Статья 'Антикоррупционная информированность: понятие, содержание, условия формирования ' - журнал 'NB: Административное право и практика администрирования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редакционный совет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
NB: Административное право и практика администрирования
Правильная ссылка на статью:

Антикоррупционная информированность: понятие, содержание, условия формирования

Кабанов Павел Александрович

доктор юридических наук

профессор, Казанский инновационный университет им. В.Г. Тимирясова

420111, Россия, г. Казань, ул. Московская, 42

Kabanov Pavel Aleksandrovich

Doctor of Law

Professor, the department of Criminal Law and Procedure, Kazan Institute of Economics, Management and Law

420111, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Moskovskaya, 42, of. NII protivodeistviya korruptsii

kabanovp@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-9945.2016.2.18846

Дата направления статьи в редакцию:

17-04-2016


Дата публикации:

25-04-2016


Аннотация: Цель проведенного исследования – сформировать общее представление об антикоррупционной информированности, её содержании, условиях формирования и выработке мер по её совершенствованию.Задачами проведенного исследования выступают:- анализ нормативных правовых актов различного уровня (федеральных, региональных, муниципальных, локальных), регулирующих вопросы формирования антикоррупционной информированности населения и отдельных социальных групп;- разработка научной (доктринальной) правовой дефиниции «анти-коррупционная информированность»;- раскрытие правовой сущности антикоррупционной информированности как вида антикоррупционной деятельности;- определить основные условия формирования антикоррупционной информированности;- вскрыть препятствия формирования антикоррупционной информированности;- предложить меры по обеспечению надлежащей антикоррупционной информированности. Методологической основой выполненного исследования является диалектический материализм и основанные на нем общенаучные методы познания: анализ, синтез, сравнение и другие, используемые в современной юридической науке. Научная новизна заключается в том, что впервые в юридической науке сформулирована правовая дефиниция "антикоррупционная информированность", определены её основные виды, определены основные условия её формирования, вскрыты основные препятствия её формироввания, а также предложены некоторые направления по обеспечению надлежащей антикоррупционной информированности в современном российском обществе.


Ключевые слова: коррупция, противодействие коррупции, антикоррупционная политика, антикоррупционное просвещение, антикоррупционное консультирование, антикоррупционная агитация, антикоррупционное информирование, антикоррупционное законодательство, антикоррупционное поведение, антикоррупционная деятельность

Abstract: The purpose of the research is to form the general idea of anti-corruption awareness, its content, the conditions of formation, and the measures of improvement. The research tasks are: the analysis of statutory acts of various levels (federal, regional, municipal, local) regulating the issues of formation of anti-corruption awareness of the population and various social groups; the development of scientific (doctrinal) legal definition of anti-corruption awareness; the disclosure of the legal essence of anti-corruption awareness as a form of anti-corruption activity; the detection of the main conditions of anti-corruption awareness formation; the disclosure of obstacles to the formation of anti-corruption awareness; the formulation of measures of anti-corruption awareness provision. The research methodology is based on dialectical materialism and the related general scientific methods of cognition: analysis, synthesis, comparison, and other methods used in the contemporary legal science. The author formulates the legal definition of anti-corruption awareness, defines its forms and the conditions of its formation, reveals the main obstacles to its formation, and offers the particular methods of anti-corruption awareness provision in the contemporary Russian society. 



Keywords:

anti-corruption behavior, anti-corruption legislation, anti-corruption awareness, anti-corruption campaign, anti-corruption consulting, anti-corruption education, anti-corruption policy, anti-corruption, Corruption, anti-corruption activities

Введение

Информированность человека, социальных групп и общества о состоянии коррупции, её причинах и принимаемых антикоррупционных мерах является основой правомерного поведения. Иногда такое состояние личности и общества именуется термином «антикоррупционная информированность». В отдельных нормативных правовых актах данное словосочетание заменяется на другие термины, производные от него: «информированность о положениях антикоррупционного законодательства» [20], «информированность о снижении коррупционных рисков» [47], «информированность о результатах работы по противодействию коррупции» [49]. Смысл этих словосочетаний заключается в том, что они обозначают результат информационного воздействия заинтересованных в этом лиц на личность, социальную группу и/или общество.

В соответствии со сложившейся практикой информационного сопровождения противодействия коррупции в России для достижения антикоррупционной информированности населения или его отдельных представителей, в том числе и социальных групп, используются такие инструменты как антикоррупционное просвещение, антикоррупционная пропаганда, антикоррупционная агитация, антикоррупционная реклама и производных от них средств информационного воздействия. Правовое регулирование использования этих информационных антикоррупционных инструментов закреплено в федеральных, региональных и муниципальных нормативных правовых актах, однако в них не раскрывается содержание термина «антикоррупционная информированность». Отсутствует это определение и в современных терминологических словарях по вопросам противодействия коррупции [2; 17; 18; 19]. Это свидетельствует о том, что до настоящего времени в российской юридической науке и правотворческой практике не сформировано понятие «антикоррупционной информированности», не раскрыто его содержание, а также условия её формирования, что обеспечивает научную новизну подготовленного нами исследования и его практическую значимость для правотворческой деятельности.

Вместе с тем, имеющиеся результаты научных исследований отечественных специалистов [58, с.5-15; 59, с.192-204], в том числе и автора настоящей работы [10, с. 178-185; 11, с. 20-26; 12, с. 1130-1138; 13, с.38-45; 15, с. 42-51; 16, с.12-27], позволяют развить информационную составляющую государственной политики противодействия коррупции и сформулировать правовое понятие «антикоррупционная информированность», раскрыть его содержание и условия формирования, а также предложить некоторые меры по её совершенствованию.

Цель настоящего исследования – сформировать общее представление об антикоррупционной информированности, её содержании, условиях формирования и выработке мер по её совершенствованию.

Задачами исследования выступают:

- анализ нормативных правовых актов различного уровня (федеральных, региональных, муниципальных, локальных), регулирующих вопросы формирования антикоррупционной информированности населения и отдельных социальных групп;

- разработка научной (доктринальной) правовой дефиниции «антикоррупционная информированность»;

- раскрытие правовой сущности антикоррупционной информированности как вида антикоррупционной деятельности в современном российском обществе;

- определить основные условия формирования антикоррупционной информированности в современном российском обществе;

- вскрыть препятствия формирования антикоррупционной информированности в современном российском обществе;

- предложить меры по обеспечению надлежащей антикоррупционной информированности в современном российском обществе.

Для достижения названной цели нами осуществлен анализ нормативно-правового регулирования антикоррупционного информирования в количестве 270 федеральных, региональных, муниципальных и локальных нормативных правовых актов по вопросам противодействия коррупции, принятых различными субъектами правотворчества в период с 2008 года по первый квартал 2016 г., а также 112 информационных материалов, размещенных на официальных сайтах органов государственной власти, органов местного самоуправления и хозяйствующих субъектов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Основное содержание работы (исследовательская часть)

Проведенный нами анализ нормативных правовых актов по вопросам антикоррупционной информированности свидетельствует о том, что это многоплановый и многоуровневый процесс информирования различных групп населения с использованием различных средств информационного воздействия. В региональном антикоррупционном законодательстве закреплены инструменты такого информационного воздействия: антикоррупционная пропаганда [30; 31; 32], антикоррупционное просвещение [25; 28; 33], антикоррупционное образование [24; 29] и некоторые другие, механизмы применения которых, определены в подзаконных нормативных правовых актах [41] и раскрываются в научно-исследовательских работах современных российских специалистов [3, с.73-79; 4, с.11-15; 5, с.32-28; 6, с.39-46; 7, с.53-57; 57, с.60-64; 60, с.126-128; 61, с.188-191; 62, с.106-109; 63, с.199-202; 64, с.5]. При этом правотворческие органы не раскрывают содержание не только результата такого информирования, но и его сущность. Более того, подход к содержанию антикоррупционной информированности у различных субъектов правотворчества не одинаков. Для одних – это профессиональная деятельность субъектов противодействия коррупции по формированию или повышению уровня антикоррупционной информированности как основное направление деятельности [23; 51], для других – это уже наступивший ожидаемый результат антикоррупционного информирования – повышение информированности населения, целевых групп или его отдельных представителей о результатах противодействия коррупции по сравнению с предыдущим периодом [56]. Например, в Государственной программе Псковской области «Обеспечение общественного порядка и противодействия преступности в Псковской области на 2014-2020 годы» указано, что уровень информированности граждан и предпринимателей о реализации мер противодействия коррупции увеличился на 25% и составил 55% [40]. Для третьих – это одна из задач противодействия коррупции с заранее планируемым результатом – увеличение степени информированности населения о проблеме коррупции до 90% [39], а в отдельных региональных документах среднесрочного планирования, этот показатель доходит даже до 100% [42].

В современной российской научной литературе, не редко, антикоррупционная информированность рассматривается как разновидность правовой информированности, выступающая в качестве средства противодействия коррупции [1, с.80-87; 8, с.74-78]. Однако, как показал анализ нормативных правовых актов, такой подход не находит своего применения в современной российской правотворческой деятельности.

Проведенный нами анализ нормативных правовых актов, регулирующих вопросы информационного сопровождения государственной политики противодействия коррупции, ни в одном из них не указывается, каковы цели антикоррупционной информированности. По всей видимости, они являются теми же, что и антикоррупционного информирования – формирование устойчивого антикоррупционного мировоззрения, антикоррупционной культуры и основанного на них антикоррупционного поведения [14, с.40-46]. При этом в нормативных правовых актах, регулирующих вопросы антикоррупционного информирования, не всегда указывается адресат – объект на которое направлено информационное воздействие. Хотя в отдельных региональных нормативных правовых актах указывается, что таким объектом антикоррупционной информированности выступают отдельные социальные (целевые) группы:

а) субъекты предпринимательской деятельности [55];

б) предприниматели и граждане [40];

в) только граждане [45];

г) жители города [26] или региона [38];

д) государственные служащие [48];

е) муниципальные служащие [36; 50];

ж) специалисты [9];

з) иные лица [22; 54].

Однако в значительной части нормативных правовых актов указано, что объектом формирования антикоррупционной информированности выступает широкий (неопределенный) круг субъектов – население [21; 43; 49]. При этом следует выделять несколько основных видов (направлений) антикоррупционной информированности населения, отдельных социальных групп и личности. Во-первых, это правовая антикоррупционная информированность о знании определенными категориями лиц нормативных правовых актов в сфере реализации государственной политики противодействия коррупции. Во-вторых, это антикоррупционная информированность о результатах деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, учреждений, организаций и институтов гражданского общества по противодействию коррупции . В-третьих, это широкое понимание антикоррупционной информированности, включающее в себя дополнительно к первым двум видам (правовой антикоррупционной информированности и антикоррупционной информированности о результатах противодействия коррупции) ещё и информированность о состоянии коррупции и причинах её существования (распространения) в обществе . Безусловно, каждый из указанных выше подходов имеет право на существование и реализацию.

Следует иметь в виду, что правовая антикоррупционная информированность достигается путем обращение к информационным базам данных о правовом регулировании противодействия коррупции, то антикоррупционная информированность о результатах противодействия коррупции имеет определенные сложности. Эти сложности обусловлены ограниченной доступностью для значительной доли заинтересованных лиц документов о результатах деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления и их должностных лиц по противодействию коррупции. Здесь антикоррупционная информированность зависит от познавательной активности лиц, для которых эта информация необходима и обеспечивается функционированием системы антикоррупционного информирования. Она не может быть результатом случайности – получения антикоррупционных знаний от посторонних лиц, не обладающих соответствующей квалификацией. Поскольку получение недостоверных (искаженных) сведений от лиц, не обладающих надлежащим уровнем подготовки (антикоррупционный дилетантизм) может привести к дезинформации. При этом следует иметь в виду, что антикоррупционная информированность для лиц участвующих в противодействии коррупции является элементом квалификационных требований (профессиональной компетентности), а её использование важнейшим средством формирования активного антикоррупционного поведения. Разумеется, что антикоррупционная информированность не является естественным состоянием для лиц участвующих в противодействии коррупции. Антикоррупционная информированность категория относительная и изменчивая, без постоянного поддерживания её на надлежащем уровне (обновления) она может снижаться и даже утрачиваться. Специалистам в области противодействия коррупции следует иметь в виду, что использование устаревших (не соответствующих действительности) сведений ведет с одной стороны к дезинформации обратившихся, а с другой – к дискредитации лиц, предоставляющих такую информацию. В связи с этим сотрудникам подразделений по профилактике коррупционных и иных правонарушений федеральных и региональных органов власти, органов местного самоуправления и хозяйствующих субъектов требуется постоянное ознакомление с необходимой информацией о состоянии коррупции, её причинах и принимаемых антикоррупционных мерах, а также обучение их навыкам обращения с ней.

Проведенное нами исследование позволяет нам сформулировать доктринальное правовое понятие «антикоррупционная информированность». На наш взгляд, антикоррупционная информированность – это система устоявшихся, постоянно обновляемых, изменяемых и дополняемых знаний о состоянии коррупции, причинах её порождающих и мерах принимаемых по её предупреждению, методах приобретения таких знаний в целях формирования антикоррупционного мировоззрения, антикоррупционной культуры и на их основе антикоррупционного поведения личности, социальных групп и общества.

Разумеется, антикоррупционная информированность в государстве и обществе зависит от целого ряда объективных факторов. На наш взгляд, таковыми выступают:

а) открытость и доступность информационных ресурсов о состоянии коррупции, причинах её порождающих и мерах принимаемых по её предупреждению;

б) понятность предоставляемой информации о состоянии коррупции, причинах её порождающих и мерах принимаемых по её предупреждению для широкого круга лиц;

в) возможность получения квалифицированной информационной помощи по вопросам противодействия коррупции от квалифицированных специалистов.

Если говорить об открытости и доступности информационных ресурсов о состоянии коррупции, причинах её порождающих и мерах принимаемых по её предупреждению, то современным российским государством создаются все условия по их обеспечению:

- принимаются нормативные правовые акты, регулирующие порядок размещения документов и материалов о состоянии коррупции, причинах её порождающих и мерах принимаемых по её предупреждению, в том числе и на официальных сайтах органов государственной власти в информационно-телекоммуникационной сети Интернет [34; 35; 37];

- формируются организационно-правовые механизмы их реализации, путем предоставления необходимой информации в графическом, табличном и иных видах, в том числе для лиц с ограниченными возможностями с использованием специальных информационных технологий, тем самым достигается не только доступность, но и понятность предоставляемой информации для широкого круга лиц.

Возможность получения квалифицированной информационной помощи по вопросам противодействия коррупции от квалифицированных специалистов реализуется органами государственной власти и органами местного самоуправления за счет функционирования «горячих линий» по вопросам противодействия коррупции, в том числе и антикоррупционного просвещения, обеспечивающих профессиональное антикоррупционное информирование широкого круга лиц [53].

Проведенное нами исследование показало, что имеется и ряд причин, препятствующих высокому уровню антикоррупционной информированности населения и отдельных социальных групп. В числе таких причин выделяются:

а) отсутствие единой многоуровневой национальной антикоррупционной информационной политики;

б) не удовлетворительное состояние правового регулирования антикоррупционного информирования населения;

в) не полнота представления информации о состоянии коррупции, причинах её порождающих, а также мерах принимаемых по её предупреждению уполномоченными на то органами и должностными лицами.

Как отмечают отечественные специалисты, полнота антикоррупционной информированности общества, социальных групп и личности не возможна без создания и функционирования многоуровневой национальной антикоррупционной информационной политики, которая бы не только позволяла получать, обрабатывать, использовать и хранить необходимую информацию, но и предоставлять её уполномоченным на то органам государственной власти, органам местного самоуправления, их должностным лицам и иным субъектам антикоррупционного информирования. В настоящее время в Российской Федерации такого направления единой государственной политики просто не существует.

Информацию о состоянии коррупции, причинах её порождающих и мерах принимаемых по её предупреждению в отдельных федеральных органах государственной власти, в отдельных субъектах Российской Федерации и в отдельных муниципальных образованиях можно получить обративших к официальным сайтам этих органов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет. Вместе с тем единого сводного документа о состоянии коррупции, причинах её порождающих и мерах принимаемых по её предупреждению в Российской Федерации в открытом доступе не имеется. Более того, даже документы об исполнении Национальных планов противодействия коррупции не обнародуются. Хотя на уровне отдельных регионов предоставление ежегодных отчетов о реализации мер противодействия коррупции является обыденным делом [44; 46].

Ещё одним фактором, препятствующим высокому уровню антикоррупционного информирования, является не удовлетворительное состояние правового регулирования антикоррупционного информирования. Например, из 85 субъектов Российской Федерации только два (Санкт-Петербург и Республика Башкортостан) приняли подзаконные нормативные правовые акты, регулирующие вопросы организации и осуществления антикоррупционной пропаганды [27; 52], невзирая на то, что в большинстве из них региональным антикоррупционным законодательством этот инструмент информационной антикоррупционной политики предусмотрен. Кроме того, не все субъекты Российской Федерации приняли нормативные правовые акты, регулирующие вопросы размещения и наполнения информацией о противодействия коррупции официальных сайтах органов государственной власти в информационно-телекоммуникационной сети Интернет.

Более того, даже в тех субъектах Российской Федерации, где имеются нормативные акты регулирующие вопросы размещения и наполнения информации по вопросам противодействия коррупции на официальных сайтах органов государственной власти в информационно-телекоммуникационной сети Интернет отдельные органы власти принимают правовые акты, ограничивающие полноту размещения этой информации.

Для устранения факторов, препятствующих высокому уровню антикоррупционного информирования населения и отдельных групп населения, в современном российском обществе необходимо принять следующие организационно-правовые меры. Во-первых, разработать и принять на федеральном уровне концепцию единой многоуровневой национальной системы информационной антикоррупционной политики. Во-вторых, закрепить в федеральном и региональном антикоррупционном законодательстве антикоррупционное информирование населения в качестве одного из средств противодействия коррупции, а в последующем принять необходимые подзаконные нормативные правовые акты по его организации и осуществлению. В-третьих, подготавливать и обнародовать ежегодные отчеты о состоянии коррупции, её причинах и результатах реализации государственной политики противодействия коррупции на всех уровнях власти.

выводы (основные результаты исследования)

Проведенное нами исследование феномена антикоррупционной информированности позволяет сформулировать следующие выводы. Во-первых, предложить собственное доктринальное правовое определение антикоррупционной информированности, раскрывающее её сущность. Согласно нашим представлениям, антикоррупционная информированность – это система устоявшихся, постоянно обновляемых, изменяющихся и дополняемых знаний о состоянии коррупции, причинах её порождающих и мерах принимаемых по её предупреждению, методах приобретения таких знаний в целях формирования антикоррупционного мировоззрения, антикоррупционной культуры и на их основе антикоррупционного поведения личности, социальных групп и общества. Во-вторых, констатировать, что принимаемые органами государственной власти, органами местного самоуправления, средствами массовой коммуникации и иными участниками антикоррупционного информирования меры не достаточны для повышения антикоррупционной информированности населения и его отдельных представителей в современной России. Это обусловлено рядом причин объективного характера, к которым относятся: а) отсутствие единой многоуровневой национальной антикоррупционной информационной политики; б) не удовлетворительное состояние правового регулирования антикоррупционного информирования населения; в) не полнота представления информации о состоянии коррупции, причинах её порождающих, а также мерах принимаемых по её предупреждению уполномоченными на то органами и должностными лицами. В-третьих, для устранения факторов, препятствующих высокому уровню антикоррупционного информирования населения и отдельных социальных групп необходимо принять следующие организационно-правовые меры: а) разработать и принять на федеральном уровне концепцию единой многоуровневой национальной системы информационной антикоррупционной политики; б) закрепить в федеральном и региональном антикоррупционном законодательстве антикоррупционное информирование населения и отдельных социальных групп в качестве одного из средств или направлений противодействия коррупции, с принятием подзаконных нормативных правовых актов по его организации и осуществлению; в) подготавливать и обнародовать ежегодные отчеты о состоянии коррупции, её причинах и результатах реализации государственной политики противодействия коррупции на всех уровнях власти.

Библиография
1.
Аттаева М.Ж., Егиадарян К.А. Снижение уровня коррупции в здравоохранении путем повышения правовой информированности граждан // Право и управление. XXI век. 2014. №2. С.80-87.
2.
Все о коррупции и противодействии ей: терминологический словарь /Агеев В.Н., Агеева О.В., Бикеев И.И. и др.; под общ. ред. И.И. Бикеева, П.А. Кабанова. Казань, 2014.
3.
Гаврилова Н.В. Противодействие коррупции на муниципальной службе: доступность информации о деятельности муниципальных служащих как средство противодействия коррупции // Государственная власть и местное самоуправление. 2012. №10. С.73-79.
4.
Гармаев Ю.П., Фалилеев В.А. Реализация мер антикоррупционного просвещения органами прокуратуры во взаимодействии с юридическими вузами // Государственная власть и местное самоуправление. 2015. №1. С.11-15.
5.
Горшенков Г.Н. Антикоррупционная пропаганда как инструмент противодействия коррупции: понятие и сущностное содержание // Следователь. 2010. №10. С.32-38.
6.
Горшенков Г.Н. Антикоррупционная пропаганда: понятие и содержание // Актуальные проблемы экономики и права. 2010. №4. С.39-46.
7.
Дмитриев А.А. Антикоррупционная пропаганда: понятие и содержание (анализ регионального законодательства) // Диалектика противодействия коррупции: материалы III Всероссийской научно-практической конференции, 4 декабря 2013 г. Казань, 2013. С.53-57.
8.
Егиадарян К.А., Аттаева М.Ж. Повышение правовой информированности граждан о получении медицинской помощи как метод борьбы с коррупцией // Общественное здоровье и здравоохранение. 2014. №1. С.74-78.
9.
Информация о ходе выполнения работы по реализации антикоррупционной политики в сфере образования по итогам III квартала 2009 года: письмо Министерства образования и науки Республики Татарстан от 18 декабря 2009 года №9725/9.
10.
Кабанов П.А. Антикоррупционная агитация как информационное средство противодействия коррупции: понятие и содержание // Административное и муниципальное право. 2014. №2. С.178-185.
11.
Кабанов П.А. Антикоррупционная пропаганда в Республике Татарстан: понятие, правовое регулирование и перспективы развития // Следователь. 2013. №8. С.20-26.
12.
Кабанов П.А. Антикоррупционная пропаганда как инструмент противодействия коррупции в Республике Татарстан: вопросы повышения качества правового регулирования // Право и политика. 2013. № 9. С.1130-1138.
13.
Кабанов П.А. Антикоррупционная реклама в Республике Татарстан как информационное средство противодействия коррупции: проблемы и перспективы // Актуальные проблемы экономики и права. 2013. №4. С.38-45.
14.
Кабанов П.А. Антикоррупционное информирование как форма антикоррупционного просвещения: Понятие и содержание // Мониторинг правоприменения. 2015. №2. С.40-46.
15.
Кабанов П.А. Антикоррупционное просвещение как средство противодействия коррупции: понятие и содержание // Актуальные проблемы экономики и права. 2014. №4. С.42-51.
16.
Кабанов П.А. Понятие и содержание антикоррупционного просвещения как средства профилактики коррупции // Юридические исследования. 2015. № 2. С.12-27.
17.
Кабанов П.А., Мулюков Ш.М., Газимзянов Р.Р. Коррупция и борьба с ней: Краткий терминологических словарь. Казань, 2004.
18.
Коррупция и антикоррупционная политика: Словарь-справочник / Бикмухаметов А.Э., Газимзянов Р.Р., Кабанов П.А. и др.; под общ. ред. П.А. Кабанова. – М., 2008.
19.
Коррупция и антикоррупционная политика: терминологический словарь / Бикеев И.И., Бикмухаметов А.Э., Гарипов И.М. и др.; под общ. ред. Г.И. Райкова, П.А. Кабанова, Д.К. Чиркова. М., 2010.
20.
Методические рекомендации по разработке и принятии организациями мер по предупреждению и противодействию коррупции // http://www.rosmintrud.ru (Дата обращения 16.04.2014).
21.
О Государственной программе Кабардино-Балкарской Республики «Профилактика правонарушений и укрепление общественного порядка и общественной безопасности в Кабардино-Балкарской Республике на 2013-2020 годы»: постановление Правительства Кабардино-Балкарской Республики от 2 сентября 2013 года №240-пп // Официальная Кабардино-Балкария. 2013. 6 октября.
22.
О государственной программе Челябинской области "Оптимизация функций государственного (муниципального) управления Челябинской области и повышение эффективности их обеспечения" на 2014-2016 годы: постановление Правительства Челябинской области от 22.10.2013 №359-П (в ред. от 16.12.2015 №649-П) // Южноуральская панорама. 2013. 28 декабря.
23.
О Комиссии по противодействию коррупции в Комитете по физической культуре и спорту: приказ Комитета по физической культуре и спорту Санкт-Петербурга от 15 июня 2015 года №98.
24.
О мерах по противодействию коррупции в городе Москве: закон г. Москвы от 17.12.2014 №64 (в ред. от 18.11.2015 №64) // Ведомости Московской городской Думы. 2015. №1. Ст. 387.
25.
О мерах по противодействию коррупции в Ярославской области: закон Ярославской области от 09.07.2009 №40-з (в ред. от 05.11.2015 №88-з) // Губернские вести. 2009. 13 июля.
26.
О мониторинге состояния и эффективности противодействия коррупции (антикоррупционном мониторинге) в муниципальном образовании «город Екатеринбург»: постановление Главы Екатеринбурга от 15 апреля 2009 года №1249 // Вечерний Екатеринбург. 2009. 17 апреля.
27.
О Порядке организации антикоррупционной пропаганды в Санкт-Петербурге: постановление Правительства Санкт-Петербурга от 24.03.2010 №307 (в ред. от 06.10.2015 №875) // Вестник Администрации Санкт-Петербурга. 2010. №4.
28.
О противодействии коррупции в Архангельской области: закон Архангельской области от 26.11.2008 №626-31-ОЗ (в ред. от 17.10.2013 №13-2-ОЗ) // Волна. 2008. 9 декабря.
29.
О противодействии коррупции в Ивановской области: закон Ивановской области от 18.06.2009 №61-ОЗ (в ред. от 16.12.2009 №147-ОЗ) // Ивановская газета. 2009. 19 июня.
30.
О противодействии коррупции в Ленинградской области: областной закон Ленинградской области от 17.06.2011 №44-оз (в ред. от 12.11.2015 №103-оз) // Вести. 2011. 29 июня.
31.
О противодействии коррупции в Республике Башкортостан: закон Республики Башкортостан от 13.07.2009 №145-з (в ред. от 06.07.2012 №559-з) // Ведомости Государственного Собрания – Курултая, Президента и Правительства Республики Башкортостан. 2009. №17(311). Ст.1087.
32.
О противодействии коррупции в Республике Ингушетия: закон Республики Ингушетия от 04.03.2009 №8-РЗ (в ред. от 28.03.2016 №7-РЗ) // Ингушетия. 2009. 12 марта.
33.
О противодействии коррупции в Ульяновской области: закон Ульяновской области от 20.07.2012 №89-ЗО (в ред. от 09.03.2016 №16-ЗО) // Ульяновская правда. 2012. 24 июля.
34.
О требованиях к размещению и наполнению подразделов, посвященных вопросам противодействия коррупции, официальных сайтов государственных органов Республики Башкортостан: Указ Президента Республики Башкортостан от 29.04.2014 №УП-108 (в ред. от 09.10.2015 №УГ-249) // Ведомости Государственного Собрания – Курултая, Президента и Правительства Республики Башкортостан. 2014. №16(454). Ст. 725.
35.
О требованиях к размещению и наполнению подразделов, посвященных вопросам противодействия коррупции, официальных сайтов органов исполнительной власти Республики Калмыкия, а также подведомственных им государственных учреждений: указ Главы Республики Калмыкия от 03.06.2015 №88 // Хальмг унн. 2015. 9 июня.
36.
Об усилении работы по противодействию коррупции в Республике Саха (Якутия): указ Главы Республике Саха (Якутия) от 15.06.2015 №532 (в ред. от 09.10.2015 №701) // Якутские ведомости. 2015. 23 июня.
37.
Об установлении единых требований к размещению и наполнению подразделов официальных сайтов исполнительных органов государственной власти Республики Бурятия, посвященных вопросам противодействия коррупции: постановление Правительства Республики Бурятия от 22.08.2013 №453 // Бурятия. 2013. 27 августа.
38.
Об утверждении государственной программы «Совершенствование государственного управления»: постановление Правительства Пермского края от 3 октября 2013 года №1327.
39.
Об утверждении Государственной программы Мурманской области «Государственное управление и гражданское общество»: постановление Правительства Мурманской области от 30 сентября 2013 года №555-ПП.
40.
Об утверждении Государственной программы Правительства Псковской области «Обеспечение общественного порядка и противодействия преступности в Псковской области на 2014-2020 годы»: постановление Администрации Псковской области от 28 октября 2013 года №503 // Псковская правда. 2014. 17 января.
41.
Об утверждении Государственной программы Хабаровского края «Обеспечение общественной безопасности и противодействие преступности в Хабаровском крае»: постановление Правительства Хабаровского края от 31.12. 2013 №482-пр (в ред. от 30.12.2015 №490-пр) // Собрание законодательства Хабаровского края. 2013. №12. (часть III).
42.
Об утверждении государственной программы Сахалинской области «Обеспечение общественного порядка, противодействия преступности и незаконному обороту наркотиков в Сахалинской области на 2013-2020 годы»: постановление Правительства Сахалинской области от 29 декабря 2012 года №695 (в ред. от 04.02.2016 №40) // Губернские ведомости. 2013. 26 января.
43.
Об утверждении государственной программы Удмуртской Республики «Совершенствование системы государственного управления в Удмуртской Республике»: постановление Правительства Удмуртской Республики от 29 декабря 2014 года №561.
44.
Об утверждении итогового отчета о реализации долгосрочной целевой программы Московской области "Противодействие коррупции в Московской области на 2009-2011 годы": постановление Правительства Московской области от 31.07.2012 №954/27 // Информационный вестник Правительства Московской области. 2012. №10.
45.
Об утверждении Концепции антикоррупционной политики в Великом Новгороде: решение Думы Великого Новгорода от 25 июня 2015 года №530 // Новгород официальный. 2015. 3 июля.
46.
Об утверждении отчета о реализации Областной долгосрочной целевой программы "Противодействие коррупции в Ростовской области" на 2010-2014 годы за 2013 год": постановление Правительства Ростовской области от 15.05.2014 №365 // Собрание правовых актов Ростовской области. 2014. №5 (часть I). Ст. 848.
47.
Об утверждении Плана мероприятий по противодействию коррупции на 2014-2015 гг., реализуемого Федеральным агентством лесного хозяйства: приказ Рослесхоза от 27 мая 2014 года №175.
48.
Об утверждении Плана противодействия коррупции в Министерстве здравоохранения Пермского края на 2014-2016 годы: приказ Министерства здравоохранения Пермского края от 31 января 2014 года №СЭД-34-01-06-1000.
49.
Об утверждении Плана противодействия коррупции Федерального агентства по туризму на 2012-2013 годы: приказ Ростуризма от 3 августа 2012 года №209.
50.
Об утверждении Положения о Главном управлении региональной безопасности Московской области: постановление Губернатора Московской области от 16.10.2015 №444-ПГ (в ред. от 30.11.2015 №516-ПГ) // Ежедневные Новости. Подмосковье. 2015. 27 октября.
51.
Об утверждении Положения о комиссии по противодействию коррупции в администрации Красносельского района Санкт-Петербурга: распоряжение Администрации Красносельского района Санкт-Петербурга от 30 июня 2015 года №1562.
52.
Об утверждении Порядка организации антикоррупционной пропаганды государственными органами Республики Башкортостан: постановление Правительства Республики Башкортостан от 05.08.2013 №353 // Ведомости Государственного Собрания – Курултая, Президента и Правительства Республики Башкортостан. 2013. №24(426). Ст.1086.
53.
Об утверждении Порядка проведения в Министерстве здравоохранения Республики Алтай "прямых линий" с гражданами по вопросам антикоррупционного просвещения и противодействия коррупции: приказ Минздрава Республики Алтай от 26.11.2015 №201// Официальный портал Республики Алтай http://www.altai-republic.ru. (Дата обращения 01.12.2015).
54.
Об утверждении программы "Противодействие коррупции в муниципальном образовании городского округа "Сыктывкар" (2016-2017 годы)": решение Совета муниципального образования городского округа "Сыктывкар" от 10.12.2015 №03/2015-59 // Панорама столицы. 2015. 16 декабря.
55.
Об утверждении программы «Антикоррупционное просвещение в Новосибирской области на 2015-2016 годы»: постановление Правительства Новосибирской области от 28 января 2015 года №26-п // Советская Сибирь. 2015. 21 февраля.
56.
Об утверждении Программы Курской области «Противодействие коррупции в Курской области» на 2014-2018 годы: постановление Правительства Курской области от 14 октября 2013 года №486 // Новый мир. 2013. 15 ноября.
57.
Сорокин Р.С. Прозрачность как основной принцип противодействия коррупции в сфере государственного управления // Административное право и процесс. 2015. №10. С.60-64.
58.
Талапина Э.В. Антикоррупционный информационный стандарт в государственном управлении: подходы к пониманию // Государство и право. 2011. №3. С.5-15.
59.
Талапина Э.В. Открытость информации как антикоррупционный стандарт государственного управления//Актуальные проблемы реализации национальной антикоррупционной политики. Вторые кудрявцевские чтения (10 апреля 2008 г.). Сборник научных трудов. Отв. ред. С.В. Максимов. М.: Институт государства и права РАН, 2010. С. 192-204.
60.
Тогузеева Е.Н. Антикоррупционная пропаганда как элемент государственно-правовой политики // Противодействие коррупции: государственная политики и гражданское общество: сборник научных статей. Саратов, 2015. С.126-128.
61.
Хайрутдинова Л.Р. Антикоррупционное просвещение как эффективный способ противодействия коррупции // Диалектика противодействия коррупции: материалы IV Всероссийской научно-практической конференции, 3 декабря 2014 г. Казань, 2014. С.188-191.
62.
Хайрутдинова Л.Р. Антикоррупционное просвещение: понятие, цели и значение // Гуманитарные научные исследования. 2015. №1-1 (41). С.106-109.
63.
Чагина Е.О., Шиховцова А.О. Антикоррупционная пропаганда: сравнение регионального законодательства // Диалектика противодействия коррупции: Материалы IV Всероссийской научно-практической конференции. Казань, 2014. С.199-202.
64.
Юсупов М.Р. Антикоррупционное просвещение в России – апологет правовой грамотности // Вертикальная власть федерации. 2015. №2-3. С.5.
65.
Кабанов П.А. Антикоррупционное консультирование как разновидность антикоррупционного просвещения: понятие и содержание // Административное и муниципальное право. - 2015. - 6. - C. 634 - 642. DOI: 10.7256/1999-2807.2015.6.15342.
66.
Кабанов П.А. О соотношении антикоррупционного образования и антикоррупционного просвещения как видов антикоррупционной деятельности // Административное и муниципальное право. - 2015. - 9. - C. 978 - 985. DOI: 10.7256/1999-2807.2015.9.15178.
67.
Кабанов П.А. Полномочия специализированных региональных совещательных антикоррупционных органов в области информационного сопровождения формирования и реализации государственной политики противодействия коррупции: анализ правового регулирования и некоторые направления его совершенствования // Административное и муниципальное право. - 2014. - 1. - C. 58 - 64. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.1.10525.
68.
Кабанов П.А. Антикоррупционное образование как правовая категория регионального антикоррупционного законодательства: опыт критического анализа // Полицейская деятельность. - 2014. - 1. - C. 81 - 92. DOI: 10.7256/2222-1964.2014.1.10653.
69.
Агеев В.Н. Противодействие коррупции на местном уровне: ограничение прав и свобод муниципальных служащих // Социодинамика. - 2013. - 2. - C. 243 - 268. DOI: 10.7256/2409-7144.2013.2.426. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_426.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"