по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Здоровье и болезнь: цветовые ассоциации в современной русской культуре
Грибер Юлия Александровна

доктор культурологии

профессор, Смоленский государственный университет

214000, Россия, Смоленская область, г. Смоленск, ул. Пржевальского, 4

Griber Yulia Alexandrovna

Doctor of Cultural Studies

professor of the Department of Social Studies and Philosophy at Smolensk State University

214000, Russia, Smolenskaya oblast', g. Smolensk, ul. Przheval'skogo, 4

y.griber@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Юнг Ивар Лауритц

магистр архитектуры, старший преподаватель, кафедра дизайна, Университет Линнеус

391 82, Швеция, г. Kalmar, ул. Nygatan, 18A

Jung Ivar Lauritz

Senior Educator, the department of Design, Linnaeus University

391 82, Shvetsiya, g. Kalmar, ul. Nygatan, 18A

ivar.jung@lnu.se

Аннотация.

Объектом исследования являются базовые, антропологически значимые концепты "здоровье" и "болезнь". Предмет исследования – связанные с этими концептами в современной русской культуре цветовые ассоциации. Автор подробно рассматривает интенсивность цветовых ассоциаций (этот показатель оценивался на основе количества совпадений цветовых выборов для каждого понятия у разных респондентов), анализирует корреляции ассоциаций с цветовым тоном и различными группами оттенков (светлыми, чистыми, темными), выявляет связь понятий с ахроматическими цветами – белым, серым, черным. Особое внимание уделяется культурологической экспертизе установленных ассоциативных связей. Исследование проводилось методом эксперимента, в котором приняли участие 100 русскоязычных респондентов (М=36, F=64, средний возраст 23,73). Палитра эксперимента содержала 27 цветовых образцов системы NCS. Участникам эксперимента предлагалось выбрать для каждого из понятий наиболее подходящие цветовые образцы. Проведенное исследование позволило выявить устойчивые ассоциации концепта "болезнь" с темными зелено-желтыми и желтыми оттенками, которые в русской культуре ассоциируются с разложением, распадом, гниением. В структуре хроматического образа концепта "здоровье" выделены два ядра: в красно-желтой и зеленой частях спектра. Ядро в красно-желтой части спектра соотносится с образом здорового человека, который в русской лингвокультуре семантически связан со здоровым цветом лица и естественным румянцем. Доминирование зеленых оттенков объясняется устойчивым взаимодействием в русской национальной концептосфере понятий "здоровье" и "природа". Новизна исследования заключается в количественной характеристике хроматической структуры концептов "здоровье" и "болезнь"; определении тона, светлоты, насыщенности оттенков, формирующих цветовые ассоциации, и визуализации полученных ассоциативных связей.

Ключевые слова: цвет, концепт, здоровье, болезнь, перцептивный образ, эксперимент, ассоциативная связь, цветовые ассоциации, социокультурное исследование, русская культура

УДК:

008.009

DOI:

10.25136/2409-8744.2018.5.23491

Дата направления в редакцию:

14-07-2017


Дата рецензирования:

04-07-2017


Дата публикации:

31-10-2018


Публикация подготовлена в рамках поддержанного РФФИ научного проекта № 15-03-00733.

Abstract.

The object of this research is the basic, anthropologically significant concepts of “health” and “sickness”. The subject of this research is the color associations in the modern Russian culture related to these concepts. The author carefully examines the intensity of color associations (this factor was assessed based on the number of color matches for each concept among various respondents), analyzes the correlation of associations with the color hue and diverse groups of shades (light, clear, dark), and determines the link between the concepts with achromatic colors – white, gray, and black. Special attention is given to the culturological expertise of the established associative connections. The research was conducted through the method of experiment, involving 100 Russian-speaking respondents (M=36, F=64, average age 23.73). The pallet consisted of 27 color samples from the Natural Color System (NCS). The participants were offered to select the most appropriate color samples for each concept. The conducted research allowed revealing the tolerant associations of the concept of “sickness” with dark green-yellow and yellow shades, which in the Russian culture indicate the decay, decomposition, deterioration. The structure of the chromatic image of the concept of “health” highlights two cores: in the red-yellow and green parts of the pallet. The core in the red-yellow part correlates with the image of a healthy person that in the Russian linguocultue semantically relates to healthy color of the face and natural blush. Prevalence of the green shades is explained by steady interaction in the Russian national sphere of concepts of the notions “health” and “sickness”. The scientific novelty of this work lies in quantitative characteristics of chromatic structure of the concepts of “health” and “sickness”; identification of the hue, lightness, saturation of the shades that form color associations and visualization of the acquired associative connections.  

Keywords:

associative link, experiment, perceptual image, sickness, health, concept, color, color associations, sociocultural research, Russian culture

Введение

К числу ведущих концептов, которые активно функционируют в социуме и потому известны большинству носителей русской культуры, относятся здоровье и болезнь1, обозначающие важные для человека витальные ценности. Не случайно культурно-специфические характеристики этих концептов в языковом сознании носителей русского языка не раз становились предметом исследований, в которых вербализованные концепты изучались с использованием различных методов: проводился анализ словарных дефиниций и синонимов ключевого слова, аксиологически маркированных высказываний (пословиц, поговорок, афоризмов), лексикографический, этимологический, сочетаемостный, концептуальный анализ (см., напр.: [1-6]).

Использовалась также стратегия ассоциативного эксперимента (см., напр.: [7-9]), когда испытуемым предлагали определенный список слов-стимулов, на каждое из которых они должны были предложить слова-реакции. Как правило, в качестве слов-стимулов использовались различные термины, обозначающие цвет. Иногда задача участников была обратной: подобрать к предложенным понятиям цветообозначения в качестве слов-реакций. Подобные исследования позволили зафиксировать устойчивые связи между концептами и отдельными цветообозначениями. Однако установленные результаты оказались достаточно неопределенными с точки зрения визуальных характеристик цвета.

В ряде экспериментов стимульный материал представлял собой образцы цвета. Однако в таких экспериментах, как правило, список понятий не предлагался и ассоциации носили свободный характер, что существенно повышало вариативность полученных ответов и, как следствие, размытость полученных сопоставлений [10, 11].

Накопленный значительный опыт конкретных исследований концептов здоровье и болезнь, позволяет достаточно полно представить их структуру и смысловое наполнение содержания. Тем не менее, перцептивный образ концептов и характеристики его визуальных элементов, до сих пор не получили достаточной разработки. Существующие исследования, если и затрагивают связанные с концептами цветовые ассоциации, ограничиваются, в основном, их вербальным описанием. Исходя из того, что базовые цвета культуры активно номинируют здоровье и болезнь, мы поставили перед собой цель, выявить более детальные характеристики хроматического образа концептов, визуализировать полученные цветовые ассоциации и провести их культурологическую экспертизу.

Материалы и методы

Инструментарий и процедура эксперимента

Исследование проводилось методом эксперимента, инструментарий которого был апробирован в 2015–2016 годах в ходе пилотного этапа в Швеции (N=70) и Непале (N=77) [12]

В задачи эксперимента входило уточнение хроматического образа двух концептов: здоровье и болезнь. Участники эксперимента должны были найти наиболее подходящие цветовые ассоциации для  этих понятий.

Палитра эксперимента содержала 27 цветовых образцов (рис. 1), разработанных c помощью системы естественных цветов, NCS (табл. 1). Она включала чистые оттенки четырех элементарных тонов2 (Y – желтого, R – красного, B – синего, G – зеленого) и четырех составных цветов (Y50R – оранжевый, R50B – фиолетовый, B50G – сине-зеленый, G50Y – зелено-желтый). Группа чистых оттенков в эксперименте условно обозначалась литерой В (табл. 1). Кроме того, для каждого тона были выбраны светлый (табл. 1, группа А) и темный (табл. 1, группа С) оттенки (рис. 2). В палитру были включены также ахроматические цвета – белый, серый и черный (табл. 1, группа 1).

Все цветовые образцы предъявлялись участнику эксперимента одновременно. Данные заносились в таблицу.

Рис. 1. Палитра эксперимента

Таблица 1

Цветовые образцы эксперимента

  

Рис. 2. Расположение оттенков группы А (слева), B (в центре) и С (справа)

 в треугольнике NCS

Участники эксперимента

В исследовании приняли участие 100 русскоязычных респондентов (M=36; F=64), средний возраст 23,73 (min = 17, max = 80). Никто из участников не испытывал проблем с восприятием цвета и цветоразличением.

Результаты

Матрица вариантов

В результате сопоставления 27 цветов с двумя понятиями можно построить матрицу из 54 возможных вариантов. 200 ответов участников, которые мы получили в ходе эксперимента, заполнили эту матрицу крайне неравномерно. Треть всех ячеек (18) осталась пустой: ни один из участников не связал предложенные понятия с определенным цветом. Больше четверти соответствий (12) были отнесены к числу единичных случаев, поскольку присутствовали лишь у одного или, максимум, двух участников эксперимента и, соответственно, не могли считаться значимыми. В наибольшей степени невыраженные и слабые ассоциации оказались характерными для синей части спектра (красно-синих (RB), синих (B) и сине-зеленых (BG) оттенков).

Таким образом, интерес для анализа цветовых ассоциации представляли менее половины (24) всех ячеек матрицы (рис. 3).

Наибольшее количество выборов (>10%) зафиксировано для двух оттенков желто-зеленого (В9 и С9) и желтого (B2 и С2) цветов, а также для чистых зеленого (В8) и оранжевого (В3).

Рис. 3. Матрица ассоциативных связей с оттенками

Ассоциации с цветовым тоном

Поскольку в современном обществе мы фактически имеем дело не просто с цветами, а с более абстрактными величинами, такими как тон, оттенок, яркость, насыщенность, на следующем этапе исследования мы провели детальный анализ каждой из составляющих цвета.

Наиболее устойчивые ассоциации с тоном для понятия здоровье были выявлены в зеленой (G) (27%), оранжевой (YR) (21%), желтой (Y) и красной (R) (по 14%) частях спектра.

С понятием болезнь чаще всего связывали зелено-желтые (GY) (35%), желтые (Y) (17%) и ахроматические (N) (15%) оттенки (рис. 4).

 

Рис. 4. Ассоциации с цветовым тоном

Ассоциации с группами оттенков

Распределение ассоциаций с каждым цветовым тоном по группам оттенков показал устойчивую закономерность (рис. 5): цвета здоровья формировались исключительно за счет чистых и светлых оттенков (52 и 47% соответственно), в то время как среди цветов болезни в основном доминировали темные (59%).

Подавляющее большинство участников эксперимента (88%) выбрали для обозначения здоровья и болезни цветовые оттенки из разных групп (рис. 6). Более половины всех участников (57%) соотнесли понятия с оттенками из соседних групп: чистый (B) – с одним понятием, светлый или темный (А или C) – с другим. Почти треть участников (31%) обозначила ассоциативные связи максимально контрастными оттенками: светлым (А) и темным (С).

Рис. 5. Ассоциации с группами оттенков

Рис. 6. Соотношение групп оттенков

Ассоциации с ахроматическими оттенками

Отдельно рассматривалась связь понятий с ахроматическими цветами – белым, серым, черным (рис. 7), которые выбрала для характеристики концептов пятая часть участников эксперимента (21%).

Мы зафиксировали отчетливую границу между ахроматическими цветовыми ассоциациями. Все участники, которые связали предъявленные понятия с ахроматическими цветами, ассоциировали здоровье с белым, а болезнь – с черным или серым.

  

Рис. 7. Ассоциации с цветовым тоном по группам оттенков

Обсуждение и выводы

Ассоциации с цветовым тоном

Полученные результаты подтвердили сделанные ранее выводы о  существовании выраженных цветовых ассоциаций в структуре концепта здоровье.

В частности, как и в психолингвистическом эксперименте А. Ю. Петкау с 80 русскоязычными респондентами в возрасте от 18 до 72 лет (M=28; F=52), которых просили ответить на вопрос «Какого цвета здоровье?», в ядре хроматического образа оказался зеленый цвет [8, c. 58-60]. Подтвердилась также ассоциативная связь концепта здоровье с розовым, голубым и белым цветами, а также отсутствие ассоциаций с синим.

Мы обнаружили в структуре хроматического образа концепта здоровье два ядра: в «теплой» красно-желтой и «холодной» зеленой частях спектра. Выявленные цветовые репрезентаторы здоровья хорошо согласуются с установленными в исследованиях Е. И. Кириленко [13], Н. М. Охрицкой [14], А. Ю. Петкау [7, 8], Л. В. Тулениновой [4, 5], Р. Р. Ялаловой [6] ассоциациями, которые формируют образную сторону концепта.

Доминирование зеленых оттенков, скорее всего, вызвано устойчивыми ассоциациями понятия со здоровой средой, образ которой строится на связи с нетронутой природой, сочной растительностью, листвой деревьев и травой. По данным Л. В. Тулениновой, в русской национальной концептосфере концепт природа является одним из максимально взаимодействующих с концептом здоровье [4]. Здоровье соотносится с природной, прежде всего, растительной полнотой жизни. В основе традиционного представления о здоровье лежат естественность и стихийная природность [13, c. 66-74].

Ядро в теплой части спектра соотносится с образом здорового человека, который в наивной картине мира ассоциируется со здоровым цветом лица и естественным румянцем. Здоровье в русской наивной языковой картине мира прежде всего связано с гармоничным строением и правильным функционированием человеческого организма [6]; [7, c. 195]. Отмеченная связь отражается в словосочетаниях кровь с молоком, полнокровный, цветущий, которые формируют синонимический ряд лексемы «здоровье» в словарях [8, c. 37-38]; [14, c. 106-115]; [15, c. 48-50]. Хроматически этот образ выражается с помощью определенных «телесных» оттенков (см., напр.: [16]): прежде всего, это оттенки красного цвета, светлые красно-желтые и желтые тона, которые хорошо заметны в структуре хроматического образа концепта здоровье.

Более насыщенные оттенки желто-красной части спектра, по всей видимости, связаны с тем, что в обыденном сознании здоровье ассоциируется также с силой,  энергией, счастьем, благополучием, которые в русской культуре соотносятся с солнцем, светом, огнем (в синонимическом ряду понятия это, в частности, отражается в выражениях пышущий здоровьем, в силе, сильный, полный сил, энергии, могучий, мощный и и др.) [8, c. 39]; [13, c. 66-74]; [14, 122-130]; [15, c. 48-50], а также с красотой, которая в языке передается растительными метафорами (свеж как огурчик, наливное яблочко, ягодка, цветочек, персик и т.д.) [6, c. 32-36]; [17, c. 613-620].

Оба образа непосредственно связаны между собой представлением  об исходных природно заданных основаниях здоровья и вместе подтверждают «глобальный антропоцентризм» [15, c. 50] характеристик здоровья (они все относятся к человеку), который, по нашему мнению, объясняет и отсутствие ассоциаций этого концепта с синим и фиолетовым цветом. Синий цвет неба – в наименьшей степени материальный из всех цветов [18]. Семантика обоих цветов (синего и фиолетового) связана с «нечеловеческими» качествами – божественностью, вечностью, бесконечностью [14, с. 143-153]

Структура хроматического образа концепта болезнь с ядром в желто-зеленой части спектра тоже хорошо согласуется с полученными ранее выводами. В частности, с предположением о дуальном характере взаимодействия концептов здоровье и болезнь, сделанным в ходе изучения вербальных репрезентаций концептов в русском языке (материалом этого исследования послужили данные из словарей, паремиологических справочников, художественных текстов и текстов СМИ, научных справочников, энциклопедий и других научно-популярных изданий, статей, размещенных на интернет-сайтах) [4]. Проведенный анализ ассоциативного поля убеждает в том, что базовые концепты, пересекающиеся с элементами концепта здоровье, в русской лингвокультуре актуальны также и для концепта болезнь. Это значит, что в хроматическом слое концепта болезнь, скорее всего, отражены те же образы, что и в концепте здоровье, только со значительным сдвигом в сторону темных оттенков, ассоциативно связанных с разложением, распадом, гниением и т.п. процессами разрушения.

Ассоциации с ахроматическими оттенками

Ожидаемыми оказались и ассоциации с ахроматическими оттенками – белым, серым и черным, отражающие, прежде всего, оценочные значения, коррелирующие со здоровьем и болезнью.

В народном сознании болезнь – абсолютное зло, связанное с внедрением демонических сил, утратой жизненного начала, регрессией к дочеловеческим формам существования [19, c. 38]. Образная сторона концепта болезнь представляет собой ассоциации со стихийными бедствиями и мифологемой «демон». Это во многом связано с тем, что первые попытки объяснения болезни и болезненных состояний носили мифологический характер. Мифологема болезни «зло, проистекающее от потустороннего (нижнего) мира» [4, c. 7-8] сохранилась в фольклорных и прецедентных текстах языка, продолжая оказывать заметное влияние на формирование структуры концепта. 

Негативная оценка болезни соответствует ассоциациям с черным и серым цветом. Черный цвет ассоциируется с гибелью и трауром, потерей и утратой, скорбью и горем. С ним связывают действия темных злых сил. Этот цвет в основном характеризует отрицательные признаки предметов, явлений, человеческих качеств (мрачный, печальный, угрюмый, безрадостный, зловещий, коварный, дьявольский, незаконный, нелегальный и др.) [14, c. 84-96]. Концептуальное содержание серого тоже наполнено преимущественно отрицательными значениями [14, c. 97-103]. Оно включает описание погоды в значении пасмурный, хмурый, ненастный, а также характеристики внешности, настроения, состояния человека, которые ассоциируются с унынием, скукой, старостью и болезнями.

Наоборот, здоровье рассматривается как благо, проявление доброго начала [13, c. 66-74]. Положительная оценка здоровья соответствует ассоциациям с белым цветом, который, является маркером внутренних положительных характеристик человека: доброты, честности, искренности, невиновности, благородства и др. (ср.: [14, c. 71-83]). За белым закреплена символика жизни, света, мира, духовности, чистоты [20, c. 120-121]; [21, c. 136-137].

Символическая связь белого цвета с чистотой и порядком, которую подчеркивали в своих работах Д. Бэчелор [22], Ж. Бодрийяр [23] и др., хорошо прослеживается в том, что именно в «хирургически-девственный» белый цвет в значительной мере окрашивается все, что является непосредственным продолжением человеческого тела, – ванная комната, кухня, постельное и нательное белье. Именно этот цвет доминирует в «органической» сфере, где «действует императив чистоты и первичных телесных забот». Постепенно сюда проникают и другие оттенки, но встречают сильное сопротивление [23, c. 38].

В целом совпадение результатов анализа ассоциаций с цветовым тоном и ахроматическими оттенками с данными предыдущих исследований свидетельствует о высокой степени валидности полученных в ходе эксперимента показателей. Вместе с тем, мы выявили новые, не описанные ранее моменты, важные для понимания перцептивного образа концептов. Эти моменты, прежде всего, касались распределения ассоциаций по группам оттенков.

Ассоциации с группами оттенков

Эксперимент позволил уточнить визуальные характеристики цветообозначений. Он показал, что перцептивный образ обоих концептов чувствителен не только к тону, но и к количественным различиям внутри одного и того же цвета (светлоте), его относительной яркости и насыщенности (чистоте).

Наиболее отчетливо это проявилось в семантике оттенков желтого и зеленого цветов, которые, по наблюдениям исследователей, обладают смысловой двойственностью и многозначностью.

Анализ референтов зеленого и их коннотаций, представленный Н. М. Охрицкой [14, c. 132-142], показывает связь этого цвета в русской лингвокультуре сразу с обоими концептами. С одной стороны, через ассоциации со свежестью чего-то молодого и сочного, в нем прослеживается множество переносных значений, связанных с молодостью, юностью, силой и здоровьем (в древности на Руси травянистые растения с лечебными свойствами даже называли «зельем» [24, c. 41]). С другой – через связь с незрелым, сырым – проходят ассоциации с болезненностью. В группу цветов с «болезненной» коннотацией входят и оттенки зеленого, которые связаны с видом гниющих растений, соотносятся с цветом болота и торфа [21, c. 191]. На основе изучения многозначности лексемы, Н. М. Охрицкая приводит вербальное разделение зеленых оттенков на две части: по ее мнению, изумрудные, ярко-зелёные и яблочные оттенки, которые ассоциируются с явлениями и объектами царства растений, символически связаны с ростом, гармонией и здоровьем; бледные, тусклые, ядовито-зеленые и сине-зелёные – со смертью, разложением, психологическим разладом и болезнью [14, c. 132-142]. Полученные в ходе нашего эксперимента хроматические структуры концептов позволили визуализировать и уточнить вербальное разделение. На схемах (рис. 3, 7) хорошо видно, что со здоровьем ассоциируется чистый зеленый (S 1565-G) и светлые сине-зеленые оттенки (S 0520-B50G), с болезнью – темные оттенки всей зеленой части спектра (S 6020-B50G, S 6020-GY, S 6020-G50) и чистый желто-зеленый (S 6020-G50Y).

Необходимое разделение эксперимент позволил сделать также в группе желтых оттенков. По данным Р. Р. Ялаловой [6, c. 46], полученным в результате анализа фразеологических единиц, вербализующих болезнь в русском языке (267 ФЕ), в цветовой гамме, характеризующей болезнь, активно используется желтый (желтый как лимон, желтый как померанец – от болезни). На то, что лимонный желтый связан с такими ассоциациями как кислый, ядовитый, искусственный, опасный, болезненный, указывает также Г. Браэм [20, c. 67]. В русской культуре желтый – это цвет лжи, обмана, сумасшествия [24, c. 39]. Этот цвет считался опасным и во многих обрядах воспринимался как нежелательный (например, в свадебном венке невесты), а в приметах противопоставлялся красному, отражая противопоставление здоровья и болезни [25, c. 22]. Некоторые оттенки желтого явно соотносятся с болезненным состоянием – с гноем, мочой и калом, с цветом жалящих ос и неподвластными человеку песками пустынь [21, c. 211-212]. По данным нашего исследования, в этом случае имеется в виду холодный светлый оттенок желто-зеленого цвета (S 0520-G50Y) и затемненный желтый (S 6020-Y). Теплые и чистые оттенки желтого (S 0580-Y, S 0585-Y50R, S 0520-Y, S 0520-Y50R), наоборот, соотносятся со здоровьем.

Принцип составления пар участниками подтвердил оппозиционность признаков, которые формируют понятийную сторону концептов здоровье и болезнь. Проведенный Л.В. Тулениновой лингвистический анализ концептов позволил выявить такие характеристики, как «целостность – нарушение целостности», «устойчивость – неустойчивость функционирования организма человека», «сила – слабость» [4]. В нашем эксперименте участники, как правило, противопоставляли изучаемые концепты по светлоте, подбирая для них более или менее контрастные по этому показателю оттенки.

В целом использование в качестве стимульного материала цветных образцов и направленное ограничение ассоциаций позволили провести количественный анализ хроматической структуры концептов здоровье и болезнь, определить тон, светлоту и насыщенность оттенков, формирующих цветовые ассоциации, и визуализировать хроматические образы, которые эти концепты приобрели в русской культуре. Инструментарий эксперимента и апробированные в работе принципы описания цветовых ассоциаций могут применяться для структурирования хроматических образов других антропологически значимых концептов. Исследование имеет широкие перспективы дальнейшего развития на материале других культур и значительный прикладной потенциал. Результаты могут быть востребованы при составлении тематических словарей и справочников, в педагогической деятельности, а также при решении целого спектра практических задач архитектуры, дизайна, рекламной коммуникации.

Примечания

1В соответствии с лингвистической традицией, концепты, ментальные категории и субкатегории обозначены в тексте курсивом.

2 Элементарные цвета в системе NCS считаются унитарными цветовыми тонами, поскольку в них нет примеси другого цвета: желтый – этот тот, в котором нет ни зеленоватого, ни красноватого; красный – тот, в котором нет ни желтоватого, ни синеватого; синий – тот, в котором нет ни красноватого, ни зеленоватого, зеленый – тот, в котором нет ни синеватого, ни желтоватого. Все другие цветовые тона оцениваются как смеси двух унитарных цветовых тонов. Чистыми считаются цвета, которые содержат максимальную концентрацию цветового тона и имеют наибольшую хроматичность [26, c. 132-135].

Библиография
1.
Бухтоярова Г. Ю. Отображение феноменов болезнь и здоровье в русской языковой картине мира: дис. … канд. филол. наук. М.: МГУ, 2010. 257 с.
2.
Мельникова С. А. Мотивационная и генетическая характеристика лексико-семантического поля «Сила, здоровье / слабость, болезнь» в русском языке: дис. … канд. филол. наук. М.: МГУ, 2012. 464 с.
3.
Тимошенко Л. О. Скалярно-антонимический комплекс концепта «здоровье» в русском и английском языках: дис. … канд. филол. наук. Уфа: БашГУ, 2005. 170 с.
4.
Туленинова Л. В. Концепты «здоровье» и «болезнь» в английской и русской лингвокультурах: дис. … канд. филол. наук. Волгоград: ВГПУ, 2008. 248 с.
5.
Туленинова Л. В. К вопросу о месте здоровья и болезни в лингвоцветовой картине мира // Науковi записки НДУ iм. М. Гоголя. Фiлологiчнi науки. 2014. Кн. 2. С. 252-256.
6.
Ялалова Р. Р. Фразеологические единицы, характеризующие болезнь–здоровье в английском, немецком и русском языках: дис. … канд. филол. наук. Казань: КФУ, 2014. 300 с.
7.
Петкау А. Ю. Концепт здоровье как культурный феномен (на материале русского паремиологического фонда) // Известия Уральского федерального университета. Сер. Гуманитарные науки. 2014. № 1 (124). С. 192-202.
8.
Петкау А. Ю. Концепт здоровье: модификация когнитивных признаков (по данным газетных и рекламных текстов советского и постсоветского периодов): дис. … канд. филол. наук. Екатеринбург: УрФУ, 2015. 239 с.
9.
Petkau A. Modeling of the concept Health in soviet and post-soviet information space in media texts // Journal of Language and Literature. 2015. No. 1, Vol. 6. P. 137-141.
10.
Boyatzis C. J., Varghese R. Children’s emotional associations with colors // The Journal of Genetic Psychology. 1994. No. 155. P. 77-85.
11.
Алымова Е. Н. Цвет как лингвокогнитивная категория в русской языковой картине мира: дис. канд. филол. наук. СПб.: СПбГУ, 2007. 268 с.
12.
Jung I. What are the Colours of the Words 'Me' and 'Others'? // Сolor in urban life: images, objects and spaces / ed. by I. C. Ivanovic. Santiago: Asociación Chilena del Color, 2016. P. 188-191.
13.
Кириленко Е. И. Концепт здоровья в русской языковой традиции // Бюллетень сибирской медицины. 2005. № 3. С. 66-74.
14.
Охрицкая Н. М. Лингвокультурологический аспект многозначности цветонаименований: дис… канд. филол. наук. Челябинск: ЧелГУ, 2012. 202 с.
15.
Троян С. В. Синонимический ряд «здоровый»: о смыслах, входящих в концепт «здоровье» // Гуманитарные исследования. 2014. № 2 (3). С. 48-50.
16.
Perrett D., Whitehead R., Re D. et al. Face colour, health, lifestyle and attractiveness // Perception. 2011. No. 40. P. 23-24.
17.
Ковшова М. Л. Понятие красоты в русской фразеологии и фольклоре: внешние качества и внутренние свойства человека // Логический анализ языка. Языки эстетики: концептуальные поля прекрасного и безобразного / под ред. Н. Д. Арутюновой. М.: Индрик, 2004. С. 613-620.
18.
Тресиддер Д. Словарь символов. М.: Фаир-пресс, 1999. 448 с.
19.
Кириленко Е. И. Медицина как феномен культуры: опыт гуманитарного исследования: автореферат дис. … доктора филос. наук. Томск: ТГУ, 2009. 43 с.
20.
Браэм Г. Психология цвета. М.: АСТ, 2009. 158 с.
21.
Серов Н. В. Цвет культуры: психология, культурология, физиология. СПб.: Речь, 2004. 672 с.
22.
Batchelor D. Chromophobia. London: Reaktion Books, 2000. 128 p.
23.
Бодрийяр Ж. Система вещей. М.: Рудомино, 2001. 224 с.
24.
Сурина М. О. Цвет и символ в искусстве, дизайне, архитектуре. М.: МарТ, 2006. 152 с.
25.
Колосова В. Б. Лексика и символика славянской народной ботаники. Этнолингвистический аспект. М.: Индрик, 2009. 352 с.
26.
Агостон Ж. Теория цвета и ее применение в искусстве и дизайне. М.: Мир, 1982. 184 с
References (transliterated)
1.
Bukhtoyarova G. Yu. Otobrazhenie fenomenov bolezn' i zdorov'e v russkoi yazykovoi kartine mira: dis. … kand. filol. nauk. M.: MGU, 2010. 257 s.
2.
Mel'nikova S. A. Motivatsionnaya i geneticheskaya kharakteristika leksiko-semanticheskogo polya «Sila, zdorov'e / slabost', bolezn'» v russkom yazyke: dis. … kand. filol. nauk. M.: MGU, 2012. 464 s.
3.
Timoshenko L. O. Skalyarno-antonimicheskii kompleks kontsepta «zdorov'e» v russkom i angliiskom yazykakh: dis. … kand. filol. nauk. Ufa: BashGU, 2005. 170 s.
4.
Tuleninova L. V. Kontsepty «zdorov'e» i «bolezn'» v angliiskoi i russkoi lingvokul'turakh: dis. … kand. filol. nauk. Volgograd: VGPU, 2008. 248 s.
5.
Tuleninova L. V. K voprosu o meste zdorov'ya i bolezni v lingvotsvetovoi kartine mira // Naukovi zapiski NDU im. M. Gogolya. Filologichni nauki. 2014. Kn. 2. S. 252-256.
6.
Yalalova R. R. Frazeologicheskie edinitsy, kharakterizuyushchie bolezn'–zdorov'e v angliiskom, nemetskom i russkom yazykakh: dis. … kand. filol. nauk. Kazan': KFU, 2014. 300 s.
7.
Petkau A. Yu. Kontsept zdorov'e kak kul'turnyi fenomen (na materiale russkogo paremiologicheskogo fonda) // Izvestiya Ural'skogo federal'nogo universiteta. Ser. Gumanitarnye nauki. 2014. № 1 (124). S. 192-202.
8.
Petkau A. Yu. Kontsept zdorov'e: modifikatsiya kognitivnykh priznakov (po dannym gazetnykh i reklamnykh tekstov sovetskogo i postsovetskogo periodov): dis. … kand. filol. nauk. Ekaterinburg: UrFU, 2015. 239 s.
9.
Petkau A. Modeling of the concept Health in soviet and post-soviet information space in media texts // Journal of Language and Literature. 2015. No. 1, Vol. 6. P. 137-141.
10.
Boyatzis C. J., Varghese R. Children’s emotional associations with colors // The Journal of Genetic Psychology. 1994. No. 155. P. 77-85.
11.
Alymova E. N. Tsvet kak lingvokognitivnaya kategoriya v russkoi yazykovoi kartine mira: dis. kand. filol. nauk. SPb.: SPbGU, 2007. 268 s.
12.
Jung I. What are the Colours of the Words 'Me' and 'Others'? // Solor in urban life: images, objects and spaces / ed. by I. C. Ivanovic. Santiago: Asociación Chilena del Color, 2016. P. 188-191.
13.
Kirilenko E. I. Kontsept zdorov'ya v russkoi yazykovoi traditsii // Byulleten' sibirskoi meditsiny. 2005. № 3. S. 66-74.
14.
Okhritskaya N. M. Lingvokul'turologicheskii aspekt mnogoznachnosti tsvetonaimenovanii: dis… kand. filol. nauk. Chelyabinsk: ChelGU, 2012. 202 s.
15.
Troyan S. V. Sinonimicheskii ryad «zdorovyi»: o smyslakh, vkhodyashchikh v kontsept «zdorov'e» // Gumanitarnye issledovaniya. 2014. № 2 (3). S. 48-50.
16.
Perrett D., Whitehead R., Re D. et al. Face colour, health, lifestyle and attractiveness // Perception. 2011. No. 40. P. 23-24.
17.
Kovshova M. L. Ponyatie krasoty v russkoi frazeologii i fol'klore: vneshnie kachestva i vnutrennie svoistva cheloveka // Logicheskii analiz yazyka. Yazyki estetiki: kontseptual'nye polya prekrasnogo i bezobraznogo / pod red. N. D. Arutyunovoi. M.: Indrik, 2004. S. 613-620.
18.
Tresidder D. Slovar' simvolov. M.: Fair-press, 1999. 448 s.
19.
Kirilenko E. I. Meditsina kak fenomen kul'tury: opyt gumanitarnogo issledovaniya: avtoreferat dis. … doktora filos. nauk. Tomsk: TGU, 2009. 43 s.
20.
Braem G. Psikhologiya tsveta. M.: AST, 2009. 158 s.
21.
Serov N. V. Tsvet kul'tury: psikhologiya, kul'turologiya, fiziologiya. SPb.: Rech', 2004. 672 s.
22.
Batchelor D. Chromophobia. London: Reaktion Books, 2000. 128 p.
23.
Bodriiyar Zh. Sistema veshchei. M.: Rudomino, 2001. 224 s.
24.
Surina M. O. Tsvet i simvol v iskusstve, dizaine, arkhitekture. M.: MarT, 2006. 152 s.
25.
Kolosova V. B. Leksika i simvolika slavyanskoi narodnoi botaniki. Etnolingvisticheskii aspekt. M.: Indrik, 2009. 352 s.
26.
Agoston Zh. Teoriya tsveta i ee primenenie v iskusstve i dizaine. M.: Mir, 1982. 184 s
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"