Статья 'Музыкальное образование Бурятии: становление и развитие Колледжа искусств им. П.И. Чайковского (1920-1940-е гг.)' - журнал 'Человек и культура' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Музыкальное образование Бурятии: становление и развитие Колледжа искусств им. П.И. Чайковского (1920-1940-е гг.)

Самбуева Светлана Бальжинимаевна

кандидат исторических наук

доцент, кафедра музыкального и художественного образования, ФГБОУ ВО "Бурятский государственный университет"

670000, Россия, г. Улан-Удэ, ул. Смолина, 24а

Sambueva Svetlana

PhD in History

Docent, the department of Music and Artistic Education, Buryat State University

670000, Russia, Ulan-Ude, Smolina Street 24a

zambueva20-06@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Дугарова Татьяна Бальжинимаевна

заместитель председателя, Комитет культуры и искусств, начальник отдела искусств, народного творчества и образования, Министерство культуры Республики Бурятия, Россия, г. Улан-Удэ

670000, Россия, Республика Бурятия, г. Улан-Удэ, ул. Ленина, 30

Dugarova Tatyana

Deputy Chairman of the Culture and Art Committee, Head of the Department of Art, Folklore, and Education, Ministry of Culture of the Republic of Buryatia, Russia, Ulan-Ude

670000, Russia, the Republic of Buryatia, Ulan-Ude, Lenina Street 30

baihua2003@mail.ru

DOI:

10.7256/2409-8744.2016.5.20769

Дата направления статьи в редакцию:

17-10-2016


Дата публикации:

24-10-2016


Аннотация.

Объектом исследования является система профессионального музыкального образования в период с 1920 по 1940 гг. Предметом исследования является история становления и развития первого в Республике Бурятия учреждения музыкального образования - Колледжа искусств имени П. И. Чайковского. Актуальность изучения истории музыкального образования обусловлена потребностью в осмыслении аспектов развития национальной культуры и образования. Результаты исследования могут послужить отправной точкой для создания инновационных учреждений в сфере музыкального образования, сохраняющих лучшие национальные традиции республики. Область применения результатов – история культуры Бурятии, сохранение культурного наследия, история музыкального образования Бурятии, история Колледжа искусств им. П.И. Чайковского. Метод исследования связан с комплексным анализом истории становления и развития Колледжа искусств им. П. И. Чайковского. К проведенному историческому исследованию был применен метод сбора, обобщения и анализа архивных документов. Научная новизна исследования состоит в том, что дана целостная картина становления и развития Колледжа искусств им. П. И. Чайковского в 1920-1940 гг. в контексте конкретно-исторических условий советского общества; показано влияние политики государства на формирование и развитие профессионального музыкального образования в республике; введены в научный оборот уникальные архивные материалы.

Ключевые слова: музыкальное образование Бурятии, Верхнеудинский музыкальный техникум, музыкально-инструктивная передвижка, Бурят-Монгольский техникум искусств, Бурят-Монгольское театрально-музыкальное училище, Музыкальное училище, Колледж искусств, Борис Сальмонт, Павел Берлинский, Доржи Линхобоев

УДК:

78(091)(571.54)

Abstract.

The object of this research is the system of professional music education during the period of 1920-1940. The subject is the history of establishment and development of the first in the Republic of Buryatia music school – College of Arts named after P. I. Tchaikovsky. The relevance of the study of the history of music education is substantiation by the need for understanding the aspects of development of the national culture and education. The results of the research can serve as the starting point for creation of the innovation institutions in the sphere of music education, which would preserve the best national traditions of the Republic. The area of application of the results is the history of culture of Buryatia, as well as history of P. I. Tchaikovsky College of Arts. The scientific novelty of this work consists in the fact that it provides a complete picture of the establishment and development of P. I. Tchaikovsky College of Art in the 1920-1940’s in the context of the specific historical circumstances of Soviet society. The authors demonstrate the impact of state policy upon formation and development of the professional music education in the Republic, as well as introduce the unique archive materials into the scientific discourse.

Keywords:

Dorzhi Lunkhoboev, Pavel Berlinsky, Boris Salmont, College of Arts, Music school, Buryat-Mongolian School of Theatre and Music, Buryat-Mongolian College of Arts, Development of professional music education, Verkhneudinsk Music College, Music education of Buryatia

Историю становления и развития Колледжа искусств им. П.И. Чайковского, которому в 2016 г. исполнилось 85 лет, в исследуемый период – 1920-1940-е гг. - можно с определенной долей условности разделить на три этапа:

- подготовительный – 1920-1930 гг.;

- открытие Бурят-Монгольского техникума искусств и первые годы становления – 1931-1935 гг.;

- преобразование техникума искусств в Бурят-Монгольское театрально-музыкальное училище – 1936-1940 гг.

По призыву Народного комиссариата просвещения, возглавляемого в 1920 гг. А. В. Луначарским, для помощи в строительстве новой культуры в национальные республики выехали молодые специалисты - инженеры, педагоги, музыканты и др. Не составила исключения и Бурят-Монгольская АССР. Как известно, становление профессиональной музыкальной культуры в Бурятии связано с именами композиторов – В. И. Морошкина, Р. М. Глиэра, М. П. Фролова, Л. К. Книппера, С. Н. Ряузова и Б. С. Майзеля, педагога и композитора П. М. Берлинского, инструменталистов-исполнителей и педагогов – В. Д. Обыденной, В. Б. Шестаковой, В. С. Соколовой, В. Б. Болдырева, Н. И. Маторина и многих других. Их деятельности была многогранной и плодотворной, а основными направлениями были: подготовка национальных кадров и музыкально-просветительская работа [11].

В 1920 г. в г. Верхнеудинске была открыта музыкальная школа [6], которая находилась в ведомстве Министерства народного просвещения Дальневосточной республики. Педагогическим коллективом тех лет руководил Л. Б. Клейман, выпускник Берлинской консерватории. Под его началом работали скрипач Н. А. Новиков, теоретик А. А. Виноградов, пианистки В. Д. Обыденная и А. И. Поппель, выпускница музыкальной школы [20, с. 7.].

Имя Веры Дмитриевны Обыденной занимает особое место в истории музыкального образования и музыкального искусства Бурятии. Одаренная пианистка, педагог по призванию, талантливый музыкант-организатор, воспринявшая лучшие традиции русской культуры в годы обучения в Санкт-Петербургской консерватории (класс преподавателя Л. В. Николаева), она заложила основы профессионального образования в Бурятии.

Учебный план был рассчитан на пять лет обучения. В школе функционировали два коллектива – симфонический оркестр и хор. «Музыкальная школа была новым культурным явлением. Она вела большую работу по пропаганде музыкального искусства, была центром всей музыкальной жизни города. Ни один благотворительный концерт не обходился без участия преподавателей или учеников школы» [8]. Преподаватели музыкальной школы организовывали концерты камерной музыки и лекции о музыке, вели уроки музыки в общеобразовательных школах.

Так, в архивах Детской школы искусств №1 им. Л. Линховоина сохранилась афиша от 7 июня 1921 года, извещающая о проведении Концерта – публичного акта 1-го академического года учащихся музыкальной школы. В Концерте принимали участие ученики и ученицы по классам: фортепиано: А. П. Насоновой и В.Д. Обыденной, пения: Ф. В. Костина и Б. В. Шамраевского, скрипки: Н. И. Никитина. Перед началом концерта был прочитан краткий доклад о деятельности музыкальной школы и значении музыкального образования [2].

В первые годы существования школа содержалась на средства Министерства народного просвещения, обучение проводилось бесплатно. Но нерегулярная выдача жалованья и пайков, запрет на проведение платных концертов привели к тому, что часть педагогов уволилась в поисках других заработков. Оркестр и хор распались, и в школе осталась только группа энтузиастов. Поэтому с 1921 г. музыкальная школа перешла на платное обучение и содержалась уже на средства, поступавшие из родительских взносов. Постепенное уменьшение количества учеников стало одной из весомых причин реорганизации Верхнеудинской музыкальной школы в Верхнеудинский государственный музыкальный техникум (сентябрь, 1923) по типу среднего учебного музыкального заведения [16]. Заведовал техникумом А. А. Виноградов, он же вел теоретические предметы. В классе фортепиано преподавала В. Д. Обыденная, игре на скрипке обучал Н. А. Новиков. В связи с нехваткой педагогических кадров в техникуме преподавателями работали выпускники школы и даже учащиеся старших курсов. Первый набор было решено сделать в количестве 85 человек по следующим специальностям – скрипка, фортепиано и сольное пение. К сожалению, больше о первом музыкальном техникуме ничего не известно.

Дальнейшая ступень на подготовительном этапе становления музыкального образования была связана со несколькими событиями. Во-первых, с приездом в 1924 г. музыкально-инструктивной передвижки Московского Центрального дома искусств им. В. Д. Поленова, в составе этнографа и музыканта Б. П. Сальмонта (руководитель группы), М. М. Туляковой, Л. В. Субботиной. Под руководством Бориса Петровича Сальмонта работники передвижки записывали на фонограф и изучали музыкальный фольклор бурят, собирали музыкальные инструменты. Так, с июля по сентябрь 1926 г. экспедиция под руководством Б.П. Сальмонта записала 96 бурят-монгольских и 38 русских народных песен. Во время посещения буддийских храмов они изучали храмовые оркестры, записали танцы и несколько мелодий Мистерии Цам - торжественного религиозного служения, совершаемого ежегодно на открытом воздухе в буддийских храмах, создали «партитуру» обряда [9]. Заслуга музыкально-инструктивной передвижки еще заключается в том, что записанные ими и обработанные народные песни впервые зазвучали в исполнении фортепиано, скрипки и других классических инструментов. Также, результатом работы передвижки явилась первая выставка бурятских народных инструментов в Музее восточных культур в Москве (1930).

Другим событием в процессе становления музыкального образования стала организация осенью 1926 г. шестимесячных музыкальных курсов на базе художественной самодеятельности при Бурят-монгольском педагогическом техникуме, где преподавали музыкальную грамоту, сольфеджио, обучали игре на музыкальных инструментах (домре, гармошке, скрипке), в том числе и на национальных инструментах – хуре, лимбе и др. Кроме того, в программу занятий входили предметы общественно-гуманитарного цикла, теория и практика политико-просветительной работы, практика художественной работы в области литературного, музыкального и изобразительного искусства, методика и практика массовой работы [19, с. 54.]. Обучение продлилось до девяти месяцев и шесть человек – Г. Цыдынжапов, М. Шамбуева, И. Мадаев, Б. Башкуев, С. Раднаев, Л. Цыремпилов, успешно завершив эти курсы, стали «ядром концертной группы» [15, с. 7.], которая ездила по районам Бурятии с концертными выступлениями, а также просветительскими и этнографическими целями. Причем, пение обычно сопровождалось инструментальным аккомпанементом. Именно в этих поездках «будущие мастера сцены» совершенствовали профессиональное мастерство и определяли дальнейшую специализацию. Так, концертные поездки натолкнули любознательного, творческого активного Г. Цыдынжапова, в будущем режиссера и директора Бурятского театра оперы и балета, к наблюдениям над исполнением бурятских игр и ёохора (ёохор – традиционный бурятский круговой танец), приведшим впоследствии к созданию им театрализованного бурятского танца и заложить основы национального балета.

Следующим событием было открытие в 1928 г. в Верхнеудинске Национального клуба (Бурнацклуб), объединившего культурные силы города и ставшего базой для занятий «музыкального практикума передвижки». В следующем, 1929 г. Бурнацклуб был преобразован в Дом национального искусства с двумя студиями – музыкальной и театральной. Музыкальную студию возглавил композитор, дирижер, преподаватель Павел Михайлович Берлинский, а театральную – режиссер, педагог, организатор Александр Васильевич Миронский. Так же, как и многие представители русской интеллигенции, приехавшие в далекий провинциальный город, они внесли поистине неоценимый вклад в культуру Бурятии и заложили основы профессионального музыкального искусства нашей республики. В музыкальной студии было 3 класса – фортепиано, скрипка и контрабас и обучалось 10 человек – Гомбожап Цыдынжапов, Мария Шамбуева, Иннокентий Мадаев, Николай Таров, Анфиса Степанова, Антроп Ильин, Вениамин Тогушаков, Базар Будаев, Валерий Воскобойников, Вениамин Рудаков, в театральной –12, среди них - будущие мастера театрального искусства Бурятии Найдан Гендунова, Ульяна Болдонова и другие [14, с. 68]. Осенью 1929 г. в студии был объявлен дополнительный набор, и в октябре начался новый учебный год.

Таким образом, Верхнеудинская музыкальная школа, Верхнеудинский государственный музыкальный техникум, шестимесячные музыкальные курсы при Бурят-монгольском педагогическом техникуме, музыкальная студия Дома национального искусства явились своеобразной «экспериментальной школой» и заложили основы музыкального образования в Бурятии. Становление музыкального образования и профессиональной культуры в Бурятии, подготовка национальных кадров и музыкально-просветительская работа шли с помощью русских советских музыкантов, что было характерно и для других республик Союза.

Размышляя о перспективах развития музыкального искусства Бурятии П. М. Берлинский поставил на первое место «…подготовку кадров работников-музыкантов, исполнителей, педагогов, инструкторов» [7, с. 7]. Организация среднего учебного заведения, по мнению Павла Михайловича, являлась лишь одним «звеном» в широкой панораме культурного строительства: музыкальный театр, драматический театр, ансамбль народных инструментов, музыкальные кружки и школы, мастерские по производству бурятских музыкальных инструментов и музыковедческая деятельность. При создании техникума искусств или школы возникал ряд вопросов, которые можно было разрешить только на протяжении определенного временного периода: «Если это техникум, то для поступления в него нужна не только подготовка в объеме школы-семилетки, но и специальная музыкальная подготовка, требующая не менее четырех лет обучения, условие, фактически лишающее возможности укомплектовать школу. Если это школа первой ступени, то из нее не выйдут профессионалы, по окончании ее – дорога в техникум. Это значит, что образование должно затянуться от 7 до 9 лет. Ждать 7-9 лет проявления первых ласточек музыкального просвещения – в данных условиях для Бурятии роскошь недопустимая» [7, с. 8].

И тогда правительство молодой Бурят-Монгольской республики предпринимает довольно смелый шаг. Совет народных комиссаров республики издает постановление о реорганизации с 1 января 1931 г. действующих при Бурят-Монгольском Доме искусств музыкальной и театральной студий в Бурят-Монгольский техникум искусств.

Необходимо отметить, что именно в этом 1930/31 учебном году количество техникумов в Верхнеудинске возросло до девяти. К открытым ранее в 1924 г. двум педагогическим техникумам (русскому и бурятскому), в 1928 г. – сельскохозяйственному прибавились техникумы по подготовке землеустроителей и мелиораторов, работников искусства, финансовых, торговых, медицинских работников, техников для предприятий транспорта и промышленности [13, с. 10]. Таким образом, правительство республики решило значительный вопрос по подготовке собственных кадров для всех областей народного хозяйства.

Изначально в техникуме искусств планировалось обучение по четырем направлениям: музыка, театр, изобразительное искусство и литература [13, с. 98]. Но, по-видимому, в связи с организационными сложностями обучение продолжалось вестись лишь на двух отделениях: театральном и музыкальном. В перспективе выпускники этих отделений должны были составить основу коллектива музыкально-драматического театра, который был открыт в 1932 г. В те годы политика Коммунистической партии была направлена на создание целой сети учреждений культуры и искусств – библиотек, музеев, духовых, народных и симфонических оркестров, хоровых коллективов, венцом которой должны были стать театры – музыкальные и драматические. По единой модели происходило развитие данной сферы в национальных республиках Советского Союза.

Одним из первых директоров техникума был Доржи Линхобоевич Линхобоев – значительный культурно-общественный деятель республики.

В своей автобиографии он писал: «Я родился в 1906 году (в с. Гильбира, Селенгинского аймака), в бедной семье Линхобо Шагжиева. Мои родители занимались скотоводством, имели середняцкое хозяйство, а с 1933 года в совхозе им. Кирова. Никто из родственников не лишался избирательных прав и не подвергался репрессиям. Я, в 1931 году окончил Бурят-монгольский педагогический техникум, работал педагогом с 1 сентября 1931 года по 1 марта 1933 года в городских школах Улан-Удэ. Немного работал зав. заочным сектором Улан-Удэнского райкома ВКП (б), а затем по решению обкома ВКП(б) работал (с 1933 года по 1 августа 1936 года) директором Бурят-монгольского театрально-музыкального училища. В 1936 году я добился командировки в ГИТИС; первый год учился на 3 курсе директорского факультета, и когда организовали театроведческий факультет, я перешел на первый курс театроведческого факультета и окончил в 1941 году. После окончания института работал в течение двух лет завлитчастью Бурят-монгольского театра. С 1942 года работаю уполномоченным реперткома и работаю по совместительству Секретарем Правления Союза Советских писателей БМАССР и преподаю в театрально-музыкальном училище по истории театра.

Член ВКП (б) с 1932 года. Партвзысканий не имел и не имею. С 1944 года работаю секретарем партийной организации. Не судился. Жена, Бугаева Е.Н. – артистка Бурят-Монгольского ордена Ленина музыкально-драматического театра, социальное происхождение жены – бедняк, родители в колхозе. Сыну – три года» [1].

С 1 сентября 1936 г. по 30 июня 1941 г. он был студентом театроведческого факультета Государственного института театрального искусства им. А. В. Луначарского по специальности история и теория театра. Решением Государственной экзаменационной комиссии от 2 июля 1941 г. ему присвоена квалификация театроведа. Фактически Доржи Линхобоевич являлся первым театроведом Бурятии, получившим базовое образование в ГИТИСе им. Луначарского на вновь открывшемся театроведческом факультете. К сожалению, нет сведений о критической деятельности Д. Линхобоева, но в Национальном архиве Бурятии сохранились две его одноактные пьесы на бурятском языке и перевод на бурятский язык пьесы А. Островского «Не все коту масленица». Пьесы датируются 1948 г., а перевод – 1949 г.

Д. Л. Линхобоев – участник Первой декады бурят-монгольского искусства в Москве. Управление по делам искусств при СНК БМАССР отправляло письмо в адрес ректората с просьбой освободить от занятий студента тов. Линхобоева Доржи с 15 мая 1940 г. Приехав в Улан-Удэ, с 1 июня по 15 августа 1940 г. он работал в Государственном Бурят-Монгольском музыкально-драматическом театре в должности заведующего литературной частью.

Во время войны Д.Л. Линхобоев работал администратором - руководителем художественной бригады Государственного Ордена Ленина Бурят-Монгольского музыкально-драматического театра по культурному обслуживанию Иволгинского, Селенгинского, Кяхтинского, Джидинского и Закаменского аймаков Б-МАССР. СНК Б-МАССР обращался с предложением ко всем председателям аймисполкомов и сельсоветам оказывать всемерное содействие в продвижении и работе бригады. Начиная с апреля 1942 г. исполнял обязанности уполномоченного Главреперткома по БМАССР Управления по делам искусств при СНК БМАССР. Также он являлся слушателем отделения усовершенствования руководящих работников искусств Ленинградского театрального института с шестимесячным сроком обучения с 10 января по 1 июля (закончил досрочно 12 мая) 1949 г. До 1951 г. работал художественным руководителем литературно-музыкального лектория Бурят-Монгольской государственной филармонии, с 1951 г. - помощником заместителя Председателя Совета Министров БМАССР. Выйдя на пенсию в 1969 г., вернулся в родное Улан-Удэнское музыкальное училище и заведовал заочным отделением училища [12].

Перед педагогами техникума стояла задача из первого поколения учащихся театрально-музыкального техникума (около 60 человек) воспитать музыкантов широкого профиля, музыкантов-универсалов, поскольку главной задачей того времени стала задача просвещения и просветительства в широком смысле слова: обучение грамоте и письму, культурное и общественно-политическое воспитание. Для решения этих задач необходимо было обучать детей, молодежь, взрослое население пению, игре на музыкальных инструментах, а также общему совместному музицированию; что способствовало быстрому развертыванию художественной самодеятельности на селе и общему художественному образованию в общеобразовательных школах республики: «нужно было заняться разрешением вопроса о развитии первоначального музыкального образования через детскую музыкальную школу в городе, самодеятельное искусство на периферии. Для второго нужны были кадры педагогов, инструкторов. Их и стал готовить техникум, впоследствии училище. Учащиеся обучались игре на разных инструментах, но в той мере, в какой это нужно было для них – будущих инструкторов. <...> С такой квалификацией и произведено было несколько выпусков до 1938 года» [18].

В 1936 г. техникум искусств был преобразован в Бурят-Монгольское театрально-музыкальное училище. Это не было формальным переименованием и не было связано с отсутствием обучающихся на художественном и литературном отделениях. Принципиальным преобразованием стало появление на музыкальном отделении исполнительских специализаций: фортепиано, виолончель, труба, кларнет, а также сольное пение. В 1939 году было разрешено сформировать дополнительный курс для наиболее одаренных студентов, закончивших инструкторское отделение. В эту группу входили Ж. Батуев (труба), А. Бакланова (фортепиано), Владимирова (фортепиано), Г. Дадуев (кларнет), М. Дондукова (виолончель), З. Сергеева (фортепиано), П. Халтаева (фортепиано) [18. Но есть расхождения с Архивом Колледжа искусств им. П. И. Чайковского. Так, в книге приказов за 1939 год указаны несколько иные фамилии. Наряду с Батуевым, Баклановой, Дадуевым, Дондуковой и Сергеевой, имеются фамилии Ламажаповой З. и Намсараевой Х, которые учились по классу вокала]. В этот период времени в училище работали высококвалифицированные педагоги, такие как В. Д. Обыденная, Н. Н. Тихонов, В. Н. Николаев, В. С. Соколова, А. С. Аристов, А. Б. Бардамов (один из первых выпускников техникума), Н. С. Корнаков, супруги Шатровы и многие другие. Они вели не только специальные дисциплины, но и зачастую теоретические предметы.

В апреле 1939 г. в училище был объявлен конкурс на получение именных стипендий, установленных Советом народных комиссаров БМАССР в связи со столетним юбилеем Модеста Мусоргского. В конкурсе принимали участие учащиеся всех курсов музыкального отделения училища.

В условиях конкурса отмечалось, что «право на получение стипендии имени Мусоргского получают те учащиеся, которые будут иметь наивысшую среднюю годовую отметку по специальным предметам и не ниже хорошо по остальным предметам учебного плана. Кроме этого, при экзамене и зачетах должны получить так же отличные успехи по специальному циклу предметов и не ниже хорошо по общеобразовательному и общественно-политическому циклам.

При предоставлении стипендии будет также приниматься во внимание аккуратность посещения учебных занятий и общественная работа…

Сроки конкурса определить с 7 апреля по 1 июля 1939 года. Учащиеся, завоевавшие право на стипендию имени Мусоргского, получают таковые до окончания училища с 1 апреля 1939 года и сохраняют их за собой до окончания училища, если не снизят своих показателей по учебе и другим условиям конкурса» [3].

По итогам конкурса были присуждены стипендии студентам Дашиевой и Павлу Якимову [3].

Преобразование техникума искусств в театрально-музыкальное училище поставило более трудную задачу – воспитание музыкантов-исполнителей. Буквально через год в училище был организован инструментальный ансамбль из 10 человек, который «иллюстрировал» постановки театрального отделения. К 1939 г. его количественный состав вырос до 32 человек, в репертуаре «симфонического ансамбля» (как он тогда назывался) появились произведения музыкальной классики. Уровень исполнения значительно вырос, и коллектив был рекомендован к участию в Первой декаде бурят-монгольского искусства в г. Москве. Все это являлось свидетельством постоянной и планомерной работы на оркестровом отделении, где были представлены почти все инструменты симфонического оркестра: скрипка, альт, виолончель, контрабас, флейта, гобой, кларнет, труба, валторна, тромбон, ударные инструменты. В училище был духовой оркестр. Все исполнители и коллективы выступали на концертах – закрытых ученических и открытых на сцене Государственного Бурят-Монгольского театра. Учебные планы обязательно включали в себя педагогическую и исполнительную практику, которую студенты училища проходили в недавно созданных коллективах филармонии и училищных хорах. В училище также велась методическая работа пятью цикловыми комиссиями:

1) фортепианной;

2) историко-теоретической;

3) театральной;

4) общеобразовательных предметов;

5) оркестровых и народных инструментов.

Всего в училище работало 18 преподавателей по специальным музыкальным предметам [17].

Значительным событием в жизни театрально-музыкального училища и своего рода «творческим экзаменом» стало участие студентов в I декаде бурят-монгольского искусства. В 1939 г. Совет народных комиссаров СССР принял решение о проведении в 1940 г. в Москве декады бурят-монгольского искусства, на основе которого областной комитет партии Бурят-Монголии принял постановление «О декаде бурят-монгольского искусства в Москве» (09.12.1939) и разработал программу, учитывающую опыт проведения декад других национальных республик. Для подготовки декады в республику были направлены видные деятели: И. М. Туманов (художественный руководитель), И. А. Моисеев (ответственный за хореографическую часть), Г. А. Поляновский (ответственный за музыкальную часть) и многие другие. Им предстояла огромная и ответственная работа – за два года подготовить большую программу показа, а перед деятелями культуры Правительством была поставлена труднейшая задача, ведь в республике не было оперного театра, филармония была открыта только в 1938 г. Поэтому основная нагрузка в музыкальной области легла на плечи тогдашних студентов театрально-музыкального училища. Подготовка и проведение декады явилось мощным катализатором для процесса становления и развития профессионального искусства в Бурятии.

В декаде принимали участие студенты и выпускники училища обоих отделений. В связи с этим у студентов были сокращены каникулы согласно следующему распоряжению администрации училища: «Явиться с отпусков не позднее 20 июля сего года» [4]. Студенты музыкального отделения принимали участие в симфоническом и народном оркестрах, студенты театрального отделения - в музыкальных постановках. Причем многие артисты выступили в новом качестве – вокалистов, исполняя главные и второстепенные роли: Надежда Петрова, Иван Батурин, Бадма Балдаков, Цырен Хоборков, Вера Лыгденова, Петр Николаев, Цырен Шагжин, Николай Таров, Норма Гармаева и другие. Усиленные занятия по постановке голоса, труд молодежи и их наставников дали положительный результат, и успех на декаде музыкально-драматического театра был высоко оценен правительством. Участники декады получили заслуженные награды. Надежда Петрова, первая исполнительница главной партии Арюун-Гохон в опере «Энхэ-Булат Батор» М. Фролова, по итогам декады была удостоена ордена Трудового Красного Знамени. Указом Президиума Верховного Совета СССР Бурят-Монгольский драматический театр был награжден орденом Ленина.

1940 г. стал знаменательным для музыкально-театрального училища: училищу было присвоено имя П. И. Чайковского [10]. Юбилей великого русского композитора отмечался в широких кругах музыкальной общественности. В училище проводился двухмесячник, в рамках которого прошел конкурс на лучшее исполнение произведений композитора. Последний тур проводился 9 мая. Три первых премии по 300 рублей получили студенты А. Бакланова, З. Сергеева, Н. Халудоров. Три вторые премии по 200 рублей получили К. Языкова, И. Кочмарев и А. Кан. Третью премию в 100 рублей получили П. Халтаева, Н. Петрова, А. Полянская, а также квартет в составе А. Кан, Л. Дубинина, Н. Щепина, А. Зонхоева. Четвертую премию в размере 75 рублей получили Г. Дадуев и А. Зонхоев. После подведения итогов конкурса 18 мая состоялся концерт, который явился логическим завершением двухмесячника, посвященного юбилею композитора. Для участников предстоящей декады был дан концерт студенческого симфонического оркестра под управлением П. М. Берлинского, программа которого включала отрывки из опер П. И. Чайковского, симфоническую поэму «Ромео и Джульетта». В концерте приняли участие вокалисты Красовская, Шильд, Егоров, Железнов, Костин [5].

Таким образом, в исследуемый период (1920-1940) происходит становление и развитие театрально-музыкального образования в Бурятии. Главная задача: от просветительства широких масс населения, через работу Бурят-Монгольского техникума искусств - к созданию первых профессиональных учреждений культуры в республике: Бурят-Монгольского музыкального-драматического театра, Государственной Бурят-Монгольской филармонии, Республиканского Дома народного творчества была выполнена. Успешное участие студентов в I декаде бурят-монгольского искусства в Москве показало, что за короткий срок учебное заведение добилось успехов, что русские советские преподаватели и композиторы наметили основные пути развития музыкального образования в республике. В мае 1940 года был организован Бурят-Монгольский Союз композиторов. С открытием Бурят-Монгольского техникума искусств – Бурят-Монгольского театрально-музыкального училища решалась проблема подготовки кадров среднего звена – инструкторов, вокалистов и инструменталистов, эти кадры вошли в основной состав коллективов театров, филармонии, оркестров, позволили продолжить широкую культурно-просветительную работу по всей республике.

Библиография
1.
Архив Д. Линхобоева. Автобиография (предположительно от 1946 г.).
2.
Архив Детской школы искусств №1 им. Л. Линховоина
3.
Архив Колледжа искусств им. П.И. Чайковского, оп. 2/4, л. 21-23.
4.
Архив Колледжа искусств им. П.И. Чайковского, оп. 2/4, л. 46.
5.
Архив Колледжа искусств им. П.И. Чайковского, оп. 2/4, л. 48-49.
6.
Архив Музея истории Бурятии. Из записей в трудовой книжке В.Д Обыденной.
7.
Берлинский П. М. Перспективы музыковедческой работы и музыкального строительства в Бурятии / П. М. Берлинский. – Верхнеудинск : Бургосиздат, 1931. – 28 с.
8.
Бройтман М. Первые шаги. // Байкал.-1975.-№ 3. – С. 148-150.
9.
Бурят-Монгольская правда. – 1926.-№ 216-217
10.
Бурят-Монгольская правда. – 1940.-22 мая.
11.
Гончикова М.Ц. Профессиональное музыкальное образование в Бурятии (1923-1991 гг.) / науч. Ред. Т. Е. Санжиева. – Улан-Удэ : Издательство Бурятского государственного университета, 2014. – 140 с.
12.
Дашицыренова С. Первый бурятский театровед// Бурятия. – 2002. – 4 авг.
13.
Культурное строительство в Бурятской АССР (1917-1981) : Документы и материалы / [Сост. Г. Л. Санжиев и др.].-Улан-Удэ : Бурят. кн. изд-во, 1983.-537 с.
14.
Найдакова В. Ц. Бурятский советский драматический театр / В. Ц. Найдакова. – Улан-Удэ : Бурят. кн. изд-во, 1974.-276 с.
15.
Найдакова В. Ц. Театральные портреты : Актеры Бурят. акад. театра драмы им. Х. Намсараева / В. Ц. Найдакова.-Улан-Удэ : Бурят. кн. изд-во, 1984.-144 с. : 24 л. ил.;
16.
Национальный архив Республики Бурятия, ф. 1512, оп.1, д. 47, л.87.
17.
Национальный архив Республики Бурятия, ф. 248, оп. 20, д. 85, лл. 75-77.
18.
Национальный архив Республики Бурятия, ф. 955, оп. 1, д.263, лл.1-5
19.
Ходорковская Л. Бурят-Монгольский театр : очерк истории / Л. Ходорковская.-М. : Искусство, 1954.-232 с.
20.
Цибудеева Н. Ц. Тропинка первая моя, лети от школьного порога. / Н. Ц. Цибудеева ; ред. Т. П. Черкашина. – Улан-Удэ: Улзы, 2003. – 41 с.
References (transliterated)
1.
Arkhiv D. Linkhoboeva. Avtobiografiya (predpolozhitel'no ot 1946 g.).
2.
Arkhiv Detskoi shkoly iskusstv №1 im. L. Linkhovoina
3.
Arkhiv Kolledzha iskusstv im. P.I. Chaikovskogo, op. 2/4, l. 21-23.
4.
Arkhiv Kolledzha iskusstv im. P.I. Chaikovskogo, op. 2/4, l. 46.
5.
Arkhiv Kolledzha iskusstv im. P.I. Chaikovskogo, op. 2/4, l. 48-49.
6.
Arkhiv Muzeya istorii Buryatii. Iz zapisei v trudovoi knizhke V.D Obydennoi.
7.
Berlinskii P. M. Perspektivy muzykovedcheskoi raboty i muzykal'nogo stroitel'stva v Buryatii / P. M. Berlinskii. – Verkhneudinsk : Burgosizdat, 1931. – 28 s.
8.
Broitman M. Pervye shagi. // Baikal.-1975.-№ 3. – S. 148-150.
9.
Buryat-Mongol'skaya pravda. – 1926.-№ 216-217
10.
Buryat-Mongol'skaya pravda. – 1940.-22 maya.
11.
Gonchikova M.Ts. Professional'noe muzykal'noe obrazovanie v Buryatii (1923-1991 gg.) / nauch. Red. T. E. Sanzhieva. – Ulan-Ude : Izdatel'stvo Buryatskogo gosudarstvennogo universiteta, 2014. – 140 s.
12.
Dashitsyrenova S. Pervyi buryatskii teatroved// Buryatiya. – 2002. – 4 avg.
13.
Kul'turnoe stroitel'stvo v Buryatskoi ASSR (1917-1981) : Dokumenty i materialy / [Sost. G. L. Sanzhiev i dr.].-Ulan-Ude : Buryat. kn. izd-vo, 1983.-537 s.
14.
Naidakova V. Ts. Buryatskii sovetskii dramaticheskii teatr / V. Ts. Naidakova. – Ulan-Ude : Buryat. kn. izd-vo, 1974.-276 s.
15.
Naidakova V. Ts. Teatral'nye portrety : Aktery Buryat. akad. teatra dramy im. Kh. Namsaraeva / V. Ts. Naidakova.-Ulan-Ude : Buryat. kn. izd-vo, 1984.-144 s. : 24 l. il.;
16.
Natsional'nyi arkhiv Respubliki Buryatiya, f. 1512, op.1, d. 47, l.87.
17.
Natsional'nyi arkhiv Respubliki Buryatiya, f. 248, op. 20, d. 85, ll. 75-77.
18.
Natsional'nyi arkhiv Respubliki Buryatiya, f. 955, op. 1, d.263, ll.1-5
19.
Khodorkovskaya L. Buryat-Mongol'skii teatr : ocherk istorii / L. Khodorkovskaya.-M. : Iskusstvo, 1954.-232 s.
20.
Tsibudeeva N. Ts. Tropinka pervaya moya, leti ot shkol'nogo poroga. / N. Ts. Tsibudeeva ; red. T. P. Cherkashina. – Ulan-Ude: Ulzy, 2003. – 41 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"