Статья 'Портреты представителей семьи Воронцовых, выполненные сэром Томасом Лоуренсом' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Портреты представителей семьи Воронцовых, выполненные сэром Томасом Лоуренсом

Грызунова Анна Алексеевна

соискатель, кафедра всеобщей истории искусства, Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова

119192, Россия, г. Москва, ул. Ломоносовский Проспект, 27, корп. 4

Gryzunova Anna

External Doctoral Candidate, the department of Word History of Art, M. V. Lomonosov Moscow State University

119192, Russia, g. Moscow, ul. Lomonosovskii Prospekt, 27, korp. 4

korovkina.anna14@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-8744.2020.1.30688

Дата направления статьи в редакцию:

03-09-2019


Дата публикации:

17-03-2020


Аннотация.

Предметом исследования в данной статье являются портреты представителей неразрывно связанной и с Великобританией, и с Россией русской семьи дипломатов Воронцовых. Эти произведения были выполнены английским художником сэром Томасом Лоуренсом (1769-1830) в начале XIX века, а именно, живописные портреты С Р. Воронцова - в 1805-06 гг., Е.С. Пембрук - в 1808 г., а М. С. Воронцова и графический портрет Е.К. Воронцовой - в 1821 г. Метод исследования заключается в подробном разностороннем рассмотрении изображений Воронцовых. При этом основное внимание уделяется сравнительному анализу воспоминаний современников о модели и живописного воплощения, выполненного Лоуренсом. Научная новизна заключается в рассмотрении данных портретов в одном из аспектов русско-английских художественных связей начала XIX века – связи Лоуренса с Россией и в расширении каталожных описаний новыми сведениями. Благодаря проведенному анализу, на конкретных примерах раскрывается тема русского заказа. Сопоставление живописных и графических работ Лоуренса с письменными воспоминаниями о представленных моделях доказывает тот факт, что его портреты очень точно отражают внутренний мир моделей и то впечатление, которое они производили на современников.

Ключевые слова: музейные собрания, Томас Лоуренс, русско-английские связи, Воронцовы, портрет, английское искусство, парадный портрет, Воронцовский дворец, Англия, Уилтон-хаус

Abstract.

The subject of this article is the portraits of the members of Vorontsov family – a Russian family of diplomats inseparably connected with Great Britain and Russia. These works were painted by the British artist Sir Thomas Lawrence (1769-1830) in the early XIX century, featuring the portraits of S. R. Vorontsov (in 1805-1806), Y. S. Pembroke (in 1808), M. S. Vorontsov and graphic painting of E. K. Vorontsova (in 1821). The method of research consists in a detailed comprehensive examination of the depiction of the members of Vorontsov family. Main emphasis is made on the comparative analysis of reminiscences of the contemporaries on the model and artistic style of T. Lawrence’s works. The scientific novelty consists in viewing these portraits from one of the perspective of Russian-British artistic ties of the early XIX century – the connection between Lawrence and Russia, and broadening of catalogue descriptions with new records. The comparison of graphic and painting works of T. Lawrence with written reminiscences on the presented models proves that portraits of his authorship minutely reflect the inner world of the models and the impression they created on their contemporaries.

Keywords:

England, Vorontsov Palace, ceremonial portrait, museum collections, Thomas Lawrence, Russian-English connections, the Voronzovs, portrait, english art, Wilton House

Английский художник, глава Королевской академии художеств с 1820 по 1830 гг., сэр Томас Лоуренс (1769-1830) стал известен благодаря графическим и живописным портретам выдающихся людей своего времени. Несомненно, в первую очередь художник прославился изображениями англичан, среди его работ можно найти образы Георга III, королевы Шарлотты, принца-регента Георга, актрисы Элизабет Фаррен и актера Дж.Ф. Кембла, детский портрет С.Б. Мултон, известный как “Pinkie” и др.

Однако в России Лоуренс известен по работам, изображающим представителей русской аристократии: Ангерштейн, Ливен и Воронцовы, и также по собранным русскими коллекционерами и хранящимися в частных собраниях и государственных музеях живописным работам, копиям с некоторых его работ, эскизам и гравюрам, позволяющим увидеть разные этапы творчества мастера и сформировать даже на небольшом количестве произведений общее впечатление об его творчестве и в целом об английской школе живописи. Также Лоуренсом в рамках заказа принца-регента Георга на написание портретов глав государств, их свиты и военнокомандующих стран-победителей в борьбе с войсками Наполеона Бонапарта были выполнена серия портретов российского императора Александра I, генералов М.И. Платова, Ф.П. Уварова и А.И. Чернышева и уполномоченных Российской империи на Венском конгрессе 1815 года К.В. Нессельроде и И.А. Каподистрия. Эта серия стала прототипом появившейся позже военной галереи Эрмитажа, заказанной Александром I английскому художнику Джорджу Доу.

Среди работ, связанных с Россией, отдельно можно выделить портреты Воронцовых, эта семья на рубеже XVIII-XIX веков как никакая иная была тесно связана с Великобританией, некоторые ее представители были известными дипломатами.

Именно один из Воронцовых, Семен Романович, общался с Джошуа Рейнольдсом по поводу приглашения Екатериной II Томаса Лоуренса в Россию. Вот что писал на тот момент президент Королевской академии художеств в Лондоне российскому дипломату:

«Лейстер-Филдс Мая 25. 1790

Сэр,

В связи с беседой, которую я имел честь вести с вашим превосходительством в прошлое воскресенье, я обратился к мистеру Лоуренсу. Он говорит, что обстоятельства у него складываются таким образом, что он мог бы оставить Англию не более, чем на один год. Поэтому он желает знать, достаточен ли такой срок, или же предполагается, что он должен будет прожить в России дольше.

С величайшим почтением...

Джошуа Рейнольдс» [1, с. 42-44].

Можно предположить, что Екатерину не устроил вариант столь короткого пребывания Лоуренса в России, а на более длительный период он не смог бы приехать в связи с большим количеством заказов [2, с. 97].

В 1805-06 годах Лоуренс создал живописный портрет вышеупомянутого Семёна Романовича Воронцова (1744-1832), хранящийся на данный момент в собрании Государственного Эрмитажа. Размер полотна 76 на 63,3 см.

С 1782 года Воронцов был полномочным министром в Венеции, а в 1784-96 гг. и 1801-1806 гг. ­ российским послом в Великобритании. Одно из его главных достижений ­ возобновление в 1793 году торгового договора между Россией и Англией. Глубокая любовь к Родине сочеталась в характере Воронцова с восхищением перед английскими порядками и образом жизни. Последние годы жизни, уже после выхода в отставку, Семен Романович прожил в Ричмонде и Саутгемптоне, где стал почетным гражданином, а на севере Лондона даже существует проложенная в 1843 году и названная в его честь Воронцовская улица (Woronzov Road) [3].

Исследователь Кеннет Гарлик предполагает, что завышенная цена за портрет (220 фунтов стерлингов 10 шиллингов) может означать то, что первоначально Воронцов заказал Лоуренсу портрет в рост [2, с. 119]. В любом случае в итоге граф был изображен по пояс. На данном парадном портрете Воронцов показан только со звездой почетного ордена Св. Андрея Первозванного, полученного им в 1798 году несмотря на то, что Семен Романович был кавалером многих русских орденов. Изобразив только основную награду модели, художник хотел показать личность портретируемого, создать идеальный образ дипломата не с помощью атрибутов, а определенных художественных средств. К ним относится точка зрения снизу, выбор торжественных красно-черных цветов, изображение белых воротника и галстука, привлекающих внимание к спокойному и уверенному выражению лица.

Существуют воспоминания современников о Семене Воронцове, которые создают схожий с портретным благородный образ дипломата. Вот отрывок из рассказа поверенного английского правительства в Турции Дюшилью, который много путешествовал и знал не только Воронцова (с 1777 года), но и Шувалова и Дашкову:

«Я по истине не встречал человека, который бы соединял в себе столько блистательных свойств ума и любезных качеств, увенчанных скромностью и совершенным отсутствием тщеславия. Благородная наружность, учтивое и ласковое обращение соединялись с горячим сердцем, возвышенным умом и редким благодушием. Он был самый обаятельный и верный друг» [4, с. 72].

Происхождение данного произведения хорошо известно исследователям и описано в каталоге Государственного Эрмитажа [2, с. 117-119]. Ошибочно данная работа значилась портретом Дж. Ромни, что сообщает Опись 1859-1929 гг. и Г. Реберна, судя по каталогу «Историко-художественной выставки русских портретов» в Таврическом дворце 1905 г. [5, № 1041]. В 1900 году работа поступила в собрание Государственного Эрмитажа. Аналогичные изображения хранятся в собраниях Пембрук в Уилтоне, где оно украшает комнату с колоннами [6, с. 17] , и Хью Теннанта в Лондоне. Существует миниатюрная копия работы неизвестного английского художника в собрании Дж. Милиуса в Италии [7, p. 87] и анонимная литография без даты и в обратную сторону.

Портрет Екатерины Семёновна Пембрук (1783-1856), дочери Семена Романовича Воронцова, жившей в Англии с 1808 года, менее известен в России. Он был написан Лоуренсом, вероятно, вскоре после ее замужества ­ в 1808 году она стала женой Джорджа, 11-ого графа Пембрук, и после покупки 17-ым графом Пембрук Генри во второй половине XX века ее портрет хранится в их семейном имении в Уилтоне. Как сообщает путеводитель по поместью [6, с. 42], он украшает северную стену возле «готической» лестницы, и прямо над ним располагается еще один портрет Екатерины, выполненный на 30 или 40 лет позже шотландским художником сэром Фрэнсисом Грантом (1803-1878). Поместье графов Пембрук, коллекция которого включает работы таких выдающихся художников как Дж. Рибера, Дж. Рейнольдс и др., открыта для публики с 1951 года.

Живописный портрет Екатерины Семёновны, размер которого составляет 74 на 61 см, «пронизан удивительным теплом, обаянием и естественностью, по всей вероятности в полной мере присущими модели» [8, с. 100]. На живописном портрете графиня показана в фас, сидящей на красном кресле. Лоуренс сделал акцент на лице и шее модели, на них падает неестественно яркий боковой свет. Фигура показана по пояс, руки ниже локтя скрыты краем холста. Белое легкое платье также акцентирует внимание на лице. Небрежно завязанный и закрепленный на поясе оранжевый шарф и каннелированная колонна придают портрету театральность и парадность. Грозовой пейзаж на заднем плане - это сообщение о сентиментальном характере Екатерины, проводившей большую часть времени в уединении с семье в поместье Уилтон в Уилширском графстве и также дань портретной моде к. XVIII в., стоит вспомнить, например, поздние работы Т. Гейнсборо. Принимая у себя почетных английских гостей, Екатерина «по-своему способствовала пониманию и взаимопроникновению традиций и культурных ценностей двух стран» [8, с. 100].

Г.З. Фициус выполнил гравюру с оригинала Т. Лоуренса. Эта работа немного отличается по композиции, она вписана в овал, поэтому руки скрыты еще больше. За счет изменения композиции изображение в целом кажется укрупненным и более приближенным к зрителю. Складки одежды показаны более детально и иначе, чем на оригинале. В то же время пейзаж кажется менее прорисованным. Лицо на гравюре более вытянутое, из-за обилия теней черты лица менее миловидные, чем на живописном оригинале.

Томас Лоуренс в 1821 году выполнил также портрет сына С.Р. Воронцова ­ военного государственного деятеля Михаила Семеновича Воронцова (1782-1856). В отличие от портрета своего отца, граф и светлейший князь изображен в обще генеральском мундире и со всеми своими наградами: с аксельбантом генерал-адъютанта (в 1812 г. адъютант Александра I), со звёздами орденов Св. Александра Невского и Св. Владимира I ст., со звездой и знаком ордена Св. Георгия II ст., с серебряной медалью «В память Отечественной войны», с золотым крестом «За взятие Базарджика». С 1814 по 1818 год Воронцов был комендантом оккупационных войск в Париже. На этом посту он проявил себя как тонкий дипломат, вызвал уважение у жителей Парижа и у политиков Западной Европы [2, с. 105-106].

Портрет был написан, когда Михаил Воронцов с женой Е.К. Браницкой гостили у его отца и сестры леди Пембрук в Англии, в июле-октябре 1821 г. Об этом сообщают записи в дневнике М.С. Воронцова: «…мы снова вернулись в Уилтон, где оставались до начала октября. Затем мы провели пятнадцать дней в Лондоне, и именно в это время Лоуренс заканчивал мой портрет» [9, с. 72].

Судя по информации, взятой из каталога Государственного Эрмитажа [2, с. 123]., в 1823 году портрет был гравирован С.-У. Рейнольдсом, также Фрэнк Хоувард сделал с него копию для его сестры Екатерины Пембрук, а другая копия была сделана в 1848 в Одессе Л. Дессеме.

Лоуренс показал Воронцова на фоне порохового дыма. Все в портрете говорит об уверенности модели: жест руки, снимающей перчатку, резкий поворот головы. Образ немного театрален за счет блеска оружия, позумента и орденов и эффектно наброшенного на плечо плаща. Образ на портрете Лоуренса очень схож с тем, как Михаила Семеновича описывал его доктор Эраст Степанович Андриевский, близкий ему в конце жизни:

«Тонкие, хотя не совсем правильные черты его лица и вся осанка превосходно изображены в его портретах, написанных Лоуренсом и Кригером. Лоуренс представил мужчину в полном развитии и сознании своих сил, Кригер старца близкого к гробу, умильно грустящего о своём невольном бездействии. На обоих портретах мы видим человека с его сердцем и душою.

Голова князя казалась небольшою; между тем однако же она имела в объеме 13 ½ дюйма, т. е. полудюймом только менее, нежели голова Наполеона I. Она была покрыта мягкими шелковистыми волосами, которые спереди образовали оригинальный в роде чудика треугольник. Волосы были ровно распределены и без всякой плешины; они у него не долго оставались темно-русыми, потому что уже на 25 году в них показались проседины» [10, с. 522].

«Усов Михаил Семёнович никогда не опускал; нос его был довольно длинный, губы обыкновенные; вокруг губ играла улыбка, но не улыбка лжи, а доброжелательства» [10, с. 522].

В воспоминаниях можно увидеть причину, по которой Лоуренс намеренно не показал рук модели:

«Ростом князь Михаил Семёнович был семи с четвертью вершков, статен не сухощав, но без всякого лишнего жиру. Всегда, разве за исключением времени, проведённого в болезни, он держался прямо. Его нога представляла совершенство пропорций и замечательную изящность форм; не так руки, а менее ещё, которые как будто для забавы его светлость очень часто обгрызал и общипывал до крови маленькими тупыми ножницами. На теле, белом как снег, князь Михаил Семёнович имел однако же лицо загорелое, красноватое, а руки просто багрового цвета; потому, что если и надевал перчатки, то только в защиту от холода. Уши князя были не маленькими, и нельзя сказать, чтобы очень красивыми» [10, с. 523].

Чтобы скрыть еще дефект во внешности Воронцова, Лоуренс намеренно повернул модель нужным боком:

«Глаза князя были голубые; в отношении их формы они не представляли ничего замечательного, но на правом, возле зрачка, было пятно коричневого цвета, оставшееся после хронического воспаления. Выражение глаз обычно оставалось неизменно ровным и всегда спокойным» [10, с. 524].

«Глаза его просто выказывали благородного разумника, которому по пальцам известен свой расчёт с совестью» [10, с. 525].

В коллекцию Государственного Эрмитажа данный портрет попал в 1920 году из собрания Воронцовых-Дашковых [2, с. 122]. В Алупкинском музее хранится 3 живописных и 6 гравированных изображений Михаила Семёновича Воронцова. Один из портретов ­ это копия работы Лоуренса, её автор ­ французская художница Луиза Дессеме (1815-1903). Это произведение, отличающееся высоким художественным уровнем, было написано в 1848 году специально для залов летней резиденции Воронцова в Алупке [11, с. 62]. Портрет помещен в парадные залы главного корпуса Воронцовского дворца. Они полностью сохранили свой первоначальный вид. Интерьер напоминает английский: стулья и кресла с готической резьбой, книжный шкаф из черного дерева в стиле «Буль» XVIII в., круглый стол. Портрет Воронцова окружен изображениями других участников Отечественной войны 1812 года.

В Алупкинском музее также находится гравюра по портрету Лоуренса, созданная в популярной ещё с XVII века в Англии технике черной манеры С-У. Рейнольдсом [12, с. 105]. Томас Лоуренс изобразил Воронцова блистательным военным, наделённым аристократичностью настоящего лорда. Таким граф воспринимается и на гравюре Рейнольдса, великолепно передающей композицию, художественное мастерство, светотеневые нюансы живописного оригинала. На М. С. Воронцова общегенеральский мундир с аксельбантом генерал-адъютанта, медаль «В память Отечественной войны 1812 г.» (1813 г.), звезда и орденский знак св. Георгия 2-го класса (1813 г.), звезда ордена св. Александра Невского (1813 г.) и Владимира I-й степени (1818 г.). Портрет Воронцова создавался Сэмюэлем Рейнольдсом при участии его сына Уильяма Самюэля в Париже, в 1823 году, для серии «Королевские гравюры», посвящённой участникам войны с Наполеоном. Под изображением – надпись на английском и русском языках, перечисляющая звания и награды, полученные Воронцовым в заграничном походе 1813-1818 гг. [12, с. 106].

Вместе с образом М.С. Воронцова в ореоле воинской славы Лоуренс создал достаточно большой (72 на 63 см) эскиз портрета его жены Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой, урожденной Браницкой (1792-1880) [8, с. 18]. Фрейлина (с 1807 года), а позже статс-дама (с 1838 года) она была известной женщиной своего времени, и живя в Тифлисе, славилась гостеприимством и благотворительностью. В 1850 году Екатерина получила Екатерининскую ленту и была возведена в княжеское достоинство и даже в пожилом возрасте «такие люди как Пушкин, Раевский и многие, многие другие, без памяти влюблялись в княгиню Воронцову» [13, с. 741].

На данный момент вписанный в овал поясной эскиз хранится в собрании ГМИИ им. А. С. Пушкина в Москве, попав в музей из коллекции Д. И. Щукина в 1924 г. Какой-либо информации о созданном Лоуренсом живописном портрете нет. Выполнена работа карандашом, сангиной и белилами на холсте. На потрете шею Екатерины украшает крупный крест, а карандашом намечено белое платье и красный платок. Подробно прорисованы локоны прически и аккуратные некрупные черты лица, а красным карандашом выделен румянец на щеках и алые губы. Созданный Лоуренсом нежный образ Екатерины подтверждается воспоминаниями Ф. Ф. Вигеля, который описывает ее встречу с М. С. Воронцовым в Париже в 1815 году:

«Она не могла ему не понравиться: нельзя сказать, что она была хороша собой, но такой приятной улыбки, кроме её, ни у кого не было, а быстрый, нежный взгляд её миленьких небольших глаз пронзал насквозь. К тому же польское кокетство пробивалось в ней сквозь большую скромность, к которой с малолетства приучила её русская мать, что делало её ещё привлекательней» [13, с. 740].

Ни разу не побывав в России, сэр Томас Лоуренс все же был с ней связан. Проведя анализ небольшой части портретов, изображающих русских, а именно созданных художником портретов представителей семьи Воронцовых, на конкретных примерах можно раскрыть тему русского заказа. Как мы видим из приведенных в статье биографических справок, представители этой семьи жили и работали в России и Великобритании и способствовали культурному обмену между государствами. Усадьба Воронцовых в Алупке, в которой находятся несколько работ художника, также отражает вкусы владельцев и их связь с Великобританией. Самые ранние портреты, изображающие Воронцовых, были написаны в 1803 и 1808 гг., хотя в целом большая часть портретов русских работы Лоуренса были созданы после 1814 года, в рамках крупного заказа принца-регента Георга на создание портретов глав государств, участвующих в борьбе с войсками Наполеона Бонапарта, и их свиты, в том числе был написан портрет императора Александра I. После него Лоуренс получил всемирную известность. В 1821 году ему были заказаны портрет М. С. Воронцова и эскиз к портрету его жены. Сравнение живописных и графических работ Лоуренса с письменными воспоминаниями о Воронцовых доказывает тот факт, что его картины очень точно отражают внутренний мир моделей и то впечатление, которое они производила на окружающих.

Библиография
1.
Кроль А.Е. Неопубликованное письмо Джошуа Рейнольдса из архива Воронцовых // Сообщения Государственного Эрмитажа. Ленинград : Искусство, 1960. Вып. XVIII. С. 42-44.
2.
Ренне Е.П. Британская живопись XVI-XIX веков: каталог коллекции. Санкт-Петербург: Изд-во Государственного Эрмитажа, 2009. 414 с.
3.
Романюк С.К. Уголок России под Лондоном//Наука и Жизнь. 2005, №12. [Офиц. cайт]. URL: http://www.nkj.ru/archive/articles/3040/ (дата обращения: 18.07.2019)
4.
Рябинин Д.Д. Биография графа С. Р. Воронцова // Русский Архив. 1879. Кн. 4. С. 72.
5.
Каталог историко-художественной выставки русских портретов, устраиваемой в Таврическом дворце в пользу вдов и сирот павших в бою воинов. Т. 1-8. СПб.: Б. и., 1905
6.
Baldock J.A. Guide to the Paintings in the Public Rooms at Wilton House: Wilton House, 2003. 57 p.
7.
Cagnola G. La Mostar did miniature ventaglio a Milano // Rassegna d’Arte. 1908, N 5. P. 87
8.
Андреева Г.Б., Антонова А.З., Бедретдинова Л.М. Незабываемая Россия: Русские и Россия глазами британцев, XVII-XIX век: (Каталог выставки). Москва: Трилистник, 1997. 271 с.
9.
Бартенев П.И. Архив князя Воронцова. Москва: тип. А.И. Мамонтова, 1895, кн. 37, 520 с.
10.
Бартенев П.И. Архив князя Воронцова. Москва: тип. А.И. Мамонтова, 1895, кн. 40, 526 с.
11.
Огарков В.В. Воронцовы: Их жизнь и общественная деятельность. СПб, 1892. С. 62. Санкт-Петербург : тип. товарищ. «Общ. Польза», 1892. 96 с.
12.
Пинхасова Г.А. Герой своего времени: Иконография М. С. Воронцова в собрании Алупкинского дворца-музея // Крымский архив, 2000. С. 104 – 109
13.
Петинова Е.Ф. Знаменитые россияне XVIII-XIX веков. Биография и портреты. По изданию великого князя Николая Михайловича «Русские портреты XVIII и XIX столетий». Спб.: Лениздат, 1996 г. 523 с.
References (transliterated)
1.
Krol' A.E. Neopublikovannoe pis'mo Dzhoshua Reinol'dsa iz arkhiva Vorontsovykh // Soobshcheniya Gosudarstvennogo Ermitazha. Leningrad : Iskusstvo, 1960. Vyp. XVIII. S. 42-44.
2.
Renne E.P. Britanskaya zhivopis' XVI-XIX vekov: katalog kollektsii. Sankt-Peterburg: Izd-vo Gosudarstvennogo Ermitazha, 2009. 414 s.
3.
Romanyuk S.K. Ugolok Rossii pod Londonom//Nauka i Zhizn'. 2005, №12. [Ofits. cait]. URL: http://www.nkj.ru/archive/articles/3040/ (data obrashcheniya: 18.07.2019)
4.
Ryabinin D.D. Biografiya grafa S. R. Vorontsova // Russkii Arkhiv. 1879. Kn. 4. S. 72.
5.
Katalog istoriko-khudozhestvennoi vystavki russkikh portretov, ustraivaemoi v Tavricheskom dvortse v pol'zu vdov i sirot pavshikh v boyu voinov. T. 1-8. SPb.: B. i., 1905
6.
Baldock J.A. Guide to the Paintings in the Public Rooms at Wilton House: Wilton House, 2003. 57 p.
7.
Cagnola G. La Mostar did miniature ventaglio a Milano // Rassegna d’Arte. 1908, N 5. P. 87
8.
Andreeva G.B., Antonova A.Z., Bedretdinova L.M. Nezabyvaemaya Rossiya: Russkie i Rossiya glazami britantsev, XVII-XIX vek: (Katalog vystavki). Moskva: Trilistnik, 1997. 271 s.
9.
Bartenev P.I. Arkhiv knyazya Vorontsova. Moskva: tip. A.I. Mamontova, 1895, kn. 37, 520 s.
10.
Bartenev P.I. Arkhiv knyazya Vorontsova. Moskva: tip. A.I. Mamontova, 1895, kn. 40, 526 s.
11.
Ogarkov V.V. Vorontsovy: Ikh zhizn' i obshchestvennaya deyatel'nost'. SPb, 1892. S. 62. Sankt-Peterburg : tip. tovarishch. «Obshch. Pol'za», 1892. 96 s.
12.
Pinkhasova G.A. Geroi svoego vremeni: Ikonografiya M. S. Vorontsova v sobranii Alupkinskogo dvortsa-muzeya // Krymskii arkhiv, 2000. S. 104 – 109
13.
Petinova E.F. Znamenitye rossiyane XVIII-XIX vekov. Biografiya i portrety. Po izdaniyu velikogo knyazya Nikolaya Mikhailovicha «Russkie portrety XVIII i XIX stoletii». Spb.: Lenizdat, 1996 g. 523 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Замечания: «Именно один из Воронцовых, Семен Романович, общался с Джошуа Рейнольдсом по поводу приглашения Екатериной II Томаса Лоуренса в Россию. Вот что писал на тот момент президент Королевской академии художеств в Лондоне российскому дипломату: «Лейстер-Филдс Мая 25. 1790 Сэр, В связи с беседой, которую я имел честь вести с вашим превосходительством в прошлое воскресенье, я обратился к мистеру Лоуренсу. Он говорит, что обстоятельства у него складываются таким образом, что он мог бы оставить Англию не более, чем на один год. Поэтому он желает знать, достаточен ли такой срок, или же предполагается, что он должен будет прожить в России дольше. С величайшим почтением... Джошуа Рейнольдс» [1, с. 42-44]. Можно предположить, что Екатерину не устроил вариант столь короткого пребывания Лоуренса в России, а на более длительный период он не смог бы приехать в связи с большим количеством заказов [2, с. 97]. В 1805-06 годах Лоуренс создал живописный портрет вышеупомянутого Семёна Романовича Воронцова (1744-1832), хранящийся на данный момент в собрании Государственного Эрмитажа. Размер полотна 76 на 63,3 см.» Весь вставной эпизод с письмом Рейнольдса весьма занимателен, но странным образом ничем не кончается; интрига обозначена и оборвана на полуслове. «Глубокая любовь к Родине сочеталась в характере Воронцова с восхищением перед английскими порядками и образом жизни. » Под «характером» принято понимать нечто более глубокое и постоянное, нежели (те или иные) увлечения и предпочтения. «Последние годы жизни, уже после выхода в отставку, Семен Романович прожил в Ричмонде и Саутгемптоне, где стал почетным гражданином, а на севере Лондона даже существует проложенная в 1843 году и названная в его честь Воронцовская улица (Woronzov Road) [3]. Исследователь Кеннет Гарлик предполагает, что завышенная цена за портрет (220 фунтов стерлингов 10 шиллингов) может означать то, что первоначально Воронцов заказал Лоуренсу портрет в рост [2, с. 119].» Очередной «прерванный полет»; фрагмент биографии внезапно перебит очередным заказом. «Изобразив только основную награду модели, художник хотел показать личность портретируемого (непонятно), создать идеальный образ дипломата не с помощью атрибутов, а определенных художественных средств (чья это точка зрения, чем подтверждается?). К ним относится точка зрения снизу (может, лучше, ракурс?), выбор торжественных красно-черных цветов, изображение белых воротника и галстука, привлекающих внимание к спокойному и уверенному выражению лица. » В целом фрагмент оставляет ощущение недостаточно-аргументированного. «Я по истине не встречал человека, который бы соединял в себе столько блистательных свойств ума и любезных качеств, увенчанных скромностью и совершенным отсутствием тщеславия. Благородная наружность, учтивое и ласковое обращение соединялись с горячим сердцем, возвышенным умом и редким благодушием. Он был самый обаятельный и верный друг» [4, с. 72]. Происхождение данного произведения хорошо известно исследователям и описано в каталоге Государственного Эрмитажа [2, с. 117-119]. » «Перебивка» кусков биографии «портретами» перерастает в элемент стиля — и нельзя сказать, чтобы убедительного. «Аналогичные изображения хранятся в собраниях Пембрук в Уилтоне, где оно (?) украшает комнату с колоннами [6, с. 17] , и Хью Теннанта в Лондоне.  » «Грозовой пейзаж на заднем плане - это сообщение (!?) о сентиментальном характере Екатерины (?), проводившей большую часть времени в уединении с семье в поместье Уилтон в Уилширском графстве и также дань портретной моде (какой именно, как выраженной?) к. (?) XVIII в., стоит вспомнить, например, поздние работы Т. Гейнсборо.  » Заключение: работа отвечает требованиям, предъявляемым к научному изложению, как в стилистическом, так и в структурно-логическом отношении, и рекомендована к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"