jobs and Skills. European Commission. Press release. Brussels, 6 May 2014. URL: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-14-518_en.htm (дата обращения: 15.09.2014).
35.
Форум «Открытые инновации». URL: http://www.forinnovations.ru/ (дата обращения: 15.09.2014).
36.
В. Б. Рыжов Политика торговли и развития Европейского союза // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations.-2011.-3.-C. 151-158.
37.
Нестеров А.А. Методика оценки производственной и информационной составляющих инновационной среды экономических систем // Налоги и налогообложение.-2013.-8.-C. 626-633. DOI: 10.7256/1812-8688.2013.8.6617.
38.
И. В. Сурма, В. И. Аникин Современная Россия: методологические аспекты стратегии политического и экономического развития // Национальная безопасность / nota bene.-2012.-3.-C. 4-16.
39.
Н. Г. Викторова, Е. Н. Евстигнеев. Инновации в обучении налоговым и связанным с ними учебным дисциплинам // Налоги и налогообложение. – 2012. – № 3. – С. 104-107.
40.
М. В. Шугуров. «Группа восьми» (G8) и дилеммы глобального управления Интернетом: международно-правовой аспект // Право и политика. – 2012. – № 6. – С. 104-107.
41.
М.В. Шугуров. The tensions between international human right to freedom of expression and copyright in digital age: perspectives of theirs coinciding in the context of international law // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. – 2012. – № 4. – С. 104-107.
42.
О.Н. Савина, М.В. Пьянова. Краудсорсинг как новая форма повышения эффективности современного образовательного процесса // Педагогика и просвещение. – 2012. – № 4. – С. 104-107.
43.
С.А. Бахтин. Интернет-экономика – новый вызов национальной экономической безопасности: общая характеристика // Национальная безопасность / nota bene. – 2012. – № 6. – С. 104-107.
44.
И.В. Сурма. Новый глобальный наднациональный актор международных отношений в контексте национальной безопасности // Национальная безопасность / nota bene. – 2013. – № 1. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2073-8560.2013.01.7
45.
Зарецкая Д.С.. Электронное правительство: понятие и перспективы развития // Актуальные проблемы российского права. – 2013. – № 3. – С. 104-107.
46.
И.Л. Андреев, Л.Н. Назарова. Интернет: когда слуга становится господином // Психология и Психотехника. – 2013. – № 5. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2070-8955.2013.5.7930
47.
Савина О.Н. Пьянова М.В.. Инновационные инструменты повышения эффективности современного образовательного процесса как способ реализации компетентностного подхода в образовании // Налоги и налогообложение. – 2013. – № 4. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1812-8688.2013.4.7948
48.
Виноградова Е.А. Информационно-коммуникационное обеспечение политики стран АЛБА в ЕС в начале XXI века // NB: Международные отношения. — 2013.-№ 1.-С.1-11. DOI: 10.7256/2306-4226.2013.1.725. URL: http://e-notabene.ru/wi/article_725.htm
References (transliterated)
1.
Morron M.W. The European Union’s Framework Program 7 (with an emphasis on ICT). Version 2.17. 2013. 22 Oct. URL: http://www.efpcgroup.com/front/ShowCategory.aspx?ItemId=695 (data obrashcheniya: 20.09.2014).
2.
Berners-Lee T. Weaving the Web: Origins and Future of the World Wide Web. London: Texere Publishing, 1999.
3.
The Use of Computers in Anthropology / Ed. D. Hymes. Studies in General Anthropology II. The Hague: Mouton & Co., 1965.
4.
Garskova I.M. Gumanitarnye issledovaniya v tsifrovuyu epokhu: metody, tekhnologii, resursy. Doklad na seminare «Metodologicheskie problemy nauk ob informatsii». Moskva, Rossiiskii gosudarstvennyi gumanitarnyi universitet, 31 marta 2014 g. URL: http://www.inion.ru/files/File/MPNI_16_Garskova_I_M_Doklad.pdf (data obrashcheniya: 15.09.2014).
5.
Brodovskaya E.V., Azarov A.A., Dombrovskaya A.Yu., Dmitrieva O.V. Sotsial'nyi komp'yuting: istoriya, metodologiya, issledovatel'skie proekty. Doklad na seminare «Metodologicheskie problemy nauk ob informatsii». Moskva, Moskovskii gosudarstvennyi gumanitarnyi universitet im. M.A. Sholokhova, 17 maya 2014 g. URL: http://www.inion.ru/files/File/MPNI_18_Brodovskaya_E_V_i_dr_Doklad.pdf (data obrashcheniya: 15.09.2014).
6.
Borodkin L.I. Istoricheskaya informatika: etapy razvitiya // Novaya i noveishaya istoriya. 1997. № 1. S. 4–24.
7.
Borodkin L.I., Garskova I.M. Istoricheskaya informatika: perezagruzka? // Vestnik Perm. un-ta. Ser. «Istoriya». 2011. Vyp. 2 (16). C. 5–12.
8.
Alkhoven P., Doorn P. New Research Perspectives for the Humanities // International Journal of Humanities and Arts Computing. 2007. Vol. 1. №. 1. P. 35–47.
9.
Woollard M. What is History and Computing? An Introduction to a Problem // History and Computing. 1999. Vol. 11. № 1–2. P. 1–8.
10.
History in the Digital Age / Ed. T. Weller. London; New York: Routledge, 2013.
11.
Anderson I. History and Computing // Making History. Institute of Historical Research, London, 2008. URL: http://www.history.ac.uk/makinghistory/resources/articles/history_and_computing.html (data obrashcheniya: 01.09.2014).
12.
Kun T. Struktura nauchnykh revolyutsii. M.: AST, 2009.
13.
Zhuravleva E.Yu. Sovremennye modeli razvitiya gumanitarnykh nauk v tsifrovoi srede // Voprosy filosofii. 2011. № 5. S. 91−98.
14.
Thaller M. Controversies around the Digital Humanities: An Agenda // Historical Social Research. 2012. Vol. 37. № 3. P. 7-23.
15.
Mozhaeva G.V. Gumanitarnye nauki v epokhu tsifrovykh tekhnologii: ot otraslevoi informatike k Digital Humanities // Otkrytoe i distantsionnoe obrazovanie. 2013. № 3 (51). S. 10-16.
16.
Svensson P. From Optical Fiber To Conceptual Cyberinfrastructure // Digital Humanities Quarterly. 2011. Vol. 5. № 1. URL: http://www.digitalhumanities.org/dhq/vol/5/1/000090/000090.html (data obrashcheniya: 01.09.2014).
17.
CLARIN (Common Language Resources and Technology Infrastructure) URL: http://clarin.eu/ (data obrashcheniya: 01.09.2014).
18.
DARIAH (Digital Research Infrastructure for the Arts and Humanities). URL: http://www.dariah.eu/ (data obrashcheniya: 01.09.2014).
19.
Conclusions on the implementation of the roadmap for the European Strategy Forum on Research Infrastructures. Council of the European Union. Brussels, 26 May 2014. URL: http://www.consilium.europa.eu/uedocs/cms_data/docs/pressdata/en/intm/142794.pdf (data obrashcheniya: 15.09.2014).
20.
Council Regulation (EC) N 723/2009 of 25 June 2009 on the Community legal framework for a European Research Infrastructure Consortium (ERIC) // Official Journal of the European Union L 206/1 EN 8.8.2009.
21.
ERIC Legal Framework: Research & Innovation Infrastructures. URL: http://ec.europa.eu/research/infrastructures/index_en.cfm?pg=eric (data obrashcheniya: 01.09.2014).
22.
Research Infrastructures in the Digital Humanities. Science Policy Briefing № 42. European Science Foundation, September 2011. URL: http://bib.irb.hr/datoteka/559510.spb42_RI_DigitalHumanities.pdf (data obrashcheniya: 01.09.2014).
23.
MERIL: Mapping of the European Research Infrastructure Landscape. URL: http://portal.meril.eu/ (data obrashcheniya: 01.09.2014).
24.
Research Infrastructures in the European Research Area. A report by the ESF Member Organisation Forum. European Science Foundation (ESF). March 2013. URL: http://www.esf.org/fileadmin/Public_documents/Publications/mof_research_infrastructures.pdf (data obrashcheniya: 01.09.2014).
25.
Horizon 2020. URL: http://ec.europa.eu/research/horizon2020/ (data obrashcheniya: 01.09.2014).
26.
Sweden at head of pack on digital research funding. European Commission. Press release. Brussels, 5 June 2014. URL: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-14-635_en.htm (data obrashcheniya: 01.09.2014).
27.
Zwan A. van der Dutch funding for CLARIN and DARIAH infrastructures. 1 July 2014. URL: http://www.clarin.eu/news/dutch-funding-clarin-and-dariah-infrastructures (data obrashcheniya: 01.09.2014).
28.
Yanik A.A. Istoricheskie issledovaniya v novykh real'nostyakh informatsionnogo obshchestva XXI veka // Istoriya sovremennoi Rossii: tsifrovaya infrastruktura mezhdistsiplinarnykh issledovanii / Obshch. red. A.A. Yanik, S.M. Popova. M.: Izdatel'stvo Moskovskogo universiteta, 2014. S. 24-26.
29.
Quan-Haase A., Wellman B. How Computer-Mediated Hyperconnectivity and Local Virtuality Foster Social Networks of Information and Coordination in a Community of Practice // International Sunbelt Social Network Conference, Redondo Beach, California, February 2005
30.
Quan-Haase A., Wellman B. Hyperconnected Net Work: Computer-Mediated Community in a High-Tech Organization // The Firm as a Collaborative Community: Reconstructing Trust in the Knowledge Economy, edited by Charles Heckscher and Paul Adler. New York: Oxford University Press, 2006. Pp. 281–333.
31.
Perspectives on a Hyperconnected World. Insights from the Science of Complexity // By the World Economic Forum’s Global Agenda Council on Complex Systems. January 2013. URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_GAC_PerspectivesHyperconnectedWorld_ExecutiveSumExec_2013.pdf (data obrashcheniya: 15.09.2014).
32.
Delivering Digital Infrastructure. Advancing the Internet Economy: Industrial Agenda. Prepared in Collaboration with The Boston Consulting Group. Geneva: World Economic Forum, April 2014. URL: http://www3.weforum.org/docs/WEF_TC_DeliveringDigitalInfrastructure_InternetEconomy_Report_2014.pdf (data obrashcheniya: 15.09.2014).
33.
The Internet Economy in the G-20: A Country-by-Country Interactive. The Boston Consulting Group, November 2012. URL: https://www.bcgperspectives.com/content/interactive/digital_economy_technology_software_internet_economy_g20_country_by_country_interactive/ (data obrashcheniya: 15.09.2014).
34.
e-Skills: Commission launches new campaign; Greek Coalition for Digital Jobs and Skills. European Commission. Press release. Brussels, 6 May 2014. URL: http://europa.eu/rapid/press-release_IP-14-518_en.htm (data obrashcheniya: 15.09.2014).
35.
Forum «Otkrytye innovatsii». URL: http://www.forinnovations.ru/ (data obrashcheniya: 15.09.2014).
36.
V. B. Ryzhov Politika torgovli i razvitiya Evropeiskogo soyuza // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations.-2011.-3.-C. 151-158.
37.
Nesterov A.A. Metodika otsenki proizvodstvennoi i informatsionnoi sostavlyayushchikh innovatsionnoi sredy ekonomicheskikh sistem // Nalogi i nalogooblozhenie.-2013.-8.-C. 626-633. DOI: 10.7256/1812-8688.2013.8.6617.
38.
I. V. Surma, V. I. Anikin Sovremennaya Rossiya: metodologicheskie aspekty strategii politicheskogo i ekonomicheskogo razvitiya // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene.-2012.-3.-C. 4-16.
39.
N. G. Viktorova, E. N. Evstigneev. Innovatsii v obuchenii nalogovym i svyazannym s nimi uchebnym distsiplinam // Nalogi i nalogooblozhenie. – 2012. – № 3. – S. 104-107.
40.
M. V. Shugurov. «Gruppa vos'mi» (G8) i dilemmy global'nogo upravleniya Internetom: mezhdunarodno-pravovoi aspekt // Pravo i politika. – 2012. – № 6. – S. 104-107.
41.
M.V. Shugurov. The tensions between international human right to freedom of expression and copyright in digital age: perspectives of theirs coinciding in the context of international law // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. – 2012. – № 4. – S. 104-107.
42.
O.N. Savina, M.V. P'yanova. Kraudsorsing kak novaya forma povysheniya effektivnosti sovremennogo obrazovatel'nogo protsessa // Pedagogika i prosveshchenie. – 2012. – № 4. – S. 104-107.
43.
S.A. Bakhtin. Internet-ekonomika – novyi vyzov natsional'noi ekonomicheskoi bezopasnosti: obshchaya kharakteristika // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2012. – № 6. – S. 104-107.
44.
I.V. Surma. Novyi global'nyi nadnatsional'nyi aktor mezhdunarodnykh otnoshenii v kontekste natsional'noi bezopasnosti // Natsional'naya bezopasnost' / nota bene. – 2013. – № 1. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2073-8560.2013.01.7
45.
Zaretskaya D.S.. Elektronnoe pravitel'stvo: ponyatie i perspektivy razvitiya // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. – 2013. – № 3. – S. 104-107.
46.
I.L. Andreev, L.N. Nazarova. Internet: kogda sluga stanovitsya gospodinom // Psikhologiya i Psikhotekhnika. – 2013. – № 5. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2070-8955.2013.5.7930
47.
Savina O.N. P'yanova M.V.. Innovatsionnye instrumenty povysheniya effektivnosti sovremennogo obrazovatel'nogo protsessa kak sposob realizatsii kompetentnostnogo podkhoda v obrazovanii // Nalogi i nalogooblozhenie. – 2013. – № 4. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1812-8688.2013.4.7948
48.
Vinogradova E.A. Informatsionno-kommunikatsionnoe obespechenie politiki stran ALBA v ES v nachale XXI veka // NB: Mezhdunarodnye otnosheniya. — 2013.-№ 1.-S.1-11. DOI: 10.7256/2306-4226.2013.1.725. URL: http://e-notabene.ru/wi/article_725.htm
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"