по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Культурная безопасность как основа культурной идентичности
Белозор Алина Федоровна

кандидат культурологии

доцент, кафедра социально-гуманитарных дисциплин, Брянский филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы

241007, Россия, Брянская область, г. Брянск, ул. Дуки, 61

Belozor Alina Fedorovna

PhD in Cultural Studies

Docent, the department of Socio-Humanitarian Disciplines, Bryansk Branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

241007, Russia, Bryanskaya oblast', g. Bryansk, ul. Duki, 61

a_belozor@mail.ru

Аннотация.

Цель настоящего исследования – раскрыть значимость культурной безопасности носителя определенных духовных и нравственных ценностей как основы его культурного самоопределения. В статье рассмотрены и проанализированы сущность феномена культурной безопасности, его роль и место в общенациональной и мировой безопасности. Раскрывается важность принятия во внимание факторов культурной идентичности и культурного многообразия при разработке стратегии глобальной безопасности. Особое внимание уделяется важности осознания собственной культурной безопасности носителями различных культур, проживающих в одном государстве. Представлен анализ различных научных подходов к содержанию понятия «культурная безопасность». Терминологическая цепочка «культурная идентичность», «культурная угроза», «культурное разнообразие» также введена в контекст статьи. Объектом исследования является культурная безопасность, предметом исследования служит влияние культурных угроз на культурную самоидентичность. В ходе исследования автором использован системный, структурно-функциональный и типологический анализ, а также компаративный метод. Новизна исследования заключается во всестороннем анализе полиобъектной специфики и предметного поля культурной безопасности, а также ее влияния на формирование индивидуумом своей культурной идентичности. Основными выводами проведенного исследования являются положения о том, что связь между культурой, культурной самоидентичностью и безопасностью является фиксирующим звеном процессов жизни общества. Культура в данном случае выступает как полноправный компонент национальной и международной безопасности благодаря своему многоаспектному характеру. Осознание представителями как национальных меньшинств, так и представителями титульной нации безопасности своих культур, традиций, материального и духовного наследия является ключевым фактором для сохранения бесконфликтной ситуации в государстве и установления духовно-нравственного единства граждан.

Ключевые слова: культура, безопасность, культурная угроза, культурная безопасность, культурная идентичность, культурное наследие, культурное разнообразие, эмансипация, секьюритизация, межкультурный диалог

DOI:

10.25136/2409-8744.2019.1.28819

Дата направления в редакцию:

30-01-2019


Дата рецензирования:

31-01-2019


Дата публикации:

27-02-2019


Abstract.

The goal of this research is to reveal the significance of cultural security of a carrier of certain religious and ethical values as the foundation of their cultural self-determination. The article analyzes the essence of the phenomenon of cultural security, its role and place within the national and global security. The author describes the gravity of considering the factors of cultural identity and multiculturalism in development of the strategy of global security. Special attention is given to the importance of realization of the own cultural security by the carriers of various cultures living in the same country. The author presents the analysis of different scientific approaches towards the content of the concept of “cultural security”. Terminological chain of “cultural identity”, “cultural threat”, “multiculturalism” is also introduced into the content of research. The object of this publication is the cultural security, while the subject is the impact of cultural threats upon the cultural self-identity. The scientific novelty consists in the comprehensive analysis of the poly-object specificity and subject field of cultural security, as well as its influence upon the formation by an individual of their cultural identity. The author concludes that the correlation between the culture, cultural self-identity and security is the fixative link within the processes of social life. In this case, culture manifests as a competent element of national and international security due to is multi-aspect character. The realization by the representatives of national minorities and titular nation of the security of their cultures, traditions, material and religious heritage is the key factor for preserving the conflict-free situation in the country, as well as establishment of the spiritual and ethical unity of the citizens.

Keywords:

emancipation, cultural deversity, cultural heritage, cultural identity, cultural security, cultural threat, security, culture, securitization, intercultural dialogue

Культурная безопасность как основа культурной идентичности

В Основах государственной культурной политики, принятой в 2014 году, культура возведена в ранг национальных приоритетов. Культурная безопасность страны становится одним из важнейших факторов национальной безопасности, поскольку проблемы сохранения и трансляции национальных культурных ценностей в условиях глобализации приобретают все большую остроту и значимость. Многочисленные научные дискуссии констатируют наличие кризиса духовно-нравственных ценностей российского общества, в связи с чем вопросы государственной культурной политики, государственного управления в сфере культуры представляются весьма актуальными и жизненно важными. [1]

Категория «культурная безопасность» лишь недавно стала востребованной проблемой в социально-гуманитарном знании. Осознание того факта, что вмешательство в чужую культуру может сказаться и сказывается на ней самым пагубным образом, активно начинает осмысливаться в зарубежных исследованиях лишь в 80-х гг. ХХ века. Важную роль в разработке теоретико-методологических подходов к анализу данного явления сыграли теории Т. Адорно, П. Бурдье, Х. Ортеги-и-Гассета, М. Маклюэна, Ю. Хабермаса, М. Хоркхаймера, концепция «культурной травмы» П. Штомпки. В работах российских ученых культурная безопасность рассматривается в трудах А.Я. Флиера, В.В. Сергеева, А.Л. Маршака, Р. Г. Яновского, В.Н. Кузнецова [2, c. 347].

Однако культурная безопасность традиционно не рассматривается в современной науке и практике управления как важный фактор национальной безопасности, хотя связь их очевидна. В современном мире немилитаризированный характер безопасности получает все большее внимание, и в этом случае культурная безопасность начинает приобретать все более решающее значение. Проблема заключается в том, как анализировать и понимать феномен культурной безопасности, и в чем его сущность.

Цель настоящего исследования – раскрыть значимость культурной безопасности носителя определенных духовных и нравственных ценностей как основы его культурного самоопределения.

При анализе понятия «безопасность» первое и самое простое определение - это свобода от угрозы. Поэтому очень важно определить, что же действительно представляется угрозой, что может стать поводом для беспокойства и вызывает страх.

Изучая безопасность в целом и феномен культурной безопасности в частности необходимо задать четыре простых, но фундаментальных вопроса:

Что такое культурная безопасность?

Что является объектом культурной безопасности?

Что представляет предметное поле культурной безопасности?

Что может быть обеспечена культурная безопасность?

При рассмотрении концепта культурной безопасности необходимо придерживаться следующих положений:

Культурная безопасность является элементом общей безопасности страны, но не всех ее граждан.

Отсутствие угроз безопасности страны не означает, что все жители будут чувствовать себя защищенными.

Культурная идентичность страны – основа культурной безопасности, а также ее ценный охраняемый ресурс.

Угроза культурной безопасности является результатом негативных изменений в культурной среде государства, которые возникают как внутри страны, так и за ее пределами, и выявляются в процессе обеспечения безопасности [3, c. 91].

Культура может рассматриваться и как самостоятельный элемент общественной жизни, и как взаимозависимый структурный компонент безопасности, определяющий способ восприятия и распознания угроз.

Множество авторов сходятся во мнении, что одно из определений культурной безопасности заключается в том, что культурная безопасность – это свобода мысли, совести, языка, образа жизни, этнической принадлежности, религии и традиций. Культурная безопасность – это способность общества сохранить свою идентичность в условиях меняющихся условий и реальных или потенциальных угроз. Она также тесно связана с защитой культурных объектов (материальных и нематериальных) и ценностей [4, c. 182].

Таким образом, культурная безопасность может быть определена с одной стороны как отсутствие угрозы культуре общества в ее широком понимании, а с другой стороны как ряд действий, направленных на создание условий, благоприятных для развития и эволюции культуры. В этом случае культура должна обладать гарантированной возможностью защищать себя и адаптироваться к объективным изменениям, сохраняя при этом свою идентичность.

Любая угроза имеет направленный характер. Следовательно, для того, чтобы анализировать понятие безопасности, необходимо выделить ее объект, на что должны быть направлены меры безопасности. В течение многих лет люди являлись и являются центральным объектом безопасности. Однако на уровне международных отношений объектом безопасности выступает уже государство. Таким образом, в течение многих лет защитные мероприятия были направлены на страны в целом. В конце холодной войны эта тенденция была модифицирована таким образом, что приоритетной целью защиты стал человек, что дало начало такому направлению политики как безопасность человека, его прав и достоинства. Одновременно внимание получили концепции развития общества. В результате этих сложных взаимодополняющих процессов безопасность стала объектом многоуровневого анализа, начиная от безопасности индивида через безопасность отдельного общества к международному уровню.

Что же в таком случае можно определить как объект культурной безопасности? Объектом может быть государство, для которого культура является элементом его идентичности. Символы государственной идентичности относятся к материальному и нематериальному наследию, такому как герб, флаг, гимн, архитектура. Культура является интегрирующим фактором, связующим звеном, которое объединяет такие элементы как язык, традиции, история. Культура определяет специфический характер страны, может являться ее отличительной чертой, источником той энергии, благодаря которой создается основа национального самосознания, и источником мягкой силы.

Социальные общности, связанные определенными социальными связями – это еще один объект культурной безопасности. С ее помощью создаются основы характерных для конкретной группы общих ценностей, осознания своей уникальности и отличия от других групп, а также служит стимулом для достижения общих целей и защиты общих интересов. Члены группы объединены между собой объективными, субъективными и поведенческими связями. Социальные группы могут включать в себя как представителей основной нации, так и национальных меньшинств. В контексте общей безопасности в целом и культурной безопасности в частности последние лишены равных прав в участии не только в политической и социальной, но также и в культурной жизни общества. Их культурные права часто нарушаются или игнорируются. Ключевым является право на самобытность, и посягательство на независимость групп может подвергнуть сомнению социальное многообразие или культурную идентичность. Источником таких негативных тенденций является предубеждение и ненависть, происходящие из национальных, этнических и религиозных различий. Все это может привести к жесткому противостоянию как внутри страны, так и за ее пределами [5, c. 183].

В данных условиях конструктивный межкультурный диалог представляется действенным средством урегулирования конфликтов. С середины ХХ века в условиях интенсивной глобализации и в связи с развитием коммуникаций он стал носить более интенсивный, но и противоречивый характер. С одной стороны, культура отдельного народа является тем критерием, который определяет его идентичность, уникальность его духовных сил, творческого потенциала и ценностей, а с другой ‒ глобальные трансформации выступают катализатором процесса формирования единой мировой культуры, стандартной и универсальной. Вследствие этого сохранение культурного многообразия принимает особо актуальное значение. Поэтому диалог культур должен способствовать как формированию культурной идентичности и национального самосознания, так и являться средством духовного взаимообогащения [6, c. 153].

Следует отметить, что население является одним из неотъемлемых атрибутов государства. В рамках культурной безопасности необходимо учитывать факт культурного разнообразия населения страны. В случае, если оно однообразно, безопасность государства тождественна безопасности его жителей. Ситуация меняется, если страну населяют общности, для которых характерно культурное разнообразие. Чуждые культуры могут трактоваться государством как угроза его суверенитету. Это особенно становится заметно, когда очаги культуры стремятся к распространению своих ценностей или начинают менять культурное пространство страны. Примером этому может референдум 2009 года в Швеции по поводу запрета дальнейшего строительства минаретов, ношение хиджаба и придания религиозным праздникам государственного статуса. Таким способом государство, применив ряд своих механизмов и инструментов, ограничило реализацию культурных прав меньшинств, которые были истолкованы как угроза.

Что же будет составлять предметное поле безопасности? Когда мы говорим об угрозах, мы думаем о страхах? Если мы можем определить наши страхи, мы сможем и избежать их. Важно отметить, что не все процессы трактуются как угрозы.

Угроза – это фундаментальная категория при анализе безопасности наряду с вызовами и рисками. Они могут быть потенциальными или реальными, субъективными или объективными, внутренними или внешними, традиционными или нетрадиционными, преднамеренными или непреднамеренными.

Принимая во внимание тот факт, что объект безопасности – это государство и общество, она может быть рассмотрена как социетальный феномен. В то же время культурную безопасность можно анализировать с позиции двух аналитических категорий: секьюритизации, разработанной Копенгагенской школой и эмансипации, предложенной Уэльской школой. Теория секьюритизации строится на идее о том, что в международных отношениях что-либо становится объектом неотложной политики не потому, что оно представляет опасность, а потому, что влиятельный субъект провозглашает его как серьезную угрозу. Иными словами, угроза становится угрозой, т. к. она видится и объявляется публично таковой со стороны государства. Но секьюритизация существует не только просто вследствие его популяризации субъектом, но лишь после того, как аудитория воспринимает это. Получая согласие и легитимизацию общества, субъект может предпринять чрезвычайные меры и идти в обход существующих правил и законов. После устранения угрозы наступает следующий этап — десекьюритизация, процесс при котором вопросы, находившиеся под охраной и безопасностью, возвращаются в обычную политическую среду и регулируются обычными правилами демократии. Конечная цель — не просто достижение безопасности, а устранение вопроса с повестки дня безопасности. Определение культурной угрозы зависит от различных уровней восприятия и подверженности государств и обществ реальным и потенциальным угрозам в своем культурном окружении. [7, c. 258]

Положения теории эмансипации были впервые выдвинуты К. Бутом в начале 1990-х и символизировали новое европейское движение в сторону неамериканской теории безопасности. Эмансипационисты строят свои рассуждения на критике реалистического понимания безопасности, в котором доминирует сила и порядок, а безопасность одного объекта — незащищенность другого. Они выступают за универсальную систему безопасности, в которой центральное значение играет индивидуум, а не государства и нации. Теория эмансипации принимает во внимание только те действия, чьими целями является гарантия культурной безопасности не только по отношению к государству, но и к отдельным личностям. [8, c. 28]

При определении угроз культурной безопасности необходимо учитывать три категории: объект, форма и источник. Объектный критерий традиционно считается приоритетным. Однако придаваемая ему ценность может быть относительной или спорной. Таким образом, что представляет неоспоримую ценность для одних групп, не представляет ценности для других, или даже может рассматриваться как угроза культурной безопасности. К таким ценностям можно отнести святые места, объекты поклонения, которые могут нарушать культурную идентичность групп с другими культурными или религиозными ценностями. В результате, принимая попытки защитить свои значимые ценности, культурные общности могут создать ощущение угрозы культурной безопасности остального сообщества. Следовательно, объектом культурной безопасности становится культурное наследие [9, c. 301]. Наследие – важный компонент индивидуального и коллективного существования, и, транслируясь от поколения к поколению, оно определяет идентичность и гарантирует безопасность культурной самобытности. Причем одинаково важны объекты материального и нематериального культурного наследия [10, c. 623].

Форма как фактор культурной угрозы связана с такими факторами, как кем, при каких обстоятельствах, каким способом эта угроза представлена. Можно рассмотреть этот критерий на примере восприятия иммигрантов как источника угрозы. Форма связана с секьюритизацией (актом провозглашения), представляя тему иммиграции как угрозу и вызывая эмоциональную реакцию у целевой аудитории, зачастую используя весь имеющийся спектр предрассудков и фобий, царящих в данном обществе.

Источник как критерий безопасности позволяет нам точно определить глубинные источники угрозы. Существуют источники угроз, неподконтрольные человеку, это природные факторы. Возможными социетарными причинами могут являться отсутствие эмансипации, меры, предпринимаемые на национальном и международном уровне, направленные на угнетение культурных меньшинств. На национальном уровне такие меры могут включать в себя: ограничение свободы самовыражения, культурной самобытности, использование родного языка, имен, традиционных костюмов, доступа к образованию, принуждение к депортации, а в крайних случаях этнические чистки [11, c. 315].

Существует также проблема в определении культурного меньшинства, что на первый взгляд не представляется вопросом чрезвычайной важности, но трудность в понимании, что же представляет собой культурное меньшинство, приводит к трудностям в определении прав и свобод, их носителей, и в чем будет проявляться их ограничение. Корни угроз культурной безопасности могут скрываться и на военном, политическом, экономическом и экологическом уровне. Все проанализированное свидетельствует о сложности и многогранности феномена культурной безопасности и его взаимозависимости с другими уровнями.

Культурные угрозы также можно подразделять на традиционные и нетрадиционные. Традиционные угрозы включают в себя расхищение культурных ценностей, разрушение памятников и культурно значимых объектов, а также репрессивные меры по отношению к носителям данной культуры. К нетрадиционным угрозам можно отнести такие как, принудительное торможение развития, коммерциализация культуры и искусства.

Безопасность может быть гарантирована только при совместной реализации нормативных и политических механизмов. Законные способы регулирования, берущие свое начало в международном праве, разграничивают пути, определяют правила и нормы, устанавливают способы регулирования, что в свою очередь создает определенные стандарты поведения и то же время задает направление развития законодательства отдельного государства. Деятельность ЮНЕСКО, Совета Европы и Европейского Союза является основополагающей в сфере культурной безопасности. Эти организации разрабатывают и принимают своды правил, целью которых является сохранение культурного и цивилизационного наследия стран, поддержание разнообразия нематериальных ценностей и регулирование деятельности групп риска. Политические действия стран по обеспечению культурной безопасности принимаются в большинстве своем в ответ на инициативы правительственных и неправительственных международных организаций, и всевозможные стратегии и программы часто является результатом их совместной деятельности. Однако действия отдельно взятого государства, преследующего исключительно свои цели и устанавливающего собственные приоритеты, влияющие на принятый курс политики глобальной безопасности, ставят меры по сохранению всеобщей безопасности под угрозу [12, c. 122].

Таким образом, связь между культурой, культурной самоидентичностью и безопасностью является фиксирующим звеном процессов жизни общества. В современном мире немилитаризованный характер безопасности получает все большее внимание, и в этом случае культура выступает как полноправный компонент национальной и международной безопасности благодаря своему многоаспектному характеру. Однако в настоящий момент затруднительно дать однозначный ответ, является ли культурная безопасность самостоятельным полем для изучения или одним из многочисленных компонентов безопасности. Анализ культурной безопасности ставит трудные задачи перед исследователем, поскольку в данной сфере существуют определенные препятствия, проявляющиеся в недостаточно прозрачном определении сущности, объекта и предметного поля изучения. Тем не менее, очевидным представляется тот факт, что осознание представителями как национальных меньшинств, так и представителями титульной нации безопасности своих культур, традиций, материального и духовного наследия является ключевым фактором для сохранения бесконфликтной ситуации в государстве и установления духовно-нравственного единства граждан.

Библиография
1.
Указ Президента Российской Федерации от 24 декабря 2014 года № 808 «Об утверждении Основ государственной культурной политики» // Собрание законодательства РФ, 29.12.2014 № 52 (часть 1), ст. 7753
2.
Щукина Е. Л. Культурная безопасность современной России как элемент национальной безопасности // Государственное и муниципальное управление. Ученые записки СКАГС. 2015. № 3. С. 346-350
3.
Сергеев В. В. Культурная безопасность современного российского общества как социокультурная проблема // Обсерватория культуры. 2010. № 1. С. 90-92
4.
Флиер А. Я. Культура как фактор национальной безопасности // Общественные науки и современность. 1998. № 3. С.181-187
5.
Шачнев С. А. Межкультурная коммуникация как фактор гармонизации международного общения // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: История. Политология. 2016. № 15 (236). С. 182-187
6.
Белозор А. Ф., Овчинникова О. А. Культурологический и лингвистический компоненты межкультурной коммуникации на французском и английском языках // Litera. 2018. №2. С. 153-161.
7.
Buzan Barry, Waever Ole. Regions and Powers. The Structure of International Security. Cambridge: Cambridge University Press, 2003.- 570 pp.
8.
Ken Booth. Theory of World Security. Cambridge: Cambridge University Press, 2007. – 521 pp.
9.
Белозор А. Ф. Культурное наследие как объект общегосударственной и региональной политики // Научный альманах. 2016. № 2-4 (16). С. 300-305
10.
Белозор А. Ф. Малый исторический город как объект культурного наследия // Обсерватория культуры. 2018. Т. 15, № 5. С. 622-631.
11.
Ken Booth. Security and Emancipation // Review of International Studies. 1991. № 17 (4). PP. 313-326
12.
Worlds on the move: globalization, migration, and cultural security / edited by Jonathan Friedman & Shalini Randeria. London: Tauris, 2004.-xix, 372 pр.
References (transliterated)
1.
Ukaz Prezidenta Rossiiskoi Federatsii ot 24 dekabrya 2014 goda № 808 «Ob utverzhdenii Osnov gosudarstvennoi kul'turnoi politiki» // Sobranie zakonodatel'stva RF, 29.12.2014 № 52 (chast' 1), st. 7753
2.
Shchukina E. L. Kul'turnaya bezopasnost' sovremennoi Rossii kak element natsional'noi bezopasnosti // Gosudarstvennoe i munitsipal'noe upravlenie. Uchenye zapiski SKAGS. 2015. № 3. S. 346-350
3.
Sergeev V. V. Kul'turnaya bezopasnost' sovremennogo rossiiskogo obshchestva kak sotsiokul'turnaya problema // Observatoriya kul'tury. 2010. № 1. S. 90-92
4.
Flier A. Ya. Kul'tura kak faktor natsional'noi bezopasnosti // Obshchestvennye nauki i sovremennost'. 1998. № 3. S.181-187
5.
Shachnev S. A. Mezhkul'turnaya kommunikatsiya kak faktor garmonizatsii mezhdunarodnogo obshcheniya // Nauchnye vedomosti Belgorodskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Istoriya. Politologiya. 2016. № 15 (236). S. 182-187
6.
Belozor A. F., Ovchinnikova O. A. Kul'turologicheskii i lingvisticheskii komponenty mezhkul'turnoi kommunikatsii na frantsuzskom i angliiskom yazykakh // Litera. 2018. №2. S. 153-161.
7.
Buzan Barry, Waever Ole. Regions and Powers. The Structure of International Security. Cambridge: Cambridge University Press, 2003.- 570 pp.
8.
Ken Booth. Theory of World Security. Cambridge: Cambridge University Press, 2007. – 521 pp.
9.
Belozor A. F. Kul'turnoe nasledie kak ob''ekt obshchegosudarstvennoi i regional'noi politiki // Nauchnyi al'manakh. 2016. № 2-4 (16). S. 300-305
10.
Belozor A. F. Malyi istoricheskii gorod kak ob''ekt kul'turnogo naslediya // Observatoriya kul'tury. 2018. T. 15, № 5. S. 622-631.
11.
Ken Booth. Security and Emancipation // Review of International Studies. 1991. № 17 (4). PP. 313-326
12.
Worlds on the move: globalization, migration, and cultural security / edited by Jonathan Friedman & Shalini Randeria. London: Tauris, 2004.-xix, 372 pr.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"