Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Этические принципы > Правовая информация > Редакционный совет > Редакция > Аннотация журнала
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Изменение гидротермических климатических ресурсов Арктики на фоне потепления XXI века
Суркова Галина Вячеславовна

кандидат географических наук

доцент, кафедра метеорологии и климатологии, географический факультет, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1

Surkova Galina Vyacheslavovna

PhD in Geography

Associate Professor at the Department of Meteorology and Climatology of the Faculty of Geography of Moscow State University 

119991, Russia, Moscow, ul. Leninskie Gory, 1

galina_surkova@mail.ru
Крылов Алексей Андреевич

кафедра метеорологии и климатологии, географический факультет, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1

Krylov Aleksei Andreevich

Assistant at the Department of Meteorology and Climatology of Moscow State University 

119991, Russia, g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1

aloshakrylov@bk.ru
Аннотация. Исследуется изменение климатических ресурсов (КР) Арктики на фоне прогнозируемого глобального потепления климата в XXI веке. Особое внимание уделяется таким показателям КР, которые рассчитываются на основе сведений о температуре и осадках. Подробно рассматриваются суточные экстремумы приземной температуры воздуха, годовые суммы температуры воздуха в различных диапазонах и продолжительность периодов с такой температурой, индекс потребления топлива, количество и вид атмосферных осадков, выпадающих при различной температуре воздуха, и число дней с такими осадками. Расчет КР выполнен на основе климатического прогноза ансамбля климатических моделей проекта CMIP5 для сценария RCP8.5. Для оценки КР использованы ежедневные модельные данные о температуре воздуха и суточной сумме осадков за период 1950-2100 гг. в широтной зоне 60-90 град. с.ш. Впервые получены результаты комплексного прогноза климатических ресурсов Арктики. Показано, что на фоне общего потепления отчетливо выражена пространственная неоднородность прогнозируемых аномалий КР. Наиболее выраженные изменения гидротермических КР к концу XXI века предполагаются над Северной Атлантикой, морями Западной Европы, Баренцевым, Чукотским морями. Наименьшие изменения КР можно ожидать над Гренландией.
Ключевые слова: климатические ресурсы, Арктика, климатический прогноз, модели климата, глобальное потепление, температура, осадки, региональный анализ, индексы, суточные экстремумы
УДК: 551.583.16
DOI: 10.7256/2453-8922.2017.1.22265
Дата направления в редакцию: 14-03-2017

Дата публикации: 02-04-2017

В рамках исследования сбор данных и расчеты выполнены при финансовой поддержке РФФИ (грант № 16-05-00509); работы по построению картосхем — при финансовой поддержке РФФИ и РГО (грант № 17-05-41153).

Abstract. The author studies the change of climate resources of the Arctic in the context of global warming, forecast in the 21st century. The authors pay special attention to the values of climate resources, calculated on the base of temperature and precipitation values. The article studies daily points of extremum of surface air temperature, yearly amounts of air temperatures in different ranges and the longevity of periods with such temperatures, fuel performance index, amount and type of precipitations at different air temperatures, and the number of days with such precipitations. Climate resources are calculated on the base of a climate forecast of a group of climate models of the CMIP5 project for the RCP8.5. scenario. To estimate climate resources, the authors use daily model data about air temperature and precipitation total for the period of 1950-2100. in latitudinal zone of 60-90 degrees of north latitude. The authors of the present study are the first to acquire the results of a complex forecast of climate resources of the Arctic. The study shows that, in the context of global warming, the spatial heterogeneity of the forecast anomalies of climate resources is well-defined. The most vivid changes of hydrothermal climate resources by the end of the 21st century are expected above the Northern Atlantic, the seas of Western Europe, the Barents and the Chukchi seas. The least significant changes are expected above Greenland. 

Keywords: precipitation, temperature, global warming, climate models, climate forecast, the Arctic, climate resources, regional analysis, indexes, daily points of extremum

Введение

Наблюдения за климатом последних десятилетий свидетельствуют о значительном потеплении в тропосфере высоких широт северного полушария [1, 5]. В связи с этим существенно меняется состояние климатических ресурсов Арктики. Под климатическими ресурсами (КР) здесь и далее подразумеваются «запасы вещества, энергии и информации в климатической системе …, которые используются или могут быть использованы для решения конкретной задачи в экономике или социальной сфере» [15]. Их можно также называть «климатически обусловленные природные ресурсы» [8, 14].

С учетом специфики арктического климата и видов хозяйственной деятельности, которая развита в этом регионе, одними из важнейших показателей климатических ресурсов Арктики являются те, которые связаны с режимом температуры и осадков, в особенности в холодный период, который в Арктике длится более полугода. Результаты количественных оценок ожидаемых в XXI в. изменений этих КР представлены в данной работе. Наряду с другими показателями КР эти характеристики важны при оценке различных аспектов формирования других природных ресурсов (среды обитания морской и континентальной флоры и фауны, развития геоморфологических и криогенных процессов и пр.), а также условий хозяйственной деятельности человека (работы на открытом воздухе, выбор материалов для техники, промышленных и жилых построек) и т.д.

Исследование сурового климата Арктики всегда сопряжено с трудностями, связанными как с вопросами организации наблюдений, так и со сравнительно малым числом метеорологических станций. Большой вклад в работу в области изучения арктической атмосферы внесли российские и советские ученые, в числе которых Г. Я. Вангенгейм, С. С. Гайгеров, А. А. Гирс, Б. Л. Дзердзеевский, И. М. Долгин, 3. М. Прик и др. В последние годы, благодаря увеличению объема фактического материала наблюдений на многократно выросшей сети аэрометеорологических, береговых и дрейфующих станций, а также совершенствованию методов анализа, получены новые данные о климате Арктики [5], в частности оценки трендов основных климатических величин в современном климате и их ожидаемые изменения в будущем. Существенный вклад в развитие синоптико-климатологических методов для исследования особенностей общей циркуляции атмосферы Арктики внесли работы [12, 13]. Несмотря на расширение сети наблюдений, многие территории Арктики остаются ими не охвачены, поэтому мощным инструментом диагноза и прогноза состояния атмосферы этого региона выступают модели климата [7, 19 и др.]г.

Возрождение в последние годы пристального внимания к Арктике и рост востребованности сведений о ее климатическом состоянии в настоящем и будущем вызван как природными изменениями, которые активно происходят в полярных районах на фоне глобального потепления климата [1, 5, 26], так и экономическими причинами [3, 6]. Потепление в приземной атмосфере в Арктике выражено гораздо, сильнее, чем в среднем по земному шару, получив название «арктическое усиление» [18]. В последние годы в связи с потеплением в Арктике отмечаются существенные изменения в распространении, режиме и структуре снежного покрова [20]. Например, сокращение продолжительности залегания снежного покрова в Арктике в среднем происходит со скоростью 3–5 дней/10 лет, в частности за счет более раннего снеготаяния весной и более позднего установления его осенью [23]. За период 1982–2011 гг. на евразийском участке Арктики продолжительность залегания снежного покрова сократилась на 12,6 сут, в Северо-Американском — на 6,2 сут. [17]. Общий рост температуры в Арктике увеличил потенциал роста повторяемости зимних оттепелей, раннего схода снега, выпадение жидких и смешанных осадков в период залегания снежного покрова [28]. За последние годы отмечается быстрое сокращение площади морского льда в сентябре [1], за 30 лет оно составило в среднем 40% [30], а его толщина с 1975 по 2012 гг. уменьшилась на 85% [27). Большое количество современных исследований посвящено связи изменения морского льда Арктики и изменениям погоды и климата средних и полярных широт [например, 16 21, 22, 31, 36, 37 и др.]. С уменьшением площади арктических льдов связывают и изменения в общей циркуляции атмосферы средних и высоких широт и экстремальные зимы (например, [25]). Однако до сих пор продолжаются дискуссии, до какой степени эти изменения обязаны антропогенному воздействию на содержание парниковых газов в атмосфере, а до какой – естественной изменчивости на различных временных масштабах [11, 24, 32, 33] или положительным обратным связям, способным вызвать резкие колебания климата [34].

Согласно существующим прогнозам основных климатических характеристик именно в Арктике предполагаются наиболее заметные флуктуации не только с точки зрения климата, но всей климатической системы, включая гидросферу, биосферу, криосферу и т.д. Это не может не повлиять на различные направления хозяйственной и иной деятельности стран, участвующих в освоении природных ресурсов Арктики. Впервые представлены результаты комплексной оценки климатических ресурсов российского сектора Арктики, уточняющие и дополняющие оценки изменений климата, сделанные ранее для этого региона [5, 26].

Материал и методы исследований

Исследование выполнено для широтной зоны 60–90°с.ш. Показатели КР рассчитывались на основе результатов численных экспериментов, выполненных климатическими моделями в рамках международного проекта CMIP5 [35].

Среди основных вычислительных экспериментов CMIP5, важных с точки зрения оценки дальнейшего отклика Арктики на изменения климата, были использованы следующие:

– эксперимент historical (1850–2006), изменение внешних воздействий на климат задано в соответствии с наблюдениями;

– эксперимент по сценарию RCP8.5 (2006–2100) [29].

Выбор сценария RCP8.5 для оценки изменений КР обусловлен тем, что он является наиболее «жестким» среди сценариев, оцениваемых в численных экспериментах CMIP5, в плане возможного воздействия внешних, в том числе антропогенных, факторов на климатическую систему с учетом политики регулирования выбросов парниковых газов. Такое интенсивное внешнее воздействие позволяет получить большой и статистически значимый отклик на увеличение концентрации парниковых газов. Радиационный форсинг численных экспериментов RCP8.5 выражен в задании увеличения концентрации парниковых газов в атмосфере до такой степени, что к концу XXI века их роль в радиационном балансе возрастает на 8,5 Вт/м2, а концентрация парниковых газов в эквиваленте CO2 составит 1370 единиц.

Согласно оценочному докладу МГЭИК [26] при сценарии RCP8.5 к середине XXI века ожидается повышение средней глобальной приземной температуры примерно на 2°С по сравнению с 1986–2005 гг., а к 2100 г. — примерно на 4°С. Для Арктики согласно данному сценарию ожидается значительно более интенсивное потепление климата, к концу XXI века, в зависимости от регионов его величина составит 5–10°С. Также для Арктики ожидается значительное (на 20–50%) увеличение среднего количества атмосферных осадков и, что особенно важно, сокращение до нуля минимальной (наблюдаемой в сентябре) площади морского в Северном Ледовитом океане начиная с 70х годов XXI века [26].

Подробный сравнительный анализ результатов моделей CMIP5, где особое внимание уделяется качеству воспроизведения климатических условий в Российской Федерации и в Арктике, можно найти в работах [2, 9, 10 19 и др.]. С учетом результатов этих и других авторов, а также исходя из наличия необходимых данных в открытом доступе на интернет-портале CMIP5 [http://cmip-pcmdi.llnl.gov/cmip5/data_portal.html], был собран ансамбль, в который вошли следующие модели (таблица 1).

Таблица 1. Список моделей климатической системы CMIP5, по данным которых рассчитывались показатели климатических ресурсов

Модель

Научный центр, страна

Пространственное разрешение, градусы широты и долготы

ACCESS1.0

Центр исследования погоды и климата (CAWCR), Australia

1,25 х 1,875

ACCESS1.3

То же

1,25 х 1,875

bcc-csm1-1m

Beijing Климатический центр, Китайская метеорологической администрации, Китай

2,79 х 2,8125

BNU-ESM

Колледж наук о глобальных изменениях и земной системе, Китай

1,12 х 1,125

CanESM2

Канадский центр моделирования и анализа климата, Канада

2,79 х 2,8125

CMCC-CESM

Европейско-Средиземноморский центр климата и окружающей среды, Италия

2,79 х 2,8125

CMCC-CMS

То же

3,7 х 3,75

CNRM-CM5

Национальный центр климатических исследований /Европейский центр исследований и подготовки научных кадров, Франция

1,865 х 1,875

CSIRO-Mk3.6.0

Научно-промышленная исследовательская организация / Квинсленд центр передового опыта по изменению климата, Австралия

1,4 х 1,40625

INMCM4

Институт вычислительной математики РАН, Россия

1,5 х 2,0

IPSL-CM5A-LR

Институт Пьера–Симона Лапласа, Франция

1,865 х 1,875

IPSL-CM5B-LR

– “ –

1,25 х 1,875

MIROC-ESM

Институт исследований атмосферы и океана (Университет Токио), Национальный институт исследований окружающей среды, Агентство по науке и технологии исследований океана и суши, Япония

1,5 х 2,0

Расчеты показателей КР выполнялись по модельным данным о ежедневных значениях средней суточной температуры приземного воздуха и суточных сумм осадков моделей. На первом этапе обработки исходных данных результаты каждой модели были интерполированы на единую пространственную сетку с расстоянием между узлами 1,75х1,75 градусов по широте и долготе. На втором этапе в узлах сетки рассчитывались средние по ансамблю моделей значения. На третьем этапе были вычислены показатели климатических ресурсов (более 40). В настоящей статье обсуждаются результаты, полученные для основной группы гидротермических показателей, в частности:

– среднегодовая и среднемесячная средняя суточная, максимальная, минимальная температура воздуха; минимальная и максимальная суточная температура воздуха; годовая амплитуда средней суточной температуры воздух;

– годовая сумма значения температуры воздуха для t>0°С и t<0°С;

– число дней в холодный и теплый сезоны и за год со средней суточной температурой воздуха –5< t<5°C, t>0°C, t<0°C;

– индекс потребления топлива (модуль суммы отрицательных отклонений температуры от 18 °С);

– суммы осадков в холодный и теплый сезоны и за год для –5< t<5°C, t>0°C, t<0°C.

Результаты исследований и их обсуждение

Общее глобальное потепление, прогнозируемое моделями климатической системы согласно сценариям RCP, по-разному проявляется на региональном уровне. Полученные результаты демонстрируют выраженные географические различия в проявлении изменений показателей климатических ресурсов на фоне роста средних значений глобальной температуры.

Рассмотрим изменение термических показателей (рис. 1), начнем со средних месячных величин. Пространственное распределение аномалий средней температуры летом и зимой различно (рис. 1а, 1б). Самый заметный рост температуры предполагается в тех районах, где прогнозируется наибольшее изменение ледовых условий в морях Арктики – согласно сценарию RCP8.5 в конце XXI в. в конце теплого сезона Северный Ледовитый океан может практически полностью освобождаться ото льда, площадь его зимой существенно уменьшится [26]. В течение года прогнозируемые аномалии приземной температуры воздуха положительны по всей территории Арктики, но в летнее время они более выражены над сушей, а в зимнее, напротив, существенный рост можно ожидать над морями, при этом наименьшие аномалии отмечаются над Северной Атлантикой и морями Западной Европы. В связи с таким ростом температуры в холодный период возникает тенденция к уменьшению годовой амплитуды температуры воздуха, особенно выраженная над морями Российской части Арктики, где может составить на 10–14°С меньше современных значений.

На большей части территории Арктики, за исключением Гренландии, увеличивается число дней в году с положительной температурой, особенно заметно это над морской частью Арктики (рис. 1в). В холодной время года с такими днями связаны оттепели, которые могут приводить к неблагоприятным метеорологическим и гидрологическим явлениям (гололед, подтопления и др.). Доля аномалий числа дней с с t>0°С в период октябрь-апрель по отношению к аномалии за весь год наиболее высока над Северной Атлантикой, Норвежским, Баренцевым и Карским морями, Скандинавией и севером Европейской территории России (рис. 1г). Не менее 25–30% составляет она над азиатской частью Российской Арктики как над сушей, так и над морями.

Пространственное распределение аномалий годовых сумм температур (t>0°С и t<0°С, t>10°C) имеет наиболее выраженный широтный характер по сравнению с полями других показателей КР. Аномалии повсюду положительны, за исключение внутренних районов Гренландии, где они близки к нулю. В направлении полюса величина аномалий уменьшается до 200 градусо-дней. Наибольшие значения аномалий (1000 градусо-дней и более) отмечаются над северо-западом Северной Атлантики, Норвежским и Баренцевым морями, а также в районе Чукотского моря и прилегающих территорий.

Сходные региональные особенности присущи полям аномалий минимальной и максимальной средней суточной температуры воздуха (рис. 2а, 2б). Знак аномалий положителен везде. Наибольшие значения приходятся на две области: первая охватывает Баренцево и Карское моря, вторая располагается над Чукотским морем и районом Берингова пролива (рост минимальной средней суточной температуры на 15–17°С и более, максимальной на 7–8°С). Наименьшие аномалии минимальной температуры располагаются над Северной Атлантикой и Гренландией, максимальной – в этих же районах, а также в области Северного полюса.

а)

б)

в)

г)

Рис. 1. Изменение термических показателей климатических ресурсов к концу XXI в. (2081–2100) по сравнению с современным периодом (1986–2005): а — средняя температура воздуха, январь, С, б — средняя температура воздуха, июль, С, в — число дней в году с t>0°С, г — отношение аномалии числа дней с t>0°С в период октябрь-апрель (включительно) к аномалии числа таких дней за весь год.

Отдельную важность представляет оценка числа дней с температурой в диапазоне –5<t<5°C (рис. 2в). Метеорологические условия при такой температуре — одни из наиболее некомфортных и при сочетании определенных погодных условий могут быть опасными. В это время, как правило, осадки имеют смешанный характер, в некоторых случаях может наблюдаться ледяной дождь. Типичны гололедные явления, обледенение проводов и т.д. Если еще в это время наблюдается сильный ветер, то экстремальность явления увеличивается. В распределении аномалий этого показателя наибольшие положительные значения отмечаются к северу от 75–80° с. ш., максимум располагается над севером Баренцева моря. Над континентальной частью Арктики как в России, так и Северной Америке аномалии в 2–4 раза меньше.

Практическое применение в практике планирования энергопотребления и связанных с ним затрат имеют различные показатели, связанные с температурой воздуха, в частности, так называемый индекс потребления топлива (или heating degree days) Он представляет модуль суммы за год отрицательных отклонений средней суточной температуры приземного воздуха от 18 °С (пороговое значение комфортности температуры внутри отапливаемого помещения) и пропорционален затратам на обогрев. Этот индекс имеет размерность градусо-дни и может оценивать за разные сроки – от отдельных суток до сезона, года и т.д. Возможное изменение этого индекса (в долях единицы) при реализации наиболее «жесткого» варианта глобального потепления RCP8.5 показано на рис. 2г. Региональные особенности расположения максимальных изменений согласованы с районами наиболее заметного роста как средних значений температуры, так и ее экстремумов – это Баренцево, Карское и Чукотское моря. В континентальной части Евразии отмечается убывание аномалий с запада на восток. Наименьшие аномалии находятся над Гренландией и прилегающей части Северной Атлантики и в Восточной Сибири. Относительно слабая реакция североатлантического региона по сравнению с другими районами Арктики может быть связана с предполагаемым ослаблением меридионального переноса вод из тропических в высокие широты [4].

а)

б)

в)

г)

Рис. 2. Изменение термических показателей климатических ресурсов к концу XXI в. (2081–2100) по сравнению с современным периодом (1986–2005): а — минимальная средняя суточная температура воздуха, С, б — максимальная средняя суточная температура воздуха, С, в — число дней в год с –5< t<5°С, г — индекс потребления топлива, изменение показано в долях единицы.

Изменения показателей увлажнения напрямую связаны с аномалиями общих сумм осадков (рис. 3). В целом за год они увеличиваются по всей зоне Арктики, поскольку на фоне роста температуры возрастает испарение и, следовательно, влагосодержание атмосферного воздуха. В холодный период зоны максимальных положительных аномалий более выражены, чем в теплый. Активизация скрытого переноса тепла от океана в атмосферу в этот сезон может приводить к увеличению бароклинности, усилению циклонической деятельности и росту количества осадков. Сдвиг границ морского льда, вдоль которых возникают благоприятные условия формирования мезомасштабных циклонов, также может привести и к смещению зон их наибольшей активности. Сдвигаются при этом и связанные с ними погодные явления, в том числе неблагоприятные (сильные осадки, высокие скорости ветра и др.) Наиболее заметные аномалии располагаются над Норвежским, Баренцевым и Карским морями, а также в восточной части Евразийской Арктики – над Чукотским морем. В летний сезон можно отметить зоны наибольших положительных аномалий над Восточной Сибирью, Аляской, западной Гренландией.

Над большей частью Арктики возрастает сумма осадков, выпадающих при температуре –5<t<5°С (рис. 3в). Как было сказано выше, это повышает опасность гололедно-изморозевых явлений. Исключение составляет территория Норвежского моря и Северной Атлантики. Там на фоне роста температуры количество осадков, выпадающих в диапазоне –5< t<5°С напротив уменьшается.

Рассмотрим картину распределения аномалий для осадков, выпадающих при температуре ниже нуля (рис. 3г). Над севером Западной Европы и Европейской территории России и морями этого сектора их количество уменьшается. В то же время наиболее заметно оно возрастает при t<0°С над Гренландией. Это может быть связано с более глубоким проникновением циклонов в центральные части острова и способствовать увеличению накопления снежного покрова. Над восточной частью Евразии и Северной Америки аномалии осадков в этом диапазоне температуры несущественны или слабо отрицательны.

а)

б)

в)

г)

Рис. 3. Изменение показателей увлажнения к концу XXI вв. (2081–2100) по сравнению с современным периодом (1986–2005): а —сумма осадков январь, мм; б — сумма осадков, июль, мм; в — сумма осадков в год за дни с –5< t<5°С, г — сумма осадков в год в дни с t<0°С, мм.

Выводы

В итоге выполненного исследования можно сделать следующие выводы.

Пространственное распределение аномалий климатических ресурсов Арктики характеризуется существенной неоднородностью, которая может быть следствием региональных различий в уменьшении площади морского льда и его сплоченности, изменением режима энергообмена между атмосферой и океаном и атмосферной циркуляции, ослаблением меридионального переноса океанических вод в Северной Атлантике из низких широт в высокие.

Аномалии климатических ресурсов имеют не только региональные, но и выраженные сезонные различия. На большей территории Арктики аномалии многих показателей КР сильнее выражены в холодный период.

Выявлены районы, где реакция показателей КР на общее потепление атмосферы в Арктике особенно заметна. Наиболее чувствительными к изменению климата по сценарию RCP8.5 являются Норвежское, Баренцево, Карское и Чукотское моря, где прогнозируемое к концу XXI в. уменьшение площади морского льда и его сплоченности по сравнению с современным климатом наиболее существенно.

Над севером Европы и Баренцевым морем рост средней температуры не столь велик, как в других районах Арктики. Но общий рост температуры приводит к тому, что ее средние величины и экстремумы могут смещаться в градации положительных значений. Этот переход существенно меняет климатический потенциал территории.

Получено, что на фоне увеличения количества атмосферных осадков повсеместно, за исключением морей, омывающих Северную Европу, прогнозируется рост их сумм при температуре –5< t<5°С, возрастает и число дней в году с такой температурой. Это может способствовать росту повторяемости неблагоприятных гидрометеорологических явлений. Отрицательные аномалии осадков в этом диапазоне температуры над Севером Европы и примыкающими морями объясняются тем, что на фоне потепления повторяемость дней с температурой –5< t<5°С уменьшается.

Авторы искренне признательны Кокореву В.А. (Государственный гидрологический институт) за помощь в получении исходных материалов для данного исследования.

Библиография
1.
Алексеев Г.В., Большиянов Д.Ю., Радионов В.Ф., Фролов С.В. 95 лет исследований климата и криосферы Арктики в ААНИИ // Лед и снег. 2015. Т. 55. № 4. С. 127-140.
2.
Анисимов О. А., Кокорев В. А. Об оптимальном выборе гидродинамических моделей для оценки влияния изменений климата на криосферу // Лед и Снег. 2013. № 1 (121). С. 83―92.
3.
Бабурин В.Л., Бадина С.В., Горячко М.Д., Земцов С.П. Зоны концентрации социально-экономического потенциала Арктики // Меняющийся климат и социально-экономический потенциал Российской Арктики / Под ред. С.А. Сократова. Лига-Вент. Москва. 2015. С. 74-126.
4.
Володин Е.М., Дианский Н.А., Гусев А.В. Воспроизведение и прогноз климатических изменений в XIX–XXI веках с помощью модели земной климатической системы ИВМ РАН // Известия РАН. Физика атмосферы и океана. 2013. Т.49. № 4. С. 379–400.
5.
Второй оценочный доклад Росгидромета об изменениях климата и их последствиях на территории Российской Федерации. М.: Росгидромет. 2014. – 1008 с.
6.
Горячко М.Д. Хозяйственный потенциал российской Арктики // Меняющийся климат и социально-экономический потенциал Российской Арктики / Под ред. С.А. Сократова. Лига-Вент. Москва. 2015. С. 197-219.
7.
Елисеев А.В., Семенов В.А. Изменения климата Арктики в XXI веке: ансамблевые модельные оценки с учетом реалистичности воспроизведения современного климата // Доклады АН. 2016. Т. 471. № 2. С. 214-218.
8.
Кислов А.В., Евстигнеев В.М., Малхазова С.М., Соколихина Н.Н., Суркова Г.В., Торопов П.А., Чернышев А.В., Чумаченко А.Н. Прогноз климатической ресурсообеспеченности Восточно-Европейской равнины в условиях потепления XXI века. М.: Макс-Пресс, 2008. – 292 с.
9.
Мелешко В.П., Говоркова В.А. Успешность расчета современного регионального климата с помощью ансамбля моделей CMIP3 и CMIP5 // Труды ГГО. Вып. 568. 2013. С. 26–50.
10.
Павлова Т. В., Катцов В. М., Мелешко В. П., Школьник И. М., Говоркова В. А., Надежина Е. Д. Новое поколение климатических моделей // Труды ГГО. Вып. 575. 2014. С. 5–64.
11.
Семенов В.А., Мохов И.И., Полонский А.Б. Моделирование влияния естественной долгопериодной изменчивости в Северной Атлантике на формирование аномалий климата // Мор. гидрофиз.журн. 2014. № 4. С, 14-27.
12.
Семенов Е.К., Соколихина Н.Н., Тудрий К.О. Теплая зима в российской Арктике и аномальные холода в Европе // Метеорология и гидрология. 2013. № 9. С. 43-54.
13.
Семенов Е.К., Соколихина Н.Н., Тудрий К.О., Щенин М.В. Синоптические механизмы зимнего потепления в Арктике // Метеорология и гидрология. 2015. № 9. С. 20-30.
14.
Эколого-географические последствия глобального потепления климата XXI века на Восточно-Европейской равнине и в Западной Сибири / Под ред. Н.С. Касимова, А.В. Кислова. М: МАКС Пресс. 2011. 496 с.
15.
Энциклопедия климатических ресурсов Российской Федерации / Под ред. Н.В. Кобышевой. – СПб.: Гидрометеоиздат. 2005. 319 с.
16.
Bader J., M. D. Mesquita, K. I. Hodges, N. Keenlyside, S. Østerhus, and M. Miles. A review on Northern Hemisphere sea-ice, storminess and the North Atlantic Oscillation: Observations and projected changes // Atmos. Res. 2011. V. 101. P. 809–834.
17.
Barichivich, J., K.R. Briffa, R.B. Myneni, et al.. Large-scale variations in the vegetation growing season and annual cycle of atmospheric CO2 at high northern latitudes from 1950 to 2011 // Global Change Biology. 2013. 19. P. 3167–3183.
18.
Bekryaev R.V., Polyakov I.V., Alexeev V.A. Role of polar amplification in long-term surface air temperature variations and modern Arctic warming // J. Climate. 2010. V. 23. № 14. P. 3888–3906.
19.
Bintanja R., Selten F. M. Future increases in Arctic precipitation linked to local evaporation and sea-ice retreat // Nature. 2014. V. 509. P. 479–491.
20.
Bokhorst S., Pedersen S. H., Brucker L. et al. Changing arctic snow cover: A review of recent developments and assessment of future needs for observations, modelling, and impacts // Ambio. — 2016. — Vol. 45, no. 5. — P. 516–537.
21.
Budikova D. Role of Arctic sea ice in global atmospheric circulation: A review // Global Planet. Change. 2009. V. 68. 149–163.
22.
Cohen J. L. et al. Recent Arctic amplification and extreme mid-latitude weather // Nat. Geosci. 2014. V. 7 P. 627–637.
23.
Derksen, C., R. Brown, L. Mudryk, and K. Luojus. Arctic: Terrestrial Snow. State of the Climate in 2014. J. Blunden and D.S. Arndt // Bulletin of the American Meteorological Society. 2015. 96. P. 133–135.
24.
Eliseev A.V., Mokhov I.I. Uncertainty of climate response to natural and anthropogenic forcings due to different land use scenarios // Adv. Atmos. Sci. 2011. V. 28. № 5. P. 1215–1232.
25.
Francis, J. A., Vavrus S. J. Evidence linking Arctic amplification to extreme weather in mid-latitudes // Geophys. Res. Lett. 2012. V. 39. L06801.
26.
IPCC (2013). Climate Change 2013: The Physical Science Basis. Contribution of Working Group I to the Fifth Assessment Report of the Intergovernmental Panel on Climate Change / Edited by T. F. Stocker, D. Qin, G.-K. Plattner, M. Tignor, S. K. Allen, J. Boschung, A. Nauels, Y. Xia, V. Bex and P. M. Midgley. ― Cambridge University Press. Cambridge, United Kingdom and New York, USA. 2013. 1535 p.
27.
Lindsay, R., Schweiger A. Arctic sea ice thickness loss determined using subsurface, aircraft, and satellite observations // Cryosphere. 2015. V. 9. P. 269–283.
28.
Liston, G.E., and C.A. Hiemstra. The changing cryosphere: Pan-Arctic snow trends (1979–2009) // Journal of Climate. 2011. 24. P.5691–5712.
29.
Moss R. H., Babiker M., Brinkman S., Calvo E., Carter T., Edmonds J., Elgizouli I., Emori S., Erda L., Hibbard K., Jones R., Kainuma M., Kelleher J., Lamarque J.F., Manning M., Matthews B., Meehl J., Meyer L., Mitchell J., Nakicenovic N., O’Neill B., Pichs R., Riahi K., Rose S., Runci P., Stouffer R., van Vuuren D., Weyant J., Wilbanks T., van Ypersele J.P., Zurek M. Towards New Scenarios for Analysis of Emissions, Climate Change, Impacts, and Response Strategies. Intergovernmental Panel on Climate Change. Geneva. 2008. 132 pp.
30.
Perovich D. K., S. Gerland, S. Hendricks,W.Meier,M. Nicolaus, and M. Tschudi, 2014: Sea ice. Arctic Report Card 2014. NOAA. [Available online at http://www.arctic.noaa.gov/report14/.]
31.
Petoukhov V., V. A. Semenov. A link between reduced Barents-Kara sea ice and cold winter extremes over northern continents // J. Geophys. Res. 2010. V. 115. D21111.
32.
Screen J.A., Simmonds I. The Atmospheric Response to Three Decades of Observed Arctic Sea Ice Loss // Journal of climate. 2013. V.26. P. 1230-1248.
33.
Semenov V.A., Latif M. The early twentieth century warming and winter Arctic sea ice // The Cryosphere. 2012. V. 6. № 6. P. 1231–1237.
34.
Semenov V.A., Park W., Latif M. Barents Sea inflow shutdown: A new mechanism for rapid climate changes // Geophys. Res. Lett. – 2009. – 36, L14709
35.
Taylor K. E., Stouffer R. J., Meehl G. A. The CMIP5 experiment design. Bull. Amer. Meteor. Soc. 2012. V. 93. P. 485–498.
36.
Vihma, T. Effects of Arctic sea ice decline on weather and climate: A review // Surv. Geophys. 2014. V. 35. P. 1175–1214.
37.
Walsh, J. E. Intensified warming of the Arctic: Causes and impacts on middle latitudes. // Global Planet. Change. 2014. V. 117. P. 52–63.
References (transliterated)
1.
Alekseev G.V., Bol'shiyanov D.Yu., Radionov V.F., Frolov S.V. 95 let issledovanii klimata i kriosfery Arktiki v AANII // Led i sneg. 2015. T. 55. № 4. S. 127-140.
2.
Anisimov O. A., Kokorev V. A. Ob optimal'nom vybore gidrodinamicheskikh modelei dlya otsenki vliyaniya izmenenii klimata na kriosferu // Led i Sneg. 2013. № 1 (121). S. 83―92.
3.
Baburin V.L., Badina S.V., Goryachko M.D., Zemtsov S.P. Zony kontsentratsii sotsial'no-ekonomicheskogo potentsiala Arktiki // Menyayushchiisya klimat i sotsial'no-ekonomicheskii potentsial Rossiiskoi Arktiki / Pod red. S.A. Sokratova. Liga-Vent. Moskva. 2015. S. 74-126.
4.
Volodin E.M., Dianskii N.A., Gusev A.V. Vosproizvedenie i prognoz klimaticheskikh izmenenii v XIX–XXI vekakh s pomoshch'yu modeli zemnoi klimaticheskoi sistemy IVM RAN // Izvestiya RAN. Fizika atmosfery i okeana. 2013. T.49. № 4. S. 379–400.
5.
Vtoroi otsenochnyi doklad Rosgidrometa ob izmeneniyakh klimata i ikh posledstviyakh na territorii Rossiiskoi Federatsii. M.: Rosgidromet. 2014. – 1008 s.
6.
Goryachko M.D. Khozyaistvennyi potentsial rossiiskoi Arktiki // Menyayushchiisya klimat i sotsial'no-ekonomicheskii potentsial Rossiiskoi Arktiki / Pod red. S.A. Sokratova. Liga-Vent. Moskva. 2015. S. 197-219.
7.
Eliseev A.V., Semenov V.A. Izmeneniya klimata Arktiki v XXI veke: ansamblevye model'nye otsenki s uchetom realistichnosti vosproizvedeniya sovremennogo klimata // Doklady AN. 2016. T. 471. № 2. S. 214-218.
8.
Kislov A.V., Evstigneev V.M., Malkhazova S.M., Sokolikhina N.N., Surkova G.V., Toropov P.A., Chernyshev A.V., Chumachenko A.N. Prognoz klimaticheskoi resursoobespechennosti Vostochno-Evropeiskoi ravniny v usloviyakh potepleniya XXI veka. M.: Maks-Press, 2008. – 292 s.
9.
Meleshko V.P., Govorkova V.A. Uspeshnost' rascheta sovremennogo regional'nogo klimata s pomoshch'yu ansamblya modelei CMIP3 i CMIP5 // Trudy GGO. Vyp. 568. 2013. S. 26–50.
10.
Pavlova T. V., Kattsov V. M., Meleshko V. P., Shkol'nik I. M., Govorkova V. A., Nadezhina E. D. Novoe pokolenie klimaticheskikh modelei // Trudy GGO. Vyp. 575. 2014. S. 5–64.
11.
Semenov V.A., Mokhov I.I., Polonskii A.B. Modelirovanie vliyaniya estestvennoi dolgoperiodnoi izmenchivosti v Severnoi Atlantike na formirovanie anomalii klimata // Mor. gidrofiz.zhurn. 2014. № 4. S, 14-27.
12.
Semenov E.K., Sokolikhina N.N., Tudrii K.O. Teplaya zima v rossiiskoi Arktike i anomal'nye kholoda v Evrope // Meteorologiya i gidrologiya. 2013. № 9. S. 43-54.
13.
Semenov E.K., Sokolikhina N.N., Tudrii K.O., Shchenin M.V. Sinopticheskie mekhanizmy zimnego potepleniya v Arktike // Meteorologiya i gidrologiya. 2015. № 9. S. 20-30.
14.
Ekologo-geograficheskie posledstviya global'nogo potepleniya klimata XXI veka na Vostochno-Evropeiskoi ravnine i v Zapadnoi Sibiri / Pod red. N.S. Kasimova, A.V. Kislova. M: MAKS Press. 2011. 496 s.
15.
Entsiklopediya klimaticheskikh resursov Rossiiskoi Federatsii / Pod red. N.V. Kobyshevoi. – SPb.: Gidrometeoizdat. 2005. 319 s.
16.
Bader J., M. D. Mesquita, K. I. Hodges, N. Keenlyside, S. Østerhus, and M. Miles. A review on Northern Hemisphere sea-ice, storminess and the North Atlantic Oscillation: Observations and projected changes // Atmos. Res. 2011. V. 101. P. 809–834.
17.
Barichivich, J., K.R. Briffa, R.B. Myneni, et al.. Large-scale variations in the vegetation growing season and annual cycle of atmospheric CO2 at high northern latitudes from 1950 to 2011 // Global Change Biology. 2013. 19. P. 3167–3183.
18.
Bekryaev R.V., Polyakov I.V., Alexeev V.A. Role of polar amplification in long-term surface air temperature variations and modern Arctic warming // J. Climate. 2010. V. 23. № 14. P. 3888–3906.
19.
Bintanja R., Selten F. M. Future increases in Arctic precipitation linked to local evaporation and sea-ice retreat // Nature. 2014. V. 509. P. 479–491.
20.
Bokhorst S., Pedersen S. H., Brucker L. et al. Changing arctic snow cover: A review of recent developments and assessment of future needs for observations, modelling, and impacts // Ambio. — 2016. — Vol. 45, no. 5. — P. 516–537.
21.
Budikova D. Role of Arctic sea ice in global atmospheric circulation: A review // Global Planet. Change. 2009. V. 68. 149–163.
22.
Cohen J. L. et al. Recent Arctic amplification and extreme mid-latitude weather // Nat. Geosci. 2014. V. 7 P. 627–637.
23.
Derksen, C., R. Brown, L. Mudryk, and K. Luojus. Arctic: Terrestrial Snow. State of the Climate in 2014. J. Blunden and D.S. Arndt // Bulletin of the American Meteorological Society. 2015. 96. P. 133–135.
24.
Eliseev A.V., Mokhov I.I. Uncertainty of climate response to natural and anthropogenic forcings due to different land use scenarios // Adv. Atmos. Sci. 2011. V. 28. № 5. P. 1215–1232.
25.
Francis, J. A., Vavrus S. J. Evidence linking Arctic amplification to extreme weather in mid-latitudes // Geophys. Res. Lett. 2012. V. 39. L06801.
26.
IPCC (2013). Climate Change 2013: The Physical Science Basis. Contribution of Working Group I to the Fifth Assessment Report of the Intergovernmental Panel on Climate Change / Edited by T. F. Stocker, D. Qin, G.-K. Plattner, M. Tignor, S. K. Allen, J. Boschung, A. Nauels, Y. Xia, V. Bex and P. M. Midgley. ― Cambridge University Press. Cambridge, United Kingdom and New York, USA. 2013. 1535 p.
27.
Lindsay, R., Schweiger A. Arctic sea ice thickness loss determined using subsurface, aircraft, and satellite observations // Cryosphere. 2015. V. 9. P. 269–283.
28.
Liston, G.E., and C.A. Hiemstra. The changing cryosphere: Pan-Arctic snow trends (1979–2009) // Journal of Climate. 2011. 24. P.5691–5712.
29.
Moss R. H., Babiker M., Brinkman S., Calvo E., Carter T., Edmonds J., Elgizouli I., Emori S., Erda L., Hibbard K., Jones R., Kainuma M., Kelleher J., Lamarque J.F., Manning M., Matthews B., Meehl J., Meyer L., Mitchell J., Nakicenovic N., O’Neill B., Pichs R., Riahi K., Rose S., Runci P., Stouffer R., van Vuuren D., Weyant J., Wilbanks T., van Ypersele J.P., Zurek M. Towards New Scenarios for Analysis of Emissions, Climate Change, Impacts, and Response Strategies. Intergovernmental Panel on Climate Change. Geneva. 2008. 132 pp.
30.
Perovich D. K., S. Gerland, S. Hendricks,W.Meier,M. Nicolaus, and M. Tschudi, 2014: Sea ice. Arctic Report Card 2014. NOAA. [Available online at http://www.arctic.noaa.gov/report14/.]
31.
Petoukhov V., V. A. Semenov. A link between reduced Barents-Kara sea ice and cold winter extremes over northern continents // J. Geophys. Res. 2010. V. 115. D21111.
32.
Screen J.A., Simmonds I. The Atmospheric Response to Three Decades of Observed Arctic Sea Ice Loss // Journal of climate. 2013. V.26. P. 1230-1248.
33.
Semenov V.A., Latif M. The early twentieth century warming and winter Arctic sea ice // The Cryosphere. 2012. V. 6. № 6. P. 1231–1237.
34.
Semenov V.A., Park W., Latif M. Barents Sea inflow shutdown: A new mechanism for rapid climate changes // Geophys. Res. Lett. – 2009. – 36, L14709
35.
Taylor K. E., Stouffer R. J., Meehl G. A. The CMIP5 experiment design. Bull. Amer. Meteor. Soc. 2012. V. 93. P. 485–498.
36.
Vihma, T. Effects of Arctic sea ice decline on weather and climate: A review // Surv. Geophys. 2014. V. 35. P. 1175–1214.
37.
Walsh, J. E. Intensified warming of the Arctic: Causes and impacts on middle latitudes. // Global Planet. Change. 2014. V. 117. P. 52–63.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи

Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"