Статья 'Основы правового регулирования и административного контроля Интернета в Китае' - журнал 'NB: Административное право и практика администрирования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
NB: Административное право и практика администрирования
Правильная ссылка на статью:

Основы правового регулирования и административного контроля Интернета в Китае

Линь До

магистр (2020 г.), ФГБОУ ВО "Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова", социологический факультет

119 234, Россия, Москва область, г. Москва, ул. Ленинские Горы, 1, стр. 33

Lin' Do

Master's Degree, the faculty of Sociology, M. V. Lomonosov Moscow State University

119 234, Russia, Moskva oblast', g. Moscow, ul. Leninskie Gory, 1, str. 33

lin_do@bk.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-9945.2020.2.33152

Дата направления статьи в редакцию:

07-06-2020


Дата публикации:

22-06-2020


Аннотация.

В статье рассматриваются правовые основы правового регулирования и административного контроля за Интернетом в Китае. Рассматривается генезис, развитие и актуальная нормативная база правового регулирования Интернета в Китае. Автор приходит к выводу, что, с одной стороны, Интернет подвергается в Китае жесткому контролю за счет быстрого развития технологий наблюдения и расширения доступа полиции к пользовательским данным. Китай сегодня является лидером в разработке и экспорте автоматизированных инструментов для наблюдения за социальными сетями. Граждане подвергаются ограничениям на основе контроля учтённых записей, дающих доступ к Интернету;   контролю подвергаются блокчейн-приложения, так как их владельцы обязаны обеспечивать регистрацию реальных имен пользователей; международные компании (Apple, Mikrosoft, Linkedin) вынуждены подчиняться требованиям китайских властей и помогают выявлять и наказывать пользователей, не выполняющих цензурные требования в Китае. С другой стороны, китайское правительство делает все для самого широкого внедрения информационных технологий в социально-экономическую жизнь страны, особенно в промышленность и торговлю. Серьезным ограничениям подвергается лишь использование интернета в сфере общественно-политической жизни – в этом Китай справедливо видит угрозу для политической стабильности и общественной безопасности Китая.

Ключевые слова: административный контроль, Интернет, законодательство, Китай, ограничение прав, цифровой контроль, административные санкции, технологии наблюдения, цензура, безопасность

Abstract.

This article examines the basis of legal regulation and Internet censorship in China. The genesis, development and relevant regulatory basis of legal regulation of Internet in China is examined. The author comes to the conclusion that on the one hand, Internet in China is subject to tight control due to the rapid development of technologies of observation and increase of police access to user data. Currently, China is one of the leaders in engineering and export of automated instruments for monitoring social networks. The citizens face restrictions based on the control of login accounts that give access to the Internet; blockchain apps and their developers are also subject to control and must provide registration of real names of the users; international corporations, such as Apple, Microsoft, Linkedin, are forced to bend to the demands of Chinese authorities and help to determine and punish the users who do not adhere to the censorship requirements in China. On the other hand, Chinese government makes everything possible for the large scale implementation of information technologies into socioeconomic life of the country, namely industrial and commercial sectors. Usage of internet in the sphere of sociopolitical life restricted, since China justifiably sees a threat to political stability and social security of the country.

Keywords:

digital control, restriction of rights, China, legislation, Internet, administrative control, administrative sanctions, surveillance technology, censorship, safety

Интернет в Китае появился с 1987 г. – 20 сентября было отправлено первое электронное письмо из Пекинского института физики и высоких энергий. В октябре 1990 г. была зарегистрирована китайская домена зона .cn, вскоре появился и соответствующий сервис электронной почты. К 1994 г. Китай был признан международным сообществом страной, обладающей полным набором функций интернета. В 1995 г. компартия взяла курс на интенсивное развитие наукоемких отраслей производства, что способствовало быстрому развитию интернета, росту его пользователей и усовершенствованию технологий.

До начала XXI в. интернет в Китае находился на стадии внедрения, и основными задачами правительства было не обеспечение безопасности от сетевых угроз, а строительство сетевой инфраструктуры. Соответственно, государственное вмешательство в виртуальное пространство было минимальным. Но уже в середине 1990-х гг. растущая популярность интернета поставила перед коммунистической партией серьезную задачу – обеспечить широкое развитие интернет-технологий (без которого невозможен технический прогресс) при ограничении проникновения через сеть идей, нацеленных на дискредитацию политического строя и правящей партии [1]. В декабре 1999 г. была создана руководящая группа по делам информатизации, отвечающая за информационную безопасность [2].

Но разработка законодательной базы для регулирования защиты информационных систем и контроля над ними началась еще раньше. Уже в 1994 г. Государственным советом КНР были опубликованы положения «Об охране компьютерных и информационных систем». В уголовном кодексе КНР, принятом в октябре 1997 г., несколькими статьями были установлены наказания за преступления в области компьютерных и информационных систем. В 2001 г. было принято положение «Об охране компьютерных программ», ставшее первым актом в области охраны безопасности компьютерных систем Китая. А в сентябре 2003 г. был принят закон «Об авторских правах», в котором компьютерные программы были приравнены к категории охраняемых авторскими правами. Кроме того, законодательными органами КНР был принят еще целый ряд актов, касающихся информационной безопасности: положение «О каналах компьютерных и информационных систем», положение «Об охране безопасности международной сети, компьютерных и информационных сетей общего пользования», временное положение «О регистрации доменных имен китайской части сети Интернет». Таким образом, оказалась сформирована полноценная правовая система в области государственного контроля за Интернетом.

Основной особенностью использования интернет-технологий на территории Китая является то, что законодательными актами (некоторая часть которых перечислена выше) предусматривается двухступенчатый доступ к интернету. На первом уровне он может осуществляться лишь через магистральные узлы, которые существуют в ограниченном количестве и контролируются государственными и полугосударственными структурами. Интернет-трафик ограничивается сложной системой файрволов, ограничивающей доступ к опасным внешним ресурсам. Эта система разработана и реализуется в рамках проекта «Золотой щит». Он предполагает фильтрацию содержимого интернета с помощью системы серверов на канале между провайдерами и международными сетями передачи информации [3].

Файрвол – метод обеспечения безопасности, применяющийся как для защиты от вирусов и похищения информации, так и для блокирования доступа к определенным сайтам. Она обеспечивается маршрутизатором, ЭВМ, или совокупностью хостов, установленных для защиты сети, обычно на шлюзе – месте соединения с сетью Интернет (реже – на шлюзах более низких уровней). Число таких сайтов попадают ресурсы, содержащие антикоммунистическую информацию (в том числе такие крупные, как Wikipedia). Но даже самые совершенные файрвол-системы не всегда могут гарантировать успех, поскольку интернет-технологии развиваются гораздо быстрее. В результате несмотря на все усилия власти по изолированию VPN-сервисов и другого программного обеспечения для обхода запрещенных ресурсов, для многих пользователей возможность доступа к запрещенному законом контенту все же сохраняется. Следствием этого и явилось появление закона о кибербезопасности, по которому государственные структуры разных уровней приобрели обширные права в области контроля над Интернетом [4].

Юридическое оформление доктрине «Золотого щита» обеспечила целая серия законов и подзаконных актов. В 2005 г. вводятся усиленные меры по регламентированию поведения пользователей в интернете. Запрещается анонимное общение, сайты должны обязательно регистрироваться, закрывается значительное количество незаконных интернет-кафе. В 2006 г. появляется специальное полицейское ведомство для контроля над интернетом. В сферу его внимания входят как сайты, так и онлайн-форумы и даже социальные сети. Успешность контроля обусловлена деанонимизацией – на большинстве сайтов для заведения блога или оставления сообщения необходимо пройти обязательную регистрацию с указанием личных данных (имя, адрес, идентификационный номер), которые проверяются через компьютерный банк данных – лишь после этого пользователь считается зарегистрированным [5].

Еще более жесткие требования предъявляются к компаниям – любая их них при подключении к интернету проходит тщательную проверку, растягивающуюся на несколько месяцев (некоторые послабления имеют лишь самые крупные компании). Действия всех корпоративных клиентов записываются и в случае выявления нарушений – немедленно следует наказание. На предприятиях даже имеется журнал, в котором регистрируется посещения каждого сомнительного сайта. Очень широкое распространение получила практика публичной электронной почты, когда переписка сразу нескольких сотрудников идет через один почтовый ящик. Благодаря этому, осуществляется перекрестный контроль сотрудниками друг за другом. Создание интернет-сайта требует лицензии из Министерства промышленности и информатизации. Для получении ее необходимо иметь серьезный уставной капитал. А с 2008 г. заявки на радио- или видеовещание принимаются только у государственных компаний. В следующем году вступил в силу закон, согласно которому для регистрации доменных имен в зоне .cn необходимо подать письменное заявление, в котором отразить и номер лицензии предприятия на коммерческую деятельность [6].

Целью проекта «Золотой щит» являлось осуществление государственной цензуры всей интернет-индустрии в КНР. Эта система блокирует доступ к сайтам с политически-некорректным содержанием. Сайты, базирующиеся на территории КНР, не имеют права публиковать новости зарубежных новостных сайтов или СМИ без специального государственного одобрения. Существует список «государственных» сайтов, имеющих право публиковать новости в интернете (естественно, прошедшие контроль информационного агентства Государственного совета). Остальные сайты могут лишь ссылаться на них, предоставляя ту же информацию, н перед этим также должны получить одобрение со стороны контролирующих органов. При этом каждый интернет-провайдер обязан сохранять копию информации в течение 60 дней и предоставить ее по первому требованию органам государственной власти. Несоблюдение этого требования приводит к блокировке сайта.

Главной задачей «Золотого щита» является отслеживание и пресечение нежелательной информации, подразделяемой на три главных блока:

- проекты, связанные с азартными играми;

- порнографические сайты;

- антикоммунистическая или антиправительственная информация.

В рамках этого проекта были введены усиленные меры по регламентированию деятельности граждан в Интернете: запрещено анонимное общение, введена обязательная регистрация сайтов, проведена серия облав на владельцев нелегальных интернет-кафе. Только в 2004 г. в Китае было закрыто 12575 нелегальных интернет-кафе, которые по мнению Министерства образования, мешали нормальной работе школ (отвлекая учащихся). С июля 2004 г. развернулась также массовая борьба с порнографией – была введена выплата денежных вознаграждений гражданам за информацию о порносайте в Интернете (она осуществлялась Министерством общественной безопасности). Благодаря полученной за вознаграждение информации, были закрыты 1125 порносайтов и арестованы 445 чел. Тогда же прозвучало заявление властей о том, что граждане – владельцы сайтов на территории Китая должны зарегистрировать свой ресурс в органах власти и предоставить информацию о лицах, ответственных за его содержание. В случае нарушения законодательства (появления на сайте нелегальных материалов) эти лица подлежат серьезному наказанию. Все владельцы сайтов должны были зарегистрировать ресурсы до 30 июня 2005 г., остальные должны быть немедленно закрыты [7].

Реализация проекта «Золотой щит» (за рубежом – «Великий китайский файрвол») обошлась государству в 6,4 млрд. юаней. Он включает в себя до 640 тыс. серверов. Эта система базируется на анализе трафика, проходящего через три контрольных международных шлюза – пекинский, шанхайский и гуанчжоуский. Золотой щит» использует следующие методы фильтрации: блокировка IP-адресов, фильтрация DNS-запросов и их переадресация, блокировка интернет-адресов (URL), фильтрация на этапе пересылки пакетов, блокировка соединений, осуществляемых через VPN (частные виртуальные сети). В связи с этим 31 марта 2018 года в Китае вступил в силу официальный запрет на использование виртуальных частных сетей (VPN): не лицензированные правительством сети выявляются и блокируются, их создатели получают тюремные сроки, а пользователи – крупные штрафы.

Прежде всего, система не только не разрешает доступ к черному списку сайтов, блокируя их по IP- или URL-адресам. К числу подобных сайтов принадлежат ресурсы, принадлежащие к запрещенным в КНР организациям, критикующие китайские власти, сайты тайваньского правительства и СМИ, веб-сайты, связанные с Далай-ламой или международным движением за независимость Тибета. Всего заблокировано около 1,3 млн сайтов. Кроме того, «Золотой щит» при помощи фильтрации пакетов данных блокирует сайты по ключевым словам («Тяньаньмэнь», «далай-лама», «права человека» и т.д.). Это позволяет осуществлять цензуру 4 млн интернет-сайтов и более 700 млн интернет-пользователей. Соответствующие запросы через крупнейшие поисковые системы (в том числе иностранные Google, Yahoo, Bing) не дают желаемого результата. Благодаря искажению DNS по запросам URL, содержащим ключевые слова (ими могут быть доменные имена), сайты просто могут не находиться. Файрволл блокирует нормальный доступ к таким ресурсам, как Twitter, Wikipedia, YouTube и Facebook [6].

Не менее жесткий контроль в Китае установлен и за пользователями социальных сетей, которые в настоящее время являются главным средством общения в Интеренете. С 2006 г. начало свою работу специальное полицейское ведомство для контроля за Интернетом. Его сотрудники обязаны следить за содержанием сайтов, онлайн-форумов, социальных сетей. На большинстве сайтов для заведения блога или включения в число участников форума необходимо пройти регистрацию с указанием настоящих личных данных (имя, адрес, идентификационный номер). Причем авторизированы должны быть не только ведущие блогов, но комментаторы. Только с 2015 по 2017 гг. операторы удалили почти 10 млн. интернет-аккаунтов в социальных сетях за отказ регистрироваться в сети под своими настоящими именами. Как поясняют китайские власти, это позволяет «повысить уровень научности и культуры среди комментариев в интернете, содействует здоровому развитию интернет-сообщества, защитит интересы граждан, юридических лиц и других организаций, а также государственную безопасность и общественные интересы» [4].

А самый популярный сервис Sina Weibo ввел в действие специальные правила для предотвращения слухов и призывов к акциям гражданского неповиновения. Все зарегистрированные пользователи получили на свой счет 80 баллов, которые будут отниматься за нарушения правил – призывы к нелегальной деятельности, нарушению порядка, организации протестов и даже распространение слухов «затрагивающих честь Китая». По исчерпании лимита аккаунты пользователей блокируются [4].

Итог развитию китайского законодательства по обеспечению национальной информационной безопасности подвели акты 2015-2016 гг., окончательно замкнувшие систему «китайского интернета». Всекитайским собранием народных представителей 27 декабря 2015 г. был принят Антитеррористический закон КНР. Данным законом предполагалась дешифровка интернет-трафика, административные меры по изъятию у иностранных компаний и предприятий информации, подозреваемой в использовании для террористических нужд (фактически, речь могла идти о любой информации), введении цензуры для новостной деятельности. Таким образом, иностранные СМИ лишались права публикации информации без предварительного согласования с китайскими ответственными лицами.

Следующим этапом в установлении контроля над интернетом на территории Китая стало издание Всекитайским собранием народных представителей 7 ноября 2016 г. закона о кибербезопасности. Этим актом окончательно было введено право государства на контроль над китайским сегментом интернета. Закон установил полугодовой срок хранения всего публикуемого в этом сегменте контента (в том числе в социальных сетях, видео- и письменных блогах). Особое внимание уделяется регистрации пользователей в интернет-сервисах (особенно в мессенджерах): для нее необходимо указать настоящие данные человека. Кроме того, важный аспект закона представляет собой введение обязательства по хранению персональных денных граждан. Оно применяется по отношению ко всем операторам и предприятия в важных для национальной безопасности секторах, фактически – во всех компьютерных системах [8].

Таким образом, с одной стороны китайское законодательство предусматривает серьезное ограничение прав интернет-пользователей (как физических, так и юридических лиц). Сформулированные в китайском законодательстве требования и принципы в самой основе противоречат западной идее «свободного интернета» и вызывают резкую критику в США. Международная организация Freedom House, измеряющая «рейтинг свободы Интернета» с 2011 г., а с 2015 г. неизменно ставит Китай на последнее место в нем. Как отмечено в докладе за 2019 г., 30-я годовщина событий на площади Тяньэньмынь, антиправительственные протесты в Гонконге, торговая война с США стимулировали усиление информационного контроля в Китае, достигшего наивысшего уровня с начала исследований в 2011 г. Удаление контента, закрытие веб-сайтов и удаление учетных записей затронуло десятки тысяч компаний и частных пользователей. Жесткой цензуре подвергаются даже платформы, специализирующиеся на аполитичных темах – развлечения, знакомства и т.д. Усилена цензура и в отношении экономических новостей, ранее распространявшихся достаточно свободно. Задержаниям и допросам подвергаются пользователи и продавцы VPN, а пользователи Twitter после задержаний были вынуждены удалить прежние посты.

Жесткому контролю подвергается и популярнейшее приложение WeChat – быстрое развитие технологий наблюдения и расширение доступа полиции к пользовательским данным способствовали росту числа арестов и судебных преследований. Пользователи все в большем объеме вынуждены применять самоцензуру, поскольку риск потери учетной записи в этой сети является сильным сдерживающим фактором – это приложение используется для огромного количества операций, от банковских переводов до заказа продуктов питания. Жестким ограничениям подвергаются и блокчейн-приложения: их владельцы обязаны обеспечивать регистрацию реальных имен пользователей и цензуру контента. Международные компании (Apple, Mikrosoft, Linkedin) вынуждены подчиняться требованиям китайских властей и помогают выявлять и наказывать пользователей, не выполняющих цензурные требования в Китае. Страна является лидером в разработке и экспорте автоматизированных инструментов для наблюдения за социальными сетями.

С другой стороны, китайское правительство делает все для самого широкого внедрения информационных технологий в социально-экономическую жизнь страны, особенно в промышленность и торговлю. Серьезным ограничениям подвергается лишь использование интернета в сфере общественно-политической жизни – в этом КПК справедливо видит угрозу для политической стабильности и общественной безопасности Китая. В результате абсолютное большинство жителей Китая всецело поддерживает политику правительства в плане обеспечения информационной безопасности: 24 декабря 2017 года «Синьхуа» опубликовала результаты опроса, которые показали, что более 90% китайцев поддерживают усилия правительства страны по контролю за интернетом. При этом 63,5% респондентов сообщили, что за несколько лет объем нежелательного контента в онлайн-пространстве значительно сократился[2, с. 213].

Библиография
1.
Булавин А.В. О подходах США и Китая к обеспечению кибербезопасности // Общество:b политика, экономика и право. 2014. № 1. С. 27-31.
2.
Зверянская Л.П. Организационно-правовое обеспечение международной и национальной информационной безопасности: опыт Китайской Народной Республики // Труды Института государства и права РАН. 2017. № 5. С. 196-199.
3.
Гуанкай С. Всеобъемлющая концепция национальной безопасности Китая // Россия в глобальной политике. 2009. № 3. С. 88-89.
4.
Азизов Р.Ф. Правовые аспекты функционирования сети Интернет в Китайской Народной Республике // Вестник Вологодского института права и экономики. 2015. № 1. С. 93.
5.
Трощинский П.В. Развитие китайского законодательства в последние годы // Международное публичное и частное право. 2015. № 3. С. 35-42.
6.
Ибрагимова Г.А. Стратегия КНР в области управления Интернетом и обеспечения информационной безопасности // Индекс безопасности. 2013. T. 19. № 1. С. 177-178.
7.
Булавин А.В. О подходах США и Китая к обеспечению кибербезопасности. С. 30-31.
8.
Русакова Е.П., Барулина В.П., Горбачева А.И. Проблемы обеспечения конфиденциальности персональных данных в условиях реализации кампании по созданию «умных городов» в Китае: недостатки Закона о Кибербезопасности // Социально-политические науки. 2018. №5. С. 201-206.
References (transliterated)
1.
Bulavin A.V. O podkhodakh SShA i Kitaya k obespecheniyu kiberbezopasnosti // Obshchestvo:b politika, ekonomika i pravo. 2014. № 1. S. 27-31.
2.
Zveryanskaya L.P. Organizatsionno-pravovoe obespechenie mezhdunarodnoi i natsional'noi informatsionnoi bezopasnosti: opyt Kitaiskoi Narodnoi Respubliki // Trudy Instituta gosudarstva i prava RAN. 2017. № 5. S. 196-199.
3.
Guankai S. Vseob''emlyushchaya kontseptsiya natsional'noi bezopasnosti Kitaya // Rossiya v global'noi politike. 2009. № 3. S. 88-89.
4.
Azizov R.F. Pravovye aspekty funktsionirovaniya seti Internet v Kitaiskoi Narodnoi Respublike // Vestnik Vologodskogo instituta prava i ekonomiki. 2015. № 1. S. 93.
5.
Troshchinskii P.V. Razvitie kitaiskogo zakonodatel'stva v poslednie gody // Mezhdunarodnoe publichnoe i chastnoe pravo. 2015. № 3. S. 35-42.
6.
Ibragimova G.A. Strategiya KNR v oblasti upravleniya Internetom i obespecheniya informatsionnoi bezopasnosti // Indeks bezopasnosti. 2013. T. 19. № 1. S. 177-178.
7.
Bulavin A.V. O podkhodakh SShA i Kitaya k obespecheniyu kiberbezopasnosti. S. 30-31.
8.
Rusakova E.P., Barulina V.P., Gorbacheva A.I. Problemy obespecheniya konfidentsial'nosti personal'nykh dannykh v usloviyakh realizatsii kampanii po sozdaniyu «umnykh gorodov» v Kitae: nedostatki Zakona o Kiberbezopasnosti // Sotsial'no-politicheskie nauki. 2018. №5. S. 201-206.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью на тему «Основы правового регулирования и административного контроля Интернета в Китае». Предмет исследования. Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам правового регулирования и административного контроля Интернета в Китае. Автором изучены нормативно-правовые акты в названной сфере, практика их применения, проблемы исполнения норм права. Методология исследования. Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Цель может быть обозначена в качестве рассмотрения основ правового регулирования и административного контроля Интернета в Китае. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования. В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематике. В частности, автором использован подход к рассмотрению темы через изучения правового регулирования, действующего последовательно в течение определенных промежутков времени: «Уже в 1994 г. Государственным советом КНР были опубликованы положения «Об охране компьютерных и информационных систем». В уголовном кодексе КНР, принятом в октябре 1997 г., несколькими статьями были установлены наказания за преступления в области компьютерных и информационных систем. В 2001 г. было принято положение «Об охране компьютерных программ», ставшее первым актом в области охраны безопасности компьютерных систем Китая. А в сентябре 2003 г. был принят закон «Об авторских правах», в котором компьютерные программы были приравнены к категории охраняемых авторскими правами». Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором активно применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства Китая, государственных программ в названной сфере. Например, «Всекитайским собранием народных представителей 27 декабря 2015 г. был принят Антитеррористический закон КНР. Данным законом предполагалась дешифровка интернет-трафика, административные меры по изъятию у иностранных компаний и предприятий информации, подозреваемой в использовании для террористических нужд (фактически, речь могла идти о любой информации), введении цензуры для новостной деятельности. Таким образом, иностранные СМИ лишались права публикации информации без предварительного согласования с китайскими ответственными лицами». Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности. Актуальность. Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С точки зрения теории необходимо понимание и систематизации подходов различных стран к регулированию отношений, связанных с Интернетом. В этой связи опыт Китая может оказаться бесценным. С практической стороны знание и понимание права Китая в названной сфере может быть использовано практикующими юристами и иными субъектами, деятельность которых связана с использованием интернет-пространства (например, ведение бизнеса, закупки товаров в Китае, деловые переговоры с китайскими коллегами и т.п.). Не секрет, что сегодня взаимодействие с китайскими партнерами во всем мире, в том числе России, по средствам интернета только возрастает. Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать. Научная новизна. Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в конкретных выводах автора. Среди них, например, такой вывод: «китайское правительство делает все для самого широкого внедрения информационных технологий в социально-экономическую жизнь страны, особенно в промышленность и торговлю. Серьезным ограничениям подвергается лишь использование интернета в сфере общественно-политической жизни – в этом КПК справедливо видит угрозу для политической стабильности и общественной безопасности Китая». Указанный и иные теоретические выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях. Во-вторых, автором сформулированы оригинальные обобщения положений законодательства Китая, мнений ученых и статистических данных. Указанные обобщения в своей совокупности могут быть эффективно использованы для дальнейших научных изысканий, связанных с исследованием права Китая и сравнительных исследований отношений, связанных с использованием интернета в разных странах. Таким образом, материалы статьи могут иметь определенный интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки. Стиль, структура, содержание. Тематика статьи соответствует специализации журнала «NB: Административное право и практика администрирования», так как она посвящена правовым проблемам, связанным с определением административным правом, а именно: правовым регулированием и административным контролем Интернета в Китае. Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, в полной мере достиг цели исследования. В начале статьи приводится доказательство актуальности темы в практическом и теоретическом аспектах. Здесь же автором приводятся в подтверждении актуальности темы работы статистические данные об использовании интернета в Китае. В основной части работы анализируется законодательство Китая, государственные программы в сфере регулирования и административного контроля в Китае, исследуются и конкретизируются конкретные правовые нормы в названной сфере. В завершении делаются конкретные выводы, в частности, приводится авторская трактовка особенностей китайского подхода к правовому регулированию и административному контролю Интернета. Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования. Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено. Библиография. Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная авторами из России (Булавин А.В., Зверянская Л.П., Русакова Е.П., Барулина В.П., Горбачева А.И. и другие). Многие из цитируемых ученых являются признанными учеными в области административного права. В качестве замечания и пожелания на будущее хотелось бы отметить необходимость более широкого использования трудов иностранных авторов, в том числе на иностранном языке. Представляется, что учитывая цель и предмет исследования, в полной мере раскрыть тематику без обращения к иностранной литературе, сложно. Таким образом, в целом труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы. В дальнейшем автору настоятельно рекомендуется обращаться к трудам иностранных авторов. Апелляция к оппонентам. Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями. То есть автор показывает разные точки зрения на проблему и пытается аргументировать более правильную по его мнению. Выводы, интерес читательской аудитории. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней оригинальных обобщений норм и подходов законодателя Китая к вопросам регулирования и контроля интернета, а также в плане наличия оригинальной авторской позиции. Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи «Рекомендую опубликовать»
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"