Статья 'Понятие и содержание антикоррупционного просвещения как средства профилактики коррупции' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Понятие и содержание антикоррупционного просвещения как средства профилактики коррупции

Кабанов Павел Александрович

доктор юридических наук

профессор, Казанский инновационный университет им. В.Г. Тимирясова

420111, Россия, г. Казань, ул. Московская, 42

Kabanov Pavel Aleksandrovich

Doctor of Law

Professor, the department of Criminal Law and Procedure, Kazan Institute of Economics, Management and Law

420111, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Moskovskaya, 42, of. NII protivodeistviya korruptsii

kabanovp@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7136.2015.2.14150

Дата направления статьи в редакцию:

08-01-2015


Дата публикации:

03-02-2015


Аннотация: Предметом проведенного исследования является антикоррупционное просвещение как средство профилактики коррупции, используемое в современном российском антикоррупционном законодательстве, подзаконных нормативных правовых актах, научной и учебной литературе. Цель исследования: разработать и предложить теоретически обоснованное определение антикоррупционного просвещения как научной правовой категории и раскрыть его содержание. Задачи исследования: а) на основе анализа регионального антикоррупционного законодательства, подзаконных нормативных правовых актов выявить основные признаки антикоррупционного просвещения как средства профилактики коррупции; б) на основе выявленных признаков дать рабочее определение антикоррупционного просвещения как средства профилактики коррупции; в) раскрыть содержание антикоррупционного просвещения как одного из средств профилактики коррупции. Методологической основой проведенного исследования является диалектический материализм и основанные на нем общенаучные методы познания: анализ, синтез, сравнение и другие, используемые в юридических науках. Научная новизна исследования заключается в том, что автором на основе структурного анализа правовых и научных дефиниций антикоррупционного просвещения, сформулированных в региональном законодательстве Российской Федерации, а также в научной, учебной и справочной литературе, предложено новое определение антикоррупционного просвещения. Оно существенно отличается от ранее имевшихся определений и раскрывает его содержание.Практическая значимость исследования: Разработанная научная категория антикоррупционного просвещения позволяет раскрыть содержание этого вида деятельности и может способствовать дальнейшим исследованиям.


Ключевые слова: коррупция, антикоррупционное просвещение, просвещение, профилактика коррупции, противодействие коррупции, антикоррупционное законодательство, антикоррупционное информирование, антикоррупционное мировоззрение, антикоррупционная политика, антикоррупционная деятельность

Abstract: The subject of the research is anti-corruption education as a means of prevention of corruption used in modern Russian anti-corruption legislation, subordinate legislation, scientific and educational literature. The objective is to develop and offer a theoretically grounded definition of anti-corruption education as a scholarly legal category and reveal its contents. The research objectives are: a) on the base of the analysis of regional anti-corruption legislation and normative acts to identify the main features of anti-corruption education as a means of prevention of corruption; b) on the base of the identified characteristics to give a working definition of anti-corruption education as a means of prevention of corruption; b) to disclose the content of anti-corruption education as a means of preventing corruption. Methodological basis of the study is dialectical materialism based on scientific methods of knowledge: analysis, synthesis, comparison, and other used in legal Sciences. Scientific novelty of the research lies in the fact that the author based on the structural analysis of the legal and scientific definitions of anti-corruption education, formulated in the regional legislation of the Russian Federation, as well as in the scientific, educational and reference books, proposed a new definition of anti-corruption education. It differs significantly from the previous definitions and reveals its contents.Practical significance of the research: scientific category of anti-corruption education allows to reveal the content of this activity and may contribute to further research.



Keywords:

anti-corruption awareness, anti-corruption legislation, combating corruption, prevention of corruption, education, anti-corruption education, Corruption, anti-corruption worldview, anticorruption policy, anticorruption activity

Введение

Вопросы повышения эффективности (результативности) противодействия коррупции в современном российском обществе находятся в центре внимания специалистов различных отраслей знания, представителей органов государственной власти и значительного количества населения. Им посвящено значительное количество научных, учебных, методических и публицистических работ различного объема, содержания и качества. Однако до настоящего времени не подготовлено и не опубликовано ни одного крупного исследования, посвященного антикоррупционному просвещению. В арсенале российских исследователей имеются лишь несколько небольших по объему публикаций по данной проблематике [7, c. 47-53; 9, c.42-51; 69, c.322-323; 69, c.188-191], которые не в полной мере раскрывают многообразия содержания этого вида антикоррупционной деятельности. К тому же, в мае 2014 года Правительством Российской Федерации принята специальная Программа по антикоррупционному просвещению на 2014 - 2016 годы [55], которая требует не только мониторинга результативности её исполнения, но и научного сопровождения её реализации. Хотя в региональном антикоррупционном законодательстве это средство профилактики коррупции было закреплено значительно раньше и использовалось органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации при реализации региональной антикоррупционной политики в качестве средства профилактики коррупции [30]. О необходимости, важности и значимости правового просвещения по вопросам противодействия коррупции в российском обществе говорилось высшими должностными лицами ещё в конце прошлого века [58]. Поэтому не случайно в региональном антикоррупционном законодательстве и подзаконных нормативных правовых актах антикоррупционное просвещение закреплено в качестве средства противодействия коррупции, содержание которого не всегда раскрывается, а предлагаемые дефиниции этому средству – противоречивы и требуют совершенствования. Все это свидетельствует не только о теоретической, но и практической значимости исследования феномена антикоррупционного просвещения.

Цель нашего исследования на данном этапе сводится лишь к тому, что бы определиться с правовым определением антикоррупционного просвещения как средства профилактики коррупции и раскрыть его содержание. Для достижения этой цели мы проанализировали федеральные, региональные и муниципальные нормативные правовые акты, регулирующие вопросы организации и осуществления антикоррупционного просвещения (240 единиц), а с помощью сравнительно-правового метода, методов структурного и системного анализа документов достигли, как нам представляется, основной цели исследования.

результаты исследования

Проведенный нами сравнительно-правовой анализ федеральных, региональных и муниципальных нормативных правовых актов по вопросам противодействия коррупции показал, что правотворческие органы вкладывают разную смысловую нагрузку в предлагаемые ими термины и словосочетания, связанные с правовым регулированием, организацией и осуществлением антикоррупционного просвещения. В антикоррупционном законодательстве некоторых субъектов Российской Федерации антикоррупционное просвещение рассматривается как специфическое направление информирования населения – антикоррупционное информирование [20; 24; 27]. В антикоррупционном законодательстве других российских регионов антикоррупционное просвещение неоправданно отождествляется с другими средствами профилактики коррупции – антикоррупционной пропагандой [18; 29] или антикоррупционным образованием [26]. Неоднозначность восприятия антикоррупционного просвещения обусловлена ещё и тем, что региональное антикоррупционное законодательство в некоторых случаях указывает в качестве средства профилактики коррупции другое средство – правовое просвещение [21; 23; 25; 35]. Об антикоррупционном профилактическом эффекте правового просвещения упоминается в научных публикациях современных российских исследователей [5, c.13-16; 65, c.708-712; 68, c.3-5]. В результате правотворческой деятельности органов публичной власти различного уровня на смену этому понятию стали появляться различные «комбинированные» термины и словосочетания. Среди используемых ныне в нормативных правовых актах словосочетаний можно выделить такие, как: «правовое просвещение в сфере противодействия коррупции» [22], «правовое просвещение по вопросам противодействия коррупции» [38], «просветительская работа по вопросам противодействия коррупции» [37], «просвещение в целях формирования навыков антикоррупционного поведения» [32; 33], «правовое просвещение по антикоррупционной тематике» [12; 49], «просвещение по антикоррупционной тематике» [46], «правовое просвещение по вопросам соблюдения законодательства в сфере противодействия коррупции» [39], «правовое просвещение по вопросам антикоррупционной деятельности» [42], «правовое просвещение в области противодействия коррупции» [40] и другие, о которых мы ранее уже писали [9, c. 42-51; 10, c.27-29]. Как правило, органы публичной власти, используя эти словосочетания, не утруждали себя пояснениями их содержания. Исключением из этого правила было антикоррупционное законодательство нескольких субъектов Российской Федерации, где предлагались различные дефиниции антикоррупционного просвещения. Обратимся только к тем правовым категориям антикоррупционного просвещения, которые близки к его содержанию. Так, в Законе Белгородской области о противодействии коррупции указано, что антикоррупционное просвещение представляет собой целенаправленный процесс информирования населения о мерах по реализации государственной политики в сфере противодействия коррупции через средства массовой информации, официальные представительства органов государственной власти в сети Интернет в целях формирования антикоррупционного мировоззрения, повышения уровня правосознания и правовой культуры [20]. Очевидным достоинством этого определения является указание на цели антикоррупционного просвещения: а) формирование антикоррупционного мировоззрения; б) повышение уровня правосознания; в) повышение уровня правовой культуры, а также указание на средство его осуществления – информирование.

Близкое по содержанию определение антикоррупционного просвещения предложено в законе Чувашской Республики «О противодействии коррупции». В соответствии с частью 2 статьи 10 этого регионального закона, антикоррупционное просвещение является деятельностью, направленной на формирование антикоррупционного мировоззрения, повышение уровня правосознания и правовой культуры посредством организации системы информирования граждан об их правах и о необходимых действиях по защите этих прав, а также подготовки и дополнительного профессионального образования специалистов в сфере проведения антикоррупционной экспертизы, ведения антикоррупционного мониторинга [28]. Здесь мы видим аналогичный подход к целеполаганию антикоррупционного просвещения, а также дополнительное указание на инструменты его осуществления: а) информирование, а точнее антикоррупционное информирование; б) антикоррупционное дополнительное профессиональное образование; в) осуществление антикоррупционного мониторинга.

Правовое определение антикоррупционного просвещения заложено и в законе Костромской области «О противодействии коррупции в Костромской области». В соответствии со статьей 7 данного закона, антикоррупционное просвещение осуществляется посредством распространения информации о мерах по реализации государственной политики в области противодействия коррупции, предоставления доступа к материалам антикоррупционной направленности через средства массовой информации, официальные сайты органов государственной власти Костромской области, государственных органов Костромской области, органов местного самоуправления в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет", взаимодействия с гражданами и организациями по проблемам противодействия коррупции [24]. Данное определение носит описательный характер, в котором указывается на способы его осуществления: а) распространение информации о мерах по реализации государственной политики в области противодействия коррупции (антикоррупционное информирование); б) путем взаимодействия с гражданами и организациями. В представленном определении антикоррупционного просвещения имеется указание на субъекты его осуществления – органы государственной власти и органы местного самоуправления.

На фоне представленных дефиниций антикоррупционного просвещения, используемого региональным антикоррупционным законодательством, несколько по иному выглядит определение предложенное законодателями Архангельской области. В соответствии с частью 1 статьи 11 Закона Архангельской области «О противодействии коррупции в Архангельской области», антикоррупционное просвещение – это распространение знаний о законодательстве по противодействию коррупции, практике его применения и разъяснение положений нормативных правовых актов в сфере противодействия коррупции в целях формирования антикоррупционного мировоззрения, повышения уровня правосознания и правовой культуры посредством информирования граждан об их правах и о необходимых действиях по защите этих прав, а также посредством антикоррупционной пропаганды и антикоррупционного образования [19]. Здесь мы видим, что содержание антикоррупционного просвещения отражает цели его осуществления: а) формирование антикоррупционного мировоззрения; б) повышения уровня правосознания в) повышение уровня правовой культуры, а в качестве средств его осуществления, наравне с антикоррупционным информированием, предусмотрено использование не только антикоррупционного образования, но и антикоррупционной пропаганды.

Несомненно, представляет интерес правовая дефиниция «антикоррупционное просвещение», предложенная законодателями Новосибирской области. В соответствии с положениями статьи 2 Закона «О профилактики коррупции в Новосибирской области», антикоррупционное просвещение представляет собойпросветительскую деятельность органов государственной власти Новосибирской области, органов местного самоуправления муниципальных образований Новосибирской области, государственных учреждений Новосибирской области, муниципальных учреждений, организаций, общественных объединений и граждан по распространению идей, знаний, культурных ценностей в области противодействия коррупции [15]. Очевидным достоинством этого определения является указание на широкий круг субъектов осуществления антикоррупционного просвещения: а) областные органы государственной власти; б) органы местного самоуправления муниципальных образований области; в) государственные учреждения области; г) муниципальные учреждения; д) организации; е) общественные объединения; ж) граждане. Основной целью осуществления антикоррупционного просвещения является распространение идей, знаний, культурных ценностей в области противодействия коррупции. Безусловно, что все представленные и проанализированные нами правовые дефиниции антикоррупционного просвещения помимо очевидных достоинств имеют и ряд существенных недостатков – отсутствие в каждом из них в полном объеме основных структурных элементов, отражающих сущность антикоррупционного просвещения как средства противодействия коррупции.

Отсутствие приемлемой правовой дефиниции антикоррупционного просвещения требует обращения к научной и учебной литературе, связанной с описанием и объяснением содержания антикоррупционного просвещения. В современных российских антикоррупционных словарях предлагается два подхода к определению антикоррупционного просвещения. Первый подход дает достаточно широкое определение этому средству противодействия коррупции – распространение достоверных и объективных знаний о коррупции, её причинах и антикоррупционной деятельности государства и общества [2, c.11; 3, c.10; 4, c.11]. Второй подход имеет больше практическую направленность и рассматривает антикоррупционное просвещение как целостную систему воспитательно-образовательных мер, направленных на усвоение знаний о коррупции, сущности её угрозы национальной безопасности и необходимости противодействовать коррупционным правонарушениям [1, c.17]. Очевидно, что обе научные дефиниции антикоррупционного просвещения, также не раскрывают в полном объеме сущность этого средства противодействия коррупции через его основные структурные элементы.

К большому сожалению, вне содержания правовой и научной дефиниций оказались все основные элементы антикоррупционного просвещения. На наш взгляд, таковыми являются: а) цели и задачи антикоррупционного просвещения; б) субъекты антикоррупционного просвещения; в) объекты антикоррупционного просвещения; г) средства антикоррупционного просвещения.

Как показывает проведенный нами анализ регионального антикоррупционного законодательства и литературных источников, в качестве основных целей антикоррупционного просвещения должны выступать: а) формирование антикоррупционного мировоззрения; б) формирование антикоррупционного поведения. В качестве дополнительных целей антикоррупционного просвещения следует выделить: а) повышения уровня правосознания, б) повышение уровня правовой культуры. Однако современные исследования в сфере противодействия коррупции свидетельствуют о том, что дополнительными целями должны быть иные объекты не правосознание и правовая культура, а антикоррупционного сознание [59, c. 94-98; 60, c.124-126; 62, c.46-57; 63, c.176-178; 67, c.23-25] или антикоррупционное правосознание [11, c.168; 72, c.341-342; 73, c.286-290] и антикоррупционная культура [6; 61, c.110-116; 70, c.112-116; 71, c.100-107], которые сейчас нуждаются в формировании.

Разумеется, что основным элементом системы антикоррупционного просвещения выступают его субъекты. В качестве субъектов антикоррупционного просвещения следует выделять: организаторов, исполнителей и лиц, содействующих этому процессу. В качестве организаторов антикоррупционного просвещения обычно выступают органы публичной власти. Так, в Костромской области в качестве организатора антикоррупционного просвещения выступает Департамент региональной безопасности Костромской области [14], в Архангельской области эта функция возложена на региональное министерство образования и науки [52], в Новосибирской области полномочия по организации и координации антикоррупционного просвещения переданы региональному министерству юстиции [16], в Карачаево-Черкесской Республике антикоррупционного просвещения является одной из основных задач республиканского Управления по реализации антикоррупционной политики [53].

Вместе с тем встречаются случаи, когда региональными нормативными правовыми актами одновременно в качестве организаторов и исполнителей антикоррупционного просвещения выступают одни и те же органы. Так, в Калининградской области организация и осуществление мероприятий по антикоррупционному просвещению возложена на Комиссию Правительства Калининградской области по соблюдению требований к служебному поведению государственными гражданскими служащими Калининградской области и урегулированию конфликта интересов [13]. Хотя, обычно, совещательные, координационные, экспертные и иные общественные советы и комиссии при органах публичной власти являются учреждениями, содействующими в организации или осуществлении антикоррупционного просвещения [31; 33; 34].

В качестве исполнителей антикоррупционного просвещения обычно указываются федеральные или региональные органы исполнительной власти [30; 54; 55;] либо их структурные подразделения [48] или должностные лица этих органов [44; 51]. При этом в органах государственной власти и органах местного самоуправления полномочиями по осуществлению антикоррупционного просвещения обладают подразделения и сотрудники кадровых служб по профилактике коррупционных или иных правонарушений [45]. Однако в отдельных случаях эта функция возлагается на иные органы [37]. Как показывает анализ региональных ведомственных антикоррупционных программных документов (планов противодействия коррупции), то значительная доля из них в качестве исполнителей антикоррупционного просвещения закрепляет подразделения и/или сотрудников кадровых служб по профилактике коррупционных и иных правонарушений. Если же функция возлагается специальным нормативным правовым актом регулирующим вопросы организации и осуществления антикоррупционного просвещения, то только именно за этими подразделениями или должностными лицами она закрепляется. Такое правовое регулирование не исключает участия в качестве субъектов антикоррупционного просвещения иные органы, учреждения, организации и частных лиц. Безусловно, в качестве лиц, осуществляющих антикоррупционное просвещение, могут выступать представители средств массовой коммуникации (журналисты), педагогические работники, члены общественных антикоррупционных органов и организаций, то есть широкий круг лиц, обладающих достоверными данными о состоянии коррупции, причинах её существования, мерах противодействия этому негативному социальному явлению. Здесь важнейшими требованиями к исполнителям – наличие профессиональной антикоррупционной компетентности, поскольку не подготовленные лица могут принести больше вреда, чем пользы.

Федеральные, региональные и муниципальные нормативные правовые акты, регулирующие вопросы организации и осуществления антикоррупционного просвещения, в качестве объектов антикоррупционного просвещения выделяют: а) граждан Российской Федерации [17; 28; 54; 55]; б) населения региона [20; 50; 56; 57]; в) государственных [47] или муниципальных [36] служащих либо обе категории вместе [12; 22]; г) учащихся образовательных учреждений [41]. В связи с этим можно предположить, что объектом антикоррупционного просвещения выступает все современное российское общество, хотя это не препятствует осуществлению антикоррупционного просвещения отдельных целевых групп (государственных и муниципальных служащих, учащихся и т.д.).

Важнейшей составляющей процесса осуществления антикоррупционного просвещения являются его средства. В качестве таковых федеральные, региональные и муниципальные нормативные правовые акты выделяют опосредованные средства информационного воздействия: средства массовой информации, массово-коммуникационную сеть Интернет, научную и учебную литературу, плакаты, проведение конкурсов и выставок, а также непосредственное информационное воздействие: лекции, беседы, консультации, брифинги и т.д. Необходимо отметить, что вопросам применения средств информационного антикоррупционного воздействия посвящено достаточное количество научных работ [64], в том числе и диссертационных [8]. Однако, наиболее распространенным непосредственным средством антикоррупционного просвещения, закрепленным нормативными правовыми актами является антикоррупционное консультирование населения [33; 34] и отдельных целевых групп (государственных и муниципальных служащих). В качестве наиболее распространенных форм опосредованного информационного воздействия выступают разработка и доведение до субъектов антикоррупционного просвещения методических рекомендаций по вопросам противодействия коррупции. Как показывает личный исследовательский опыт и опыт антикоррупционной деятельности, количество таких рекомендаций постоянно возрастает.

выводы

Структурный анализ антикоррупционного просвещения показал, что это сложный многоцелевой антикоррупционный инструмент, используемый в антикоррупционной деятельности органов публичной власти, нуждается в добротной правовой дефиниции. С учетом проведенного нами анализа содержания антикоррупционного просвещения можно предложить следующее его определение.

Антикоррупционное просвещение – это система распространения субъектами государственной политики противодействия коррупции достоверной информации любым способом, в любой форме с использованием любых коммуникативных средств в отношении неопределенного круга лиц, направленная на формирование в обществе антикоррупционного мировоззрения, антикоррупционного поведения, антикоррупционного сознания и антикоррупционной культуры. Разумеется, что предложенное нами определение антикоррупционного просвещения, не является идеальным, возможны и другие, альтернативные, подходы к его формированию. Но, как нам представляется, предложенная дефиниция имеет ряд очевидных преимуществ по сравнению с имеющимися региональными правовыми и теоретическими категориями. Во-первых, одна достаточно широко и полно круг субъектов наделенных полномочиями по осуществлению антикоррупционного просвещения как средства профилактики коррупции. Во-вторых, описывает, определяет и фиксирует основные цели антикоррупционного просвещения – формирование в обществе антикоррупционного мировоззрения, антикоррупционного поведения, антикоррупционного сознания и антикоррупционной культуры. В-третьих, указывает на объекты антикоррупционного просвещения – неопределенный круг лиц, что не исключает информационного воздействия на отдельные целевые группы. В-четвертых, для достижения основных целей антикоррупционного просвещение допускается использование любых информационных способов, сил и средств. В-пятых, использование предложенной нами научной правовой дефиниции «антикоррупционное просвещение» позволяет устранить имеющиеся правотворческие противоречия между различными по юридической силе нормативными правовыми актами и привести к гармонизации современного российского антикоррупционного правотворчества.

Библиография
1.
Агеев В.Н., Бикеев И.И., Кабанов П.А. и др. Всё о коррупции и противодействии ей: терминологический словарь / под общ. ред. И.И. Бикеева, П.А. Кабанова: серия в 3 т. Т.2. – Казань: Изд-во «Познание» Института, экономики, управления и права, 2014.
2.
Бикеев И.И., Кабанов П.А., Чирков Д.К. и др. Коррупция и антикоррупционная политика: терминологический словарь / под общ. ред. Г.И. Райкова, П.А. Кабанова, Д.К. Чиркова. – 5-е изд., перераб. и доп. – М.: МедиаПресс, 2010.
3.
Бикмухаметов А.Э., Кабанов П.А., Чирков Д.К. и др. Коррупция и антикоррупционная политика: Словарь-справочник / Под общ. ред. П.А. Кабанова. – М.: МедиаПресс, 2008.
4.
Бикмухаметов А.Э., Кабанов П.А., Чирков Д.К. и др. Коррупция и антикоррупционная политика: Словарь-справочник / Под общ. ред. Р.Р. Газимзянова. – Казань, 2009.
5.
Гармаев Ю.П. Правовое просвещение как средство предупреждения коррупции // Деятельность правоохранительных органов по обеспечению законности и правопорядка в Дальневосточном регионе: сборник материалов международной научно-практической конференции 29-30 мая 2014 г. – Хабаровск, 2014. – С.13-16.
6.
Замалетдинов Р.Р., Ибрагимова Е.М., Амирова К.А. Формирование антикоррупционной культуры у школьников. – Казань, 2010.
7.
Землин А.И. О новациях и деформациях антикоррупционного просвещения и воспитания в современной России // Противодействие терроризму. Проблемы XXI века. – COUNTER-TERRORISM. – 2014. – №2. – С.47-53.
8.
Идрисов Э.З. Средства массовой информации в системе антикоррупционной политики современной России: дис. … канд. политич. наук. – Пятигорск, 2014.
9.
Кабанов П.А. Антикоррупционное просвещение как средство противодействия коррупции: понятие и содержание // Актуальные проблемы экономики и права. – 2014. – №4. – С.42-51.
10.
Кабанов П.А. О формировании Программы мероприятий, направленных на повышение уровня правосознания граждан и популяризацию антикоррупционных стандартов поведения, основанных на знании общих прав и обязанностей // Следователь. – 2014. – №1. – С.27-29.
11.
Клюковская И.Н. Теоретические основы криминологического исследования антикоррупционной политики. – Ставрополь, 2004.
12.
Комплекс мер, направленных на привлечение государственных и муниципальных служащих к противодействию коррупции: Письмо Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 19 марта 2013 г. №18-2/10/2-1490 // Документ размещен в сети Интернет по адресу: http://www.rosmintrud.ru/. Дата обращения: 12.12. 2014.
13.
О внесении изменений в отдельные постановления Правительства Калининградской области и признании утратившими силу отдельных постановлений Правительства Калининградской области: постановление Правительства Калининградской области от 19 сентября 2014 года №608 // Калининградская правда. – 2014. – 2 октяб.
14.
О департаменте региональной безопасности Костромской области: постановление Губернатора Костромской области от 14 мая 2009 года №104 (в ред. от 8.02.2012 №41) // Северная правда. – 2009. – 21 мая.
15.
О мерах по профилактике коррупции в Новосибирской области: закон Новосибирской области от 27 апреля 2010 года №486-ОЗ (в ред. от 02.07.2014 №461-ОЗ)// Советская Сибирь. – 2010. – 30 апр.
16.
О министерстве юстиции Новосибирской области: постановление Губернатора Новосибирской области от 13июля 2012 года №120 (в ред. от 28.08.2014 №131) // Советская Сибирь. – 2012. – 31 июля.
17.
О Национальном плане противодействия коррупции на 2014-2015 годы: указ Президента Российской Федерации от 11 апреля 2014 года №226 // Собрание законодательства РФ. – 2014. – №15. – Ст.1729.
18.
О противодействии и профилактике коррупции в Рязанской области: закон Рязанской области от 15 июля 2010 года №70-ОЗ // Рязанские ведомости. – 2010. – 20 июля.
19.
О противодействии коррупции в Архангельской области: закон Архангельской области от 26 ноября 2008 года №626-31-ОЗ (ред. от 22.04.2013 №659-39-ОЗ) // Волна. – 2008. – 9 декаб.
20.
О противодействии коррупции в Белгородской области: закон Белгородской области от 7 мая 2010 года №338 // Белгородские известия. – 2010. – 28 мая
21.
О противодействии коррупции в Ивановской области: закон Ивановской области от 18 июня 2009 года №61-ОЗ (ред. от 16.12.2009) // Ивановская газета. – 2009. – 19 июня.
22.
О противодействии коррупции в Калининградской области: Закон Калининградской области от 10.03.2009 №332 (ред. от 13.12.2010) // Комсомольская правда" в Калининграде" (приложение "Официальный вестник"). – 2009. – 13 марта.
23.
О противодействии коррупции в Калужской области: закон Калужской области от 27 апреля 2007 года №305-ОЗ (ред. от 10.11.2009) // Весть. – 2009. – 3 июня.
24.
О противодействии коррупции в Костромской области: закон Костромской области от 10 марта 2009 года №450-4-ЗКО (ред. от 30.05.2013 №366-5-ЗКО) // СП-нормативные документы. – 2009. – 13 марта.
25.
О противодействии коррупции в Курской области: закон Курской области от 11 ноября 2008 года №85-ЗКО (ред. от 20.11.2009) // Курская правда. – 2008. – 19 нояб.
26.
О противодействии коррупции в Республике Дагестан: закон Республики Дагестан от 7 апреля 2009 года №21 (в ред. от 12.03.2013 №12) //Собрание законодательства Республики Дагестан. – 2009. – №7. – Ст. 275.
27.
О противодействии коррупции: закон Республики Карелия от 23 июля 2008 года №1227-ЗРК (ред. от 03.03.2010 №1372-ЗРК) // Карелия. – 2008. – 5 авг.
28.
О противодействии коррупции: закон Чувашской Республики от 4 июня 2007 года №14 (ред. от 22.11.2013 №83) // Собрание законодательства Чувашской Республики. – 2007. – №5. –Ст. 253.
29.
О профилактике коррупции в Еврейской автономной области: закон Еврейской автономной области от 25 февраля 2009 года №526-ОЗ (ред. от 30.09.2009 №611-ОЗ) // Биробиджанер штерн. – 2009. – 5 марта.
30.
О скорректированном плане по антикоррупционному просвещению на 2010-2011 годы: приказ Управления по делам печати, издательства и полиграфии при Правительстве Республики Башкортостан от 31 мая 2010 года №172/1-ОД.
31.
О Совете по противодействию коррупции: постановление главы городского поселения Каширского городского поселения Московской области от 10 июля 2012 года №668 // Городское поселение Кашира. – 2012. – 5 октяб.
32.
О Совете при Губернаторе Свердловской области по противодействию коррупции: Указ Губернатора Свердловской области от 9 сентября 2008 года №982-УГ (в ред. от 7.10.2014 №458-УГ) // Собрание законодательства Свердловской области. – 2008. – №9. – Ст.1358.
33.
О Совете при Правительстве Пензенской области по противодействию коррупции: Постановление Правительства Пензенской области от 19 августа 2008 года №521-пП (в ред. от 14.10.2014) // Пензенские губернские ведомости. – 2008. – 2 сентяб.
34.
Об организации деятельности Совета по противодействию коррупции в городе Павлов Посад: постановление главы городского поселения Павловский посад Павлово-Посадского муниципального района Московской области от 17 апреля 2013 года №265 // Колокольня. – 2013. – 2 мая.
35.
Об отдельных мерах по противодействию коррупции в Тульской области: закон Тульской области от 12 ноября 2008 года №1108-ЗТО (ред. от 07.10.2009) // Тульские известия. – 2008. – 20 нояб.
36.
Об отчетности по реализации федерального законодательства и законодательства Ямало-Ненецкого автономного округа по вопросам муниципальной службы, формирования и использования резерва управленческих кадров: постановление Губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа от 20 мая 2011 года №77-ПГ (в ред. от 23.09.2014 №134-ПГ) // Красный Север. – 2011. – 26 мая.
37.
Об уполномоченном по правам человека в Ханты-Мансийском автономном округе – Югре: Закон Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 2 августа 1999 года №43-ОЗ (в ред. от 31.03.2012 №35-ОЗ) // Собрание законодательство Ханты-Мансийского автономного округа. – 1999. – №7. – Ст.470.
38.
Об утверждении ведомственной программы противодействия коррупции в Министерстве финансов Ульяновской области на 2013-2015 годы: Приказ Минфина Ульяновской области от 25 декабря 2012 года №68-пр (в ред. от 8.08.2014 №47-пр)// Ульяновская правда. – 2013. – 11 янв.
39.
Об утверждении государственной программы «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности в Пензенской области в 2014-2020 годах»: Постановление Правительства Пензенской области от 22 октября 2013 года №782-пП (в ред. от 15.05.2014 №318-пП) // Пензенские губернские ведомости. – 2013. – 6 нояб.
40.
Об утверждении Государственной программы «Реализация антикоррупционной политики в Республике Татарстан на 2015-2020 годы»: Постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 19 июля 2014 года №512 // Собрание постановлений и распоряжений Кабинета Министров Республики Татарстан и нормативных актов республиканских органов исполнительной власти. – 2014. – №58-59. – Ст.1789.
41.
Об утверждении государственной программы Воронежской области «Обеспечение общественного порядка и противодействия преступности»: постановление Правительства Воронежской области от 31 декабря 2013 года №1205.
42.
Об утверждении государственной программы Республики Мордовия «Противодействие коррупции в Республике Мордовия» на 2014-2018 годы: Постановление Правительства Республики Мордовия от 23 декабря 2013 года №578 (в ред. от 20.10.2014 №504) // Известия Мордовии. – 2014. – 17 янв.
43.
Об утверждении графика проведения "прямых линий" на 2014-2016 годы в Департаменте олимпийского наследия Краснодарского края: Приказ Департамента олимпийского наследия Краснодарского края от 13 октября 2014 г. №152
44.
Об утверждении графика проведения "прямых линий" с гражданами по вопросам антикоррупционного просвещения, отнесенным к сфере деятельности министерства строительства, архитектуры и дорожного хозяйства Краснодарского края: приказ министерства строительства, архитектуры и дорожного хозяйства Краснодарского края от 21 октября 2014 г. №75.
45.
Об утверждении Методических рекомендаций по организации работы по противодействию коррупции: приказ Госкомимущества Кабардино-Балкарской Республики от 4 августа 2014 года №89 // Официальная Кабардино-Балкария. – 2014. – 15 авг.
46.
Об утверждении муниципальной программы «О противодействии коррупции в муниципальном образовании «город Киров» на 2014-2016 годы»: Постановление главы города Киров от 13 февраля 2014 года №15-02-05 // Наш город. – 2014. – 21 февр.
47.
Об утверждении областной программы «Противодействие коррупции в Ульяновской области» на 2013-2015 годы: постановление Правительства Ульяновской области от 1 апреля 2013 года №12/106-п (в ред. от 28.07.2014 №19/324-п) // Ульяновская правда. – 2013. – 10 апр.
48.
Об утверждении плана мероприятий по антикоррупционному просвещению в Южноуральском городском округе в 2014-2015 гг.: постановление администрации Южноуральского городского округа Челябинской области от 10 июня 2014 года №516.
49.
Об утверждении Плана противодействия коррупции в исполнительных органах государственной власти Томской области на 2014-2015 годы: Распоряжение Губернатора Томской области от 29 июля 2014 года №178-р (в ред. от 25.09.2014 №245-р).
50.
Об утверждении Плана работы органов государственной власти Свердловской области по противодействию коррупции на 2014-2015 годы: распоряжение Губернатора Свердловской области от 2 апреля 2014 года №88-РГ // Областная газета. – 2014. – 12 авг.
51.
Об утверждении Плана работы по антикоррупционному просвещению государственных гражданских служащих Министерства промышленности и торговли Кабардино-Балкарской Республики на 2014-2016 годы: приказ Минпромторга Кабардино-Балкарской Республики от 14 июля 2014 года №81.
52.
Об утверждении положения о министерстве образования и науки Архангельской области: постановление Правительства Архангельской области от 27 марта 2014 года №120-пп (в ред. от 3.06.2014 №229-пп) // Волна. – 2014. – 10 апр.
53.
Об утверждении Положения об Управлении по вопросам реализации антикоррупционной политики Карачаево-Черкесской Республики: указ Президента Карачаево-Черкесской Республики от 19 ноября 2010 года №237 // День Республики. – 2010. – 30 нояб.
54.
Об утверждении Программы по антикоррупционному просвещению в Республике Дагестан на 2014-2016 годы: распоряжение Правительства Республики Дагестан от 21 августа 2014 №263-р.
55.
Об утверждении Программы по антикоррупционному просвещению на 2014-2016 годы: распоряжение Правительства РФ от 14 мая 2014 года №816-р // Собрание законодательства РФ. – 2014. – №21. – Ст. 2721.
56.
Об утверждении Программы противодействия коррупции в Приморском крае на 2014-2015 годы: постановление Администрации Приморского края от 8 июля 2014 года №261-па // Приморская правда. – 2014. – 15 июля.
57.
Об утверждении Порядка расходов средств бюджета Пермского края на мероприятия по противодействию коррупции и совершенствования системы государственного и муниципального контроля в Пермском крае на период 2014-2016 годов: указ Губернатора Пермского края от 23 декабря 2013 года №149 // Бюллетень законов Пермского края, правовых актов губернатора Пермского края, Правительства Пермского края, исполнительных органов государственной власти Пермского края. – 2013. – №51 (часть 1).
58.
Общими силами – к подъему России (о положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации): послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию от 17 февраля 1998 года // Российская газета. – 1998. – 24 февр.
59.
Рукина И.М., Петросян Д.С. Формирование антикоррупционного сознания // Проблемный анализ и государственно-управленческое прогнозирование. – 2011. – Т.4. – №2. – С.94-98.
60.
Салматин В.П. Проблемы формирования антикоррупционного сознания и правовой культуры населения // Актуальные проблемы экономики и права. – 2010. – №4. – С.124-126.
61.
Солмин В.П. Формирование антикоррупционной культуры как фактор воспитания нетерпимости к коррупции в гражданском обществе //Universum: Вестник Герценовского университета. – 2013. – №4. – С.110-116.
62.
Сюзева Н.В. Провокационные приёмы при формировании антикоррупционного сознания // Образование и наука. – 2013. – №3 (102). – С.46-57.
63.
Таишева Г.Р. Размышления об антикоррупционном сознании // Диалектика противодействия коррупции: материалы IV Всероссийской научно-практической конференции, 3 декабря 2014 г. – Казань, 2014. – С.176-178.
64.
Талапина Э.В., Антопольский А.А. Информационное обеспечение противодействия коррупции. Обзор законодательства Российской Федерации. – М., 2009.
65.
Третьякова Е-Д. С. Правовое просвещение в сфере борьбы с коррупцией для государственных гражданских и муниципальных служащих // Научные труды РАЮН. Вып.14: в 2 т. Т.2. – М.: Юрист, 2014. – С.708-712.
66.
Ураев Р.Р. Актуальные аспекты антикоррупционного просвещения населения (на примере Республики Башкортостан) // Научное обеспечение инновационного развития АПК: материалы Всероссийской научно-практической конференции. – М., 2010. – С.322-323.
67.
Устинов А.А. Формирование антикоррупционного сознания сотрудников уголовно-исполнительной системы как мера профилактики коррупции // Вестник Пермского института ФСИН России. – 2013. – №3 (10). – С.23-25.
68.
Фалилеев В.А. Правовое просвещение как средство предупреждения коррупции в регионе // Государственная власть и местное самоуправление. – 2012. – №10. – С.3-5.
69.
Хайрутдинова Л.Р. Антикоррупционное просвещение как эффективный способ противодействия коррупции // Диалектика противодействия коррупции: материалы IV Всероссийской научно-практической конференции, 3 декабря 2014 г. – Казань, 2014. – С.188-191.
70.
Хамдеев А.Р Педагогические условия формирования антикоррупционной культуры студентов // Казанский педагогический журнал. – 2013. – №6 (101). – С.112-116.
71.
Хамдеев А.Р. Анализ основных принципов формирования антикоррупционной культуры студентов // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. – 2013. – №4. – С.100-107.
72.
Шедий М.В. Коррупция как социальное явление: социологический анализ: дис. … д-ра социол. наук. – М., 2014.
73.
Шедий М.В. Формирование антикоррупционного правосознания как основного элемента антикоррупционного образования гражданского общества // Вестник Университета (Государственный университет управления). – 2014. – №3. – С.286-290.
74.
Кабанов П.А. Антикоррупционная агитация как информационное средство противодействия коррупции: понятие и содержание // Административное и муниципальное право. - 2014. - 2. - C. 178 - 185. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.2.10111.
75.
Кабанов П.А. Антикоррупционная пропаганда как инструмент противодействия коррупции в республике Татарстан: вопросы повышения качества правового регулирования // Право и политика. - 2013. - 9. - C. 1130 - 1138. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.9.9466.
76.
Кабанов П.А. Понятие антикоррупционной рекламы как правовой категории: региональный аспект // Административное и муниципальное право. - 2013. - 11. - C. 1045 - 1050. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.11.9867.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"