по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Человек и культура
Правильная ссылка на статью:

Рок на «Балкантоне» и «Электрекорде» (историко-культурологический анализ болгарской и румынской поп-музыки в артефактах грамзаписи)
Синеокий Олег Владимирович

кандидат юридических наук

доктор наук по социальным коммуникациям, профессор, Запорожский национальный университет

69002, Украина, г. Запорожье, ул. Жуковского, 66

Sineokii Oleg Vladimirovich

PhD in Law

Professor of the Department of Journalism at Zaporizhzhya National University

69002, Ukraine, g. Zaporozh'e, ul. Zhukovskogo, 66

olegwsineoky@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Объектом исследования является музыкальная звукозапись как система социокультурных коммуникаций. Предметом публикации является отдельный сектор балканского вектора социокультурного развития музыкальной поп-культуры. В статье изложен анализ становления и развития поп- и рок-музыки в Болгарии и Румынии. Представлен подробный анализ истоков развития болгарской и румынской рок-сцены. С позиции развития социокультурных коммуникаций в музыкальной сфере автором проанализирована история систем грамзаписи: болгарской и румынской. Автором подробно освещены малоизученные страницы истории болгарской и румынской бит- (рок-)музыки, рассмотренные в контексте особенностей звукозаписи. Проблемы изучения истории болгарской и румынской бит-, поп- и рок-музыки в артефактах грамзаписи рассматриваются во взаимосвязи различных интерпретаций. Автор ведет научный поиск, опираясь на наиболее значимые идеи, принадлежащие к различным областям современного гуманитарного знания, где приоритетом выступает сравнительно-историческая методология. Автор пришел к выводу о том, что фактически рок-музыка стала неофициальным центром особой социально-коммуникационной системы, вокруг чего в условиях социализма в Болгарии и Румынии (как и в других странах «Восточного блока») сформировались разнородные молодежные субкультуры. Данный процесс как следствие научно-технической модернизации бытовой культуры больших городов дополнительно был детерминирован расширением доступа к зарубежной музыке. Особым вкладом автора в исследование темы является вывод, что для систем звукозаписи Болгарии и Румынии общим было наличие единого государственного производителя фонографической продукции, которые были монополистами соответствующих национальных рынков музыкальной звукозаписи. В заключении автором акцентируется внимание на том, что глобальная индустрия рекординга требует модернизации коммуникационной платформы и формирования новой формулы организации звукозаписи и межкультурной коммуникации. В этой связи очерчены проблемы формирования стратегий антикризисных коммуникаций в музыкальной индустрии посткоммунистических стран – Болгарии и Румынии.

Ключевые слова: Болгария, Восточная Европа, Социалистический блок, Звукозаписывающие коммуникации, Грампластинка, Рок-культура, Бит-музыка, Румыния, Завод грампластинок, Лейбл звукозаписи

DOI:

10.7256/2409-8744.2015.2.14637

Дата направления в редакцию:

05-03-2015


Дата рецензирования:

06-03-2015


Дата публикации:

03-05-2015


Abstract.

The object of study is a musical recording as a system of socio-cultural communications. The subject of this publication is a separate sector of the Balkan vector socio-cultural development of musical pop culture. The article describes the analysis of the formation and development of pop and rock music in Bulgaria and Romania. In this article detailed analysis of the origins of the Bulgarian and Romanian rock scene. From the standpoint of the development of socio-cultural communication in the music industry authors analyzed the history record systems: Bulgarian and Romanian. The author discussed in detail lesser known pages of the history of the Bulgarian and Romanian beat-(rock) music discussed in the context of the recording features. Problems of studying the history of the Bulgarian and Romanian beat-, pop and rock music in artefacts record considered in conjunction various interpretations. The author conducts scientific research, based on the most significant ideas belonging to different areas of modern humanities, where the priority appears comparative historical methodology. The author concludes that actually rock music became the unofficial center of the special social and communication system around which under socialism in Bulgaria and Romania (as well as in other countries «Eastern Bloc») formed heterogeneous youth subcultures. The process is as a result of scientific and technical modernization of everyday culture of big cities was further deterministic increased access to foreign music. Special contribution of the author in the study topics is concluded that for the recording systems of Bulgaria and Romania were the common presence of a single state manufacturer phonographic production, which had a monopoly of relevant national market for music recording. In conclusion, the author focuses on the fact that the global record industry requires modernization communications platform and the new formula organization recording and intercultural communication. In this context, the problem of forming strategies outlined crisis communications in the music industry of post-communist countries – Bulgaria and Romania.

Keywords:

Factory Records, Romania, Beat Music, Gramophone Record, Rock Culture, Sound Recording Communications, Socialist Bloc, East Europe, Bulgaria, Record Label

Часть 1. Бит и рок в Болгарии: истоки и развитие

Тяготение бит-музыки к народной песне не случайно. Популярная музыка и фольклорное музыкальное творчество тесным образом связаны множеством нитей. Многочисленные попытки сближения бита с народной музыкальной культурой делались во многих странах. Как известно, фольклорная песня отличается от популярной огромным количеством вариантов и непрофессиональностью. Наследие народно-национальной культуры нашло свое отображение в таком жанре, как «фолк-рок», объединяя элементы фолка и рока.

Многие ошибочно полагают, что Болгария отставала от других стран социалистического лагеря в своем рок-развитии. Это не совсем так. В конце 1960-х гг. только в одном городе София существовало весьма немало бит-коллективов. Это подтверждается интересным сборником The Best Of The Beat Groups Of Sofia («Балкантон», BTA 1437, 1968), вклющем треки групп SREBURNITE GRIVNI и SHTOURSITE плюс одну песню ансамбля GLASSOVETE (история и состав группы до сих пор остаются неизвестными). Стилистика раннего балканского бита на этой пластинке представлена смесью англоязычной психоделии с влиянием народных мелодий.

Одной из первых рок-групп в Болгарии была СРЕБЪРНИТЕ ГРИВНЫ («Серебряные браслеты»), основанная в 1964 г. в Софии. В основу репертуара были положены кавер-версии THE SHADOWS и болгарская народная музыка в рок-аранжировке. Особый успех получила кавер-версия известного хита «Na-na-hey-hey», записанная в 1970 г. на болгарском языке. Еще одной, хорошо известной в раннем периоде развития болгарской бит-сцены, группой была БЪНДАРАЦІТЕ (1962–1968 гг.), названная в честь Лорда Банде [1]. В 1964 г. создан ВИА СОФИЯ под управлением Димитра Симеонова. В 1967 г. в Болгарии основана бит-группа ЩУРЦИТЕ (в английской версии – CRICKETS, не путать с одноименным проектом Бадди Холли), которая со временем фактически стала одной из лучших болгарских рок-групп. На песнях ЩУРЦИТЕ выросло не одно поколение болгарской молодежи. В 1980-х гг. группа стала уже супер-эталоном болгарского рока. Наиболее плодотворным период для группы считается с 1982 по 1986 гг. В 1987 г. ЩУРЦИТЕ выпускают альбом Мускетарски Марш и устраивают турне «20 лет спустя».

В 1974 г. образована софийская рок-группа ДИАНА ЭКСПРЕСС. В январе 1976 г. выпускники Софийской консерватории Румен Бояджиев, Константин Цеков и Александр Бахаров впервые приступили к работе в студии фирмы «Балкантон»: они аккомпанировали при записи пластинок, заменяя втроем целый оркестр. Так родился студийный коллектив под названием ФСБ («Формация студии Балкантон»). К тому же аккомпаниаторы оказались интересными композиторами и аранжировщиками. Их первая авторская пластинка, в которой были использованы элементы болгарского музыкального фольклора в электронной обработке, открыла им дорогую к полноценной концертной деятельности. Первый альбом ФСБ получил название Non-Stop (1977). Пластинка ФСБ The Globe вышла на «Балкантоне» в 1980 г. и стала третьим номерным диском (хотя, в сущности, это был виниловый миньон на 45 об/мин). В аранжировках появились фанковые интонации, но в целом получилась светлая и хорошая музыка с утонченной изысканностью аранжировок и исполнения. В 1981 г. эксперименты со скоростью воспроизведения пришли к логическому завершению, что отразилось в названии диска – 78 Оборота, который действительно был записан на скорости 78 об/мин. Сами участники ФСБ продолжительное время считали своей основной работу на студии «Балкантон», что до сих пор отображено в названии коллектива [2]. В 1978 г. была основана еще одна значительная рок-группа СИГНАЛ.

Дальше нужно сказать об особенностях развития панк-рока на болгарской музыкальной сцене. В социалистической Болгарии панк-рок прошел нелегкий путь. Официальные запреты на подобную агрессивную линию в музыке не помешали в 1979 г. создать в Кюстендиле – небольшом городке, расположенном недалеко от границы с Сербией, первую болгарскую панк-группу NOVI CVETYA (англ. вариант – NEW FLOWERS). Ребята чисто географически воспользовались возможностью слушать панк-рок по более свободному югославскому радио. Судя по всему, по этим же причинам их относительно незамысловатое звучание было все же ближе к саунду таких югославских панк-групп, как PARAF и PANKRTI, чем к британской или американской манере. В конечном итоге болгарским панк-рокерам удалось полуофициально записать в значительно более либеральной Югославии на лейбле «Jugoton» демо-кассету. Относительно записи полноценной пластинки и речи не было, но в фонографическом обороте все же оказалось около 15 копий первой демонстрационной записи. В 2004 г., эти песни выпущены в ограниченном количестве (1000 экземпляров) на СD под названием Radiacija 1979–1995. В 1981 г. в Софии, под влиянием югославского панка, был сформирован проект DDT (не путать с одноименной группой Юрия Шевчука). В посткоммунистической Болгарии лейблом «Balkanton» издана часть аудиоматериалов 1982–1992 гг. этого коллектива.

С февраля 1984 г., по инициативе вице-президента Государственного совета Георгия Джагарова, по всей Болгарии началась масштабная кампания по ликвидации панк-культуры, что отразилось на ограничении развития рок-музыки в целом. Однако, несмотря на официальные указы, панк продолжал пускать свои социально-протестные корни по Болгарии. Так в январе 1986 г. во время новогодних праздников панк-рокеры, внезапно появившись в центре Софии с шипами из волос и в порванной одежде, шокировали многих очевидцев. В результате к весне 1986 г. болгарская печать наконец-то признала существования феномена «балканского панка» на музыкальной сцене НРБ.

В 1986 г. состоялось первое выступление болгарской хэви-металл-группы АХАТ. В 1987 г. коммунистическая власть Болгарии пошла на заметный компромисс, видимо испугавшись того, что дальнейшее подавление молодежных субкультур может привести к формированию уже четко выраженной политической оппозиции, и пошла на некоторые уступки в виде официального принятия и даже контролируемой поддержки болгарского панк-рока и национальной «металлической сцены» в целом. В свете этих изменений руководством фирмы «Balkanton» предложено выбрать несколько местных панк-групп и выпустить их грампластинки. Такими стали группа REVIU и талантливая певица Милена Славова, которую называют «болгарской Ниной Хаген». Но, в сущности, эти музыканты играли не панк-рок, а были, скорее, более близки к эстетике «новой волны». Конечно, это не преуменьшает качества, в частности, дебютного альбома 1989 г. группы REVIU. Таким образом, маневр болгарских идеологов удался и официально санкционированный панк-рок, исходя из своей извечной протестной природы, почти сразу по своей социальной сущности перестал быть панком. В 1989 г. при ДК «Емил Шекерджийски» (г. София) состоялись концерты группы ЕПИЗОД (EPIZOD), со временем ставшей одним из основных представителей болгарской хэви-металлической школы. В октябре 1990 г. английское телевидение ВВС сняло концерт группы в Национальном дворце культуры. Так, с февраля 1990 г., после добровольного отказа коммунистической партии от власти, в Болгарии, казалось бы, началась новая эра. Но «плавного перехода» не вышло и долгожданная свобода привела в очередной раз к обратному эффекту: полномасштабное наступление капитализма, неконтролируемый свободный рынок, банкротство экономики, возрастающий уровень безработицы, рекордно низкий уровень заработной платы, наивысший уровень преступности, что продолжается и по сей день.

Но есть еще одна важная особенность – энергия и страсть болгарских почитателей рока, о чем Запад может только мечтать [3]. В то время, однако, в Болгарии существовало официальное указание по линии культуры, согласно которому запрещалось издавать рок-хиты из США и других западных стран языком оригинала. Болгарские музыканты находили компромисс в том, что переписывали текст на болгарском языке и записывали рок-классику, представляя новые композиции перед коммунистическими руководителями как творения болгарских певцов. Одним из первых, кто отважился нарушить запрет ЦК и дать музыкантам разрешение на запись грампластинок языком оригинала, был А. Йосифов. Итак, только с наступлением 1970-х гг. болгарские певцы начинают петь на иностранных языках – напимер, Богдана Карадочева пела песни Эдит Пиаф на французском, Эмиль Димитров, Борис Годунов и Лили Иванова – ряд песен на испанском. В 1970 г. певец и композитор Эмиль Димитров записал один из своих крупнейших хитов – композицию «Моя страна, моя Болгария», которая позднее в Болгарии стала песней столетия. Эта песня под названием «Моника» на протяжении 1970-х гг. неоднократно перезаписывалась ведущими европейскими звукозаписывающими компаниями на французском, немецком, итальянском и испанском языках.

В 1984 г. была основана еще одна знаковая для болгарской рок-музыки группа – Б.Т.Р. Тексты и песни из раннего репертуара группы были написаны поэтом Кириллом Мерджанским. Первый раз на большой сцене группа появился в рамках рок-фестиваля в Трояне в 1990 г.

Согласно рейтингу чешской газеты «Млада фронта», один из наиболее ярких поп-музыкантов Болгарии Бисер Киров с 1971 г. неуклонно входил в десятку суперзвезд эстрады Восточной Европы. Певец дал больше 3 000 концертов в Европе, Азии, Америке, Африке, с них 1 000 – в бывшем СССР. В 1976 г. на фестивале «Золотой дельфин» в г. Пореч (Югославия) Бисер Кирова был признан лучшим певцом, в 1979 г. на телевизионном конкурсе Болгарии назван певцом года. 4 CD и 15 виниловых долгоиграющих пластинок с записями певца выпущено общим тиражом свыше 7 млн. экз. Бисер Киров на протяжении почти 20 лет считался популярнейшим болгарином в СССР (Указ Президента РФ от 10.11.2009 г. № 1266 «О награждении государственными наградами Российской Федерации граждан Республики Болгария»). Лили Иванова не была рок-певицей, но стала популярной с песней « В субботу вечером» (1963). В том же году вышел ее первый альбом. Свой первый приз «Золотой Ключ» Лили выиграла в 1966 г. в Братиславе. Всего Лили Иванова записала свыше 500 песен на 32-х альбомах, два из которых были награжденные «золотыми» грампластинками в Европе. В 1997 г. Международная ассоциация женщин номинировала ее как одну из популярнейших женщин ХХ ст., а в 1998 г. Лили Иванова получила высший орден фундации Святого Николая Чудотворца. 11 мая 2006 г. она удостоена звезды на болгарской Аллее славы в г. София.

Часть 2. Болгарская музыкальная индустрия: структура и репертуар

Звукозапись Болгарии имеет достаточно давнюю историю, истоки которой ведут в первое десятилетие ХХ ст. До 9 сентября 1944 г. в Болгарии действовало несколько мелких предприятий, самым большим из которых была «Симонавия». В конце Второй мировой войны на освобожденной территории существует уже четыре звукозаписывающих компании – «Лифа Рекордс» (переименована в «Балкан»), «Simonavia», также быстро обанкротившиеся «Harp» и «Micherphone».

С 1945 г. записи артистов большей частью производятся на первой специализированной студии Болгарии, которая была основана Димитром Кулевым. В 1947 г. первые две компании были национализированы и объединенились в государственное промышленное предприятие «България», которое продолжало использовать торговую марку «Орфей» («Orpheus»). Этот факт и время можно считать учреждением главного детища болгарской социалистической индустрии звукозаписи – фирмы «Balkanton», как государственного индустриального предприятия по производству граммофонных пластинок [4, с. 164].

После национализации частных предприятий в 1948 г. была создана болгарская фирма «Мелодия» (не путать с одноименной советской фирмой), а в 1950 г. – государственное промышленное радиопредприятие. В этом же году Управление радио и радиоинформации Болгарии инициирует создание предприятия граммофонной записи. Записи в полном объеме проводятся в студии «Радио София», а производство пластинок переносится на завод Ворошилова. Новый, построенный в 1951 г. в Софии завод, был оборудован всем необходимым для производства пластинок: от кадров – мастеров и прессовщиков виниловых пластинок и упаковочных конвертов, а также полуавтоматическими прессовыми машинами для штампования грампластинок. То есть, индустрия болгарской грамзаписи уже была обеспечена полностью замкнутым коммуникационным циклом по производству грампластинок: запись, гальваника, массив, прессы, печать конвертов и т.п. [5, с. 16]. Нужно подчеркнуть, что персонал предприятия к тому времени составлял порядка 300–400 лиц.

Единая болгарская государственная компания по производству грампластинок «Балкантон»официально учреждена 9 сентября 1952 г. в Софии, как самостоятельное предприятие, основным продуктом которой был выпуск звуконосителей. Будучи единой в Болгарии компанией по производству пластинок на протяжении четырех декад, «Балкантон» создал широчайшую библиотеку аудионосителей с народной, классической, болгарской и иностранной популярной музыкой, поэзинй и другими звуковыми произведениями.

До 1958 г. деятельность осуществлялась на устаревшей звукозаписывающей технике. В 1958 г. «Балкантон» наладил производство пластинок с диаметром 25 сантиметров. В 1960-ые гг. музыкальным руководителем «Балкантон» был Йосиф Цанков: именно в эти годы произошли существенные изменения в болгарской индустрии грамзаписи. В 1962 г. компания начала производство первых пластинок, основанных на поливинилхлориде. В начале 1960-х гг. в структуре «Балкантона» были созданы отдельные подразделения для записи популярной и народной музыки. В 1963 г. был создан отдельный отдел, специализировавшийся на выпуске полных музыкальных альбомов. Следует заметить, что из-за недостаточности мощностей советской индустрии по выпуску грампластинок в конце 1950-х – начале 1960-х гг. много советских пластинок печатались на «Балкантоне» [6].

Постепенно возрастала и производственная мощность. Так, в 1969 г. компания наладила выпуск долгоиграющих стереофонических грампластинок, а годовой тираж стал исчисляться в 1 млн. экз. В эти годы в Болгарии ежегодно выпускалось близко 1 200 000 различных наименований и типов грампластинок.

В начале 1970-х гг. компания окончательно переориентируется на поп-музыку, народную музыку и сказки. Заказы на два последних направления были весьма небольшими – приблизительно от 50 до 100 000 единиц, поэтому именно выпуск пластинок в поп- и рок-жанре позволял сбалансировать финансовый бюджет компании. Пластинка с записью поп-музыки, выпущенная тиражом в 500 000 копий, в среднем продавалась за 1 000 левов.

Экспорт болгарских пластинок марки «Balkanton» также был весьма большим. Все соцстарны, а особенно Советский Союз, потребляли миллионы пластинок. В 1982 г. ВПТО «Фирма Мелодия», – как отмечалось в журнале «Мелодия», – получила для реализации советским любителям музыки свыше 1 млн. грампластинок фирмы «Балкантон» [7, с. 39]. Спрос на болгарские пластинки действительно был высокий. Встречались случаи, когда в советских магазинах люди занимали очередь за покупкой болгарских пластинок с вечера предыдущего дня. Но все же нужно заметить, что качество пластинок «Балкантону» оставалась невысоким. В середине-конце 1970-х гг. руководство «Балкантона» смогло купить новую технику записи и модернизировать студии. В числе важных достижений компании была серия переизданий лицензионных альбомов звезд мировой рок- и поп-музыки, благодаря чему советские меломаны смогли познакомиться с легендами зарубежной музыки. Значительную часть репертуара компании составляли также современные болгарские рок-группы – ТАНГРА, ФСБ, ЩУРЦІТЕ, СИГНАЛ, ДИАНА ЭКСПРЕСС.

Анализируя фонографическую продукцию болгарского «Балкантона», следует особо отметить выпуск под одинаковым названием двух дисков группы THE RUBETTES сборника и номерного альбома The Rubettes (LP, Comp., BTA 2112, 1978), The Rubettes (LP, Album, BTA 2114), а также таких пластинок, как Cliff Richard – Cliff Richard (LP, BTA 2117, 1976), ERUPTION – Leave A Light (LP, Album, 11145, 1983), BABE – Blitzers (LP, BTA 1143, 1981), Tony Christie – Recital At The Festival The «Golden Orpheus ‘72» (LP, BTA 1380, 1972), THE BEATLES – Битълс (Comp., BTA 1789, 1981) – в двух версиях, BONEY M. – The Magic Of Boney M. (LP, Comp., BTA 1882, 1980), ABBA – Voulez-Vous (LP, Album, BTA 11001, 1983), ABBA – Arrival (LP, Album, BTA 11002, 1983), Elton John A Single Man (LP, Album, BTA 11003, 1983), WINGS – Greatest (LP, Comp., BTA 11011, 1983), ABBA – The Album (LP, Album, BTA 11047, 1983), BONEY M. – Oceans Of Fantasy (LP, Album, BTA 11146, 1983), DEEP PURPLE – The Deep Purple Singles As & Bs (LP, Comp., BTA 11244, 1983), THE ROLLING STONES – Made In The Shade (Comp., BTA 11277, 1983) – в двух версиях, BEE GEES – Living Eyes (LP, Album, BTA 11278, 1984), GENESIS – Abacab (LP, Album, BTA 11279, 1984), Robin Gibb – How Old Are You? (LP, Album, BTA 11309, 1984), BONEY M. – Ten Thousand Lightyears (LP, Album, BTA 11640 , 1985), FAR CORPORATION – Division One (Album, LP, BTA 11850, 1986), BONEY M. – Eye Dance (LP, Album, BTA 11947, 1986), THE BEATLES – The Love Songs (Comp., BTA 1141/42, 1982) – сразу в трех версиях.

Производство этих дисков проводилось без соблюдения юридических условий, скорее это был некий своеобразный обмен с зарубежными лейблами, которые в принципе не возражали против выпуска в Болгарии фонографических релизов популярных артистов.

В свою очередь, «Балкантон», не имея в достаточном количестве валюты, предоставлял право выпуска своих грампластинок зарубежными фирмами. Как видим, это была своеобразная коммуникационная комбинация, которая включала не только экономию государственных средств, но и популяризацию имен болгарских музыкантов на западном рынке. В 1970-ые гг. во время руководства компанией композитором О. Йосифова в Софии был построен Дом записи грампластинок. В конце 1970-х гг. было спроектировано и построено новое расширенное предприятие, рассчитанное на производство 15 млн. грампластинок в год. В 1972 г. были введены технологии многоканальной стерео-записи, что стало возможным благодаря оборудованию, завезенному из Англии, а в 1974 г. при поддержке директора компании О. Йосифова был выпущен дебютный альбом группы ДИАНА ЭКСПРЕСС. Этот релиз можно считать первой болгарской долгоиграющей пластинкой в жанре рок-музыки.

В этот период музыкально-концертная жизнь Болгарии динамично развивалась [8]. На «Балкантоне» начата эксклюзивная запись концертов с последующим выпуском грампластинок в режиме «Live».

Как видно из перечня выпущенных «Балкантоном» в 1970–1980-ых гг. грампластинок зарубежных поп- и рок-исполнителей, болгарском меломанам предлагалась несколько более бедная музыкальная палитра имен, чем в Чехословакии, Югославии, ГДР, Венгрии и Польше. В основном, приоритеты были с уклоном в сторону танцевальной и диско-музыки.

Изучение полного спектра фонографической продукции, выпущенной под маркой «Балкантон», дает основание для вывода о том, что, в отличие от других восточно-европейских стран социализма, на протяжении 1960-х гг. на болгарском лейбле не было выпущено по лицензии ни единой пластинки с записью западного рок-исполнителя или бит-группы. Такого положения не было даже в СССР. Из числа раритетов в сфере издания западной музыки можно назвать разве что такие синглы, как РОЛЛИНГ СТОУНЗ – Говори Ми//Малко За Малко и Джордж Харисън – Бангладеш (1972). Принимая во внимание эксклюзивность издания, эти пластинки сегодня представляют существенный коллекционный интерес [9].

«Балкантон» активно выпускал пластинки музыкантов из других социалистических стран. Из качественной рок-продукции можно отметить болгарское переиздание одной из лучших югославских групп BIJELO DUGME – Так Дожівееш 100 (в оригинале диск был выпущен «Юготоном» в 1980 г. и назывался Doživjeti Stotu).

Для записи артистов компания звукозаписи «Балкантон» фактически имела свой состав музыкантов – студийную группу ФСБ, о которой вышле уже шла речь. К сожалению, у фирмы «Балкантон» не было собственного печатного музыкально-информационного издания по типу советского журнала «Мелодия».

В 1970-1980-ые годы «Балкантон» выпускал различные, достаточно многочисленные серии сборников, среди которых можно назвать 3 От 8 (Ноември 74) / 3 Of 8 (November 74) (SP, BTK3111 ’74), Наши Вокално-Инструментални Групи ‘73 / Vocal Instrumental Groups ‘73 (BTA1631), Рок Маратон 3 / Rock Marathon 3 (BTA11236 ’83), Диско – Рок Маратон 2 / DiscoRock Marathon 2 (BTA11799 ’86), Диско 2 / Disco 2 (BTA10280 ’78), Хоризонт 4 / Horizont 4 (BTA 1870 ’75), Интерхотели Нон-Стоп Денсинг / Interhotels Non-Stop Dancing (BTA11061 ’83), Коледари 3 / WAITS 3 (BTA12575 ’88), Кремиковски Искри / Kremikovtsi Sparkles (BTA10849 ’81), Изберете... Хит Парад Радио София ‘87 / Hit Parade Radio Sofia ‘87 ...Make Your Choiсe (BTA12246), Българска Телевизия Мелодия ‘86 / Tv Melody Of ‘86 (BTA12075), Музикален Албум Младост / Music Album «Youth» (BTA1906’75), Първи Рок Фестивал – Мичурин / First Rock FestivalMichourin (BTA12334 ’88), Естрадна Мозайка 3 / POPMOSAIC 3 (BTA11237’83), Естрадна Панорама 3 / Pop Panorama 3 (BTA11440’85), Оряхово 1185-1985 / Oryahovo 1185-1985 (BTA11537 ’85), Пролет ‘87 / Spring ‘87 (BTA12109), Панорама На Младите Поп И Рок 3 ‘88 / Youth Panorama Pop & Rock 3 ‘88 (BTA12333), Естрадна Палитра 1 ‘85 / Variety Palette ‘85 (BTA11856) и многие другие. Анализ компиляций позволяет сделать вывод относительно бессистемности в подборе материала для сборников.

С 1980 г. под маркой «Балкантон» начат серийный выпуск аудиокассет с записью. В 1988 г. был выпущен первый компакт-диск под маркой «Balkanton» для распространения на территории Германии и Австрии, а также в Болгарии. Новые формы работы, прежде всего, были связаны с повышением качества грампластинок и других звуконосителей, новым оборудованием и техникой записи. С 1989 г., благодаря кооперации с западными партнерами, «Балкантоном» стала применяться дигитальная (цифровая) запись. По словам директора «Балкантона» Симона Игнатова, со стороны менеджмента было повышено внимание к лицензионной продукции [10, с. 50–51]. В целом, носители (пластинки и кассеты) с лицензионными программами составляли более, чем 90% экспорта в СССР, среди которых – записи DURAN DURAN, WHITESNAKE, COOL & THE GANG, MODERN TALKING и др.

В 1990 г. выпущен один из последних сборников на виниле – XXI Mladezhki Konkurs Za Zabavni Pesni (1990), на котором были представлены группы ДИЛИЖАНС, АКЦЕНТ, БАРД, СИМУЛАНТ, АХАТ, СПРИНТ, СТЕНЛИ, СОЛАРИС и некоторыми другими болгарскими исполнителями.

Часть 3. Посткоммунистический рекординг в Болгарии

После падения социализма в Болгарии «Balkanton» оказался в трудном политико-экономическом положении. В 1990-ые гг. было сделано несколько попыток реорганизовать компанию, которая была окончательно приватизирована в 1999 г. В частности, с 1990 г. «Balkanton-София» (часть творческо-экономического предприятия «Орфей») превращается в государственную компанию, которая включает и издательство «Музыка Балкантон». Новая компания была зарегистрирована 05.08.1991 г. по видам деятельности: создание, запись и воспроизведения художественных, публицистических и научных работ и создания печатных материалов в сфере услуг записи музыки для населения.

Принимая во внимание широкое распространение в начале 1990-х гг. аудиопиратства, болгарские производители компакт-дисков на новом рынке цифровых носителей занимали позиции условных «анти-лидеров». Нпример, с 1992 г. болгарские компакт-диски, изготовленные на местной мини-производственной базе (так называемые, «небольшие С D -заводики» ) вполне легально продавались в магазинах розничной торговли и стоили от 12 до 25 долларов. Эти компакт-диски относительно терпимо звучали, оформление обложки, в целом, совпадало с оригинальной полиграфией (правда иногда изменялись названия настоящих оригинальных фирм на выдуманные «Соrsar Records» и т.п.) [11, с. 40–43]. Репертуар, записанный на такие диски, был весьма разнообразным и, в целом, отвечал вкусам и запросам изголодавшихся по року постсоветских меломанов первой волны.

В 1996–1997 гг. в связи с активным развитием цифровой звукозаписи нелегальные производители стали активно вмешиваться в дизайн «родных» обложек компакт-дисков и мировое сообщество таки «дожало» предпринимателей из Болгарии. В этой связи экспорт болгарских компакт-дисков до конца 1990-х гг. существенным образом сократился. Свою роль в этом процессе играли также китайские и корейские производители нелицензионных СD, качество которых, нужно заметить, значительно уступало «болгарским аудиопиратам».

В 1990-ые гг. в Болгарии активно создаются новые звукозаписывающие компании. Так, в 1990 г. Митко Димитровым в г. Димитровграде основана компания «Пайнер», специализирующаяся на выпуске поп-фолк и народной музыки. В 1992 г. основано лейбл «Gega New Music Company», выпускавший CD, DVD и аудиокассеты. В 1994 г. создана звукозаписывающая студия «Графити», где начали записываться популярные болгарские музыканты ФСБ, ЩУРЦИТЕ, Б.Т.Р., ПОДУЕНЕ БЛУС БЕНД, Милена Славова, ХАЗАРТ, КАСКАДЬОРИ, ВАСКО КРЪПКАТА, МАГИСТРИ, КАРЦЕР, АНАМНЕЗИЯ и прочие, а также рок-звезды мирового уровня, первым из которых стал Joe Lynn Turner. В начале 1990-х гг. болгарский иммигрант, гражданин ФРГ Георгий Недельчев был одним из ведущих звукорежиссеров студии «Хорус Саунд» в Ганновере – вотчине западнонемецких звезд рок-музыки [12, с. 352].

17 ноября 1995 г. Государственная компания «Музыкально-издательская фирма Balkanton» преобразована в акционерное общество и является исключительной собственностью государства. Регистрация «Балкантон» была проведенная ГТК 04.05.1996 г. В самом начале переходного периода директором стал инженер-химик Джордж Вачев, во времена руководства которого фабрика была переоборудована линией по производству «пиратских» компакт-дисков. По выполнению решения Совета Министров Болгарии № 12 от 19.03.1998 г., компания перешла в оперативное подчинение Министерства промышленности.

2 июля 1998 г. изменен порядок руководящих органов компании и ее директором назначен актер Венцислав Божинов. В конечном итоге, в 1999 г. компания «Балкантон» была приватизирована. Согласно Указу от 10.06.1999 г., капитал компании составляет стоимость земли площадью 9200 квадратных метров. Компания, согласно решению по делу № 6801/1999, перерегистрирована как ООО «Balkanton-2000», акционерами которого стали певцы и музыканты, которые являются приверженцами Союза Демократических Сил Болгарии (в частности, Богдана Карадочева и Івайло Крайчовски). На 24 октября 1999 г. было реализовано 75% акций АО «Балкантон-2000» на сумму 135 000 тыс. долларов (Агенция по вписванията, Министерство на правосъдието. Търговски регистър).

В 2001 г., на основании Закона Республики Болгария « О приватизации» (ст. 5 п. 2), 20% акций продано губернатору и членам совета директоров. Итак, явление приватизации создало серьезную проблему для болгарской музыкальной культуры. Как отмечают, в цифровых условиях тиражи болгарских журналов музыкальной тематики неуклонно снижаются [13].

Коллекция фабрики, которая составляла музыкальную основу «Балкантон», была уничтоженная. За символическую сумму в 50 долларов США, каждый артист имел возможность выкупить ранее записанные ленты («мастер-тейп»).

Машины для прессования черных грампластинок исчезли в неизвестном направлении. Типография по производству конвертов пластинок давно не соответствовала уровню современной полиграфической промышленности и была в срочном порядке переоборудованная на выпуск новой полиграфии – оформлением вкладышей к магнитофонным кассетам. В результате, студию звукозаписи «Балкантон» в условиях рыночной конкуренции на рынке массового рекординга быстро обошли лучше оснащенные и более конкурентоспособные новые частные звукозаписывающие фирмы. Как монополист, «Balkanton» владел правами на все изданные в Болгарии музыкальные записи, из которых сегодня ничего не осталось. Даже коллекция виниловых пластинок, которая была собрана главным музыкальным редактором компании К. Драгневым, оказалась выброшенной в яму, вырытую для замены водопроводных труб. Так, от «Balkanton» остались только название, четырехэтажное здание с кабинетами директора и бухгалтера.

В первом десятилетии ХХІ ст. здание «Balkanton» сдавалось в аренду различным компаниям. В этот период продолжался выпуск музыкальных носителей под маркой «Balkanton» (СD и магнитофонных кассет). Попытка возродить «Balkanton», как базовое учреждение звукозаписи Болгарии, не увенчалась успехом. Одной из причин стало то, что болгарское государство уже не принимает участие в организации звукозаписывающей индустрии. Это ведет к тому, что музыкальный звук, как нематериальное культурное наследие, оказался вне политики сохранения и восстановление культуры «старой Европы». Сегодня «Balkanton» вспоминают с любовью, надеясь на его возрождение в традициях лучших дней. На болгарских дискотеках все чаще звучат лучшие танцевальные треки из каталога фирмы «Balkanton» 1960–1980-х гг. Именно на подобных мероприятиях посетители могут купить грампластинки из этой эпохи [14].

Часть 4. Румынский рок

Вообще, термин «рок» относительно редко используется для обозначения начального этапа становления румынской популярной музыки. Чаще всего, как и во всех других странах Восточной Европы, применяется термин «бит» («beat»). Так, в истории румынской популярной музыки для рок-групп применяется обобщающее наименование «электрические гитарные группы» («formații de chitare electrice»). Говоря о зарождении румынской рок-музыки, нужно отметить, что рок, как особый музыкально-информационный жанр, всегда был прямым или косвенным отображением изменений в румынской политике. Это можно проследить по динамике изменений интересов слушателей и формированием у них вкусов, в которых оттаражется диверсификация внутренней политики румынского руководства. Суровые правила времен Чаушеску были во всем, в том числе, конечно, и в музыкальной индустрии. Это подталкивало немногочисленных румынских рок-музыкантов создавать очень специфические звуковые комбинации в популярной музыке, с одной стороны где-то скованные, но с другой – поражающие своей оригинальностью. Западная музыка и новые технологии звукозаписи из-за границы нелегко проникали в Румынию. Все это было препятствием для создания новой прогрессивной музыки. В этой связи казалось, что румынская рок-музыка в большей мере, чем в других социалистических странах, отстает от передовых западных фонографических экспериментов. Действительно ли рок-н-ролл набирал социальные обороты в 1960-х гг. в медиапространстве коммунистической Румынии остается спорным вопросом, поскольку в это время действовал информационный режим пропаганды, направленный против западной культуры.

Об истоках рок-музыки в Румынии известно немного. На раннем этапе диапазон румынской «электрической бит-сцены» ограничивался такими коллективами – URANUS (основан в 1961 г. в г. Тимишоара), OLIMPIC’64 (основан в 1961 г. как PIONEERS, по другим данным – в 1964 г.), COMETELE (основан в 1962 г. в г. Бухаресте), SFINŢII (основан в 1962 г. в г. Тимишоара), ENTUZIAŞTII (основан в 1963 г. в г. Бухаресте) и некоторыми другими, совсем малоизвестными ансамблями. Эти группы просуществовали по несколько лет и материльно-звуковые следы их творчества, к сожалению, безвозвратно утеряны. Единственное исключение составляет SFINŢII, со временем преобразованный в PHOENIX (а еще позже в TRANSSYLVANIA-PHOENIX), существующий и по сей день. В 1965 г. Marian Nistor при поддержке со стороны «UTC» (Союз молодых коммунистов СРР) создал интересную группу SAVOY.

В 1970-ые гг. рок-музыка в Румынии развивалась под идеологическим контролем. Об этом свидетельствует выступление Чаушеску 6 июля 1971 г. на исполкоме Румынской коммунистической партии, получившем название «Tezelediniulie» («Июльские тезисы»).

На базе бухарестского клуба студентов-архитекторов в 1971 г. была основана рок-группа FFN (FORMAŢIA FĂRĂ NUME). В г. Тимишоара сформирована хард-рок-группа CLASSIC XX, которая в течение 1972 года была переименована в PROGRESIV TM. В 1977 г. создан хард-блюзовый проект SEMNAL M (г. Клуж-Напока), со временем ставший одним из наиболее ярких представителей румынской «тяжелой» сцены. Как видно, румынская рок-сцена в целом насчитывает немало достойных представителей: BYRON, COMPACT, FFN, HOLOGRAF, IRIS, PHOENIX, PROGRESIV TM, SAVOY, SFINX, SURVOLAJ, MONDIAL и др.

Наиболее известной румынской рок-группой является PHOENIX, в творчестве которых органично переплетаются румынский фольклор с рок-музыкой. PHOENIX был создан школьниками Нику Ковачем и Бела Камошем в 1962 г. в городе Тимишоара. Сначала группа называлась SFINŢII («Святые»). Ребята играли в местных клубах, исполняя композиции THE ROLLING STONES, THE BEATLES и THE WHO. Вскоре они стали популярными среди молодежи, однако название коллектива не нравилось коммунистической власти, и он был переименован на PHOENIX. В 1965 г. музыканты впервые успешно выступили на большом концерте в Бухаресте. Их концерты состоялись также в г. Тимишоара и других городах западной Румынии. Развивая жанровую концепцию, лидер группы Н. Ковач отвергнул влияние THE BEATLES и обратился к старинной румынской народной музыке. ФЕНИКСУ удавалось соединить фолк с роком и создавать очень интересные композиции до тех пор, пока снова не вмешалась политика. В 1970 г. вокалист Флорин Бордеяну перед своей эмиграцией в США публично сделал несколько нелицеприятных реплик относительно режима Чаушеску. Через некоторое время этому музыкальному коллективу было запрещено проводить концерты и участвовать в других массовых публичных выступлениях. В 1972 г. музыканты планировали записать новую рок-оперу «Mesterul Manole», однако цензоры запретили ее. Румынским же слушателям нравились не только композиции группы, но и то, что она как бы бросала своим творчеством некий политический вызов тоталитарной власти.

В развитии румынского рока наблюдается еще одно важное отличие от других стран социализма – сначала в течение 1960-х гг. румынским «электрическим гитарным группам» не было никаких идеологических запретов и партийных указаний относительно исполнения песен на английском или других иностранных языках. Однако, несколько позже, в связи с переориентацией всех культурных интересов по отношению к национальным ценностям, рок-исполнителям уже предлагалось ограничить исполнение песен на всех языках, кроме румынского (91,5%) [15, с. 34-38]. Диктатура Чаушеску преследовала какие бы то ни было западные проявления в молодежной культуре. Однако, несмотря на всю сложность ситуации, в этой стране появилось несколько интересных коллективов, которые играли весьма оригинальную музыку.

Часть 5. Унитарная модель системы румынского рекординга

Единой румынской компанией звукозаписи во времена социализма был «Electrecord», созданный для производства музыкальных аудионосителей и популяризации отечественных исполнителей на румынском музыкальном рынке. Кстати, это одна из немногих компаний звукозаписи из стран социалистической ориентации, которой в коммунистические времена удалось сохранить свое довоенное название. Компания «Еlесtrecord» была основана в 1932 г. под названием «Label Electrecord». До 1937 г. студия уже имела свой завод, а для распространения записей румынских артистов заключила сделку с немецкой компанией «Кристалл» («Kristall», «Cristal»). В этом же году были выпущены первые записи под маркой «Електрекорда». В период 1939–1940 гг. тираж пластинок составил около 70 000 экз. в год. В 1948 г. компания «Електрекорд» была национализирована. В 1956 г. виниловые пластинки изготовлялись параллельно с пластинками из шеллака. В 1964 г. была выпущена пластинка итальянской исполнительницы поп-шлягеров Milva, причем, сразу в двух вариантах компоновки треков и разном визуальном оформлении – La Bucureşti и Milva. Кстати, в этом же году две пластинки певицы были выпущены и болгарским «Балкантоном» – под одним каталожным номером BTH 546, но с различным оформлением конвертов.

Для того, чтобы избежать импорта грампластинок из Западной Европы и США, руководство коммунистической Румынии часто требовало от «Електрекорда» без солюдения существующих правил лицензирования делать копии некоторых дисков, произведенных за границей. Одними из первых подобных нелегальных «копий» в стиле «бит» стали пластинки THE PLAYBOYS – The Playboys (1965), THE FEDERALS – The Federals. Solist: Tony Bolton (1965), выпущенные в двух версиях. Одним из первых миньонов, изданных «Електрекордом», где была представлена национальная бит-группа, стала одноименная пластинка ENTUZIASTII ‎– Entuziastii (EDC 951, 1964). На этой уникальной пластинке было четыре трека – рок-н-роллы «I’m A Believer» (Cred În Dragoste) Джефа Берри, «Glad All Over» (Sînt Fericit) и «Can’t You See She’s Mine!» (Nu Vă Daţi Seama Că E A Mea?) Дейва Кларка, а также «Ten Guitars» (Zece Ghitare) Эдди Миллера. Все песни были исполнены и записаны на английском языке, а на обложке диска названия дублировались в румынском переводе. В августе 1965 г. группа ENTUZIAŞTII выпустила на «Електрекорде» еще один свой англоязычный бит-диск – Dynamite / A Girl Like You / Got A Funny Feeling / She Is So Sweet (7", 45 RPM, EP, 45-EDC 604, Mono).

Сравнение копий материальных носителей, сделанных «Електрекордом», с оригинальными версиями заграничных грампластинок было предметом многочисленных анекдотов, поскольку плохое качество румынских пластинок было очевидным для большинства. Впрочем, несмотря на это, «Electrecord» все же иногда предлагал местным меломанам диски, которые с многие меломаны удовольствием покупали для пополнения своих домашних коллекций. Большей мерой это касается продукции национальных поп- и рок-групп, а особенно – сборников Formaţii Dе Muzică Pop и Formaţii Rock. В 1967 г. дело дошло до печати эксклюзивных виниловых грампластинок и реализации псевдо- стереофонического метода записи: звук оркестра транслировался одним каналом, а голос исполнителя – другим. Кроме того, «Electrecord», с целью увеличения продажи дисков, с конца 1960-х гг., даже, иногда выпускал произведения западных рок-музыкантов. Одной из первых таких пластинок, официально изданных по лицензии, был концертный диск Jimi Hendrix – Live In Los Angeles Forum CA., USA April 26, 1969.

В 1970-ые гг. тиражи румынских дисков доходили до десятков тысяч штук ежемесячно. С этого времени записи музыкантов уже осуществляются в специальной студии, впоследствии названную «Томах», что находилась в здании бывшего кинотеатра. В 1973 г. «Електрекордом» была выполнена первая стереозапись. Следует отметить такие пластинки (миньоны, EP и LP) румынских рок-групп, выпущенных лейблом «Electrecord», как SINCRON – Sincron (1967) – вышла в двух версиях, PHOENIX – Totuşi Sînt Ca Voi / Floarea Stîncilor//Nebunul Cu Ochii Închişi / Ar Vrea Un Eschimos (1969) – вышла в двух версиях, MONDIAL – Romanţă Fără Ecou / Primăvara//De Va Veni La Tine Vîntul / Atît De Fragedă (1969) – вышла в пяти версиях, SFINX – Şir De Cocori//Languir Me Fais (1972), PHOENIX – Cei Ce Ne-Au Dat Nume (1972) – вышла в четверых версиях, SAVOY – Lied Cu Fluturi (1976), FFN – Zece Paşi (1976) – вышла в трех версиях, SEMNAL M – Durata//Moara (1977), FFN – Noi//Primăvara (1978), PHOENIX – Mamă, Mamă//Te Întreb Pe Tine, Soare ... / Meşterul Manole (EP) (1973) – вышла в двух версиях, FFN – Chemare//Îndemn (1974), SEMNAL M – Trenul Cursă De Persoane Apahida Cluj Napoca (1978) – вышла в двух версиях, SAVOY – Anotimpuri (1979), PROGRESIV TM – Puterea Muzicii (1979), SEMNAL M – Cîntece Transilvane (1980) – вышла в двух версиях, FFN – Un Joc (1981), а также многих других музыкантов, представлявших румынскую рок-сцену 1970–80-х гг. Кстати, некоторые из названных пластинок к началу 1980-х гг. поступали в продажу в советские магазины и отделы грампластинок. Одними из последних грампластинок с записью румынских рок-групп на лейбле «Electrecord» стали HOLOGRAF – Holograf Patru (1990), IRIS – Iris IV (1990), KRYPTON – Fără Teamă (1990), MONDIAL – Remember Mondial (1993).

Как известно, в Румынии действовала наиболее ортодоксальная и жесткая коммунистическая доктрина, согласно которой контролировались все сферы культурной жизни, в том числе и музыкальный репертуар. Следует назвать коммуникативную особенность фонографической политики румынской музыкальной звукозаписи: выпуск национальной музыкальной продукции, представляющей поп и рок из других социалистических стран (кроме СССР), был сведен к минимуму. «Електрекордом» почти не выпускались лицензионные грампластинки с записью западных рок-групп. Исключения представляли такие диски, как, например, Frank Sinatra – My Blue Heaven (1976).

С конца 1970-х гг. румынские пластинки с целью минимизации возможных юридических проблем, иногда выпускались под названиями совершенно других марок («Discoteca pentru toți», «Discuri Cronică», «Formații de muzică Pop», «Formații Rock», «International Cocktail» и др.). Данные субъекты не всегда в реальности даже существовали, но юридически определялись как саблейбли (лейбли-партнеры): фактическим издателем оставался единственный в Румынии производитель пластинок и кассет с записью – сам «Електрекорд».

В середине 1980-х гг. ежегодный тираж пластинок «Електрекорда» составлял 6-7 млн. экз. В это время все-таки удалось положить начала производства лицензионных дисков зарубежных поп- и рок-исполнителей.

С 1982 г. «Електрекорд» начинает выпускать экспортные варианты пластинок румынских музыкантов с текстами на английском языке. В 1983 г. происходит реконструкция производственной линии «Електрекорда», для чего покупается соврменное шведское технологическое оборудование.

В начале-середине 1980-х гг. одновременно с выпуском грампластинок «Еlесtrecord» активно занимается также выпуском компакт-кассет с записью. Так, например, найдено уникальное румынское издание кассеты с компиляцией песен шотландской группы MIDDLE OF THE ROAD, точная дата выпуска этого кассетного релиза в Румынии остается неизвестной. Из национального рока на кассетах до 1995 г. было выпущено несколько альбомов и сборников.

Как правило, обложки альбомов были оформлены не особенно качественно – с минимальной полиграфией и отсутствием полноценной информации на задней части конверта. Однако, это не касалось национальной рок-музыки, носители с которой были выпущены в 1970-ые гг.: MONDIAL, PHOENIX, SEMNAL M, SFNX и т.п.

В 1970 г. был выпущен первый сборник популярных номеров – ORCHESTRA ELECTRECORD / Dirijor Alex. Imre – Meridiane Melodii 1 (1970), в исполнении румынского оркестра студии «Electrecord». На диске представлены кавер-версии известных западных хитов в студийном исполнении солистов на румынском языке. На обложке пластинки имена певцов не были указаны и оставаются неизвестными. В 1971 г. вышел второй диск из этой же серии (в некоторых каталогах указан 1973 г. как год выхода этой пластинки) – ORCHESTRA ELECTRECORD / Dirijor Alex. Imre – Meridiane Melodii 2, на котором уже были указаны не только румынские исполнители, но авторы переводов текстов песен. Особый интерес для коллекционеров представляет серия сборников: Formaţii De Muzică Pop (с 1975 г.) и, позднее, с 1979 г. – Formaţii Rock, всего 13 выпусков. Эти пластинки представляют уникальный архивный фонд румынской рок-музыки, поскольку у многих из представленных групп на этих дисках сохранилась единственная «прижизненна» запись. В 1981 г. вышла первая пластинка еще одной серии сборников под названием Club A, где были представлены следующие коллективы румынской рок-сцены: DOMINO, ACCENT, PRO MUSICA, SFINX, SEMNAL M, POST SCRIPTUM. Также следует упомянуть об издании «Електрекордом» двух вариантов альбомов танцевально-инструментального проекта DISCO LIGHT ORCHESTRA под управлением саксофониста Harald Rosenstein – одинарного Disco Dance (I) и двойного Disco Dance (II). На этих пластинках были собраны инструментальные диско-версии известных хитов от BEE GEES до ABBA. Кстати, вторая грампластинка в 1984 г. была в свободной продаже в СССР. В оригинале диски были записаны в 1977 и 1980 гг. соответственно. В Румынии пластинка была выпущена по лицензии лейбла «Delta Music», но в другом оформлении художников-графиков.

В декабре 1989 г. компания «Еlесtrecord» утратила свой статус монополиста, однако, сумела сохраниться до сих пор. С 1990 г. в Румынии уже стали появляться новые рекорд-компании. До 1995 гг. производство виниловых грампластинок на «Електрекорде» было остановлено из-за отсутствия заявок на аудиопродукцию этого вида. В 1996 г. здание с оборудованием фирмы было продано британской компании за 40 000 долларов США. На эти деньги новыми собственниками был приобретено абсолютно новую мощную студию звукозаписи. После этого компания изменила профиль на изготовление и выпуск компакт-дисков как с новыми записями, так и для переиздания лучших представителей румынской поп- и рок-музыки из каталога «Електрекорда» в формате СD. Такие компакт-диски пользовались немалым успехом и хорошо продавались на рынке музыкальной продукции в Румынии, Венгрии и Англии.

В 2002 г. оборот «Electrecord» составил в эквиваленте 2,16 млн. долларов США, а валовый прибыль была 105,000 леев. В 2003 г. государство выкупило на себя контрольный пакет акций «Electrecord» (59,76%) [16]. К 2013 г. ежемесячный тираж компакт-дисков не превышает нескольких тысяч экз. «Еlесtrecord» является членом Международной федерации звукозаписывающей индустрии (IFPI) и Международной федерации организации фестивалей (FIDOF) [17, с. 413]. На современном рынке фонографической продукции функционирует достаточно много новых румынских рекорд-компаний.

Таким образом, системным коммуникационным признаком массового рекординга в Румынии была полная унитарность структуры звукозаписывающей системы в рамках общенациональной фирмы «Електрекорд», что сбижает ее со структурным построением болгарской фирмы «Балкантон» [18].

Информационная рекорд-политика современных румынских цифровых лейблов претерпела существенные изменения и теперь имеет главное отличие по сравнению с другими посткоммунистическими издателями аудиовизуальной продукции в резком уменьшении архивных переизданий.

Заключительные положения, основные выводы, расчеты и прогнозы

Рок – это не только музыкальное направление, но и крупный пласт молодежной коммуникации, средство общения, информационное зеркало общества. Вторую половину ХХ ст. можно считать и эпохой рок-культуры. Вместе с тем следует признать, что проблемы определения места и функций музыкальной звукозаписи в странах Восточной Европы в контексте общей истории массовой культуры и социальных коммуникаций второй половины XX столетия исследованы недостаточно.

Исходя из этого, изучение социокультурных истоков все более усиливающихся ностальгических тенденций, связанных с социалистическим прошлым в странах Восточной Европы, становится актуальной научной проблемой.

Рок-культура Восточной Европы меняла свою форму, но не задевая извечных принципов. Если эстетичным стержнем западной рок-культуры стал ритм, то для восточно-европейской рок-концепции таким центром гравитации стало слово (текст песен). Язык является главной формой бытия восточно-европейской культуры, поэтому большей мерой рок-культура воплотилась в виде органичного синтеза поэзии и музыки. Таким образом, можно допустить, что рок – это традиция, в основе которой лежат определенные знания и ценности, проверенные временем. Народные, национальные корни всегда оставались «общим коммуникативным каркасом» рока как мирового явления, поэтому рекординг как основной инструмент фиксации рок-сообщений можно условно считать «мостом между культурами», то есть особой межкультурной медиакоммуникацией.

Начало 1970-х гг. стало временем новых серьезных геополитических испытаний, что в условиях стран Восточной Европы (в нашем исследовании – Болгарии и Румынии) явилось своеобразной социальной проверкой на жизнеспособность «социалистического рока». «Подпольные» рок-группы были нацелены на личностный подход к творчеству. Так рок стал особым коммуникационным средством и частью молодежной субкультуры [19].

Если меньше всего ограничений и запретов, которые накладывались на рок-коммуникации, было в СФРЮ, то больше всего – в Румынии. В 1980-е годы социальные протесты в основном отображались в условном «панк-секторе» болгарской рок-музыке.

До конца 1990-х гг. определенная временная дистанция позволила посмотреть на исследуемый феномен не столько исходя лишь из исторической дистанции, сколько с позиции аналитической: попробовать определить место и значение рока в системе социальных коммуникаций постсоциалистического общества. Тем более, что музыка, поэзия, культура и звукозапись рока приобрели новые качества и статус [20].

Среди всех стран, входивших в «Восточный блок» единый государственный лейбл (производитель фонографической продукции – грампластинок) был Болгарии (лейбл и торговая марка «Balkanton») и Румынии (лейбл и торговая марка «Electrecord»).

Анализ изложенного материала и проведенные расчеты предоставляют нам основания утверждать, что в Болгарии на фоне существования единого основного производителя фонографической продукции (разделяя по этим показателям вместе с Румынию 7 и 8 места) фонографические коммуникации составляли определенное количество дополнительных субъектов звукозаписи, в течение 50 лет достигнув 57 участников (определенное количество субъектов звукозаписывающих коммуникаций протяжении 1990-х гг. было закрыто, но отдельные игроки рынка рекординга, наряду с большим количеством новых участников, функционируют до сих пор) национального рынка массового рекординга (по совокупным рейтинговым показателям 7 место среди стран постсоциалистической Европы). Последний показатель среди общего рейтинга бывших социалистических стран Центрально-Восточной Европы отвечает среднему пятому уровню . При этом, коэффициент нанолейблования во времена существования мировой системы социализма занимал 7 место, составляя 3,7%.

Данный условный термин «нанолейблование» использутся для обозначений соотношения субъектов звукозаписи в общей структуре рекординга региона в процентах. Предлагаем термин «лейблинг» использовать для определения соотношения основных производителей относительно общего количества субъектов звукозаписи в рамках каждой страны. Термин «макролейблизация» предлагается для определения соотношения общего количества субъектов звукозаписи к количеству населения страны.

Языковая картина поп- и рок-музыки НРБ во второй половине ХХ ст. состояла из двух основных компонентов – болгарского (87,7%) и русского (6,4%). Английский язык также присутствовал на болгарской рок-сцене, но в едва заметном объеме (3%).

В Румынии на фоне существования единого основного производителя фонографической продукции (разделяя по этим показателям вместе с Болгарией 7 и 8 места) рекординговые коммуникации составляли определенное количество дополнительных субъектов звукозаписи, в течение 50 лет достигнув 84 участников (с начала 2000-х гг. особенно быстрыми темпами рождались цифровые лейблы) национального рынка массового рекординга (по совокупным рейтинговым показателям 5 место среди стран постсоциалистической Европы).

Коэффициент лейблинга составлял 1,18 (неожиданное 2 место), а коэффициент макролейблизации – 29411,8 (на один субъект национальной индустрии звукозаписи приходилось близко 29411,8 граждан). Последний показатель среди общего рейтинга бывших социалистических стран Центрально-Восточной Европы отвечает довольно высокому третьему уровню (скорее всего такой прорыв произошел за счет появления большой численности net -лейблов в последнее десятилетие). При этом, коэффициент нанолейблования во времена существования мировой системы социализма занимал 5 место, составляя 5,4%.

Исполнители румынского рока в 1970-ые годы столкнулись с тем, что петь на английском языке официальными государственными инстанциями не рекомендовалось (англоязычный рок в репертуаре румынских бит-музыкантов занимал менее 1%), но можно было обнаружить некую снисходительность к пению на иностранным языках в отношении других романских языков, таких, как французский (3,5%) и итальянский (4%), а также народов стран, входивших в социалистический блок – болгарский, польский, чешский, словацкий, сербско-хорватский, венгерский, немецкий и языки народов СССР, среди которых для Румынии особое место занимал молдавский.

В странах Восточной Европы на протяжении 1960-1980-х гг. массовый рекординг сформировался как особая институция социальной коммуникации, которая, с одной стороны, остро ощущала близость западной поп-культуры и музыкальной индустрии, а с другой – сама, в свою очередь, влияла на тенденции развития звукозаписи поп-музыки в СССР. В сущности, произошел информационный процесс взаимопроникновения, в котором компоненты (культурный, технологический и др.) соотносились по-разному. Между социалистическими странами Восточной Европы не было налажено надлежащей хозяйственной кооперации в области музыкальной индустрии. В существовавшей модели экономическая составляющая была детерминантой политической, а не наоборот.

Нужно признать, что к началу 1990-х гг. «социалистическая идеология» массового рекординга была окончательно разрушена. Однако, по совокупности различных причин, новая идеология музыкальной звукозаписи так и не сложилась [21]. В сфере культуры Болгарии и Румынии был проведен ряд реформ с целью децентрализации управления досугом, переориентации заведений культуры и усовершенствования законодательства согласно новым социально-экономическим и политическим условиям [22, с. 285].

Можно сделать главный концептуальный взвод о том, что болгарский лейбл «Балкантон» и румынский лейбл «Электрекорд» представляют мощный пласт в историческом наследии культуры Восточной Европы ХХ столетия.

С точки зрения прикладных организационных коммуникаций, количественные изменения, произошедшие в системе музыкальной звукозаписи в посткоммунистический период, главным образом связаны с расцветом региональных, местных и сублокальних звукозаписывающих субъектов и учреждений, благодаря чему система приобрела вид горизонтальной структуры (в то время как раньше она имела, в подавляющем большинстве, вертикальную структуру партийно-идеологического контроля).

В связи с дальнейшим развитием рынка интеллектуальной собственности существуют реальные угрозы, среди которых интернационализация массового рекординга – то есть прежде всего поглощение западными мейджор-лейблами или транснациональными звукозаписывающими корпорациями восточно-европейских фирм звукозаписи со сформированными традициями, которые к тому же сохранили уникальные каталоги фонограмм.

Современный уровень аудиовизуального потока становится непременным условием создания высокого коммуникационного потенциала в филофонической сфере, что регулировать с помощью исключительно правовых средств уже невозможно. Крупномасштабная структура массового рекординга является одной из самых обсуждаемых тем среди производителей фонограмм для построения «концепции новой музыкальной индустрии». Непосредственные наблюдения и научный мониторинг огромного количества небольших фирм звукозаписи как основных субъектов деятельности на региональных рынках аудиовизуальной продукции затруднены из-за оперативного поглощения практически всех инди-лейблов в глобальной медиаплоскости, контролируемой закрытой группой «мировых мейджоров».

Необходимо искать альтернативные (анти-американские ) аналитиче­ские модели воздействия на аудиовизуальную культуру, дающие возможность создать мощные локальные, «незападные» парадигмы развития средств массовой коммуникации каждой цивилизации. В этой связи мы предпринимали попытки расширить т.н. языковую картину в географии рекординга, большей частью – эпохи социализма: в частности, уже изучались особенности звукозаписи центрально- и восточно-азиатского содружества – «восточный рок» [23], а также испано- и португалоязычного мира – «латинский рок» [24].

Очевидно, что музыкальный бизнес будет и далее разнопланово изменяться, где логику дальнейших трендов сложно точно предусмотреть.

Библиография
1.
Гълов Г. Истории за българския рок / Георги Гълов. – София : Импулс, 2008. – 288 с.
2.
A Short History of Balkanton Records 18–08–2008 / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.ucis.pitt.edu/opera/OFB/misc/balkantn.htm.
3.
Punk Rock in Bulgaria 1979–2008 // Blogroll [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://zuriz.wordpress.com/2008/08/30/punk-rock-in-bulgaria-1979-2008/.
4.
Енциклопедия на българската музикална культура. – София : Издателство на БАН, 1967. – 466 с.
5.
Гофман П.Х. АБВ на попмузиката / П. Гофман, Й. Рупчев. – София : ДИ «Музика», 1988. – 200 с.
6.
State Labels of Central Europe 1960–1990 // Eurоpopmusic [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.europopmusic.eu/Newsletters/Features/ State_labels.html.
7.
Мелодия. – 1989. – № 1. – С. 39.
8.
Крыстев В. Очерки по истории болгарской музыки / В. Крыстев ; [пер. с болг. Е. Стародуб]. – М. : Музыка, 1973. – 362 с.
9.
Ryback T.W. Rock Around the Bloc: А History of Rock Music in Eastern Europe and the Soviet Union (1954–1988) / Timothy W. Ryback. – Oxford ; New York : Published Oxford University Press, 1990. – 272, [20] p.
10.
Никифорова А. Балкантон сегодня: [беседа с директором Симоном Игнатовым] / А. Никифорова // Мелодия. – 1989. – № 2. – С. 50–51.
11.
Липатов А. Бутлеги. Каждый, право, имеет право? / А. Липатов // Мелодия. – 2001. – № 3. – С. 40–43.
12.
Меньшиков В.Г. Энциклопедия рок-музыки. – Том 1 : Англоязычная музыка / В.Г. Меньшиков. – Ташкент : Узбекистон, 1992. – 368 с.
13.
Тодорова С. Печатная пресса Болгарии / С. Тодорова // Журналист. – 2013. – № 5. – С. 36.
14.
Синєокий О.В. Рекордингова система в структурі засобів масової комунікації Болгарії або досвід «Балкантона» / О.В. Синєокий // Поліграфія і видавнича справа. – 2012. – № 3 (59). – С. 3–10.
15.
Синєокий О.В. Рок-музика і розвиток рекорд-комунікації в Румунії / О.В. Синєокий // Держава та реґіони: серія «Соціальні комунікації». – 2013. – № 2. – С. 34–38.
16.
Electrecord [Электронный ресурс]. – Режим доступа: www.electrecord.ro/.
17.
Гаевский А.Ю. Рок Восточной Европы. Энциклопедический справочник / А.Ю. Гаевский – Выпуск 1. – М. : Изд-во ИП Галин А.В., 2009. – 432 с.
18.
Синєокий О.В. Рок-музика і розвиток рекорд-комунікації в Румунії / О.В. Синєокий // Держава та реґіони : серія «Соціальні комунікації». – 2013. – № 2. – С. 34–38.
19.
Sineokyj O. The Private Communications of Magnetic Recording under Socialism (Retrospective Disco Analysis) / O. Sineokyj // Akta Universitatis Danubius. Communicatio / The Interpretation of Political Communication [Romania]. – Vol. 7, No.1 / 2013. – pp. 72–84.
20.
Невская Т.Н. Эволюция рок-культуры в России: автореф. дис. … канд. культурол. : 24.00.01 / Т.Н. Невская ; С-Петерб. гос. ун-т культуры и искусств. – СПб., 2009. – 22 с.
21.
Синеокий О.В. Рекорд-лейблы стран Центральной и Юго-Восточной Европы в системе социальных коммуникаций второй половины ХХ столетия: документально-информационный обзор // Человек и культура.-2013.-3.-C. 64-113.
22.
Петрова І.В. Дозвілля в зарубіжних країнах: [підручник] / І.В. Петрова. – К. : Кондор, 2008. – 408 с.
23.
Синеокий О.В. Восточный рок: звукозапись из социалистической Азии / О.В. Синеокий // Культура и искусство. – 2013. – № 1. – С. 47–53.
24.
Синеокий О.В. Из истории и географии музыкальной грамзаписи: латинский рок эпохи социализма / О.В. Синеокий // Новый университет : серия «Актуальные проблемы гуманитарных и общественных наук». – 2013. – № 1 (22). – С. 38–43.
References (transliterated)
1.
G''lov G. Istorii za b''lgarskiya rok / Georgi G''lov. – Sofiya : Impuls, 2008. – 288 s.
2.
A Short History of Balkanton Records 18–08–2008 / [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: www.ucis.pitt.edu/opera/OFB/misc/balkantn.htm.
3.
Punk Rock in Bulgaria 1979–2008 // Blogroll [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://zuriz.wordpress.com/2008/08/30/punk-rock-in-bulgaria-1979-2008/.
4.
Entsiklopediya na b''lgarskata muzikalna kul'tura. – Sofiya : Izdatelstvo na BAN, 1967. – 466 s.
5.
Gofman P.Kh. ABV na popmuzikata / P. Gofman, I. Rupchev. – Sofiya : DI «Muzika», 1988. – 200 s.
6.
State Labels of Central Europe 1960–1990 // Europopmusic [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: www.europopmusic.eu/Newsletters/Features/ State_labels.html.
7.
Melodiya. – 1989. – № 1. – S. 39.
8.
Krystev V. Ocherki po istorii bolgarskoi muzyki / V. Krystev ; [per. s bolg. E. Starodub]. – M. : Muzyka, 1973. – 362 s.
9.
Ryback T.W. Rock Around the Bloc: A History of Rock Music in Eastern Europe and the Soviet Union (1954–1988) / Timothy W. Ryback. – Oxford ; New York : Published Oxford University Press, 1990. – 272, [20] p.
10.
Nikiforova A. Balkanton segodnya: [beseda s direktorom Simonom Ignatovym] / A. Nikiforova // Melodiya. – 1989. – № 2. – S. 50–51.
11.
Lipatov A. Butlegi. Kazhdyi, pravo, imeet pravo? / A. Lipatov // Melodiya. – 2001. – № 3. – S. 40–43.
12.
Men'shikov V.G. Entsiklopediya rok-muzyki. – Tom 1 : Angloyazychnaya muzyka / V.G. Men'shikov. – Tashkent : Uzbekiston, 1992. – 368 s.
13.
Todorova S. Pechatnaya pressa Bolgarii / S. Todorova // Zhurnalist. – 2013. – № 5. – S. 36.
14.
Sinєokii O.V. Rekordingova sistema v strukturі zasobіv masovoї komunіkatsії Bolgarії abo dosvіd «Balkantona» / O.V. Sinєokii // Polіgrafіya і vidavnicha sprava. – 2012. – № 3 (59). – S. 3–10.
15.
Sinєokii O.V. Rok-muzika і rozvitok rekord-komunіkatsії v Rumunії / O.V. Sinєokii // Derzhava ta reґіoni: serіya «Sotsіal'nі komunіkatsії». – 2013. – № 2. – S. 34–38.
16.
Electrecord [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: www.electrecord.ro/.
17.
Gaevskii A.Yu. Rok Vostochnoi Evropy. Entsiklopedicheskii spravochnik / A.Yu. Gaevskii – Vypusk 1. – M. : Izd-vo IP Galin A.V., 2009. – 432 s.
18.
Sinєokii O.V. Rok-muzika і rozvitok rekord-komunіkatsії v Rumunії / O.V. Sinєokii // Derzhava ta reґіoni : serіya «Sotsіal'nі komunіkatsії». – 2013. – № 2. – S. 34–38.
19.
Sineokyj O. The Private Communications of Magnetic Recording under Socialism (Retrospective Disco Analysis) / O. Sineokyj // Akta Universitatis Danubius. Communicatio / The Interpretation of Political Communication [Romania]. – Vol. 7, No.1 / 2013. – pp. 72–84.
20.
Nevskaya T.N. Evolyutsiya rok-kul'tury v Rossii: avtoref. dis. … kand. kul'turol. : 24.00.01 / T.N. Nevskaya ; S-Peterb. gos. un-t kul'tury i iskusstv. – SPb., 2009. – 22 s.
21.
Sineokii O.V. Rekord-leibly stran Tsentral'noi i Yugo-Vostochnoi Evropy v sisteme sotsial'nykh kommunikatsii vtoroi poloviny KhKh stoletiya: dokumental'no-informatsionnyi obzor // Chelovek i kul'tura.-2013.-3.-C. 64-113.
22.
Petrova І.V. Dozvіllya v zarubіzhnikh kraїnakh: [pіdruchnik] / І.V. Petrova. – K. : Kondor, 2008. – 408 s.
23.
Sineokii O.V. Vostochnyi rok: zvukozapis' iz sotsialisticheskoi Azii / O.V. Sineokii // Kul'tura i iskusstvo. – 2013. – № 1. – S. 47–53.
24.
Sineokii O.V. Iz istorii i geografii muzykal'noi gramzapisi: latinskii rok epokhi sotsializma / O.V. Sineokii // Novyi universitet : seriya «Aktual'nye problemy gumanitarnykh i obshchestvennykh nauk». – 2013. – № 1 (22). – S. 38–43.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"