Статья 'Отражение духовного кризиса конца ХIХ в. в среде творческой интеллигенции (на примере взаимоотношений монахов мужского православного монастыря «Вознесенская Давидова пустынь» и семьи Чеховых, 1892 – 1899 гг.) ' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Отражение духовного кризиса конца ХIХ в. в среде творческой интеллигенции (на примере взаимоотношений монахов мужского православного монастыря «Вознесенская Давидова пустынь» и семьи Чеховых, 1892 – 1899 гг.)

Бабич Ирина Леонидовна

доктор исторических наук

главный научный сотрудник, Институт этнологии и антропологии РАН

119334, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 32а

Babich Irina Leonidovna

Doctor of History

Chief Scientific Associate, Institute of Ethnology and Anthropology of the Russian Academy of Sciences

119334, Russia, g. Moscow, ul. Leninskii Prospekt, 32a

babi7chi@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-8744.2020.1.28733

Дата направления статьи в редакцию:

22-01-2019


Дата публикации:

17-03-2020


Аннотация.

Предмет данного исследования – характер взаимоотношений семьи Чеховых и православного мужского монастыря «Вознесенская Давидова пустынь». Объект – религиозная жизнь семьи Чеховых. Цель статьи – проанализировать религиозные и светские контакты между семьей Чеховых и обителью и уточнить вопрос о религиозности крупного русского писателя Антона Павловича Чехова, ответить на вопрос о влиянии на него духовного кризиса конца ХIХ в.Автор рассматривает жизнь Чеховых в Мелихово с 1892 по 1899 г. - временем владения усадьбой. Родители А. П. Чехова, особенно его отец - глубоко религиозный человек. В статье отдельно рассматриваются взаимоотношения между писателем и монахами монастыря, посещение им служб в обители. Работа подготовлена на основе архивных (собранных в Центральном историческом архиве г. Москвы) и опубликованных материалов (писем А.П. Чехова и дневника его отца – Павла Егоровича). Методом исторической реконструкции собранные материалы были проанализированы и представлены в хронологическом порядке – с 1892 по 1899 гг. Российская чеховиана – огромна, в 1990-2010-е годы стали появляться работы, посвященные религиозным взглядам писателя. В современных публикациях о религиозных взглядах А.П. Чехова, как правило, подчеркивается наличие у него непоколебимых атеистических убеждений. Иногда упоминается и его пребывании в Мелихове, без указания о контактах с монастырем. Данная статья впервые выделяет проблему взаимоотношений семьи Чеховых и одного из подмосковных мужских монастырей.

Ключевые слова: семья, Вознесенская Давидова пустынь, православие, монахи, религия, медицина, Россия, общение, Мелихово, писатель

Abstract.

The subject of this research is the character of relationship between Chekhov family and the Orthodox male monastery “Voznesenskaya Davidova Pustyn”. The object of this research is the religious life of Chekhov family. The goal consists in analysis of the religious and secular contacts between the Chekhov family and the abode, clarification of the question of religiosity of the prominent Russian writer Anton Pavlovich Chekhov, as well as answering the question regarding the impact of spiritual crisis of the late XIX upon him. The article explores the life of Chekhov family in their estate in Melikhovo from 1892 to 1899. Chekhov’s parents, especially his father, was a deeply religious person. The article also discusses the relationship between the writer and monks of the monastery, his visits of worship services in the abode. Russian Chekhoviana is quite extensive; the period from 1990 to 2010’s marks the emergence of works dedicated to religious views of the writer. The article is prepared on the basis of archival and unpublished materials (particularly Chekhov’s correspondence and the diary of his father Pavel Egorovich). The modern publications usually underline the presence of staunch atheistic creeds. Sometimes his life in Melikhovo is described without mentioning contacts with the monastery. This article is first to determine the problem of relationship of Chekhov family and one of the male monasteries of Moscow Region.

Keywords:

Russia, medicine, religion, monks, orthodoxy, Voznesenckaya Davidova pustin', family, communication, Melikhovo, writer

Введение

Во второй половине ХIХ в. в России постепенно разрастался духовный кризис, который затронул разные стороны жизни россиян, в том числе и религиозную сферу: наблюдалось ослабление религиозности во всех слоях российского населения, ы том числе и в семьях самих священников. Охватил он и творческую среду. Предмет данного исследования – характер взаимоотношений семьи Чеховых и православного мужского монастыря «Вознесенская Давидова пустынь» в период ее проживания в Мелихово (1892-1899 гг.). Объект – религиозная жизнь семьи Чеховых.

В конце ХIХ в. подмосковный мужской православный монастырь «Вознесенская Давидова пустынь», основанный в 1515 г. монахом Давидом, приобрел большую известность, духовный авторитет и финансовую состоятельность. Этому способствовала деятельность настоятелей обители, которые в течение ХIХ в. много сделали для того, чтобы монастырь из «заштатного» вырос в монастырь 2-го класса [1]. В 1893 г. настоятелем становится иеромонах обители – о. Валентин (Егоров), который со временем получил сан архимандрита. В 1892 г. русский писатель Антон Павлович Чехов покупает усадьбу в сел. Мелихово Серпуховского уезда Московской губернии, которая располагалась в нескольких верстах от Вознесенской Давидовой пустыни. В мелиховскую усадьбу переезжает семья Чеховых: родители Антона Павловича (Павел Егорович и Евгения Яковлевна), сестра Маша, брат Михаил. Близость Мелихово и Вознесенской Давидовой пустыни способствовала установлению тесных контактов между семьей Чеховых и монахами монастыря.

Цель статьи – проанализировать религиозные и светские контакты между семьей Чеховых и братией обители и уточнить вопрос о религиозности крупного русского писателя Антона Павловича Чехова. Выбор темы исследования обусловлен интересом к истории мужского монастыря, которому в 2015 г. исполнилось 500 лет. Установление связей между братией обители и известными в России людьми восполняет ранее не изученный аспект как для истории монастыря, так и для истории семьи Чеховых.

Научные исследования, посвященные изучению жизни одного из крупных писателей России - Антона Павловича Чехова, появившиеся в советские годы, достаточно глубоко описывали его биографию [2, 3]. Тем не менее в эти годы не затрагивались вопросы, связанные с религиозной сферой жизни семьи Чеховых, что объясняется советской пропагандой атеистической идеологии. В 1990-2010-е годы такие работы стали появляться [4, 5, 6, 7]. Чаще всего в подобных публикациях указывается на склонность А.И. Чехова к атеистическим убеждениям.

Работ, посвященных жизни Чеховых в Мелихово, по сути, крайне мало [8, 9]. Иногда упоминается его пребывание в Мелихове, без указания о контактах с монастырем. Так, В.Б. Катаев мельком указал, что «когда он поселился в Мелихове, а это была довольно бедная деревушка, то он там жил с родителями. Они, конечно, не просто ходили в местную церковь. Они у себя дома устраивали богослужения, и именно Чехов часто был инициатором этих богослужений с участием мужиков, жителей деревни. Так что можно уверенно сказать, что как минимум к обрядовой стороне Церкви Чехов сохранил интерес, он ее любил и хорошо знал» [7]. Монография К.М. Виноградовой о жизни А.П. Чехова в Мелихово рассматривает врачебную деятельность писателя, его взаимоотношения с крестьянами и его труды на ниве просвещения, ничего не говоря о мужском монастыре [10]. Даже в самой усадьбе Чехова в Мелихово, в которой в настоящее время располагается музей великого писателя, нет раздела, посвященного контактам с братией Вознесенской Давидовой пустыни. Лишь на одной из стен висит картина, на которой изображен этот монастырь. В предлагаемой статье на примере контактов Чеховых и братии православного мужского монастыря «Вознесенская Давидова пустынь» мы покажем православные взгляды и жизнь писателя и его близких родственников в контексте духовного кризиса в России конца ХIХ в. В российской чеховиане впервые проводится исследование. в котором скрупулезно описываются все этапы взаимоотношений между Чеховыми и конкретным религиозным институтом.

Работа подготовлена на основе архивных (собранных нами в Центральном историческом архиве г. Москвы) и опубликованных материалов (писем А.П. Чехова и дневника его отца – Павла Егоровича). Архивые материалы представляют собой различные документы, связанные с деятельностью монастыря в исследуемое время (послужные списки, рапорты в Московскую Духовную Консисторию и др.). Методом исторической реконструкции собранные материалы были проанализированы и представлены в хронологическом порядке – с 1892 по 1899 гг. - времени жизни семьи Чеховых в Мелихово.

В современной России наблюдается процесс православного возрождения после длительного советского периода запретов на религиозный культ. Происходит это сложно, с большими перекосами, в контексте общего духовного кризиса, характерного для постсоветской России. Изучение религиозных взглядов известных людей, в частности, писателя А.П. Чехова и членов его семьи в трудный для России период духовно-идеологических изменений и исканий, безусловно, может стать важным этапом в ходе формирования православной мотивации у российской молодежи.

Установление контактов

между Чеховыми и обителью

После покупки дома в Мелихово в нем начинает постоянно жить отец Антона Павловича – Павел Егорович Чехов. Он был весьма интересной личностью. Еще в Таганроге, где он жил ранее, он имел бакалейную лавку. Будучи купцом 3-й гильдии, Павел Егорович занимался торговлей. Одновременно с этим он часто посещал православную церковь, любил церковные службы, церковное хоровое пение [11]. В 1864 г. Павел Егорович стал регентом кафедрального собора в Таганроге. Он любил афонские монастырские распевы и со временем начал писать иконы. Представители старшего поколения Чеховых были чрезвычайно набожными людьми, соблюдавшими все посты и праздники. Чеховы усердно посещали службу и даже совершали паломничества [3].

Своих детей Павел Егорович воспитывал в строгости, в том числе и религиозной. Помимо учебы в гимназии, сыновьям Павла Егоровича приходилось иногда замещать отца в лавке. Дети, безусловно, вместе с ним посещали церковь. Отец приучал детей к церковному хоровому пению и музыке, игре на музыкальных инструментах. Павел Егорович играл на скрипке, Маша - на фортепиано, все дети вечерами пели дома церковные песнопения [11, 12].

Поселившись в Мелихово в 1892 г. Павел Егорович Чехов начинает вести свой дневник, в котором описывал природу, особенности их подсобного хозяйства, визиты многочисленных гостей, приезды и отъезды родных, а также посещение мужского православного монастыря «Вознесенская Давидова пустынь». Как мы отмечали выше, Павел Егорович был человеком религиозным и он сразу же установил тесные контакты с монахами монастыря. Он часто посещал службы обители, беседовал с монахами [13].

Одновременно с жизнью Павла Егорова протекала в Мелихово и жизнь Антона Павловича, который начал работать земским врачом [3, 10]. Он «обслуживал» крестьян 25-и окрестных деревень, а также монастырь «Вознесенская Давидова пустынь». Поэтому он тоже, как и его отец, установил контакты и с настоятелем обители, и с монахами. В самом Мелихове Антон Павлович на свои средства открыл медицинский пункт, где принимал множество больных и снабжал их лекарствами. В Мелихове и его окрестностях А.П. Чехов построил три школы для крестьянских детей, колокольню и пожарный сарай для крестьян, участвовал в прокладке шоссейной дороги на Лопасню, добился, чтобы на лопасненской железнодорожной станции стали останавливаться скорые поезда и открылась почта и телеграф. Кроме того, Антон Павлович организовал посадку тысячи вишневых деревьев, засеял голые лесные участки лиственницами, вязами, кленами, соснами и дубами [10]. Таким образом, оба – и отец, и сын стали активными жителями округа и начали общаться с братией Вознесенской Давидовой пустыни.

Посещение Чеховыми монастыря

Павел Егорович, как правило, по воскресеньям посещал службы в близлежащих от Мелихово церквях: либо Рождества Христова (Мелихово), либо Рождества Богородицы (Васькино), иногда в церквях более отдаленных селений: Успенской церкви (Новоселки), Никольской церкви (Крюково), Рождества Богородицы (Талеж). Как свидетельствует дневник отца писателя, он подружился со священниками этих церквей. Они бывали у него в гостях, на обедах [13]. Когда он жил в Москве, то посещал московские церкви и монастыри (Богоявленский, Страстной). Он любил принимать участие в службе (читать Канон и Апостола, петь на клиросе).

Чеховы переехали в усадьбу в Мелихово в марте 1892 г. Уже в мае этого года Павел Егорович поехал на службу в мужской монастырь «Вознесенская Давидова пустынь». Он посещал эту обитель постоянно, все годы проживания в Мелихово (он умер в 1898 г.). В течение каждого года он бывал в монастыре от 5 до 10 раз [13, с.22, 42, 68, 76, 78, 82, 87, 99, 118, 136, 146, 149, 181, 176]. Иногда он жил в Давидовой пустыни как паломник, например, с 4 по 6 марта 1894 г. Павел Егорович в течение трех дней находился в обители и посещал все службы в монастыре. В другой раз он жил в монастыре 23-24 июня того же года.

Такие тесные контакты, безусловно, способствовали сближению Павла Егоровича и настоятеля монастыря о. Валентина. Он указывает в дневнике, что один раз после службы был у архимандрита Валентина «с визитом», в другой раз (23 декабря) пил у о. Валентина чай [13, с.78]. Архимандрит Валентин (Венедикт Егоров) был замечательной личностью. Он родился в 1846 г. в Тверской губернии, с 16 лет проживал в Троицком Белопесоцком монастыре и в течение 17 лет был «на испытании». Лишь в 33 года он стал послушником в том же монастыре и почти сразу был пострижен в монахи, а через три года рукоположен в сан иеродиакона, и на следующий год - в сан иеромонаха. 17 января 1885 г. он прибыл в Давидову пустынь [14, Ф.203. Оп.763, Д.131]. В 1893 г. иеромонах Валентин становится строителем монастыря Давидова пустынь [14, Ф.203, Оп.396, Д.4], в 1897 г. – получает сан игумена [14, Ф.203, Оп.400, Д.3], 11 мая 1904 г. митрополитом Московским и Коломенским о. Валентин был возведен в сан архимандрита [14, Ф.203, Оп.763, Д.131]. Проводя реформирование монашеской жизни архимандриту Валентину удалось, несмотря на духовный кризис конца ХIХ в., увеличить число братии, иметь в наличии здоровые силы для духовного роста, создать духовно сильную и мощную общину. Его ученики становились настоятелями других монастырей. Между тем повседневная жизнь монахов протекала, как и в прежние века: монахи совершали службы, участвовали в монастырской хозяйственной деятельности. Экономическая жизнь обители во многом складывалась из проведения сельскохозяйственных работ. Архимандрит Валентин уделял огромное внимание к нуждам обители: при нем были построены новые храмы, братские корпуса, богадельня для старцев. Благополучное финансовое состояние и жертвователи позволяли заниматься церковным строительством [1].

В монастыре в то время было около 40 чел. братии. Многие монахи были выдающимися людьми. Павел Егорович Чехов познакомился с некоторыми из них. В частности, он общался с иеромонахом Ипатием. Иеромонах Ипатий (Исайя Будников) появился в Давидовой пустыни в 1895 г. Он был переведен из Ипатьевского монастыря. В новой обители он приобрел большой авторитет и о. Валентин назначил его в 1897 г. духовником обители [14, Ф.203, Оп.400, Д.5]. В своем дневнике Павел Егорович указал, что он стал и его духовником [13]. Другим монахом, с которым он общался, был послушник Михаил Вородин. Павел Егорович описывал его пострижение 10 октября 1895 г. в монахи под именем Митрофан, на котором он присутствовал. Михаил появился в Давидовой пустыни в 1894 г. Он был переведен из Задонского монастыря. В 1896 г. Митрофан стал уже иеродиаконом [14, Ф.204. Оп.400, Д.7]. Павел Егорович дружил и с иеромонахом Паисием. В дневнике Павел Егорович отмечал, что 20 апреля 1897 г. на Антипасху он беседовал с иеромонахом Сысоем, который пригласил его в свою келию. 6 июля 1897 г. Павел Егорович обедал у иеромонаха Сысоя [13. Вышеуказанные имена членов братии Вознесенской Давидовой пустыни фигурируют и в различных архивных материалах, касающихся жизни обители в 1892-1899 гг. [1].

На престольный праздник Вознесения монастырь обычно устраивал ярмарку. 22 мая 1897 г. Павел Егорович вместе со своей женой Евгенией Яковлевной, дочерью Машей, ее подругой – художницей и другом семьи П.И. Серегиным посетил монастырскую ярмарку. Там Павел Егорович купил 10 кувшинов, орехов, халву, свистульки. В дневнике он записал: после ярмарки «были в гостях у Монахов, гуляли в парке» [13, с. 98]. При монастыре была своя дубовая роща и яблоневый сад, которые располагались сразу за монастырскими строениями.

Таким образом, мы видим, что кроме Павла Егоровича монастырские службы посещали мать Антона Павловича и его сестра Маша. Причем Евгения Яковлевна иногда посещала службы и без Павла Егоровича. Так, он описал в своем дневнике, что 15 декабря 1894 г. она вместе с писательницей Татьяной Львовной Щепкин-Куперник была на вечерней службе в монастыре [13, с.67].

Как мы описывали выше, 23 мая 1897 г. – в престольный праздник обители – Вознесения Господня, строитель Валентин был возведен в сан игумена. Павел Егорович присутствовал на этом важном событии. Через два дня он вместе с монахами обители совершал молебен и крестный ход на мельницу. И это не случайно. Это было важное событие для жизни монастыря. Монастырь владел мельницей, которая располагалась на р. Лопасня, и сдавал ее в аренду [14, Ф.203, Оп.746, Д. 1599]. В одном из своих прошений архимандрит Валентин дал ее описание: это была водяная мукомольная мельница, с тремя мукомольными поставами, сукновальней, маслобойней и крупорушкой [14, Ф.203, Оп.681, Д. 305]. Мельница была ключевой частью монастырского хозяйства и статьей доходов. Поэтому обитель и совершала каждый год крестный ход до мельницы. И, как мы видим, Павел Егорович Чехов принимал в этом важном для обители событии участие.

Павел Егорович всегда отмечал в дневнике, когда давидовские монахи давали ему Артос (освящённый на Пасхальной седмице квасной хлеб). 1 августа 1897 г. иеромонах Киприан (Чурилов) подарил Павлу Егоровичу 15 яблок, выращенные в монастырском саду [13, С.195, 180, 236]. Киприан находился в монастыре с 1893 г., а в 1897 г. он стал благочинным (т.е. ответственным за хозяйство, поэтому он и имел право дарить яблоки из монастырского сада). И этот факт Павел Егорович тоже отметил.

Для праздничных служб монастырь формировал хор из «местных певцов», т.е. послушников и монахов, под руководством наемного регента, который получал зарплату (так, в 1903 г. у него была зарплата в 120 руб.) [14, Ф.203. Оп.746. Д. 1599]. Павел Егорович Чехов, посещая службы в монастыре, отмечал в своем дневнике хоровое пение в обители. Так, 22 сентября 1896 г. он был на службе в Давидовой пустыни и потом написал в дневнике, что «певчие хорошо пели», 26 января 1897 г. он вновь был на монастырской обедни и отметил в дневнике: «певчие поют хорошо-усладительно» [13, с.45]. В Пасхальную ночь в Вознесенской Давидовой пустыни обычно проводилась иллюминация [14, Ф.203. Оп.746. Д. 1599]. Подобную иллюминацию делал 5 апреля 1898 г. и в церкви на пасхальную ночь в Мелихово и Павел Егорович. Для этого готовили пушки и смоляные бочки. На следующий день на Пасху состоялась иллюминация и стрельба из пушек [13, с.98].

Иногда вместе с Павлом Егоровичем в монастырь ездили и гости, которых в усадьбе Мелихово было всегда много. Так, 8 мая 1894 г. вместе с ним на службе в монастыре была пианистка, педагог Александра Алексеевна Похлебина, 2 июля 1895 г. – вдова брата Павла Егоровича (Митрофана) - Людмила Павловна Чехова (урожд. Маркевич-Евтушевская), 1 августа 1897 г. – племянник Павла, сын его брата Митрофана - Владимир Митрофанович Чехов. Иногда гости Чеховых посещали монастырские службы и без Павла Егоровича. Так, 27 августа 1895 г. в обители были жена брата Евгении Яковлевны Чеховой (матери Антона Павловича) - Марфа Ивановна Морозова (в девичество Лободина) и племянница Павла Егоровича (дочь его брата Митрофана) – Елена Митрофановна Чехова. Иногда в монастырь ездил и наемный работник, бывший военный, который с ноября 1893 г. проживал в усадьбе Мелихово - Роман Кириллович Постников [15, С.173, 233].

Посещали Вознесенскую Давидову пустынь и другие гости Чеховых: 17 апреля 1897 г. в Пасхальную неделю ездил в обитель гостивший в Мелихово художник Порфирий Иовович Серегин, друживший с сестрой Антона – Машей, сама Мария Павловна Чехова, ее родной брат – Иван, жена другого ее брата Михаила – Ольга Германовна Чехова (урожд. Владыкина) и Александра Львовна Селиванова - знакомая Антона Павловича Чехова (по Таганрогу) [13]. Любопытно, что П.И. Серегин в те годы увлекался фотографией и оставил много снимков семьи Чеховых. Чельцов Василий Егорович - член, а затем председатель Серпуховской земской управы – частый гость Чеховых, также бывал в Давидовой пустыни. До сих пор в этом монастыре хранится подаренное им ученику дидяковской школы Евангелие [16].

В свою очередь бывали монахи Вознесенской Давидовой пустыни и в усадьбе Чеховых в Мелихово. Во-первых, их приглашали для проведения в местной сельской церкви – Рождества Христова церковных служб (главным образом, праздничных). Во-вторых, монахи посещали именно дом Чеховых, бывали у них в гостях. Так, в Мелихово приезжал духовник Павла Егоровича - иеромонах Ипатий, несколько раз гостил иеромонах Сысой [13, С.81, 213, 226]. О посещении монахами Вознесенской Давидовой пустыни мы встречаем информацию и в письмах Антона Павловича Чехова. Так, 6 апреля 1892 г. Антон Павлович Чехов в своем письме к А.С. Суворину писал: «У нас Пасха. Церковь (имеется ввиду церковь Рождества Христова в Мелихово – прим. И.Б.) есть, но причта нет. Собрали со всего прихода 11 рублей и наняли иеромонаха из Давидовой пустыни, который начал служить с пятницы» [15, с.19]. Чеховы практиковали это и в другие годы: в 1894 – 1897 гг. в мелиховской церкви проводил пасхальные службы иеромонах Киприан. В 1898 г. пасхальную службу провел уже другой иеромонах - Иоанн. За службу монахи получали 1 руб. серебром. Это интересный факт – монахи Вознесенской Давидовой пустыни проводили церковные службы для Чеховых за деньги. Поскольку Павел Егорович хорошо пел (и любил это делать), и все члены его семьи тоже пели, то сами Чеховы во время монашеских служб в сельской мелиховской церкви участвовали в церковном пении [15, с.44]. Антон Павлович Чехов в одном из своих писем отмечал: «На Пасху утреню пели, т.е. моя фамилия и мои гости, молодые люди. Вышло очень хорошо и стройно» [15, с.36].

Антон Павлович Чехов

и Вознесенская Давидова пустынь

В медицинский участок А.П. Чехова входили села и деревни: Курниково, Васькино, Окшино, Лешино, Сокольниково, Угрюмово, Бортнево, Новоселки, Щеглятьево, Лютерецкая, Крюково, Бавыкино, Малицы, Старый Спас, Баранцево, Попово, Горки-Выселки, Талеж, Чирково, Плешкино, Мелихово, Боршево, Коченягино, Максимиха, Чудино, находившиеся в трех волостях Серпуховского уезда, а также Вознесенская Давидова пустынь. Как врач Антон Павлович активно работал в течение 1892 -1893 гг., потом сам серьезно заболел и был вынужден уехать из Мелихово лечиться, во многом прекратить свою медицинскую практику в Чеховском районе. Поэтому прежде всего Антон Павлович посещал Давидову пустынь как врач [10].

Во-вторых, мы видим, что Антон Павлович посещал службы в своей церкви, где служили монахи обители (во всяком случае, по большим праздникам), и даже пел в церковном хоре вместе с другими родственниками. В-третьих, хотя в дневнике отца Антона Павловича ни разу не упоминается о том, что писатель бывал на службах в обители, между тем в своих письмах А.П. Чехов писал и о своем пребывании на монастырских службах. Например, 13 мая 1897 г. писатель в своем письме к издателю А.С. Суворину отмечал: «22 мая надо быть в Давидовой пустыни у монахов, там престольный праздник» [17, С. 355]. Значит, все же писатель бывал и на монастырских службах. Известно, что А.П. Чехов посещал монастырь со своими гостями. Например, 21 апреля 1897 г. в письме к своему другу – драматургу И.Л. Леонтьеву - Щеглову, который любил посещал святые места, А.П. Чехов приглашал его аосетить Мелихово: «Буде пожелаете, поедем вместе в монастырь Давидова пустынь. Это в 3-4 верстах от нас» [17, с. 335]. Из писем мы видим, что А.П. Чехов общался и с насельниками обители. Так, 23 мая 1897 г. он писал знакомому архимандриту Сергию (С.А. Петрову), приглашая его погостить к Мелихово: «В четырех верстах находится красивая Давидова пустынь – туда мы поехали бы вместе, к монахам чай пить» [17, с. 362].

В период настоятельства архимандрита Иоаникия (т.е. еще в 1892 г.) у Антона Павловича Чехова произошла одна неприятная история с Вознесенской Давидовой пустынью. Это было время, когда Чеховы только что переехали в Мелихово, а настоятель Валентин, с которым у семьи Чеховых установились очень добрые отношения, еще не вступил в свою должность (это произошло в 1893 г.). В 1892 г. в округе надвигалась эпидемия холеры. Антон Павлович решил самостоятельно организовать бараки для возможных больных. Для этого нужны были средства. Он начал ездить по богатым имениям и фабрикам с просьбой о помощи. А.П. Чехов писал: «Езжу по фабрикам и выпрашиваю как милостыню помещение для своих будущих пациентов» [15, с.95]. Он поехал в сел. Семеновское, в котором жили владельцы усадьбы Орловы - Давыдовы. Они ему отказали в помощи. В письме к Е.П. Егорову 15 июля 1892 г. писатель отметил: «Еду сейчас в монастырь просить, чтобы построить барак» [15, с. 63]. Однако архимандрит Иоаникий ему тоже отказал в этом. Антон Павлович так описал эту ситуацию: «на мой вопрос, что он (т.е. настоятель монастыря) будет делать с теми, которые заболеют в его гостинице, он мне ответил, что они люди состоятельные и сами Вам заплатят. Я вспылил и сказал, что нуждаюсь не в плате, ибо я богат, а в охране монастыря» [15, с. 106]. В результате А.П. Чехов, как он указал в одном из писем, сумел организовать лишь два отличных барака и 5 плохих [15, с.104]. К счастью, холера лишь частично задела участок, который обслуживал писатель и врач Чехов. Такое поведение настоятеля Иоаникия можно объяснить исключительно его личным характером, поскольку к концу ХIХ в. обитель владела значительным капиталом и активно занималась благотворительностью. Отметим, что отказ о. Иоаникия помочь Антону Павловичу не повлиял на отношение Антона Павловича к монахам, и к монастырю, где он потом бывал неоднократно.

В августе 1899 г. мелиховская усадьба была продана. А.П. Чехов поселяется в Ялте. Однако он вновь, уже перед самой смертью, весной 1904 г. решается купить новую дачу - в подмосковном поселке Царицыно, где с 1880-х гг. началось мощное дачное строительство. При выборе новой дачи для Чехова были важны две вещи - удобное расположение дачи около железнодорожной станции (Царицыно) и близость православной церкви (храма Живоносного Источника, располагающегося внутри Дворцового комплекса) [18, с.44, 45, 50, 60, 67, 69, 304, 314-315]. Но в июне 1904 г. он внезапно умирает.

Заключение

Изучение светских и религиозных контактов семьи Чеховых и братии Вознесенской Давидовой пустыни в 1892 - 1899 г. - времени проживания Чеховых в Мелихово, а именно: посещение служб, совершение крестных ходов, присутствие на рукоположении монахов и настоятеля в следующий сан, посещение монастырских ярмарок, совместные чаепития и обеды, показывает, что и родители Антона Павловича Чехова, и его сестра, и многочисленные гости, и сам Антон Павлович имели тесные связи с обителью. Безусловно, Антон Павлович был человеком религиозным, но был ли он глубоко верующим человеком? Однозначно ответить сложно. Его биографы периодически доказывали абсолютно противоположные точки зрения. Павел Егорович Чехов воспитывал своих детей в суровом религиозном духе. И он, безусловно, был глубоко верующим человеком. Однажды Антон Павлович, услышав, как звонят к вечерне, сказал: «Люблю церковный звон. Это все, что у меня осталось от религии – не могу равнодушно слышать звон» [19].

На примере истории Вознесенской Давидовой пустыни мы показали, что знаменитый писатель был человеком верующим (он посещал службы), но в значительно меньшей степени, чем его отец. В конце ХIХ в. даже дети священников часто отходили от православной церкви, что было связано с распространением новой идеологии, отрицающей российскую веру. Примерно в 1860-1880-е годы в России начался духовный кризис. Поколение детей священников и простых грубоко верующих прихожан оказалось в сфере влияния новых, «прогрессивных», революционных идей. Несмотря на то, что многие из них получали духовное образование или во всяком случаев духовное воспитание, тем не менее глубокая и насыщенная духовная жизнь их предков не смогла «противостоять» силе и напору новой идеологии конца ХIХ – начала ХХ в. [20]. Эта тенденция, безусловно, затронула и творческую интеллигенцию России, в том числе и семью А.П. Чехова.

Библиография
1.
Бабич И.Л. Российские монастыри накануне Октябрьской революции (на примере деятельности настоятеля Вознесенской Давидовой пустыни архимандрита Валентина) // Социодинамика. 2017. № 2, С.102-119.
2.
Долженков П.Н., Катаев В.Б. Библиография работ об А.П. Чехове на русском и иностранных языках за 1961-2005 гг. М.: Изд-во Московского ун-та, 2010.
3.
Кузичева А.П. Чеховы. Биография семьи. М., 2004. 472 с.
4.
Родионова О.И. А.П. Чехов: мысли о религии и некоторых других предметах // Вестник русской христианской гуманитарной академии. 2013, Т.14, № 4, С. 283-292.
5.
Sherbinin J. de. Сhekhov and Russian Religious Culture: the Poetics of the Marian Paradigm. Evanston, 1997.
6.
Романенко В. Убежденный атеист //http://apchekhov.ru/books/item/f00/s00/z0000009/st006.shtml
7.
Катаев В.Б. Молчащее небо Антона Чехова // Фома. 2015, № 2 (142). https://foma.ru/chem-neveruyushhiy-chehov-interesen-hristianinu.html
8.
Богданов Г.А. Мелихово – усадьба писателя-врача // «Разумное, доброе, вечное»: проблемы производства, сохранения и распространения культуры в России от некрасовской эпохи до современности. М., 2017, С.17-20.
9.
По чеховским местам Подмосковья. М., 1959. 126 с.
10.
Виноградова К.М. Чехов в Мелихове. М., 1959. 152 с.
11.
Абрамова Н.С., Вебер Г.С., Тишина З.В. Из школьных лет Антона Чехова. М., 1962. 176 с.
12.
http://www.melihovo.ru/chehov.html
13.
Мелиховский летописец. Дневник Павла Егоровича Чехова. Приложение к Ежегоднику «Памятники культуры. Новые открытия. 1993». Сост. А. П. Кузичева, Е. М. Сахарова. М., Наука. 1995. Всего 264 с.
14.
Центральный государственный архив г. Москвы, ЦХД до 1917 г.
15.
Чехов А.П. Полное собрание писем. М., 1977. Т.5, 340 с.
16.
Архив монастыря Вознесенская Давидова пустынь.
17.
Чехов А.П. Полное собрание писем. М., 1977. Т.6, 350 с.
18.
Чехов А.П. Полное собрание писем. М., 1983. Т.12, 460 с.
19.
РИА Новости http://ria.ru/checkov/20100310/206625192.html#ixzz3ZmKJg2OD
20.
Бабич И.Л. Священнические династии и духовный кризис в предреволюционной России (на примере потомственных православных священников Казанцевых) // Genesis: исторические исследования. М., 2017, № 7, С.122-132.
References (transliterated)
1.
Babich I.L. Rossiiskie monastyri nakanune Oktyabr'skoi revolyutsii (na primere deyatel'nosti nastoyatelya Voznesenskoi Davidovoi pustyni arkhimandrita Valentina) // Sotsiodinamika. 2017. № 2, S.102-119.
2.
Dolzhenkov P.N., Kataev V.B. Bibliografiya rabot ob A.P. Chekhove na russkom i inostrannykh yazykakh za 1961-2005 gg. M.: Izd-vo Moskovskogo un-ta, 2010.
3.
Kuzicheva A.P. Chekhovy. Biografiya sem'i. M., 2004. 472 s.
4.
Rodionova O.I. A.P. Chekhov: mysli o religii i nekotorykh drugikh predmetakh // Vestnik russkoi khristianskoi gumanitarnoi akademii. 2013, T.14, № 4, S. 283-292.
5.
Sherbinin J. de. Shekhov and Russian Religious Culture: the Poetics of the Marian Paradigm. Evanston, 1997.
6.
Romanenko V. Ubezhdennyi ateist //http://apchekhov.ru/books/item/f00/s00/z0000009/st006.shtml
7.
Kataev V.B. Molchashchee nebo Antona Chekhova // Foma. 2015, № 2 (142). https://foma.ru/chem-neveruyushhiy-chehov-interesen-hristianinu.html
8.
Bogdanov G.A. Melikhovo – usad'ba pisatelya-vracha // «Razumnoe, dobroe, vechnoe»: problemy proizvodstva, sokhraneniya i rasprostraneniya kul'tury v Rossii ot nekrasovskoi epokhi do sovremennosti. M., 2017, S.17-20.
9.
Po chekhovskim mestam Podmoskov'ya. M., 1959. 126 s.
10.
Vinogradova K.M. Chekhov v Melikhove. M., 1959. 152 s.
11.
Abramova N.S., Veber G.S., Tishina Z.V. Iz shkol'nykh let Antona Chekhova. M., 1962. 176 s.
12.
http://www.melihovo.ru/chehov.html
13.
Melikhovskii letopisets. Dnevnik Pavla Egorovicha Chekhova. Prilozhenie k Ezhegodniku «Pamyatniki kul'tury. Novye otkrytiya. 1993». Sost. A. P. Kuzicheva, E. M. Sakharova. M., Nauka. 1995. Vsego 264 s.
14.
Tsentral'nyi gosudarstvennyi arkhiv g. Moskvy, TsKhD do 1917 g.
15.
Chekhov A.P. Polnoe sobranie pisem. M., 1977. T.5, 340 s.
16.
Arkhiv monastyrya Voznesenskaya Davidova pustyn'.
17.
Chekhov A.P. Polnoe sobranie pisem. M., 1977. T.6, 350 s.
18.
Chekhov A.P. Polnoe sobranie pisem. M., 1983. T.12, 460 s.
19.
RIA Novosti http://ria.ru/checkov/20100310/206625192.html#ixzz3ZmKJg2OD
20.
Babich I.L. Svyashchennicheskie dinastii i dukhovnyi krizis v predrevolyutsionnoi Rossii (na primere potomstvennykh pravoslavnykh svyashchennikov Kazantsevykh) // Genesis: istoricheskie issledovaniya. M., 2017, № 7, S.122-132.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью Мужской православный монастырь «Вознесенская Давидова пустынь» и семья Чеховых (1892 – 1899 гг.) Название соответствует содержанию материалов статьи, однако в нём не просматривается научная проблема, на решение которой направление исследование автора. Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор не разъяснил выбор темы исследования и не обосновал её актуальность. В статье сформулирована цель исследования («Цель статьи – проанализировать религиозные и светские контакты между семьей Чеховых и обителью и уточнить вопрос о религиозности крупного русского писателя Антона Павловича Чехова»). Автор дополнительно разъяснил, что намерен «на примере контактов Чеховых и братии православного мужского монастыря «Вознесенская Давидова пустынь» показать православные взгляды и жизнь писателя и его близких родственников». В качестве объекта автор определил «религиозную жизнь семьи», в качестве же предмета – «характер взаимоотношений семьи» и монастыря, включая «религиозные и светские контакты». Автор указал метод, использованные им при проведении исследования («Метод исторической реконструкции»). На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах. Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи. Автор избирательно опирался на источники и актуальные труды по теме исследования. В статье наблюдается острый дефицит ссылок на источники и научную литературу. Автор не разъяснил выбор и кратко обозначил круг источников, привлеченных им для раскрытия темы («Работа подготовлена на основе архивных (собранных нами в Центральном историческом архиве г. Москвы) и опубликованных материалов (писем А.П. Чехова и дневника его отца – Павла Егоровича)»). На взгляд рецензента, автор не сумел грамотно использовать источники, стремился выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, но не сумел соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала. Во введении статьи автор сообщил о «большой известности, духовном авторитете и финансовой состоятельности» монастыря в конце 19 века, назвал имя его настоятеля и сообщил о поселении в Серпуховском уезде семьи Чеховых. Автор перечислил основные элементы программы исследования. В первом разделе основной части статьи («Установление контактов между Чеховыми и обителью») автор фрагментарно описал семейную жизнь Чеховых в Таганроге, умозрительно сообщил о проявлениях религиозности в семье. Формальная логика автором не соблюдалась, как-то: «Своих детей Павел Егорович воспитывал в строгости, в том числе и религиозной. Помимо учебы в гимназии, сыновьям Павла Егоровича приходилось иногда замещать отца в лавке. Дети, безусловно, вместе с ним посещали церковь». Далее, сообщив, что в Мелихово П.Е. Чехов стал вести дневник, автор внезапно заметил, что «как человек религиозный, Павел Егорович сразу же установил тесные контакты с монахами монастыря» и т.д. Об А.П. Чехове автор сообщил что он как врач «обслуживал» 25 «окрестных деревень, в том числе и монастырь». В первом разделе основной части статьи дана одна ссылка – на электронный ресурс музея-заповедника А.П. Чехова. Автор заключил, что «оба – и отец, и сын стали активными жителями округа и начали общаться с братией Вознесенской Давидовой пустыни». Во втором разделе основной части статьи («Посещение Чеховыми монастыря») автор сообщил без ссылки на источник, что П.Е. Чехов «как правило, по воскресеньям посещал службы в близлежащих от Мелихово церквях» и «любил принимать участие в службе». Далее автор сообщил, что П.Е. Чехов «в течение каждого года он посещал монастырь от 5 до 10 раз», что «иногда он жил в Давидовой пустыни как паломник» и сблизился с настоятелем монастыря. Далее автор сосредоточился на фрагментарном описании достижений отца Валентина, перечислил монахов, с которыми имел контакты П.Е. Чехов. Затем автор сообщил, что «22 мая 1897 г. Павел Егорович вместе со своей женой Евгенией Яковлевной, дочерью Машей и ее подругой – художницей и другом семьи П.И. Серегиным посетил монастырскую ярмарку. Там Павел Егорович купил 10 кувшинов, орехов, халву, свистульки», что на следующий день стал свидетелем принятия отцом Валентином сана игумена и внезапно переключился на описание мельницы, которая «была важной частью монастырского хозяйства и статьей доходов». Автор продолжил перечисление отдельных фактов, связанных с посещениями П.Е. Чеховым и его родственниками монастыря, а также не имевших к ним отношения, как-то: увлечение художника Серегина фотографией, о том, что «за службу монахи получали 1 руб. серебром» и т.п. В третьем разделе основной части статьи («Антон Павлович Чехов и Вознесенская Давидова пустынь») автор перечислил села и деревни, входившие в «медицинский участок» А.П. Чехова, сообщил, что в 1893 г. Чехов заболел и уехал из усадьбы и, наконец, назвал три обстоятельства его контактов с монахами: в качестве врача, в «своей» церкви, где время от времени («во всяком случае, по большим праздникам») служили монахи, и поездки для отдыха (однажды упомянут «престольный праздник», на котором хотел бы присутствовать Чехов и дважды упомянуты приглашения друзей в живописное место, где у монахов можно выпить чаю). В заключение основной части статьи автор сообщил об инциденте с участием Чехова и настоятеля монастыря. В статье встречаются ошибки/описки, как-то: «монастырь… основанных в 1515 г.». Выводы автора сформулированы ясно. Выводы не позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме. Выводы, на взгляд рецензента, не проясняют цель исследования. Вывод автора посвящен сугубо А.П. Чехову и не содержит признаков научной новизны. На взгляд рецензента, цель исследования автором не достигнута. Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует существенной доработки.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Прошедший двадцатый век оказался сложным и противоречивым для нашей страны. Всем памятны Великая победа над фашизмом, полет Юрия Гагарина в космос, другие свершения. Однако именно ушедшее столетие оказалось ознаменовано двумя распадами российской государственности и, соответственно, двумя глубокими духовными кризисами в обществе. И сегодня, спустя 27 лет после распада СССР, продолжаются споры о том, была ли данная сверхдержава реформируемой или нет, праведными ли были те идеи, которые реализовывались на 1/6 части суши. Тот вакуум, который возник на постсоветском пространстве после крушения господствовавшей в течение семидесяти с лишнем лет официальной коммунистической идеологии, пытались заполнить разные силы, в том числе тоталитарные секты. Однако наиболее весомый вклад в созидание внесли традиционные религиозные объединения: православная церковь, ислам, иудаизм, буддизм. Показательно, что уже в годы Перестройки представители интеллигенции стали с большим уважением относиться к религиозным культам, что нашло отражением на страницах книг и журналов, в кинокартинах и художественных полотнах и т.д. Вместе с тем для ряда представителей отечественной интеллигенции характерны те нигилистические черты, которые во многом стали определяющими в разрушении как Российской империи, так и Советского Союза. Суть колебаний творческой интеллигенции так изложил один из делегатов последнего съезда КПСС: «На мой взгляд, военная делегация была самой организованной на съезде, выгодно отличалась культурой ведения дискуссий. Хотя... Бросалось в глаза, что те, кто непосредственно работает с людьми – от прапорщика до генерал-полковника, – стояли на более близких и, я бы сказал, более зрелых позициях. А вот наша военная интеллигенция – представители НИИ, вузов – держались особняком. Мне странно было видеть некоторых из них со значками различных платформ». Указанные обстоятельства определяют актуальность представленной на рецензирование статьи, предметом которой является характер взаимоотношений семьи Чеховых и православного мужского монастыря «Вознесенская Давидова пустынь» в период ее проживания в Мелихово. Автор ставит своей задачей проанализировать религиозную жизнь семьи Чеховых, раскрыть некоторое слабо известные факты из истории монастыря, показать православные взгляды А.А. Чехова на фоне духовного кризиса российской интеллигенции конца XIX в. Работа основана на принципах историзма, системности, объективности, методологической базой исследования выступает историко-генетический метод, в основе которого по определению академика И.Д. Ковальченко находится «последовательное раскрытие свойств, функций и изменений изучаемой реальности в процессе ее исторического движения, что позволяет в наибольшей степени приблизиться к воспроизведению реальной истории объекта». Научная новизна статьи заключается в самой постановке темы: автор стремится охарактеризовать религиозные и светские контакты между семьей Чеховых и братией обители и уточнить вопрос о религиозности самого А.П. Чехова. Научная новизна исследования определяется также привлечением архивных документов. Рассматривая библиографический список статьи, как позитивный момент следует отметить его масштабность и комплексность (всего список литературы включает в себя 20 различных источников и исследований). Используемые автором источники можно разделить на две группы: опубликованные (письма А.П. Чехова) и неопубликованные из фондов Центрального государственного архива г. Москвы и архива монастыря Вознесенская Давидова пустынь. Из привлекаемых автором исследований укажем на биографические работы К.М. Виноградовой и А.П. Кузичевой, а также труды, в которых дается оценка религиозной жизни писателя. В целом, на наш взгляд, комплексное использование различных источников и исследований позволило автору собрать необходимый материал для дальнейшего анализа и обобщений. Так же к позитивным моментам отнесем и краткий анализ литературы, осуществленный автором рецензируемой статьи. Стиль работы является научным, вместе с тем доступным для понимания как тем, кто интересуется как духовной жизнью России конца XIX в., так и чеховианой. Апелляция к оппонентам представлена в выявлении проблемы на уровне собранной информации, полученной автором в ходе работы над темой исследования. Структура работы отличается определенной логичностью и последовательностью, в ней выделяется ряд разделов, в том числе введение и заключение. В начале автор определяет актуальность темы, показывает, что «изучение религиозных взглядов известных людей, в частности, писателя А.П. Чехова и членов его семьи в трудный для России период духовно-идеологических изменений и исканий, безусловно, может стать важным этапом в ходе формирования православной мотивации у российской молодежи». Автор обращает внимание, что как А.П. Чехов, так и его отец были активными жителями Мелихова и общались с братией Вознесенской Давидовой пустыни. В статье показано, что писатель и его отец, а также гости семьи посещали монастырь и религиозные службы, подробно рассказано о самом монастыре. Автор не обходит сложные вопросы: конфликт А.П. Чехова с настоятелем монастыря архимандритом Иоаникием. Как указывается в работе, «отказ о. Иоаникия помочь Антону Павловичу не повлиял на отношение Антона Павловича к монахам, и к монастырю, где он потом бывал неоднократно». Автор не дает ответа на вопрос были писатель верующим человеком, но однозначно отмечает, что А.П. Чехов был религиозным человеком. Главным выводом статьи является то, что «и родители Антона Павловича Чехова, и его сестра, и многочисленные гости, и сам Антон Павлович имели тесные связи» с обителью в Мелихово. Представленная на рецензирование статья посвящена актуальной теме, вызовет интерес у читателей, а ее материалы и выводы могут быть использованы в курсах лекций по культурологии и литературоведению, так и в различных спецкурсах. В то же время к статье есть следующие замечания: 1. В заключении статьи автор сначала пишет, что «Антон Павлович был человеком религиозным, но был ли он глубоко верующим человеком? Однозначно ответить сложно», а потом указывает, что «На примере истории Вознесенской Давидовой пустыни мы показали, что знаменитый писатель был человеком верующим (он посещал службы)». Необходимо заново переформулировать и сделать более корректными данные выводы. 2. Автор справедливо говорит о духовном кризисе, охватившем в конце XIX в. русское общество, но не показывает его причины. 3. Необходимо вычитать текст с точки зрения русского литературного языка. Так, у автора значится: «Во второй половине ХIХ в. в России постепенно разрастался духовный кризис, который затронул разные стороны жизни россиян, в том числе и религиозную сферу: наблюдалось ослабление религиозности во всех слоях российского населения, ы том числе и в семьях самих священников». 4. Библиография статьи должна быть приведена в соответствие с требованиями ГОСТ. После исправления указанных замечаний статья может быть рекомендована для публикации в журнале «Человек и культура».
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"