Статья 'Особенности развития культурологии в России и в Китае' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Особенности развития культурологии в России и в Китае

Тун Даньдань

аспирант, Институт филосоии, СПбГУ

193231, Россия, Санкт-Петербург область, г. Санкт-Петербург, ул. Солидарности, 27

Tun Dan'Dan'

Postgraduate student, the Institute of Philosophy, Saint Petersburg State University

193231, Russia, Sankt-Peterburg oblast', g. Saint Petersburg, ul. Solidarnosti, 27

tun-fengdan@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8744.2020.4.33469

Дата направления статьи в редакцию:

16-07-2020


Дата публикации:

12-08-2020


Аннотация.

Предметом исследования являются особенности развития культурологии в России и Китае. Рассмотрены особенности развития культурологи в России и Китае. На основе сравнительного анализа исследований, посвященных истории, религии, языку и мышлению обозначенных двух стран, выявлены основные характеристики культурных особенностей России и Китая. Интерес к исследуемой теме вызван постоянными межкультурными контактами между Россией и Китаем на самом разном уровне, а также причинами и значением тесного соприкосновения различных культур в период глобализации и культурной интеграции. Целью исследования является сравнительный анализ особенностей развития китайской и российской культурологии.   Основными выводами проведенного исследования являются выявление особенностей развития российской и китайской культур, которое поможет более полноценно спрогнозировать будущее и потенциал каждой из них. Обосновывается вывод о том, что российской культуре свойственны особенности, характерные для западных цивилизаций, а китайская культура является типично восточной.В заключении делается вывод, что особенности развития культурологии в России состоят в тесной взаимосвязи с образованием и она носит интегративный характер (объединение положений из философии, социологии, психологии), в то время как в Китае особенность культурологи выражается в том, что она базируется на исследованиях в основе которых лежат идеи марксизма, неоконфуцианства и аксиологии. Проведенное исследование содержит в себе новизну, поскольку многие исследователи совершенно обоснованно сегодня ставят акценты на межкультурных диалогах. Именно эти процессы влияют на усовершенствование существующих знаний об особенностях российской и китайской культур.

Ключевые слова: культурология России, культурология Китая, специфика развития культурологии, сравнительный анализ, культура, перспективы развития культурологии, конфуцианство, неоконфуцианство, аксиология, культурология

Финансовое обеспечение исследований осуществлялось из средств Китайского совета по стипендиям Министерства образования КНР; Номер стипендиата: 201908090022

Abstract.

The subject of this research is the peculiarities of development of culturology in Russia and China. Based on comparative analysis of the studies dedicated to history, religion, language and mentality of both countries, the author reveals the key characteristics of cultural peculiarities of Russia and Chin. The interest towards this topic is substantiated by the existing cross-cultural contacts between Russia and China at various levels, as well as the factors and role of contiguity of different cultures in the period of globalization and cultural integration. The goal of this research consists in comparative analysis of the peculiarities of development of Chinese and Russian culturology. The author determines the peculiarities of development of the Russian and Chinese cultures, which allows forecasting the future and potential of both. The conclusion  is substantiated that Russian culture bears the traits characteristic to Western civilizations, while Chinese culture is typically Eastern. It is established that the peculiarities of development of culturology in Russia are closely related to education, and thus are of integrative nature (a combination of philosophical, sociological and psychological positions). The specifics of culturology in China is reflected in the fact that it is based on the ideas of Marxism, Neo-Confucianism and axiology. The conducted research contains the scientific novelty, since many scholars justifiably place emphasis on the cross-cultural dialogues. Namely these processes contribute to deepening the existing knowledge on peculiarities of Russian and Chinese cultures.

Keywords:

Confucianism, culture, development prospects of cultural studies, comparative analysis, the specifics of the development of cultural studies, cultural studies of China, cultural studies of Russia, neo-Confucianism, axiology, cultural studies

Современные политические и социально-экономические условия привели к увеличению числа международных контактов и усилению культурных связей представителей разных национальностей на всех уровнях. Усиление взаимодействия между странами привело к появлению постоянных межкультурных контактов на самом разном уровне, а также к тесному соприкосновению различных культур. Эти вопросы становятся более острыми, когда речь идет о двух соседствующих державах - России и Китае, имеющих общие границы на Северо-Востоке и давние исторические традиции культурного сотрудничества. Таким образом, актуальность изучения культурологии и культурных характеристик в России и Китае приобретает особую значимость.

Особенности построения межкультурных связей между представителями России и Китая привлекают внимание многих исследователей [Трубицына К.С., 2012; Ряснов И. А., 2013; Белолипецкая А.В., 2015; ТанСяньсин, 2001; Ли Цзинцзе, 2007; Сюй Тэн, 2011]. Наиболее важными являются исследования культурных различий, авторы которых делают акцент на выявление поведенческих различий россиян и китайцев и связь этих различий с культурными особенностями стран [Маркина К.Н., 2008; Лу Лэй, 2004; Лань Ся, 2010; ШаньЮнсин, 2001; Куан Юйся, 2010]. Но данные исследования не касаются особенностей развития культурологии в России и Китае. Целью данного исследования является выявление особенностей развития культурологии в России и Китае и их сравнительный анализ.

Отметим, что несмотря на внутреннюю трансформацию культурных норм и кодов, а также вопреки внешнему, зачастую агрессивному, влиянию других культур, российское и китайское социумы сохраняют собственные культурные особенности в течение значительного исторического времени[1, 2]. Культурное разнообразие обеих стран, с одной стороны, способствует взаимообогащению двух цивилизаций, развивает мышление и активизирует прогресс обоих социумов, но, с другой стороны, становится препятствием на пути построения взаимопонимания и сотрудничества.

Как известно культурология – это наука о духовной культуре народа, о тенденциях взаимодействия культуры и общества. Ее целью является интеграция научного знания о культуре [3, с.25].

Российское академическое сообщество понимает культуру в узком и широком смысле. Узкое понимание культурологии заключается в создании теории культуры, изучении происхождения культуры, её форм, культурной динамики и т. д. Обобщенная культура включает в себя следующие дисциплины: теория культуры, история культуры, прикладная культура, культурная психология, культурная экология, культурная антропология, культурная социология, культурная теология, философия культуры и др. Эти дисциплины являются ядром исследования культуры [4, с. 34].

Отметим наличие ряда сходств в становлении и развитии китайской и российской культурологии: в обеих странах эта дисциплина направлена на развитие национальной культуры через культурные исследования с целью усиления могущества страны в плане укрепления духа и сознания.

Культура является объектом исследования многих наук. На этом основании можно говорить, что значительная роль в формировании историко-культурологического дискурса принадлежит В. Ф. Оствальду, языковеду и археологу Н. Я. Марру, востоковеду Н. И. Конраду, филологам Д. С. Лихачеву, Ю. М. Лотману и С. С. Аверинцеву, историко-географу и этнологу Л. Н. Гумилеву, археологам А. П. Окладникову, В. М. Массону и многим другим ученым. Благодаря их усилиям в ХХ веке постепенно происходило формирование культурологического сознания, пробуждалось новое понимание человека, общества и истории [5, с. 9].

Основные культурологические школы представлены на рисунке 1:

Рисунок 1 - Основные культурологические школы

В развитие культурологи в России в XIX –XX вв. внесли большой вклад следующие ученые [6, с.55]: А.С. Хомяков, Н.Я. Данилевский, К.Н. Леонтьева, Л.И. Шварцман,В.А. Шмаков, М.М. Бахтин, В.Н. Топоров (1928–2005), Э. С. Маркарян.

Процесс становления культурологии в России прошел несколько этапов, основные из которых представлены на рисунке 2 [7, с. 48]:

Рисунок 2 – Этапы становления и развития культурологи в России

В советский период в России небольшое количество ученых развивало культурологию уникальными способами, среди которых можно отметить М. М. Бахтина, занимавшегося исследованием отличий российской культурно-исследовательской традиции и западной, а так же судьбой русской национальной культуры.

Отметим, что в период Советского Союза философское сообщество приняло активное участие в изучении культурологии, и возникло новое направление, ориентирующееся на марксистское научное мировоззрение и методологию. Данное направление было направлено на изучения того, что такое люди, какова их природа и социализация, каковы их мысли, убеждения, ценности, религиозные взгляды, этнические и культурные взгляды.

После распада СССР исследования в данном ключе приостановились. Но, данное направление распространено в Китае, с его помощью изучают теорию китайской культуры. На основе универсальных истин марксизма, объединенных с китайской традиционной культурой, проводятся исследования китайской культуры [8, с. 108].

После распада СССР с 90-х гг. XX в. российское академическое сообщество начало волну поиска национальной идентичности, традиций и самосознания. На российские исследования оказало влияние иностранные культурологические исследования. Большое количество зарубежной научной литературы было переведено на русский язык, значительную часть которого составляла культурологическая литература. Перевод и изучение достижений иностранных учёных составляли в то время важное направление русской культурологии. В тот период Россия серьезно отставала во многих аспектах данной науки.

Отметим, что на современном этапе в России все большее количество ученых уделяют повышенное внимание исследованию культурологии. Российские ученые считают, что национальность – это культура. Нация – это не сообщество, сформированное людьми по крови, а сообщество, состоящее из культуры, поэтому в России есть своя самобытная русская культура. Данная тенденция составляет важную часть изучения культурологии – вопрос русской национальной культуры [9, с. 269; 10, с.49].

В качестве одной из актуальных проблем культурологами на сегодняшний день отмечается проблема разделении образования и культуры. В частности, культура - это вторая сущность человека, а люди – продукты культуры. В то же время люди также являются продуктом образования, поэтому культура и образование последовательно развивают людей. Культура и образование вместе составляют объект культурологии, что определяет соответствующую специфику развития последней [11, с. 28]. Некоторые ученые в России выступают против использования культурологии для служения правительству и считают, что таким образом утрачивается свобода и истинность науки. Однако если при таком положении дел происходит развитие культуры, стабилизация национального духа и определяется национальная идентичность через культурологию с объективной и рациональной точки зрения, то нельзя сказать однозначно, утрачивается ли суть культурологических исследований через взаимодействие с государством.

Развитие культурологии в России может быть представлено в различных теоретико-методологических проекциях. Так, в рамках биографического подхода история культурологии предстает как повествование о выдающихся ученых и мыслителях, сыгравших определенную роль в развитии культурологии. Это находит свое выражение в биографических реконструкциях, а также изложении их концепций и взглядов.

История идей и интеллектуальная история, формирующие историкоконцептографический подход, дают возможность взглянуть на историю культурологии как историю формирования, сохранения и изменения культурологических идей, концептов, интуиций и понятий в процессе познания культуры. Интеллектуальная история изучает идеи через культуру, биографию и социокультурное окружение их носителей, также она включает в себя изучение различных исследовательских практик, разработанных методов и подходов, применяемых в культурологии.

Парадигмальный подход – история культурологии в контексте смены научных и мировоззренческих парадигм европейского гуманитарного знания, а также различных исторически-конкретных способов понимания-конструирования феномена культуры (культурология как парадигма гуманитарного сознания XX в.)

Социально-антропологический подход – в свете «антропологии академической жизни» история культурологии предстает как история культурологического сообщества (выявление влияния взаимоотношений между различными учеными на генерацию и циркуляцию идей, культурологических знаний, формирование целых научных направлений; принятие во внимание неписаных правил, особенностей научного этикета и т.д.; изучение центробежных и центростремительных тенденций в сообществе культурологов и т.д.);

Историко-дисциплинарный подход позволяет исследовать историю культурологии в контексте формирования дисциплин культурологического цикла и различных отраслей культурознания (философия культуры, культуроведческие науки, собственно культурология и т.д.).

Наконец, через призму институционального подхода история культурологии может быть представлена как история культурологических институтов и учреждений (НИИ, кафедры, лаборатории, отделения и т.д.).

Таким образом, можно сказать, что в российском академическом сообществе на сегодняшний день нет общепринятого подхода к дисциплине, что обуславливает многообразие и предметов исследования.

По общему утверждению, современную сущность духовной культуры Китая можно рассматривать как качество общественных национальных достижений и одновременно как формы сохранения прошлого, традиционного, социокультурного опыта. Причем, прошлый опыт рассматривается и с точки зрения его способности программировать настоящее и будущее Китая [12, с.54].

Одна их уникальных черт китайской культуры заключается в том, что в течение тысячелетий страна развивалась в полной изоляции от центров мировой цивилизации. Поэтому исторически китайцы всегда рассматривали себя как «срединное царство», являющееся центром всего цивилизованного мира. Это сформировало своеобразную социокультурную самоидентификацию нации.

Несмотря на длительную изолированность, китайская культура успешно развивалась, опережая западную. В значительной степени это было связано с функционированием моральных ценностных установок, которые возводились в непреложные правила поведения.

Ценностные основы традиционной культуры Китая сформировались еще в эпоху Восточной династии Чжоу. Длительное существование традиционных социокультурных идей сформировало фундаментальную ценность современного периода развития китайского общества – стремления к государственной стабильности, гармоничности отношений в обществе, с другими странами и с природой. Социальная гармония и личное благополучие достигаются соблюдением принципов конфуцианского общественного порядка. В соответствии с этим, современное направление культурологических исследований, находящееся под влиянием неоконфуцианской идеалогии, заключается в поддержании прежних традиционных идей общественного и личного, стабильности общества и умеренных, циклических изменений в нем путем неуклонного следования социокультурным правилам и ритуалам.

В Китае Хуан Вэньшань в 1932 году опубликовал статью «Построение культурологии» и «Методология культурологии». Он выступал за построение культурологии в Китае и обменивался идеями с Уайтом и Кроппом. С тех пор китайские ученые опубликовали серию монографий, таких как «Венхуа» ЦиХуаньвэня (1934 г.) и «Обзор Вэньхуа» ЧэньСюйцзина (1947 г.), последняя из которых является первым основательным и структурированным трудом в Китае, определяющим содержание такой дисциплины как культурология. Помимо этого была опубликована монография «Великое значение культурологии» ЦяньМу (1952). После 1980-х годов в Китае культурология получила статус университетской дисциплины [13, 15-20].

Хотя исследования культурологии зародились в Китае раньше, чем в России, однако российскими учёными в настоящее время культурология изучается более глубоко и всесторонне, чем китайскими, что стало следствием популяризации культурологии в университетах и установления ученых степеней бакалавра, специалиста, магистра и аспиранта.

Китайские ученые разделяют культурологию на теоретическую и прикладную. Теоретическая включает изучение культурных концепций, культурных проблем, структуры культуры, культурных элементов, культурных типов, культурных моделей, функций и ролей культуры, культурного происхождения и развития, критику культуры и её выбор, культурное наследие и новшества, национальную и эпохальную природу культуры, отношения между традиционной культурой и модернизацией и т.д.) [14, с. 9-13]. Прикладная культурология занимается объяснением в аспекте культурологии права, истории, экономики, религии, медицины, моды и т. д. Таким образом, культурология Китая включает в себя теоретические исследования и исследования истории культуры.

Особо отметим, что прикладная культурология исследуется в монографии «Прикладная культурология». Несмотря на то, что в ней содержатся определения культуры и культурологии, но определения категории «прикладная культурология» не имеется. Помимо этого монография охватывает источники и историю развития мировой культуры и культурологии, содержит анализ особенностей разных школ культурологии, описывает типы культуры. При этом прикладная культурная антропология занимает только 6 страниц из всего объема и содержит понятие антропологии, называет источники развития антропологии, типы и методы исследований. Кроме того, монография содержит трактовку прикладной культурной антропологии и этапы её развития. Больше информации, относящейся непосредственно к прикладной культурологии, в данной исследовательской работе нет. Не обосновывается ядро прикладной культурологи. Таким образом, можно констатировать несоответствие темы содержанию исследования [15, с. 5-35].

Вышеизложенное позволяет сделать вывод, что задачи, классификации и направления культурологических исследований китайских и российских ученых-культурологов различны. Обозначим некоторые современные труды китайских и российских ученых-культурологов.

После 80-х годов XX в. в Китае появилось несколько публикации в рассматриваемой области. Например, Хан Минцин опубликовал «Теорию культуры» в 1989 году, «Историю культуры» (1990 год), Сюй Сумин стал автором «Философии культуры», опубликованной в 1990 году, Сима Юньцзе написал в 1990 г. «Теорию культурной ценности».

«Феноменология культуры» Ху Юй, опубликованная в 1991 году, включает в себя некоторые теоретические вопросы культурологии. «Введение в культурологию», опубликованное в 2003 году, рассматривает общие вопросы культуры, историю и теории культурного развития, природу культуры, структуру и функции культуры, эволюцию и обновление культуры, распространение культуры и её выбор, типы и модели культур, стратегии развития культуры и её построение и т.д. [16, с. 35-41].

Российские ученые проводят много исследований по различным направлениям культурологии. Так, в 90-е гг. XX в. появилось несколько серьезных исследовательских публикаций, например, «Культура, традиция, образовательный ежегодник». Газета следует типичной российской исследовательской традиции – сочетанию культуры и образования, а также рассматривает проблему наследования в процессе культурного развития, то есть культурных традиций.

Кроме того, был выпущен ряд книг о культурологии: Л.П.Воронкова"Культурная антропология как наука" (1997, Москва), Г.А. Аванесова "Культурная динамика" (1997, Москва) и т.д. В книге «Культурология. XX век. Антология » (под ред. Левит С.Я.) опубликованы произведения философов русских немарксистских философских школ в виде антологии.

Также выпущен ряд пособий для студентов. К примеру, «Культурология»,опубликованная университетом УрФУ в 2004 г., рассматривает культурологию как базовую гуманитарную дисциплину, изучающую наиболее общие закономерности развития культуры как системы. В СПбГУ также вышел учебник «Культурология», полностью соответствующий Государственному образовательному стан­дарту высшего профессионального образования по дисциплине «Культурология». Он предназначен для студентов, аспирантов, преподавателей высших учебных заведений и т.д.

Сравнительный анализ источников культурологи России и Китая позволяет прийти к выводу, что культурологические исследования в обеих странах развивались, эволюционировали в соответствии с изменениями в культуре, политике, иногда останавливаясь в развитии, при этом культурологическая наука обеих стран обладает собственной исследовательской спецификой. Так, достижения исследований китайской культурологии в большей степени представлены в монографиях и научных статьях, в то время как в России к этому списку добавляются журналы, газеты и учебные пособия, ориентированные на студентов, изучающих культурологию в бакалавриате, магистратуре, аспирантуре.

В связи с этим необходимо отметить, что русская академическая среда обладает более обширным списком достижений и подходит к изучению культуры систематичнее, чем китайская. Подобно тому, как наука была ядром академических исследований в советское время, культура является сердцем современных российских научных исследований.

В сегодняшнем понимании китайская культурология была основана в 1930-х и 1940-х годах. Чтобы ответить на теоретический вопрос о направлении культурологии в контексте культурной трансформации, китайские ученые начали разрабатывать структуру культурологии. Большинство современных культурологических исследований в Китае отстает от Запада, хотя исследования в 1930-х и 1940-х годах находились примерно на одном уровне. К сожалению, в период революции развитие китайской культуры практически замерло. После политики реформ и открытости Китай снова столкнулся с проблемой культурной трансформации, из-за чего в 1970-х и 1980-х годах большинство ученых в области культуры обсуждали преимущества и недостатки китайской и западной культур и отношения между традиционной и современной культурами. В то время уделялось недостаточно внимания теоретическим исследованиям культуры.

После 1980-х годов появилось большое количество работ по культурологии, большинство из которых основывались на марксистской культурологии в качестве методического руководства или теоретического ядра, одновременно учитывая достижения зарубежных культурологов. При этом китайская культурология не способна ответить на проблемные вопросы, и не показывает особенной оригинальности исследований [17, с. 134-151].

Большинство китайских учёных определяют культурологию как изучение культурной деятельности человека, законов ее возникновения и развития. Это всеобъемлющая наука о человеке, охватывающая все аспекты человеческой культуры и рассматривающая взаимосвязи и отношения, воплощенные на всех уровнях или подсистемах культуры, но не включающая в себя специализированные исследования в различных областях. Кроме того, культурология отслеживает взаимосвязь явлений культуры и явлений природы. При помощи таких всесторонних исследований раскрывается общая структура, характеристики и эволюция человеческой культуры, а также описывается общая сущность и универсальный закон различных культурных явлений [18, с. 8-13].

При этом, в китайской научной среде существует несколько подходов к пониманию сущности «культурологии». Согласно первому подходу культурология – это изучение культуры, а китайская культурология – это дисциплина, которая специализируется на изучении китайской культуры. Исследование и развитие китайской культуры с позиции культурологии осуществляется с целью преобразования сущности национальной культуры и обеспечения мощной духовной силы для развития китайской социальной модернизации [19, с. 7-15].

Второй подход рассматривает культурологию как сравнительную науку, которая кроме исследования особенностей нации и культуры, ставит своей целью изучение сходств и различий культур всего человечества.

На развитие культурологических исследований в Китае повлияли работы сторонников эволюционистского подхода к культуре Моргана, Тейлора и Фрейзера. Они разработали метод, используемый для проведения сравнительных исследований, в ходе которого происходит сбор информации, полученной от определенного количества групп людей в конкретном регионе. Такой модели проведения исследований придерживается ряд китайских культурологов [20, с. 15-17].

Сравнительный анализ исследований, посвященных понятию и сущности культурологии в России и Китае позволяет выделить следующие сходства и различия в трактовке российскими и китайскими учёными термина «культурология». И те, и другие исследователи считают, что культурология – это всесторонняя гуманитарная дисциплина. Объектом культурологических исследований является культура, классификация поколений, развитие и тип культуры, а также изучение законов, характеристик культур и взаимоотношений между ними.

Различия заключаются в том, что, по мнению российских исследователей культурология - это теоретическое исследование культуры и философское осмысление сущности культуры. В то время как китайские ученые придерживаются мнения, что культурология является сравнительной дисциплиной, которая изучает сходства и различия всех человеческих культур.

Помимо этого, исследования учёных из обеих стран ориентируется на разные методологии. Так, московские культурологи в большинстве склоняются к социально-научному подходу, в то время как санкт-петербургские – к гуманитарному. Можно полагать, что при этих свойствах ей характерно становление нового типа знания, главная черта которого – интегративность. Китайская культурология, в то же время, – это дисциплина, которая изучает китайскую культуру с точки зрения универсальных истин марксизма, неоконфуцианства и аксиологии.

Анализ особенностей развития культурологи в России и Китае позволяет сделать вывод о том, что, в китайских культурологических исследованиях изучено и проанализировано большое количество результатов иностранных исследований и внедрены некоторые разработанные на Западе идеи, однако самостоятельных значимых теоретических достижений в исследуемой области не имеется. Среди написанных в Китае работ большая часть исследований представляет разрозненные труды по отдельным областям культурологии, так что они не дают полного и ясного понимания развития всей культуры. При этом российские культурологические исследования в Китае не берутся во внимание совсем.

Кроме того, распространенным недостатком китайских научных культурологических работ является то, что темы исследований не соответствуют их содержанию и не раскрывают обозначенную в них проблему.

Между тем, российские исследования в области культурологии на современном этапе успешно развиваются; их количество выше, чем в Китае. Особенно примечательно то, что в русской академической традиции соединяются образование и культура для того, что воспитывать любовь к государству и к нации. Однако, большая часть культурологических исследований проводится через призму философии, что отдаляет результаты исследований от практической повседневной жизни людей, в то время как сущность науки заключается в том, чтобы помогать людям и улучшать их жизнь.

Сравнивая актуальные проблемы, которые затрагиваются в культурологических исследованиях России и Китая можно сделать вывод, что китайская культура сталкивается с такими проблемами, как отношения между модернизацией и традиционной культурой, отношения между модернизацией и западной культурой, а также отношения между модернизацией материальной цивилизации и модернизацией духовной цивилизации. На данный момент важнейшей задачей китайской культуры является поиск ответа на вопрос, как реагировать на практические проблемы и решать их через культуру [21, с. 220].

Проблемы, стоящие перед русской культурой, включают в себя следующие направления: культурное развитие, культурная самобытность и переопределение культурного духа нации. В отношении дальнейших тенденций развития национальной русской культуры имеется две позиции. Часть ученых настаивает продолжении развития уникального пути России, а другая часть – предлагает России следовать западному пути. Однако некоторые ученые предлагают смешанное направление развития, сочетающее в себе обе указанные тенденции. Данный подход называется евразийством. После распада Советского Союза Россия столкнулась не только со многими социальными проблемами, такими как экономический спад и снижение уровня жизни людей, но также и с идеологическими и культурными кризисами, как, например, утеря убеждений, смешение ценностей и духовный упадок. В то же время западная культура, в которой превалируют ценности Соединенных Штатов, постоянно проникала в российское культурное пространство, что привело к тому, что Россия столкнулась с серьезными дилеммами культурной безопасности, переопределением позиции на международной арене и утерей культурной самобытности [22, с. 16].

Изложенное позволяет сказать, что перед китайской культурой стоит задача определения тенденций дальнейшего развития современной культуры на основе традиционной. Между тем, основной тенденцией развития русской культуры является поиск национальной идентичности.

Резюмируя изложенное, можно прийти к выводу, что особенность развития культурологии в России проявляется в её интегративном характере, - объединении положений из философии, социологии, психологии - в то время как в Китае культурология строится на исследованиях, имеющих в основе марксизм, неоконфуцианство и аксиологию. Таким образом, эта дисциплина должна быть более приближена к статусу научной (как, например, в России, в которой её можно осваивать при обучении в университете), не оставаясь в рамках выпуска монографий и научных статей, но захватывая журналы, газеты и учебные пособия, как это происходит в России.

Кроме того, китайские исследования не носят систематического характера. В большинстве своём научные работы по культурологии – анализ западный идей, не дающий полного понимания китайкой точки зрения на становление культуры; Что касается исследований российских учёных, то они развиваются более интенсивно, но в то же время их большая часть произведена через призму философии, что отдаляет результаты исследований от практической обыденной жизни людей.

Наконец, перед культурологическими исследованиями России и Китая стоят различные задачи. Так, в Китае наука пытается установить связь между модернизацией, традиционной культурой и западной культурой, а также между развитием материальной цивилизации и духовной. Русская же культурология пытается решить проблему своей идентичности.

Библиография
1.
Горобец Л. Взаимодействие культур России и Китая: проблема культурной совместимости // Вестник Челябинского государственного университета.-2012.-№18.-Вып. 25.-С. 12-17.
2.
Ларин В. Китай и Дальний Восток России в первой половине 90-х: проблемы региональноговзаимодействия-Владивосток: Дальнаука, 1998.-284 с.
3.
Маркина К. Контрастивный подход к описанию национально-культурной символики России и Китая в контексте межкультурной коммуникации / Дисс. на соискание уч. ст. к. культурологии.-Санкт-Петербург, 2008.-251 с.
4.
Войтов А. Г. Культура философии: Жизнь-культура – наука – философия // Труды Санкт-Петербургского государственного института культуры. СПб.-2008.-№1.-С. 31-36.
5.
Бондарев А.В. История культурологи: память научного сообщества и проблема самоидентификации// Человек в мире культуры.-2014.-№1. – С. 8-16.
6.
Океанский В.П. Рождение культурологии в России XIX– XX веков /Океанский В.П., Океанская Ж.Л. – Иваново; Шуя: Шуйский гос. пед. ун-т, 2011. –172 с.
7.
Биджиева Ф.А. Основные этапы становления культурологического знания // SCIENCE TIME.-2015.-№4 (16).-С. 47-51.
8.
Соколов Е.Г. Проблема культурологии // Культурология как она есть и как ей быть / Международные чтения по теории, истории и философии культуры.-СПб., 1998.-№ 5.-С. 268–276.
9.
Бабосов Е. Культурный код нации: сущность и особенности // Наука и инновации.-2016.-№ 3 (137).-С. 48-50.
10.
Жукова Е.Д. Культурология образования и педагогическая культурология: поиск идентичности // Вестник Герценовского университета.-2013.-№ 1.-С. 27-31.
11.
Цзян Хуа. Китайская культура. Издательство Нефтяного университета. Шаньдун,-2001.-283 с.
12.
Нэвилл Р. Китайская философия в современном мире (выступление на заседании ученого совета ИДВ РАН по случаю вручения диплома «Почетного доктора ИДВ РАН» 22 мая 1996 г): пер. с англ. Т. Карагановой // Проблемы Дальнего Востока. – 1996. – № 4. – С. 54-63.
13.
Чэнь Цзяньсян. Курс культурологии. Китайский педагогического университет Хуаджон. Хубэй,-2010 .-301 с.
14.
Е. Чжицзян. Исследование пути развития культурологии. Национальное издательство. Пекин,-2004.-294 с.
15.
Хуажи. Прикладная культура. Шанхайское издательство. Шанхай,-2012 .-42 с.
16.
Ю. Вэньсю. Введение в тенденции культурологии. Народное издательство. Пекин.-2002.-398 с.
17.
Ян Чуньши. Китайская культурная трансформация. Хэйлунцзян Образование Пресс. Харбин,-1994.-303 с.
18.
Чэнь Сюйцзин. Обзор культурологии. Издательство Юэлу. Хунань,-2010.-414 с .;
19.
Чэн Юйчжэнь. Очерки китайской культуры. Издательство по преподаванию иностранных языков. Пекин,-1998.-434 с.
20.
Лин Хуйсян. Культурная антропология. Шанхайское литературно-художественное издательство. Шанхай,-1991.-462 с.
21.
Чжан Цзяньхуа. От истории культуры к культурологии: возрождение или реконструкция концепции истории цивилизации? Изучение и исследование.-2007.-№ 2.-С. 219-227.
22.
Чжан Байчунь. Культурология в России. Зарубежные общественные науки.-1998.-№ 6.-С. 14-19.
References (transliterated)
1.
Gorobets L. Vzaimodeistvie kul'tur Rossii i Kitaya: problema kul'turnoi sovmestimosti // Vestnik Chelyabinskogo gosudarstvennogo universiteta.-2012.-№18.-Vyp. 25.-S. 12-17.
2.
Larin V. Kitaĭ i Dal'niĭ Vostok Rossii v pervoĭ polovine 90-kh: problemy regional'nogovzaimodeĭstviya-Vladivostok: Dal'nauka, 1998.-284 s.
3.
Markina K. Kontrastivnyi podkhod k opisaniyu natsional'no-kul'turnoi simvoliki Rossii i Kitaya v kontekste mezhkul'turnoi kommunikatsii / Diss. na soiskanie uch. st. k. kul'turologii.-Sankt-Peterburg, 2008.-251 s.
4.
Voitov A. G. Kul'tura filosofii: Zhizn'-kul'tura – nauka – filosofiya // Trudy Sankt-Peterburgskogo gosudarstvennogo instituta kul'tury. SPb.-2008.-№1.-S. 31-36.
5.
Bondarev A.V. Istoriya kul'turologi: pamyat' nauchnogo soobshchestva i problema samoidentifikatsii// Chelovek v mire kul'tury.-2014.-№1. – S. 8-16.
6.
Okeanskii V.P. Rozhdenie kul'turologii v Rossii XIX– XX vekov /Okeanskii V.P., Okeanskaya Zh.L. – Ivanovo; Shuya: Shuiskii gos. ped. un-t, 2011. –172 s.
7.
Bidzhieva F.A. Osnovnye etapy stanovleniya kul'turologicheskogo znaniya // SCIENCE TIME.-2015.-№4 (16).-S. 47-51.
8.
Sokolov E.G. Problema kul'turologii // Kul'turologiya kak ona est' i kak ei byt' / Mezhdunarodnye chteniya po teorii, istorii i filosofii kul'tury.-SPb., 1998.-№ 5.-S. 268–276.
9.
Babosov E. Kul'turnyi kod natsii: sushchnost' i osobennosti // Nauka i innovatsii.-2016.-№ 3 (137).-S. 48-50.
10.
Zhukova E.D. Kul'turologiya obrazovaniya i pedagogicheskaya kul'turologiya: poisk identichnosti // Vestnik Gertsenovskogo universiteta.-2013.-№ 1.-S. 27-31.
11.
Tszyan Khua. Kitaiskaya kul'tura. Izdatel'stvo Neftyanogo universiteta. Shan'dun,-2001.-283 s.
12.
Nevill R. Kitaiskaya filosofiya v sovremennom mire (vystuplenie na zasedanii uchenogo soveta IDV RAN po sluchayu vrucheniya diploma «Pochetnogo doktora IDV RAN» 22 maya 1996 g): per. s angl. T. Karaganovoi // Problemy Dal'nego Vostoka. – 1996. – № 4. – S. 54-63.
13.
Chen' Tszyan'syan. Kurs kul'turologii. Kitaiskii pedagogicheskogo universitet Khuadzhon. Khubei,-2010 .-301 s.
14.
E. Chzhitszyan. Issledovanie puti razvitiya kul'turologii. Natsional'noe izdatel'stvo. Pekin,-2004.-294 s.
15.
Khuazhi. Prikladnaya kul'tura. Shankhaiskoe izdatel'stvo. Shankhai,-2012 .-42 s.
16.
Yu. Ven'syu. Vvedenie v tendentsii kul'turologii. Narodnoe izdatel'stvo. Pekin.-2002.-398 s.
17.
Yan Chun'shi. Kitaiskaya kul'turnaya transformatsiya. Kheiluntszyan Obrazovanie Press. Kharbin,-1994.-303 s.
18.
Chen' Syuitszin. Obzor kul'turologii. Izdatel'stvo Yuelu. Khunan',-2010.-414 s .;
19.
Chen Yuichzhen'. Ocherki kitaiskoi kul'tury. Izdatel'stvo po prepodavaniyu inostrannykh yazykov. Pekin,-1998.-434 s.
20.
Lin Khuisyan. Kul'turnaya antropologiya. Shankhaiskoe literaturno-khudozhestvennoe izdatel'stvo. Shankhai,-1991.-462 s.
21.
Chzhan Tszyan'khua. Ot istorii kul'tury k kul'turologii: vozrozhdenie ili rekonstruktsiya kontseptsii istorii tsivilizatsii? Izuchenie i issledovanie.-2007.-№ 2.-S. 219-227.
22.
Chzhan Baichun'. Kul'turologiya v Rossii. Zarubezhnye obshchestvennye nauki.-1998.-№ 6.-S. 14-19.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Значимость представленной статьи состоит, на мой взгляд, в том, что автор обратился к анализу особенностей развития культурологического знания в России и Китае на теоретическом и методологическом уровне. Полагаю, что эпистемологический анализ современной науке крайне необходим, потому что открывает новые рубежи для оценки состояния и научного аппарата, и научного дискурса в целом. К тому же не следует сбрасывать со счетов тот факт, что усиление взаимодействия между странами привело к появлению постоянных межкультурных контактов на самом разном уровне, а также к тесному соприкосновению различных культур. И эту проблематику активно исследует культурология. Причем если опыт развития отечественной культурологии описан достаточно подробно в различных источниках, то вопрос о состоянии китайской культурологии довольно любопытен и может стать основой для актуального исследования. С этой точки зрения нуждаются в рефлексии и вопросы межкультурного взаимодействия, они становятся более острыми, когда речь идет о двух соседствующих державах - России и Китае, имеющих общие границы на Северо-Востоке и давние исторические традиции культурного сотрудничества. Автор в связи с этим делает вполне обоснованное заключение о том, что актуальность изучения культурологии и культурных характеристик в России и Китае приобретает особую значимость. Мне кажется, что в данной теме следует акцент сделать на том, что несмотря на внутреннюю трансформацию культурных норм и кодов, а также вопреки внешнему, зачастую агрессивному, влиянию других культур, российское и китайское социумы сохраняют собственные культурные особенности в течение значительного исторического времени. Автор акцент сделал на том, что «культурное разнообразие обеих стран, с одной стороны, способствует взаимообогащению двух цивилизаций, развивает мышление и активизирует прогресс обоих социумов, но, с другой стороны, становится препятствием на пути построения взаимопонимания и сотрудничества». Но важно также иметь в виду необходимость выбора методологической базы для анализа – будет ли это, например, системный подход, аксиологический, структурно-функциональный или любой другой. Между тем автор статьи сосредоточивает внимание на выявлении ряда сходств в становлении и развитии китайской и российской культурологии: отмечается, что данная дисциплина и в России, и в Китае направлена на исследование самобытной национальной культуры и выработку стратегий для ее сохранения в условиях глобализирующегося мира. Такая постановка вопроса вполне резонна: сегодня цель по сути любой социально-гуманитарной области знаний как раз состоит в том, чтобы разработать инструменты для обеспечения духовной безопасности, а духовная безопасность возможна прежде всего за счет озраны традиционных ценностей и норм от разящего воздействия модернизации и глобализации. Автор к сожалению не уделил внимания в своей работе этой стороне проблемы, но в целом ход его рассуждений вполне состоятелен и аргументирован. Автор несколько увлекся описанием истории культурологи – здесь ничего нового не сказано. Новый тренд – это обеспечение духовной безопасности нации и его конечно следует активно в науке развивать, но с другой стороны, раз в статье идет речь о развитии культурологического знания, можно считать такой исторический экскурс отчасти логичным, хотя и делать его самостоятельным предметом изучения в данной статье вряд ли стоило бы. Не согласен с автором в том, что «в российском академическом сообществе на сегодняшний день нет общепринятого понимания дисциплины, что ведёт к многообразию подходов и предметов исследования». Здесь проблема в ином кроется: исследователи имеют вполне реальные представления о сути культурологии и от одного автора к другому особо эти представления не меняются, а вот установить рамки проблематизации данной научной области или вернее выявить ключевую для нее проблему, которую она будет продуктивно изучать – это цель необходимая, и она будет свидетельствовать о потенциале научной области, тем более, что культуру изучают так или иначе почти все социально-гуманитарные дисциплины. Вот если бы автор уделил внимание не описанию разных точек зрения авторов, кстати, не все из них и кульутурологами-то являются, а сосредоточился на анализе проблематизации, то это повысило бы научный статус материала. Лишь вскользь затронута проблема «разделения образования и культуры», хотя не совсем понятна ее суть. И разумеется, что она не исчерпывает проблемное поле науки. Что касается особенностей культурологии в Китае, то они состоят в том, что она, как полагает автор статьи, «призвана развивать гуманистические качества личности, противостоять негативным последствиям поклонения материальным ценностям и пробуждать стремление человека к идеалу и к выполнению своего исторического назначения для Китая». К слову сказать, такой пассаж применим и к любой другой национально окрашенной области знаний. Но вот что важно: культурология в Китае объясняет изменения в человеческой культуре. Это значит, что необходимо выяснить, какие условия благоприятны для одной культурной модели и не подходят для другой. Не совсем ясно, почему же только китайская культурология, как считает автор, определяет необходимость изучения истории культуры для того, что помочь людям выявить «условия, в которых происходят различные культурные явления, дать возможность правильно понять и объяснить причины изменений явлений культуры, а также помочь Китаю определить направление деятельности реформ в сфере культуры». Скажу по-простому: «любая» культурология эту специфику отрефлексирует и выявит такие особенности. Не совсем понимаю, в чем именно специфика китайской области знания. Возможно, там есть сосредоточенность на религиозной культурологии, на науке, рассматривающей азиатскую модель мироустройства и т.д. В статье ничего подобного не выявлено. Далее автор уходит от темы культурологии и обращается уже к специфике китайской культуры. Так, например, автор статьи раскрывает некоторые ценностные основы традиционной культуры Китая, сформировавшиеся еще в эпоху Восточной династии Чжоу. Соотносит развитие традиционной для Китая культуры с фундаментальной ценностью современного периода развития китайского общества – стремлением к государственной стабильности, гармоничности отношений в обществе, с другими странами и с природой. Но опять же, нужно было бы отметить: а в китайской культурологии эти моменты нашли отражение или нет. Странно звучит один из выводов: «Сравнительный анализ исследований, посвященных понятию и сущности культурологии в России и Китае, позволяет выделить следующие сходства и различия в трактовке российскими и китайскими учёными термина «культурология». И те, и другие исследователи считают, что культурология – это всесторонняя гуманитарная дисциплина. Объектом культурологических исследований является культура, классификация поколений, развитие и тип культуры, а также изучение законов, характеристик культур и взаимоотношений между ними». Я не увидел сравнительного анализа, не уловил специфику вариантов отечественной и азиатской культурологи. Автору следует доработать статью в этом направлении, пока она уязвима в методологическом плане и не несет выраженной новизны. Думаю, что в списке литературы приведенные источники в иероглифике нужно транскрибировать в скобках на русский язык, чтобы было ясно, что это за работы. Таким образом, статья пока не обладает признаками работы, содержащей новый взгляд на проблему, имеет преимущественно описательный характер, не в полной мере раскрывает заявленную тему. А значит, автору следует всерьез доработать свой материал, чтобы он стал интересен широкому кругу читателей.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Актуальность определяется автором в следующих строках: «Усиление взаимодействия между странами привело к появлению постоянных межкультурных контактов на самом разном уровне, а также к тесному соприкосновению различных культур. Эти вопросы становятся более острыми, когда речь идет о двух соседствующих державах - России и Китае, имеющих общие границы на Северо-Востоке и давние исторические традиции культурного сотрудничества. Таким образом, актуальность изучения культурологии и культурных характеристик в России и Китае приобретает особую значимость. » Определение, в общем соответствующее предмету, но отнюдь не прямое; это «таким образом» никак не вытекает из предшествующего посыла. Предмет исследования: «Особенности построения межкультурных связей между представителями (?) России и Китая привлекают внимание многих исследователей [Трубицына К.С., 2012; Ряснов И. А., 2013; Белолипецкая А.В., 2015; ТанСяньсин, 2001; Ли Цзинцзе, 2007; Сюй Тэн, 2011]. Наиболее важными являются исследования культурных различий, авторы которых (различий?) делают акцент на выявление поведенческих различий (опять различий?) россиян и китайцев и связь этих различий с культурными особенностями стран [Маркина К.Н., 2008; Лу Лэй, 2004; Лань Ся, 2010; ШаньЮнсин, 2001; Куан Юйся, 2010]. Но данные исследования не касаются особенностей развития культурологии в России и Китае. Целью данного исследования является выявление особенностей развития культурологии в России и Китае и их сравнительный анализ. » Проблема исследования: «Отметим, что несмотря на внутреннюю трансформацию культурных норм и кодов, а также вопреки внешнему, зачастую агрессивному, влиянию других культур, российское и китайское социумы сохраняют собственные культурные особенности в течение значительного исторического времени[1, 2]. Культурное разнообразие обеих стран, с одной стороны, способствует взаимообогащению двух цивилизаций, развивает мышление и активизирует прогресс обоих социумов, но, с другой стороны, становится препятствием на пути построения взаимопонимания и сотрудничества. » Вполне справедливо, но, с одной стороны, несколько тривиально, с другой, связано с темой достаточно косвенно (культурное разнообразие стран — одно, их культурология — другое). «Российское академическое сообщество понимает культуру в узком и широком смысле. Узкое понимание культурологии (понимание культуры и понимание культурологии — вещи достаточно разные) заключается в создании теории культуры (понимание культурологии заключается в создании теории культуры? Достаточно сомнительно само по себе; вдобавок — куда уж шире?), изучении происхождения культуры, её форм, культурной динамики и т. д. Обобщенная культура (?) включает в себя следующие дисциплины: теория культуры, история культуры, прикладная культура, культурная психология, культурная экология, культурная антропология, культурная социология, культурная теология, философия культуры и др. Эти дисциплины являются ядром исследования культуры [4, с. 34]. » Достаточно объемлюще; вместе с тем, различие «узкого» и «широкого» понимания по прежнему не слишком понятно. Методология исследования Автор осуществляет широкий обзор истории формирования и актуальности «подходов» к культурологии, завершая обзор российской школы следующими строками: «Таким образом, можно сказать, что в российском академическом сообществе на сегодняшний день нет общепринятого подхода к дисциплине, что обуславливает многообразие и (?) предметов исследования. » Это ли обуславливает многообразие предметов? Или все обстоит ровно противоположным образом? Далее приводится более лаконичный обзор истории китайской духовной традиции. Его завершение: «Хотя исследования культурологии зародились в Китае раньше, чем в России, однако российскими учёными в настоящее время культурология изучается более глубоко и всесторонне, чем китайскими, что стало следствием популяризации культурологии в университетах и установления ученых степеней бакалавра, специалиста, магистра и аспиранта. » Собственный подход автора к проблеме остается неопределенным. Научная новизна исследования таким образом намечена, но не определена. Стиль, структура, содержание «Особо отметим, что прикладная культурология исследуется в монографии «Прикладная культурология» (?). Несмотря на то, что в ней содержатся определения культуры и культурологии, но определения категории «прикладная культурология» не имеется. Помимо этого монография охватывает источники и историю развития мировой культуры и культурологии, содержит анализ особенностей разных школ культурологии, описывает типы культуры. При этом прикладная культурная антропология занимает только 6 страниц из всего объема и содержит понятие антропологии, называет источники развития антропологии, типы и методы исследований. Кроме того, монография содержит трактовку прикладной культурной антропологии и этапы её развития. ...» Внезапное появление в тексте этой «монографии» с ее неожиданно-детальным обзором представляется слабо обусловленным общим контекстом исследования. «Сравнительный анализ источников культурологи России и Китая позволяет прийти к выводу, что культурологические исследования в обеих странах развивались, эволюционировали в соответствии с изменениями в культуре, политике, иногда останавливаясь в развитии, при этом культурологическая наука обеих стран обладает собственной исследовательской спецификой (предельно абстрактная дефиниция, особенно лаконичная в отсылке к «изменениям в политике»). Так, достижения исследований китайской культурологии в большей степени представлены в монографиях и научных статьях, в то время как в России к этому списку добавляются журналы, газеты и учебные пособия, ориентированные на студентов, изучающих культурологию в бакалавриате, магистратуре, аспирантуре. » То есть в Китае «достижения культурологии» не отражены в журналах, газетах и учебных пособиях? Некий промежуточный вывод, в общем, достаточно слабо освещенный. «При этом, в китайской научной среде существует несколько подходов к пониманию сущности «культурологии». Согласно первому подходу культурология – это изучение культуры, а китайская культурология – это дисциплина, которая специализируется на изучении китайской культуры. Исследование и развитие китайской культуры с позиции культурологии осуществляется с целью преобразования сущности национальной культуры (преобразования — какого рода и в каком направлении?) и обеспечения мощной духовной силы для развития китайской социальной модернизации (не совсем понятно) [19, с. 7-15]. Второй подход рассматривает культурологию как сравнительную науку, которая кроме исследования особенностей нации и культуры, ставит своей целью изучение сходств и различий культур всего человечества.» И вновь различие первого и второго подходов в итоге не слишком явно. «Проблемы, стоящие перед русской культурой, включают в себя следующие направления: культурное развитие, культурная самобытность и переопределение культурного духа нации. В отношении дальнейших тенденций развития национальной русской культуры имеется две позиции. Часть ученых настаивает (на?) продолжении развития уникального пути России, а другая часть – предлагает России следовать западному пути. Однако некоторые ученые предлагают смешанное направление развития, сочетающее в себе обе указанные тенденции. Данный подход называется евразийством. » Предельно-узкий и достаточно абстрактный вывод, в общем, не затрагивающий актуальных проблем современной культурологии.. Библиография включает 22 источника, отвечающие смыслу излагаемого. Выводы, интерес читательской аудитории Заключительные строки авторского текста: «Резюмируя изложенное, можно прийти к выводу, что особенность развития культурологии в России проявляется в её интегративном характере, - объединении положений из философии, социологии, психологии - в то время как в Китае культурология строится на исследованиях, имеющих в основе марксизм (то есть марксизм — не философия?), неоконфуцианство и аксиологию (и вновь различие российского и китайского подходов обозначено не слишком явственно). Таким образом (из чего это вытекает?), эта дисциплина должна быть более приближена к статусу научной (как, например, в России, в которой её можно осваивать при обучении в университете), не оставаясь в рамках выпуска монографий и научных статей, но захватывая журналы, газеты и учебные пособия, как это происходит в России. » Заключение: работа в целом отвечает требованиям, предъявляемым к научному изложению, обладая достоинством полноты, и, вместе с тем, отличаясь преимущественно обзорным характером изложения — что делает ее основные утверждения несколько непрозрачными и отчасти абстрактными. Вместе с тем автору удается донести до читателя основной посыл изложения; в развертывании широкого полотна сравнения культурологии России и Китая заключен, очевидно, значимый потенциал дальнейшего углубления.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"